Капиталистический реализм. Альтернативы нет?

Проще представить себе конец света, чем конец капитализма. После 1989 года капитализм с гордостью представляет себя единственной реалистической политэкономической системой. И эту ситуацию банковский кризис 2008 года только усугубил. В своей книге Марк Фишер, преподаватель философии, известный публицист и ведущий популярного блога k-punk, подвергает анализу эволюцию и основные принципы живучей идеологической конструкции капиталистического реализма. Разбирая конкретные примеры из политики, кинематографа («Дитя человеческое», «идентификация Борна», «Суперняня») и литературы (тексты Урсулы Ле Гуин и Франца Кафки), он доказывает, что капиталистический реализм окрашивает все сферы современного образа жизни, и задается вопросом о том, как эту ситуацию можно изменить.

Отрывок из произведения:

В одной из ключевых сцен вышедшего в 2006 году фильма Альфонсо Куарона «Дитя человеческое» герой Клайва Оуэна, Тео, навещает своего друга на электростанции Баттерси, которая превращена в нечто среднее между государственным зданием и частной коллекцией. Сокровища культуры: «Давид» Микеланджело, «Герника» Пикассо, надувная свинья «Пинк Флойд» — хранятся в здании, которое само оказалось подновленным артефактом нашего наследия. Нам предлагают заглянуть в жизнь элиты, спасающейся от последствий катастрофы, вызвавшей массовое бесплодие: на протяжении жизни целого поколения не рождалось ни одного ребенка. Тео задает вопрос: «Какое всё это может иметь значение, если не будет никого, кто это увидит?» Будущие поколения уже не дают алиби, поскольку их не будет. Ответом оказывается нигилистический гедонизм: «Я стараюсь не думать об этом».

Другие книги автора Марк Фишер

Кто такой Дональд Дж. Трамп? Несмотря на десятилетия пристального внимания, многие аспекты его жизни не очень хорошо известны. Чтобы понять Трампа, The Washington Post собрала команду репортеров и исследователей. Политический репортер Майкл Краниш и старший редактор Марк Фишер анализируют семейные архивы, открытые документы и агрессивные действия Трампа на пути к славе и власти.

Роман «Психиатр» принадлежит перу одного из наиболее успешных североамериканских романистов Марку-Андре Пуассону, публикующему свои произведения под псевдонимом Марк Фишер. Динамичное повествование балансирует между криминальным и психологическим романом. Жизнь преуспевающего психиатра в одно прекрасное утро оказывается перевернутой: его арестовывают по обвинению в зверском изнасиловании собственной пациентки. Беда в том, что сам врач не имеет ни малейшего понятия о том, как он провел последние 24 часа.

Новый роман от автора знаменитого бестселлера «Психиатр».

Николь, молодая журналистка из города Майами, проанализировав несколько скандальных дел, о которых шумят газеты, приходит к выводу, что богатство сопряжено с немалым риском. Странная закономерность: пожилые миллионеры скоропостижно умирают, завещав немалую сумму некой сексапильной официантке или загадочному Сенон-фонду. Молодая женщина решает разобраться, в чем тут дело. Однако вокруг самой Николь возникает опасная круговерть: пропадают улики, в ее квартиру забираются странные воры, погибает ее друг. В руки журналистки попадают необычные очки, способные вызывать эпилептический припадок или сердечный приступ. Обычное на первый взгляд журналистское расследование оказывается смертельно опасным.

Популярные книги в жанре Культурология

Введите сюда краткую аннотацию

Здесь исследуется одна из коренных проблем отечественной литературы и философии 19 века «о выживании свободной личности» - о выживании в условиях самодержавного произвола, общественной дряблости, правового нигилизма и народного бескультурья.

Отрывки из бесконечной книги небезызвестной в кругах элитарной литературы поэтессы Фаины Гримберг выдержаны в стилистике социально-философских и культурологических эссе. Проявления гомосексуальности рассматриваются в разнообразных широких контекстах — психологическом, литературоведческом, обыденно-бытовом, социально-организационном. Тонкие комментарии к изысканным примерам, блестящая аргументация и живой образный язык отличают это произведение.

О бессмертии как проблеме научной, которым занимаются представители так называемого иммортализма, и проблеме философской, мировоззренческой. Дается краткий обзор истории русского иммортализма от Радищева, написавшего тракта «О человеке, его смертности и бессмертии», до Федорова и его пропагандистки Светлане Семеновой, а также описывается нынешнее состоянии иммортализма, по-прежнему пытающегося разрешить главный вопрос бытия: нужно ли человеку бессмертие, и не лишает ли человека перспектива его бессмертия того, что мы называем смыслом жизни.

Издание представляет собой сборник научных трудов коллектива авторов. В него включены статьи по теории и методологии изучения культурогенеза и культурного наследия, по исторической феноменологии культурного наследия. Сборник адресован культурологам, философам, историкам, искусствоведам и всем, кто интересуется проблемами изучения культуры.

Издание подготовлено на кафедре теории и истории культуры Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена и подводит итоги работы теоретического семинара аспирантов кафедры за 2008 – 2009 годы.

Посвящается 80-летнему юбилею академика РАЕН доктора исторических наук Вадима Михайловича Массона.

Нью-йоркская цыпочка – не только "курочка в жемчугах", но и активная, напористая личность, напичканная предрассудками и противоречиями. На улицах Большого яблока вы встретите интеллектуалок из фильмов Вуди Аллена и романтических дам в стиле Норы Эфрон, светских львиц наподобие Эдит Уортон и независимых и свободолюбивых женщин, будто сошедших с экранов американских комедий с Одри Хепберн и Джинджер Роджерс в главной роли. При всем при том нью-йоркская цыпочка – пусть даже она не всегда осознает это – икона. А что дает ей возможность выносить удары судьбы, так это невероятная история любви длинною в жизнь. Ее возлюбленный предан и верен ей, всегда поддержит и никогда не даст упасть, он заставляет каждый нерв в ее теле вибрировать до изнеможения. И имя ему – Нью-Йорк.

Необходимо подчеркнуть: я высказываю здесь свое личное мнение, за которое никто кроме меня не несет ответственности. По этическим соображениям, исходя из моего длительного сотрудничества с конкретными людьми, я не указываю точно те города, где я изучал ситуацию. На местах работают многие достойные люди, которые в меру возможностей и противостоят означенным здесь негативным тенденциям. И в колледже, о котором я писал в начале («Свои ваххабиты»), после моего визита ситуация принципиально изменилась благодаря усилиям силовиков и администрации. И заботе того же самого упомянутого завуча. Формат статьи позволяет мне некоторую художественную обработку текста, но в целом материал построен на фактах и исследовании более объемном, нежели личный опыт, отражая общую проблему.

«Подделка» Жоржа Бернаноса. Само название романа указывает на намерение. В нем больше, чем программа; в нем обещание: обещание нечто прояснить, предварительно разоблачив какой-то обман, секрет, тайну не столь важно, что именно. Прямолинейная, полемическая манера, в которой это делается, пропитана духом двадцатых-тридцатых годов времени конфронтации радикальных направлений; не терпящий возражений тон стремится соответствовать религиозной и политической позиции автора. Словом, сразу видно, что роман не выполняет своего обещания. Я не имею в виду его художественные достоинства, которые неоспоримы, во всяком случае, значительно выше, чем любые прямые декларации. Но конструкция в целом рушится (крах не есть ли это оборотная сторона медали, как бы истина подделки?), и рушится в своем изначально объявленном задании: проникнуть в последние глубины раздвоенности человека, чтобы, не ограничиваясь простым утверждением, показать ту католическую целостность, которая способна противостать протестантскому или модернистскому заблуждению. Таким образом, сталкиваются и в конечном счете противоречат друг другу две логики, которые я определил бы как логику идеологическую и логику романическую; подчеркнем, что при этом одна неотделима от другой. Итак, две разные логики в одном голосе. Перефразируя известное высказывание А.Жида по поводу философов, я бы резюмировал ситуацию так: когда христианин говорит о мире, создавая перед нами его образ, пытается его описать и истолковать, я знаю, по каким законам работает его мысль; но когда говорит и размышляет романист, особенно если он говорит и размышляет через посредство своих персонажей (таких, как Сенабр), я отказываюсь что-либо понимать[1]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Бондаренко

Психологическая помощь:

теория и практика

Учебное пособие для студентов старших курсов

психологических факультетов

и отделений университетов

Москва

Независимая фирма «Класс»

2001

УДК 615.851

ББК 53.57

Б 27

Бондаренко А.Ф.

Б 27 Психологическая помощь: теория и практика. — Изд. 3-е, испр. и доп. — М.: Независимая фирма “Класс”, 2001. — 336 с. — (Библиотека психологии и психотерапии, вып. 94).

Дороти Сток Витакер

ГРУППЫ КАК ИНСТРУМЕНТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ

ПОМОЩИ

Перевод с английского В.П. Чурсина под редакцией Е.Л. Михайловой и И.В.

Федорус

Москва

Независимая фирма "Класс" 2000

УДК 615.851 ББК 53.57 В 54

Витакер Д.С.

В 54 Группы как инструмент психологической помощи/Пер, с англ. В.П. Чурсина. —

Д.Бартон Джонсон (D. Barton Johnson)

— профессор Калифорнийского университета в Санта Барбаре.

Автор монографии “Worlds in Regression: Some Novels of Vladimir Nabokov” (Ann Arbor: Ardis, 1985), многочисленных статей о творчестве Набокова, Саши Соколова и др. Дважды выбирался Президентом международного Набоковского общества. Редактор и основатель электронного дискуссионного набоковского форума NABOKV-L и журнала “Nabokov Studies”.

«Поля чести» (1990) — первый роман известного французского писателя Жана Руо. Мальчик, герой романа, разматывает клубок семейных воспоминаний назад, к событию, открывающему историю XX века, — к Первой мировой войне. Дойдя до конца книги, читатель обнаруживает подвох: в этой вроде как биографии отсутствует герой. Тот, с чьим внутренним миром мы сжились и чьими глазами смотрели, так и не появился.

Издание осуществлено в рамках программы «Пушкин» при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Посольства Франции в России