Карибские каникулы

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Отрывок из произведения:

Жёсткий толчок — и самолет, замедляясь, побежал по посадочной полосе аэропорта Гаваны. Снова на Кубе — спустя двенадцать лет. Невольно нахлынули воспоминания.

Тогда, в конце восьмидесятых, они прилетели на «Остров Свободы» в составе «культмассовой группы» по комсомольской линии. Должны были выступать перед спортсменами, участвовавшими в каких-то молодежных играх соцстран, а также перед бригадами лучших представителей комсомола, приехавших на сезон уборки сахарного тростника. Впрочем, последние так наламывались на работе, что и сами к вечеру были похожи на «мыслящий тростник».

Рекомендуем почитать

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

"…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, «бьет по мозгам». Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Другие книги автора Михаил Евсеевич Окунь

Какие только неожиданные местные обычаи не подстерегают путешественника в глубине Черной Африки. И часто их незнание чревато… впрочем, читатель сам узнает об этом из рассказа.

Действительно ли горячие пролетарские головы хотели «обобществить» женщин? Что скрывалось за коммунистической «борьбой за чистоту нравов»?

Первый Всероссийский съезд по борьбе с торгом женщинами, состоявшийся в 1910 году, констатировал: русская проституция среди малолеток по количественным показателям значительно превзошла Западную Европу.

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомича»

« ...Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Гарем, гарем… Мечта любого мужчины? Но кроме прав, обладание гаремом накладывает и определенные обязанности…

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомича»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Чего не сделаешь для гостя дорогого!.. Хороший стол, мягкая постель… и – не исключено – какая-нибудь из милых родственниц хозяина на ночь.

Популярные книги в жанре Эротика

Эротическая вариация на тему «Русалки» А. С. Пушкина.

Господи, ее ГОЛОС… У меня мурашки бегут по коже. Он ТАКОЕ со мной творит. И, наверное, не только со мной, но и с каждым мужчиной. Она управляет своим голосом, как профессиональный певец, или диктор, или публичный оратор. Она владеет своим голосом…

Энциклопедия Брайля это не вещь. Это сообщество…

Было так странно заниматься с ней любовью. Как будто он резал или рубил ее твердое, белое, полупрозрачное тело. Каждый раз ему требовалось все больше и больше усилий, чтобы она ощутила хоть что-то…

Странная, почти призрачная женщина с сомнительным прошлым и практически без будущего вынуждена вести столь же странную охоту за призрачной, нигде не изданной рукописью неожиданно умершего писателя. Расследование обстоятельств его жизни приводят к ошеломляющему изучению природы автобиографии и ужасающих серых зон между правдой и искусством вымысла. Максим Якубовски любит женщин, и это видно. За невообразимым кружевом порно, за занавесом детектива, за мозаикой совпадений и несоответствий лежит всего лишь история любви. Трогательная, печальная и пронзительная.

Арабская принцесса и американский программист. Казалось бы, эти две вселенные никогда не должны были соприкоснуться, но Коулман Мердер решил, что именно с ним Анджелина Саадат обретёт вожделенную свободу и станет для него спасением от разрушительной тьмы. Вот только он забыл спросить, чего хочет сама принцесса и готова ли она шагнуть за любимым мужчиной через разъединяющую их миры черту по дороге, усыпанной стёклами от разбитых иллюзий.

2-я часть романа.

– Если хочешь остаться, придется спать со мной, – прозвучало грубо, дерзко, вызывающе. Как приговор. Без единого сомнения, что именно он имеет в виду под словом «спать». Мы ведь знаем друг друга от силы десять минут.

– Прости, что?

Вопрос риторический. Но мужчина ответил. Сидя на корточках у камина, он застыл с поленом в руке и окинул меня жестким взглядом. Жестким, но похотливым. Каким-то звериным, опасным, доводящим до ужаса и холодка по спине.

– Спать, – повторил громче и кивнул на кровать. – Столько раз, сколько я захочу. И только тогда накормлю и отвезу в город. Не нравится?

А теперь он очень выразительно посмотрел на дверь, этим самым заканчивая предложение.

Содержит нецензурную брань.

Таинственный Ареон встретил Дарью не радушием, а множеством испытаний, которые едва не сломали девушку. Волшебные создания и магия уже не радуют, и от побега удерживает лишь страх за жизнь родных.

Но так ли всё мрачно и безнадёжно, как кажется на первый взгляд? Возможно ли обрести счастье обычной иномирянке, и какова будет цена вспыхнувшей в её сердце любви?

Вторая часть дилогии «Мир Ареон».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Популярное издание о производстве и потреблении вин России и зарубежных стран. Рассказано об истории виноделия, дан краткий обзор лучших сортов винограда и вин, из них получаемых. Подробно описаны основные винодельческие страны и регионы. Приведены правила дегустации и сервировки вина, даны конкретные рекомендации по употреблению тех или иных вин.

Достаточно полный список вин с указанием их характерных особенностей и стран-производителей, большое количество кулинарных рецептов и интересные исторические факты, несомненно, привлекут широкий круг читателей.

Представьте себе: на улице хо­лодище, того и гляди нос отмо­розишь, или, наоборот, такая жа­ра, что на тротуаре асфальт рас­плавляется. А у вас дома есть зе­леный уголок – крошечный садик, где всегда царит погожее лето. Каждому по силам вырас­тить такой садик либо в боль­шой глиняной плошке, либо в деревянном ящике. Но особен­но привлекательны садики, раз­битые в круглом аквариуме или в какой-нибудь стеклянной посуде красивой формы (рис. 1).

Рис. 1. Сад в круглом аквариуме.

В сборнике представлены очерк о выдающемся советском футбольном тренере Б. А. Аркадьеве, главы из его ставших библиографической редкостью книг «Тактика футбольной игры» и «Игра полузащитников», а также не потерявшие своей актуальности статьи Б. А. Аркадьева, публиковавшиеся в спортивной прессе. Безусловный интерес вызовут также воспоминания людей, близко знавших Б. А. Аркадьева, – тренеров, спортсменов, журналистов.

Для широкого круга любителей футбола.

Книга, одним из авторов которой является отец ее главного героя, рассказывает о выдающемся канадском профессиональном хоккеисте Уэйне Гретцки, выступавшем за клуб НХЛ «Эдмонтон Ойлерз».

Перевод с английского Т.А. Макаровой