Камни

ЗОЛТАН ЧЕРНАИ

КАМНИ

Пер. Л. Васильевой

Господин Профессор мыл руки. Долго держал под теплой струей белые пальцы, потом маленькой щеточкой потер ногти. Он думал о пациенте, которого только что обследовал. "Бедняга, жить ему осталось три-четыре месяца, не больше... Левая почка уже не работает, да и правая вот-вот откажет..." Потом вдруг вспомнил совсем о другом, о вилле на Балатоне, точнее, о большом участке, который помог ему купить за бесценок некто Гут - в благодарность за успешную операцию. "Не меньше миллиона обойдется мне строительство... и мол нужен для парусной лодки, много что нужно..."

Другие книги автора Золтан Чернаи

ЗОЛТАН ЧЕРНАИ

ЗАГАДКА КАЙМАН

Пер. с венгерского С. Фадеева

Педро отложил гаечный ключ и вылез из люка. Войдя в свою комнату, он выдвинул верхний ящик письменного стола и подобрал лекарства. Высыпав в рот пригоршню таблеток, запил их ананасовым соком. Принял душ, переоделся. Натянул спасательный жилет. Из садка на террасе переложил в бачок два десятка живых сельдей. Отсюда, с террасы, открывался захватывающий вид на серо-голубую гладь широко распахнувшейся лагуны Тарабаха.

ЗОЛТАН ЧЕРНАИ

ЭКСПЕРИМЕНТ "АРГУС-1"

Пер. Н. Дарчиева

Профессор Берталан невидящим взором уставился на свой письменный стол, на котором его секретарша устроила необычную "выставку"...

Посреди стола, на листках с машинописным текстом лежала толстая тетрадь в темно-синей нейлоновой обложке. Справа в небольшой кучке - мелкие предметы личного пользования: наручные часы, два золотых перстня с печаткой, удостоверение личности, проездной билет на автобус, перочинный нож, паркеровская шариковая ручка. По другую сторону стола - какой-то небольшой прибор, напоминающий слуховой аппарат, и большой пустой конверт, в котором, судя по адресу и почтовым штемпелям, должно быть, и прибыли все эти предметы.

В сборнике представлены научно-фантастические произведения писателей социалистических стран (Болгарии, Венгрии, ГДР, Кубы, Польши, Румынии, Чехословакии, Югославии), которые вышли на языке оригинала в 70–80-е годы.

Составитель Е. Умнякова. Предисловие Е. Парнова.

Содержание:

* Еремей Парнов. На пороге третьего тысячелетия (предисловие)

* Онджей Нефф. Белая трость калибра 7,62 (перевод Т. Осадченко)

* Любен Дилов. Двойная звезда (перевод И. Масуренковой)

* Клаус Мёкель. Ошибка (перевод Е. Факторовича)

* Иштван Немере. Стоногий (перевод Е. Умняковой)

* Адам Голлянек. Любимый с Луны (перевод Е. Вайсброта)

* Ф. Монд. Мусью Ларкс (перевод К. Капнадзе)

* Радмило Анджелкович. Искра (перевод С. Мещерякова)

* Анна Зегерс. Сказания о неземном (перевод Е. Факторовича)

* Конрад Фиалковский. Звонок (перевод К. Душенко)

* Эдуардо Франк Родригес. В другом мире (перевод К. Капнадзе)

* Ладислав Кубиц. Пришельцы (перевод Т. Осадченко)

* Дамир Микуличич. Пела, священная змея (перевод Н. Новиковой)

* Эдуард Журист. Посттелематическая эра (перевод Т. Ивановой)

* Золтан Чернаи. Загадка Кайман (перевод С. Фадеева)

* Даина Чавиано. Это Роби виноват (перевод Н. Лопатенко)

* Вольфрам Кобер. Новая (перевод Е. Факторовича)

* Збигнев Петшиковский. Иллюзия (перевод К. Душенко)

* Онджей Нефф. Струна жизни (перевод Т. Осадченко)

* Станислав Лем. Футурологический конгресс (перевод К. Душенко)

* Тибор Девени. Свиная грудинка (перевод Е. Умняковой)

* К. Рогозинский, В. Жвикевич. В тени сфинкса (перевод Е. Вайсброта)

В сборник вошли произведения венгерских фантастов, пользующихся известностью не только у себя на родине, но и за ее пределами. С некоторыми из них советский читатель уже знаком, большинство же «открывает» для себя впервые. Тема роботов и парадоксы времени, фантастический детектив и юморески, встреча с инопланетным разумом — такова тематика публикуемых рассказов, с которыми предстоит встретиться любителям фантастической литературы.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Месть, пылающая в душе Айрона Коэна, открыла ему путь к самой необычной форме жизни во Вселенной. Но враг, с которым он схватился в Поединке, есть существо, чей разум исчисляет миллионы лет… локального времени. И в этой непостижимой, холодной душе живёт свой неугасимый огонь.

В кабинете Писателя-фантаста длинными рядами теснились книжные шкафы. Сквозь стекла были видны корешки десятков тысяч книг. На почетном месте стоял шкаф с произведениями самого хозяина кабинета. Писатель сидел в кресле, за рабочим столом, а Журналист, берущий у маститого автора интервью, напротив. Календарь на столе показывал 24 ноября 2055 года.

— …Уэллс? — без всякого выражения переспросил Писатель. — Вы сказали — Уэллс?

— Ну, конечно же, Уэллс! — воскликнул Журналист.

Слова были легкими поглаживаниями, приводящими ее в себя. «Эй, привет. Приве-е-ет!»

Она чувствовала свет сквозь веки и знала, что если откроет глаза будет больно, и ей придется закрыть их ладонью чтобы свет едва проникал сквозь пальцы.

«Поговорим?» — сказал мягкий мужской голос.

Наконец, ее сознание просветлело настолько, что она удивилась: где же ее мать? Она воззвала к дальним уголкам своего сознания, но ответа не было, и не могло быть. Однажды она позволила матери войти и «выбросить» ее обратно не представлялось возможным. Это не было так просто как если бы она, например, позволила матери войти в ее дом; не было обратного пути с тех пор как мать оказалась в ее голове, потому что не было тела куда она (мать) могла бы вернуться.

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Пыль текла быстрыми ручейками по тёмно-красному камню Пути.

Полярные ветры вернули себе владычество ещё на одну зиму — Солнце отдалилось от планеты, и ледяные поля севера притягивали к себе влагу.

Вирх легко качнулся, впитывая в себя заряжённые частицы, искрящиеся в потоках углекислого газа — надо было напитать тело теплом и электрическим зарядом перед долгой зимой… и очередным забегом среди багряных дюн, скрывающих под собой полярную шапку.

Ну наконец-то. Я принял твердое решение. Война закончена, и, как только «Солнечный удар» осуществит посадку на Земле, я сдам своих пленников какому-нибудь чиновнику трибунала по военным преступлениям и снова стану абсолютно гражданским лицом. Я буду свободен делать что хочу — пить вино, петь песни и... ну, вы понимаете, что я имею в виду, — в общем, весь набор.

Коммуникатор, установленный на потолке приятного, нежного цвета, показывал оставшееся расстояние — два миллиона миль. В общем, пара пустяков! Это путешествие вообще оказалось очень приятным. «Солнечный удар» — роскошная частная космическая яхта, реквизированная для нужд земного Космического флота — для доставки моих необычных подопечных в руки правосудия. Я надеялся, что когда-нибудь я смогу позволить себе такую яхту. После того как много лет пробуду сугубо гражданским человеком...

ГГ романа, женщина с Земли по имени Ирина, внезапно оказывается в Галактике. Ее похитили и подбросили на планету с красивым названием Анэйва с какой-то непонятной целью непонятно кто. Она растеряна, она ничего не понимает, вдобавок ей стерли память, жестоко ранили…

Ей придется примириться с этим странным непонятным миром. Научиться жить в нем. Преодолеть немало терний. Хлебнуть вдоволь испытаний из наполненной до краев чаши. Ведь Ирина — не супергерла, она самая обычная, среднестатистическая, как принято говорить, женщина, без вагонетки амбиций и налета здоровой стервозности, вдобавок ее личность искалечена необратимой потерей памяти.

Но она хочет жить — и выживет.

Хочет вернуться домой — и вернется.

Правда, ей еще предстоит понять, где находится ее дом — на Земле или Анэйве.

Но в итоге она даже будет счастлива… насколько сумеет.

Вдобавок, тот, кто стер память Ирине… и тот, кто хотел через нее отомстить некоторым высокопоставленным лицам на Анэйве, — они оба расплатятся за свои гнусные дела. Но месть свершится. Частично… пострадают не все, кто должен был пострадать по изначальному плану.

Но добро и справедливость — такие интересные вещи. Если, не раздумывая, готов бросить на кон чужую жизнь, в данном случае, жизнь Ирины во имя своих идеалов и целей — будь готов к тому, что кто-то другой распорядится уже твоей жизнью. Высокопоставленные лица Анэйвы получили свое поделом.

И пусть не говорят, будто не знали, на что шли!

И раньше я говорил, твердил постоянно, что Сис, хотя и старше на целых семь лет, прежде всего девчонка и права далеко не всегда. И далеко не всегда поступает наилучшим образом. Засунуть меня в корабль, битком набитый невестами — добрых триста бабенций, охочих до крутых венерианских мужиков, — и думать, что все для меня обойдется, это как, по-вашему? Ну не глупость? Можно ли втравить в подобное дело мальчишку моего возраста и рассчитывать, что пронесет? Что обойдется без сюрпризов?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Черная H. И.

В мире мечты и предвидения

Hаучная фантастика, ее проблемы и художественные возможности

"Человек живой и реальный, с неповторимым, индивидуальным обликом и душевным миром, со своими собственными, иногда забавными, иногда трогательными привычками и странностями, человек, который любит жизнь и умеет ценить ее и в радости, и в печали, ищет и ошибается, но имеет в себе силы признать и исправить ошибку, для которого чувство товарищества, доверие друга - самая высокая святыня и, наконец, человек, честно и неуклонно, но просто, без позы и рисовки исполняющий свой долг перед людьми - "далекими и близкими", - вот герой, с каким мы встречаемся в мире будущего, созданном Стругацкими на страницах их книг ("Путь на Амальтею", 1960; "Стажеры", 1962; "Возвращение", 1963 и др.).

Михаил Чернецкий

Рукописи не горят

* КОРОТКО *

ПАМЯТНИК ТЕРРОРИСТУ

Однажды ночью П.Морозов случайно услышал, как его отец с собутыльниками договариваются взорвать самолет в знак протеста против закона об ограничении торговли спиртными напитками. Утром мальчик пришел в полицию и все рассказал, но был с позором выставлен за дверь. Шериф терпеть не мог доносчиков и сообщил о случившемся в местную организацию скаутов.

Кто сказал, что «черный археолог» — сугубо мужская профессия?! Кто сказал, что «Индиана Джонс в юбке» — легенда и миф?! Очевидно, те, кто не знаком с «рыжей бестией» Бетси МакДугал! С девушкой, которая теперь — в сомнительной компании обаятельного авантюриста и его легкомысленного «блудного кузена» — отправляется в Мексику на поиски уникального аигекского артефакта. И вроде бы все пока что путем… Но!

Почему преследуют Бетси странные видения о кровавых жертвоприношениях?

Кто убил предыдущего владельца индейского сокровища — и почему его новый владелец утверждает, что и в глаза не видел покупки?

И наконец, ято же за страшная Сила скрыта в обычном на первый взгляд золотом амулете, в котором, согласно легенде, заключено могущество самого Кецалькоатля?! В амулете, над которым снова и снова звучит таинственная, смертоносная Песнь Кецаля?!

Геннадий Черненко

Две жизни Бориса Житкова

МЕЧТЫ И СОМНЕНИЯ

Морозным январским днём 1924 года в редакции ленинградского журнала "Воробей" появился невысокий худощавый человек в летнем пальто и кепке. Он принёс рассказ. Отдал его редактору, сам устроился на вытертом диване в гулком редакционном коридоре, закурил...

Неожиданно скоро вся редакция в полном составе вошла в коридор, чтобы поздравить нового автора с отличным рассказом.