Карл Радек и германская революция

В истории любой революции есть фигуры, неизменно притягивающие к себе внимание ученых и литераторов. При всей полярности даваемых им оценок очевидна неординарность этих исторических персонажей, восхищает (или отталкивает) острота их интеллекта, трагичность жизненного пути. Наряду с именами Ленина, Сталина и Троцкого в зарубежной литературе о большевизме постоянно всплывает имя Карла Радека, снабженное самими яркими эпитетами -«последнего интернационалиста», «орудия зла», «мастера тайных поручений». Лишь в последнее время появилась возможность документально проверить научные гипотезы и литературные вымыслы, накопившиеся в предшествующие десятилетия вокруг его политической биографии.

Другие книги автора Александр Юрьевич Ватлин

Публикуемая историко-публицистическая работа, дающая современный взгляд на основные проблемы германской истории и перспективы страны в XXI веке, опирается на научные достижения современных историков и политологов двух стран, в ней использованы материалы российских и германских архивов. Книга написана в свободном публицистическом стиле, снабжена необходимым научно-справочным аппаратом и обращена к широкой читательской аудитории. Она может служить в качестве дополнительного учебного пособия по истории и страноведению для студентов гуманитарных специальностей, а также в качестве информационной базы для журналистов-международников и политологов.

В учебном пособии впервые в отечественной историографии дается систематизированное изложение новейшей истории Австрии. Большое внимание уделяется процессу оформления австрийской нации, формированию национального характера австрийцев. Подробно рассматриваются проблемы социальноэкономической и политической жизни Австрийской Республики. Значительное место отводится австро-российским отношениям. Для студентов исторических факультетов университетов, педагогических вузов, институтов и факультетов иностранных языков, а также для учащихся гимназий и лицеев гуманитарного профиля.

Популярные книги в жанре История

Под термином «хронология» понимаются две совершенно разные вещи: (1) Хронология как последовательность событий во времени и (2) Хронология как наука об измерении времени.

История, как принято считать — комплекс общественных наук, изучающих прошлое человечества во всей его конкретности и многообразии. Слово «общественных» в этом определении выделено далеко не случайно, поскольку этим совершенно правильно квалифицируется принципиальное отличие традиционной исторической науки от естественных наук, в которых опыт (эксперимент) является мерилом теоретических построений.

Революция — это всякий раз прежде всего хорошо продуманная, тщательно организованная и спланированная деятельность достаточно многочисленных групп социально активных, твёрдо верящих в правоту своих замыслов и не отступающих перед постоянными и длительными неудачами людей (революционеров) по подрыву и последующему свержению существующих властно-политических структур с целью построения затем некоей идеальной системы государственного управления. И лишь во вторую очередь революция — это следствие политической несостоятельности властей и невыносимых тягот широких масс населения.

Голод, грянувший в 1932–1933 году, поразил очень большую часть территории Советского Союза, а не только Украину и сельские районы

Марк Б. ТАУГЕР, 19 мая 2008

Автор книги Фёдор Давыдович Свердлов, доктор исторических наук, профессор, полковник в отставке.

Родился в октябре 1921 года в Харькове в семье рабочего. С отличием окончил среднюю школу и артиллерийское училище. С первых до последних дней Великой Отечественной войны - на фронтах. Трижды ранен. Инвалид войны. Награжден 6 боевыми орденами.

В 1949 году с Золотой медалью окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, в 1952 году - её адъюнктуру. Был доцентом, затем профессором этой академии в течение более 30 лет. Опубликовал 15 книг, из которых 8 переведены во многих странах, и более 330 печатных работ по героике войск, теории и истории военного искусства.

За сравнительно небольшой отрезок времени между тем, который описан Грунером, и открытием этой выставки имя Круппа прочно вошло в историю Эссена. В начале XIX века Эссен был небольшим захолустным городком с населением, насчитывающим всего 3500 человек, которое возросло до 100000 жителей еще до конца столетия. Расцвету Эссена способствовал не только Крупп с его сталелитейной фабрикой, независимо от нее город стал центром горнодобывающей промышленности, что также сыграло свою роль в его развитии. Но все же Крупп сыграл в истории города Эссена большую и важную роль, и если иностранец, приезжающий в этот город, воспринимает Круппа и город как нечто неразрывное, то в этом есть немалая доля истины.

       Большинство побед белых германских добровольцев, вне всякого сомнения, объяснялись их военным превосходством над противостоящими им гораздо более многочисленными отрядами спартаковских красногвардейцев и красноармейцев....среди фрейкоровцев существовала еще одна, достаточно малочисленная, но крайне активная группа, не желавшая ни монархической реставрации, ни сохранения Веймарской республики. Эти радикалы мечтали об установлении национальной диктатуры

     

       Эта история началась очень давно. В разгар Великой (Первой мировой) войны, в 1915 г. министр внутренних дел Турции, Талаат-паша, довел до сведения турецких властей на местах секретное правительственное решение "полностью уничтожить всех проживающих в Турции армян". В распоряжении предписывалось "положить конец их существованию, какие бы методы, вплоть до криминальных, при этом ни принимались", не обращая внимания на "возраст, пол и угрызения совести". Развязанный в соответствии с этим решением турецкого правительства геноцид проживавших на территории Османской империи армян (а во многих местах - заодно и греков) стоил жизни каждому четвертому из 6 500 000 армян, проживавших в описываемый период во всем тогдашнем мире.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Публикуя дневники Г.В.Мясникова, бывшего одним из создателей и первых руководителей Советского фонда культуры, мы не только отдаем дань памяти человеку, сделавшему по-настоящему много для отечественной культуры, члену редакционной коллегии журнала со дня его основания, чему он немало способствовал, но и открываем читателю неповторимый документ эпохи. Дневники Г.В.Мясникова, которые он вел десятки лет, не просто раскрывают эту замечательную личность, но и являются неожиданно самобытным свидетельством жизни нашей страны во второй половине XX века. Эти тысячи страниц (из которых мы вынужденно публикуем лишь малую часть) написаны человеком глубоким и наблюдательным, человеком подлинного дела, оставившим по себе добрую память не только как о талантливом администраторе, но и как о культурном организаторе — созданными музеями, отреставрированными зданиями, возведенными памятниками, открытыми библиотеками, возвращенными в Россию культурными ценностями.

Короткий психологически-бытовой роман, освещающий психологию «рабской аристократии» и тему искусства во времена восстания Спартака.

Отгремели последние залпы войны. Солдаты возвращались домой. Кто калекой безруким или безногим, кто с животом простреленным. Солдату Ивану повезло. Шёл он здоровый, бодрый и весёлый. Только не близким был путь. Через страны чужеземные, через горы высокие и леса дремучие. У солдата в кормильцах добрые люди да ружьё солдатское. Где пирогами угостят, где дичь подстрелит. Долго ли, коротко ли шёл, сбился с дороги незнакомой и забрёл в дремучий лес. Ивану всё нипочём — идёт, песни солдатские поёт, через буреломы перепрыгивает, да кусты непролазные шашкой рубит. Пока шёл начало смеркаться. Пора бы уже и о ночлеге подумать. Но где ночевать в лесу дремучем? Если шинельку на земле постелить, то дикие звери могут заживо съесть. Если на дерево забраться, то можно во сне с дерева упасть. Пока размышлял солдат как лучше устроиться, вдруг глядит, вдалеке свет виден.

Предисловием к этой книге могло бы служить небольшое стихотворение

Все раздала. И те, что колки,

Словно судьбы тропа шальная.

От мыслей – лишь одни осколки.

Их, память раня, собирая,

Вновь наполняю букв звучаньем,

Других проблем, иных миров…

И только мне напоминаньем,

Почти растаявших следов…

Сборник включает стихи, серьёзные и не очень, в том числе для детей и навеянные строчками других авторов, прозу, а также размышления, пробы автора в шарадах и переводах, и шутки.