Карманники духа

Таисия БЕЛОУСОВА,

КАРМАННИКИ-ДУХА

Еще в 60-е годы в Советском Союзе стали объединяться в группы люди, которые, начитавшись завезенной из-за границы литературы, "осваивали" гипноз и экстрасенсорику, занимались йогой и медитацией. Все они находились под пристальным вниманием специального подразделения Комитета госбезопасности. "Мы всегда знали, чем занимаются энтузиасты-искатели, и могли контролировать их, а в случае чего - вмешаться, - рассказывает бывший сотрудник подразделения Владимир Серов. - Кроме того, мы брали на заметку людей с уникальными или аномальными способностями (такие тоже встречались), интересовались методиками, с помощью которых можно развить память, интуицию, выносливость. В те времена руководители таких групп работали бескорыстно. После развала СССР, незадолго до расформирования подразделения, наш начальник предсказал, что очень скоро с Запада и Востока попрет иная "духовность", которую будут продавать оптом и в розницу. Так оно и получилось".

Другие книги автора Таисия Михайловна Белоусова

Подземная Москва своей таинственностью неизменно вызывает интерес широкой публики. В последнее время вновь появляются статьи, посвященные этой теме. При знакомстве с большинством публикаций складывается впечатление, что их авторы черпают сведения о подземных ходах из приключенческой повести Глеба Алексеева «Подземная Москва», изданной в 1925 году. Как сговорившись, журналисты рассказывают о многокилометровых тоннелях, по которым на тройке проезжал в Кремль царь Иван Грозный, о тайных лабиринтах, проходящих подо всей центральной частью столицы, об использовании древних подземных галерей в 1930-е годы НКВД и т. п. Словом, из статьи в статью гуляют одни и те же небылицы о московских тайниках

РАБЫ В КАМУФЛЯЖЕ

Таисия БЕЛОУСОВА, обозреватель "Совершенно секретно"

"Бил меня Роман и еще трое цыган. С одной рукой да на одной ноге не больно посопротивляешся. Только подымусь на четвереньки, как меня ударом снова валят плашмя. Это у них принято - хорошенько попинать человека в первый же вечер, чтобы понял, чей он раб..." - рассказывал инвалид Вячеслав Рыков, попрошайка с Каширского шоссе, сбежавший от своего хозяина.

Осенью 1993 года, когда Славу Рыкова призвали в армию, он работал в Москве, в фирме по ремонту автомашин, и жил в общежитии. После учебки попал в Чечню. Через полгода в Грозном подорвался на мине. Из госпиталя в Ставрополе вышел инвалидом второй группы - без правой ноги, с изуродованной кистью левой руки. После лечения в конце 1996 года уехал в Молдавию, где жила его жена Аня с пятилетним сынишкой.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

АЛЕКСАНДР КРУЗЕ

ОСТЫНЬ ПЛАНЕТА!

Сто лет назад считалось: главная угроза

грядущему развитию человечества

исчерпание запасов топлива.

Сегодня, похоже, на первый план

выдвигается другая угроза

перегрев планеты...

На протяжении тысячелетий четыре энергетических потока управляли температурой земной поверхности: два приходящих - солнечное излучение и теплота разогретых недр, и два уходящих - часть солнечного излучения, сразу же отражаемого Землёй, и тепловое излучение самой планеты, тем более мощное, чем выше температура её поверхности. До недавних пор равновесие между поступающей и уходящей энергией достигалось при средней температуре Земли 15 градусов. Ситуация стала меняться в последние десятилетия из-за вмешательства человечества в планетарные процессы.

Елена КУЛЬБИЦКАЯ

МЫ - ПОКОЛЕНИЕ ВЕЛИКОГО ПОТОПА

ЧАСТЬ I

ГЛОБАЛЬНЫЕ КАТАСТРОФЫ

СЛУЧАЮТСЯ С ЗАВИДНЫМ ПОСТОЯНСТВОМ.

ПОСЛЕДНЯЯ БЫЛА 9300 ЛЕТ НАЗАД

Заканчивается век, заканчивается тысячелетие... Мы приподнимаемся на цыпочки, стараясь заглянуть за эту завораживающую границу нулей, и верим в счастливое завтра. Мы как-то привыкли считать себя почти бессмертными, жизнь на Земле - бесконечной, а современную цивилизацию - величайшей в истории планеты. Однако сама планета, похоже, считает иначе. ВСЕ цивилизации исчезают. Долгий и пышный расцвет заканчивается резким, практически мгновенным упадком и забвением... Историки ищут причины в глупости царей, алчности жрецов, гениальности военачальников. А может, все проще, и все, что начинается, - должно закончиться, все, что рождается, должно умереть? Мы называем Ноев потоп библейской сказкой, а Атлантиду - вымыслом фантастов. Но наша планета смеется над умствованиями историков и ведет свою собственную летопись... на своей собственной шкуре. Для того, кто умеет ее читать, ясно как дважды два, что наше будущее - это ВСЕМИРНЫЙ ПОТОП.

Владимир Левин

"Дуэль Лермонтова"

(Еще одна гипотеза)

В 1843 году друг и родственник Лермонтова А. А. Столыпин, прозванный поэтом "Монго", впервые перевел на французский язык "Героя нашего времени". Столыпин, живший в то время в Париже, увлекался идеями Фурье и свой перевод поместил в фурьеристкой газете "La Democratic pacifique".

В редакционной заметке, анонсировавшей начало печатания в ближайших номерах газеты лермонтовского романа, говорилось о его теме и реакции на него русского читателя и критики. Заметка заканчивалась весьма значительной фразой: "Г. Лермонтов недавно погиб на дуэли, причины которой остались неясными".

С. МАДИЕВСКИЙ

ПОЧЕМУ ХОЛОКОСТ?

В 1943 году в Атлантике погиб командир немецкой подводной лодки капитан IIIранга Хайнзон. Полугодом позже вдова родила автора рецензируемой книги. Гуннар Хайнзон учился в Свободном университете Берлина, стал доктором философии и доктором политических наук, профессором в Бременском университете. В течение ряда лет он возглавляет Институт по изучению проблем ксенофобии и геноцида им. Рафаэля Лемкина.

Герман Малиничев

РОМУЛ НИКАК НЕ МОГ ОСНОВАТЬ РИМ

Если бы Ромул и Рем были действительно выкормлены Капитолийской волчицей, они едва ли вообще смогли бы стать людьми

Во время службы Р. Киплинга в Индии ему нередко приходилось слышать о заблудившихся детях, попавших к диким животным и выкормленных ими. Эти истории и красочные индийские легенды послужили основой для повести "Маугли", которую уже более ста лет с увлечением читают дети во всём мире.

НАУКА НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

МАРИЯ МАМОНОВА

Россыпь сверкающих истин

Ко всем истинам рано или поздно привыкают, они стираются от частого употребления, начинают казаться простыми, банальными. Кто теперь не бросает с легкостью: "Все мы произошли от обезьяны" или: "А все-таки она вертится"? Но вдумаемся, читатель. Преодолеем кажущуюся очевидность не нами добытого знания. Подумаем о том, что не только в развитии техники, промышленности, искусства заключена человеческая история, но и в становлении самого мышления, прошедшего столь же длительный путь. Как мыслили наши далекие предки? С помощью каких рассуждений и гениальных предвидений удалось им обрести то, что теперь школьной аксиомой вошло в нашу жизнь? Какими принципами подхода к миру они владели? Многие ответы погребены в темной памяти столетий.

Маслов А.А.

РАЗГОВОР О ЦИВИЛИЗАЦИИ,... КОТОРОЙ НЕТ

К ЧИТАТЕЛЯМ

Утверждением о том, что многие легенды и предания в разных частях земного шара порой повторяют одни и те же сюжеты, сегодня вряд ли кого-нибудь удивишь. Зная, что сознание человека, где бы он не проживал, развивается по одним и тем же законам, логично предположить, что в его голове могут возникнуть одни и те же легенды. И все же человек, единственный из живых существ на земле обладая таким замечательным даром как фантазия, все же не является "выдумщиком" в буквальном смысле этого слова. Наше сознание обыгрывает и приукрашает лишь то, что действительно случилось и что поразило нас. Конечно, порой за цветистыми мифами уже невозможно различить крупинку действительного события, но все же перед нами - древнейшее изложение истории человечества, которое никогда небыло записано и сохранилось лишь в сказаниях.

Предлагаемая читателю книга представляет собой сборник эссе, или, если более образно, зарисовок, посвященных различным аспектам деятельности тьютора. Во многом это авторский взгляд на тьюторство, на принципиальные проблемы профессионального становления тьютора, на то, какие мягкие навыки (soft skills) должен развивать в себе тьютор и как это можно делать. Книга содержит большое количество авторских упражнений по развитию тьюторских мягких навыков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Белов Андрей

"Neutral Tones" Томаса Харди

(опыт имманентного анализа текста с заданным автором)

Предварительные замечания

Выбор для анализа именно стихотворения "Neutral Tones" был предопределен рукою Пола Драйвера, составителя "пингвиновской" антологии "Early Twentieth-Century Poetry" (Penguin Books, ISBN 0 14 06.2210 1). Дело в том, что текст этот был напечатан прежде других произведений Томаса Харди, уже на третьей странице, и мне ни к чему было листать дальше листать было незачем, так как никакого личного пристрастия к тому или иному стихотворению Харди я, по крайней мере, до прочтения "Neutral Tones", не имел.

Андрей Белов

К вопросу о влиянии творчества К. Кастанеды на В. О. Пелевина

(доклад, читанный в Череповецком ГУ)

...нередко в посвященных творчеству В. О. Пелевина работах встречается имя американского писателя и антрополога Карлоса Кастанеды. Настолько нередко, что еще одно совместное упоминание этих имен Вы вполне можете счесть проявлением дурного тона, но, так как на означенную выше тему, насколько мне известно, толком не высказался никто, я могу позволить себе подобную бестактность.

Artem A.Belov ([email protected])

Пресс-мешок, компрессор

"Первая аксиома укладки рюкзака: сколько бы добра небыло, оно заполнит рюкзак полностью. "Вторая аксиома укладки рюкзака: сколько бы добра небыло, оно в рюкзак влезет. Вывод: рюкзак должен быть как можно меньше!"

(фольклер)

Есть такая весьма полезная утилита. Суть ее заключается в следующем: ______ / \ |__?__?__| - клапан 0 - пряжки ? - стропы | ? ? | | ? ? | | ? ? | - мешок нетолстого капрона | ? ? | | ? ? | |--0--0--| - дно мешка \______/

Георгий Белов

После аварии

Тревожно сверкающие голубые огни патрульных машин проносились в моем сознании в течение следующих трех недель, когда лежал в пустой палате "неотложки" возле аэропорта, которая предназначалась для жертвы авиакатастроф. Каждое утро ко мне приходили две сестрички. Пока они прилаживали упряжь к моим ногам, невольно прислушивался к гудению взлетающего самолета и думал: кто окажется следующим пленником данной кровати?.. А моя жена во время посещения разве когда-нибудь задумывалась, что привело меня в эту койку? В лукавой быстроте взгляда только и читалось: какие анатомические части тела мужа достанутся ей после реабилитации? Полагаю, что немой ответ Наташа находила, обозревая шрамы, протянувшиеся по моим ногам и грудной клетке. Я попытался улыбнуться, но швы, скрепившие рва- ную рану, идущую поперек черепа (и она была не единственная), не позволили изменить выражение лица. И мне пришлось только пожать аташе руку. Извини, попробуй прийти завтра. Конечно, приду, она дотронулась до лба, но не сводила глаз с уродливого шрама. Проявление аташей сердечности и учас- тия приятно удивляли. Ментальное расстояние между моей работой в коммерческом канале телевидения и растущей занятостью жены в отделе дальних перелетов авиакомпании "Дельта" в последние годы все увеличивалось. Она хотела самоутвердиться, обрести независимость и застолбить то пространство, которое в будущем принесет дивиденды. У меня же все это вызвало негативную реакцию. Через палату прошел белокурый врач, кивком приветствуя мою жену. Она развернулась в его сторону так, что короткая юбка открыла не только бедра, но и сокровенную середину: будто бы этим движением Наташа хитроумно подтверждала сексуальную потенцию этого человека. Мне невольно подумалось, что мог уличить жену в похождениях уже с первых часов полового акта, замечая новые телодвижения, которые у нее появлялись, пока лежу в больнице. аблюдая, как струйка сигаретного дыма медленно уплывала прочь, я задавал себе вопрос, с кем она могла трахаться последние несколько дней. есомненно, осознание того, что муж убил другого человека, вносило в половые акты аташи особую пикантность. Все, конечно, происходило в нашей кровати, в присутствии хромированного телефона, который и сообщил о дорожной аварии. Жена вложила сигарету в мои губы. Я вяло вдохнул дым. Маркированный помадой фильтр еще хранил теплоту губ аташи, неповторимый вкус тела, которое я стал забывать, вдыхая стерильную больничную отдушку. Она потянулась, чтобы забрать сигарету, но я сжимал ее с детской цепкостью. Этот жирноватый кончик живо напомнил мне о сосках аташи, размалеванных помадой. В эти соски зарывался лицом, тискал их руками, прижимался к ним грудью, как бы утишая боль. В одном ночном кошмаре мне привиделось, будто она рожает дьяволенка, а из распухших сосков сочится какая-то белесая жидкость. Темноволосая студентка-практикантка вошла в палату. Улыбнувшись жене, она равнодушно откинула покрывало и внедрила мне между ног утку. Поправив сосуд, девушка вернула покрывало в исходное положение. Сразу же с моего члена начало капать; я кое-как контролировал измученный анестезией сфинктер. Студентка двигалась вокруг кровати. Под халатиком заметны худоватые бедра. Она восхищенно рассматривает фигуру моей супруги. аверное, подсчитывает, сколько и каких было у нее любовников за время моего лежания, или что-нибудь побанальнее подсчитывает, сколько стоят костюм и украшения? А вот Наташа без стеснения разглядывала телесные формы девушки. Оценивала бедра и ягодицы, грудь и подмышечные впадины, потом соотнесла все увиден- ное с корсетом на моих коленях. аверное, ей самой хотелось бы сбросить одежду и посостязаться с молодкой. Любопытный лесбийский зигзаг. Часто, когда раньше занимались любовью, Наташа просила меня представить, будто я свидетель ее совокупления с другой женщиной как правило, с ее секретар- шей, неулыбчивой поклонницей серебристой помады, которая однажды всю вечеринку неотрывно, словно отслеживая добычу, разглядывала мою жену. Наташа часто спрашивала меня, удобно ли ей подвергнуться насилию со стороны секретарши. Вскоре они собрались вместе посетить один универмаг, где жена хотела помочь ей подобрать нижнее белье. Я поджидал их у вешалок с комбинациями, рядом с примерочной. То и дело подсматривал в проем занавесок и шпионил за этой парочкой: их тела и руки участвовали в сложной технологии примерки бюстгальтеров и трусиков. Секретарша дотрагивалась до аташи с особенной услужливостью, нежно похлопывала кончиками пальцев сначала по плечам, где остались розовые полоски от старого бюстгальтера, потом по спине, где видна была легкая вмятина от застежки, и, наконец, собственно под грудью. Жена пребывала в состоянии полного блаженства и что-то промурлыкала, лишь только ноготок секретарши коснулся соска. е забуду, как взглянула на меня продавщица женщина средних лет с кукольным лицом, когда две молодые женщины покидали примерочную и задергивали за собой шторки в знак окончания сексапильного спектакля. В выражении лица продавщицы сквозило четкое осознание того, что не только мне известно о происходившем за ширмой и что эти примерочные довольно часто использовались для подобных целей. Непрерывный эротический интерес жены к своей секретарше, казалось, ограничивался лишь самой идеей совокупления и наталкивался на пугающие физические удовольствия самого акта. Тем не менее эти ростки фантазии начали пускать корни все глубже, развиваться и определять отношение к другим людям. Вскоре аташе стано- вилось все труднее достигать оргазма, не представив, что она участница лесбийского акта. Я допускал, что хотя бы однажды жена занималась любовью с секретаршей, но теперь достигли с ней той точки в наших отношениях, когда это не имело особого значения. Влагалищные выделения, крохотные царапинки на губах и сосках вот все, что оставалось от этих отношений. Сейчас, лежа на больничной койке, я наблюдал, как Наташа суммирует увиденное: худые бедра студентки, плотные ягодицы, густо-синий пояс, подчеркивающий талию и широкий круп. Я почти был уверен, что она вот-вот дотронется ладонью до упругой груди девушки или запустит руку под короткий халатик, да так, чтобы без помех оказаться прямо у расселины. е выказав ни малейшего возмущения (даже восторга), студентка будет хлопотливо и усердно исполнять свою работу и не придаст значения этому сексуальному жесту, уподобив его простому, заурядному словесному замечанию. аконец жена оставила меня одного, забрав половину принесенных цветов, замешкалась у кровати, по лицу скользнула улыбка неопределенности, будто она не рассчитывала когда-либо снова меня увидеть. В палату вошла незнакомая мне сестра, держа в руке сосуд в виде пиалы. овенькая (наверное, из скорой помощи) была опрятно одетой женщиной на закате своей тридцатки. После вкрадчивого приветствия она откинула покрывало и начала внимательно обследовать перебинтованные места. а какую сторону опустить? Я посмотрел вниз. Она держала мой вялый член большим и указательным пальцами, ожидая моего решения: положить ствол справа или слева от центрального бандажа. Пока я раздумывал над этой странной альтернативой, короткий проблеск первой после аварии эрекции дал о себе знать в венозных сосудах члена он слегка затвердел в скромных пальчиках сестры. Прошло пару недель, и однажды, когда возвращался после беседы у следователя в палату, увидел стоящую у автобусной остановки Елену и посигналил. Помахивая сумочкой, она засеменила прямиком к автомобилю и устроилась на заднем сиденье.