Каменная баба

Cемен Бронин

Каменная баба

Роман

Эта книга о врачах в провинции. Она грустна и грубовата - это реалистический роман, которых теперь почти не пишут. Поскольку есть еще люди, которых интересует реальная жизнь, она имеет шанс быть замеченной. Относительно возможностей ее приобретения следует связаться с автором. Е-mail bronin(a)rol.ru

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

Иван Александрович

1

После окончания мединститута Ирину Сергеевну распределили в Петровское, в районный центр области, расположенной за Уралом. Городок тянулся вдоль реки, состоял из двух- и одноэтажных строений и был когда-то казачьей станицей, охранявшей рубежи отечества. Об этом ей поведал местный учитель Кузьма Андреич, который преподавал в здешней школе литературу и родной язык, но не чурался и краеведческих изысканий. Он явился к ней в первый день ее пребывания здесь, едва она устроилась в отведенном ей жилище: будто ждал с минуты на минуту ее появления - и предложил свои услуги в качестве экскурсовода. Они пошли вдоль реки, которая, по его словам, была незаурядна: узкая, но глубокая и после дождей бурная; улицы и переулки ручьями сбегали к ней, съезжая с крутых склонов и оставляя позади себя дома: большей частью деревянные, реже - каменные, беленые. Картина была и вправду живописная, но имела скорее исторический интерес, чем настоящий; со времени основания городища главная его дорога, питающая пуповина, переместилась на сушу: над обрывистым речным берегом шла прямая, не слишком широкая, но асфальтированная улица, шоссе, соединявшее райцентр с областью - оно и было осью здешнего вращения; на нее были нанизаны важнейшие районные учреждения и, в их числе, больница, в которой ей предстояло два года работать. Кузьма Андреич к ней не пошел, сказал, что Ирина Сергеевна успеет на нее наглядеться, но к школе своей привел, считая ее, видимо, одной из первых здешних достопримечательностей.

Другие книги автора Семен Яковлевич Бронин

Это обследование было проведено более двадцати пяти лет назад. Автор попытался представить исследование о распространенности в населении психической патологии так, чтобы работа была в той или иной мере доступна всякому. Дело того стоит: психиатрия нужна каждому — особенно в тех ее разделах, которым эта книга посвящена в первую очередь: «пограничная», повседневная, почти житейская.

Роман повествует о жизни француженки, рано принявшей участие в коммунистическом движении, затем ставшей сотрудницей ГРУ Красной Армии: ее жизнь на родине, разведывательная служба в Европе и Азии, потом жизнь в Советском Союзе, поездка во Францию, где она после 50-летнего отсутствия в стране оказалась желанной, но лишней гостьей. Книга продается в книжных магазинах Москвы: «Библиоглобусе», Доме книги на Новом Арбате, «Молодой гвардии». Вопросы, связанные с ней, можно обсудить с автором.

Популярные книги в жанре Современная проза

Макс Чернов

Оpша

Часть 1

Вот как всё было... Этому пpиключению повеpить кpайне сложно, но не повеpить в такое невозможно вообще...

Виктоp Пеленягpэ - человек очень гостепpиимный, и, кpоме того, он дpуг моего отца. Отец не любит pаспpостpаняться пpо него, так как сам недолюбливает куpтуазных маньеpистов. Тем не менее, в то лето стояла пpекpасная погода, и Виктоp счёл за честь пpинимать таких pедких гостей, как я и мой отец. Он обладает - до сих поp, надеюсь - чудесным даpом понимать всё с полуслова и ни о чём никогда не pасспpашивать. Тогда я знал дядю Витю как заядлого pыбака, человека, у котоpого на всякое слово собеседника находился в памяти смешной случай или анекдот, гостепpиимного хозяина - и, пожалуй, всё... О том, кто он есть на самом деле, я узнал в это лето, в августе 1993 года...

Мы живем на дне воздушного океана. Среди домов и деревьев, как меж ракушек и водорослей. И вот ползет такой краб, скребя своим днищем по асфальту, с панцирно неподвижной шеей, задерет лишь ненароком голову, переползая обстоятельство на пути, — там полощется небо, в нем повисла, еле шевеля плавниками, птица. Птицы — рыбы нашего океана.

Мы живем на границе двух сред. Это принципиально. Мы не то и не другое. Только птицы и рыбы знают, что такое одна среда. Они об этом, конечно, не знают, а — принадлежат. Вряд ли и человек стал бы задумываться, если бы летал или плавал. Чтобы задуматься, необходимо противоречие, которого нет в однородной среде, — напряжение границы.

Роман, сложный по форме и содержанию, насыщенный психологизмами, эпизодами-ретроспективами ― приглашение к размышлению о смысле жизни и предназначении человека, потерях и обретениях, непарадном братстве людей разных национальностей, чувствах дружбы, любви, милосердия как подлинных и вечных духовных ценностях.

Откуда берутся bad`ы?

Морозное ноябрьское утро. а запотевшем от табачного дыма стекле, мутного от теплого спертого воздуха кричащих, спорящих и суетящихся людей видны непонятные иероглифы, рожицы и давно забытая полустертая надпись "WIN95 S". За окном уныло проходят сонные прохожие, совсем недавно покинувшие тепло домашних ульев. "Откуда же берутся badы?"- ненасытная мысль упрямо точит загнанный разум.- "Еще вчера она читалась." Сознание, отказываясь реагировать на возбуждение подкорки, скользит взглядом по холодным, покрытым ослепительным снегом крышам, платформам Витебского вокзала, останавливаясь на выцветшем побелевшем флаге Российской Федерации, свидетельствующем, видимо, о сдаче вокзала со всеми его помещениями в субаренду. "Откуда же они появляются?"-не унимается мысль.-"И почему это происходит?" Пролетела ворона. Два бомжа, улыбаясь, как дети и скаля беззубые рты, делят между ларьками флакон дешевого адеколона."Планомерно, байт за байтом, сектор за сектором у-н-и-ч-т-о-ж-а-е-т-с-я ин-фор-ма-ци-я" Тоска. Люди вокруг как и прежде деловито мелькают, в воздухе то повышается, то понижается голосовая вибрация, изменяется громкость звука. Из отдельных звуков лениво собираются фразы, застревая где-то на пороге сознания. "у откуда на ней бэды? Еще одна.."

Старуха мексиканка, раздолбанный джип и бронтозавр с детскими комплексами — такая вот нелепая компания бредет по бескрайней пустыне, страстно мечтая о смерти. Но это им никак не удается — будь то смерч, падение со скалы или кровавая драка — через минуту все просыпаются невредимыми, но поменявшись телами. То, что смахивает на необъяснимую жестокость судьбы, оказывается злобным спектаклем — над тройкой несчастных проводит эксперимент ангел-психиатр с явно нездоровой психикой. Но пациенты не бессильны. Им бы только добраться до выхода…

Книга Костина, посвящённая человеку и времени, называется «Годовые кольца» Это сборник повестей и рассказов, персонажи которых — люди обычные, «маленькие». И потому, в отличие от наших классиков, большинству современных наших писателей не слишком интересные. Однако самая тихая и неприметная провинциальная жизнь становится испытанием на прочность, жёстким и даже жестоким противоборством человеческой личности и всеразрушающего времени.

«Пособники и подстрекатели» – один из никогда ранее не издававшихся на русском языке романов Спарк. Ему свойственна не только пародийная «остросюжетность» и характерная для творчества Спарк злая ирония, но и тема эксцентрических причуд английской аристократии, превращающихся в мотив таинственных преступлений…

Судьбы людей всегда привлекали мое внимание, и поэтому я довольно часто обращался к тому виду творчества, который литературоведами именуется биографическим жанром. Однако, чтобы полностью и во всех подробностях рассказать о жизни другого человека, нужно ее, эту жизнь, на мой взгляд, самому пережить и перестрадать всю, час за часом и даже мгновение за мгновением. На такой подвиг у меня не хватило бы ни времени, ни силы воли. Поэтому мои биографические тексты, к сожалению, либо фрагментарны, либо представляют собой попытки выделить в чужих жизнях и характерах лишь то, что запомнилось мне, или сформулировать некое общее впечатление о лицах и личностях, которым было суждено привлечь к себе мое внимание на разных этапах моей довольно долгой жизни. Отсюда и название этой книги — «Штрихи к портретам». Вторая же часть названия «…и немного личных воспоминаний» говорит о том, что знакомство автора с его героями не всегда было заочным.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мари-Тереза ДЕ БРОСС, французская журналистка

НЛО НА ЭКРАНЕ ЛОКАТОРА

Теперь даже военные, молчание которых стало притчей во языцех, заявляют, что НЛО - не миф. Недавно бельгийские ВВС впервые согласились обнародовать, правда, частично, досье, которое принадлежит отнюдь не к миру фантастики.

В тот день, пройдя всевозможные виды проверки, я оказалась под Брюсселем в штабе бельгийских ВВС. В небольшой комнате полковник де Браувер, начальник оперативного отдела, включил видеомагнитофон. На экране появился фильм из "черного ящика" самолета Р-16, посланного в ночь с 30 на 31 марта 1990 года на преследование НЛО. Это еще не была большая охота, начавшаяся через две недели, когда вся Бельгия пыталась, правда безрезультатно, преследовать НЛО. Речь идет о задании, которое хранилось до сих пор в секрете.

Владимир Николаевич Бровкин

АКУЛА

В третьем Веритюткинском пруду объявилась акула, Об этом сообщил Митька Пискунов.

Он третьего дня после посевной хотел в том пруду купнуться.

Митька только-только залез в воду, но та ему вцепилась в мягкое место зубами, что он, не помня себя, без трусов выскочил из воды.

Получилось почти как в кино "Тайна двух океанов" Слушая Митьку, мужики от души смеялись.

Митька же - божился.

Владимир Николаевич Бровкин

РЕСТОРАН "ДАСТАХА"

Всякий раз, когда в ресторане "Дастпха" за столиком собираются офицеры из разных родов войск, между ними непременно возникает спор о том, чей род войск нужней и кто из них выше по званию. В старые добрые времена, когда кроме войск планетного базирования, а иначе называемых планбазовскими, других не было, дело было куда проще: лейтенант - это лейтенант, капитан это капитан, генерал-майор - это генерал-майор, была в отношении воинских званий полная ясность.

Владимир Николаевич Бровкин

УРАБАРСКИЕ ДРУЗЬЯ

Дед Козлов на пару с дедом Югровым уже много лет выезжает в лето с пчелами на Паршнно озеро, что в пятнадцати километрах от села. Места там вольготные и благодатные - по всей округе таких мест не сыскать. На раздольных зеленых лугах чайным блюдечком озеро голубеет, по правую руку вперемежку с кудрявым березняком сосновый бор берег обступает.

Благодать такая, что словами все и не выскажешь.