Камень Шамбалы, или Золотой век

Камень Шамбалы, или Золотой век

АЛЕКСАНДР САВЕРСКИЙ

КАМЕНЬ ШАМБАЛЫ

или

ЗОЛОТОЙ ВЕК

1.

Поток людей с посеревшими изнуренными лицами бесконечной лентой тянется по пыльной дороге. Кто с сумками, кто с мешками на плечах, кому-то посчастливилось взгромоздить свои пожитки на тележку, и он толкает ее перед собой без особых усилий, вызывая зависть окружающих, и совсем уж редко попадаются повозки, запряженные лошадьми.

Я знаю, что на сердцах окружающих меня людей камень. Совсем еще недавно, чуть ли не вчера, они побросали свои дома из-за приблизившегося к городу врага, и теперь унылая река уносит их прочь от всего, что было в оставшейся за спиной жизни. Уносит в пустоту неизвестности, где нет фундамента или островка, чтобы зацепиться и осесть, построить новый дом, новую жизнь.

Другие книги автора Александр Владимирович Саверский

Великая Русь в древности располагалась в Южной Европе. Она занимала обширные земли практически по всему побережью Средиземного моря, где был и свой Киев (Кьявенна). Перемещения народов и войны изменяли границы Древней Руси. Тем не менее не так давно этруски – предки русов – проживали в Италии. Оттуда, под влиянием войн, они двинулись из Римской империи на восток и почти тысячу лет провели на Балканах. Здесь мы нашли путь из варяг в греки, который виден и сегодня. И лишь к IX в. н. э. русы, захватив Хазарию, прошли дальше на восток и осели на землях будущего Московского княжества. Все это дало объяснение словам из «Повести временных лет»: «И пришла вся Русь». Раз пришла, значит, здесь ее не было. В книге мы нашли три Руси…

Качеством медицинской помощи недовольна половина обратившихся. С пациентов требуют денег за медицинскую помощь, которая входит в базовую программу государственных гарантий.

Из этой книги вы узнаете: стоит ли иметь дело со страховой компанией; как потребовать необходимое лечение; имеет ли пациент право на проведение по его просьбе консилиума и консультаций специалистов; какую уголовную ответственность несут медицинские работники за оказание некачественной медицинской помощи.

Эта книга – бесценный опыт, основанный на реальных историях пациентов. Его объединил правозащитник, первым выигравший ряд уголовных дел с большими компенсациями в пользу пострадавших пациентов.

Александр Саверский

Демиург

ВМЕСТО ПРОЛОГА.

Низкое небо над ночным Египтом убаюкивало бездонностью все живое, мягко покачивая любопытные звезды в не успевшем еще остыть воздухе.

Меж суровых пирамид, громоздящихся в темноте, будто подобравшиеся невесть откуда великаны - настолько они были неестественны в этой голой пустыне, настороженно шли два человека. Изредка они переговаривались друг с другом, но так, чтобы не нарушить окружающее безмолвие.

Эта книга сенсационна. Она убедительно доказывает, что путь евреев из Египта лежал не на Восток в безжизненную пустыню, которую никак не назовешь раем, а через Гибралтар (алтарь иберов-евреев) в Испанию (где, кстати, есть целых три пустыни, но в них можно жить) и дальше в Южную Европу. Недаром же сказано в Библии, что Иисус Навин захватил 31 народ (где? в пустыне?) и только колену Иудину отписал 200 городов, не считая селений (сейчас в Израиле меньше 200 городов). И болота, лисицы, пшеница, дубравы, виноград, волхвы – явно не принадлежность пустыни Негев, но они упоминаются в Библии много раз. И откопанный в нынешнем Израиле Иерусалим размером с не самую большую деревню – так где ж там конюшни Соломона на тысячи лошадей, где знаменитый храм, площадь, вмещавшая огромное число (у Флавия упоминаются миллионы) людей? По признанию самих ученых Израиля, на их землях нет ни одной выдержавшей проверки находки, подтверждающей библейскую историю. Не зря и могилы апостолов и Марии Магдалины, и крепости тамплиеров, охранявших путь в Иерусалим, мы найдем на западе Европы, а не в нынешнем Израиле. О причинах такого переноса географии и истории, и что за ним последовало, читайте в этой книге…

Кристаллы играли огромную роль в жизни древних людей и считались священными. В первую очередь это горный хрусталь; не случайно до нас дошли такие артефакты древности, как хрустальные черепа и шары. Главным предназначением священных камней было их использование в качестве вместилища, «дома Бога», что подробно описано в древних источниках.

Сегодня на маленький кусок кварца мы записываем огромные объемы информации, почему же древние люди не могли делать то же самое? И пойти далее, записывая на кристалл кварца такие электромагнитные импульсы, как душа человека? К примеру, душа Иисуса Христа. Только представьте, что где-то есть кристалл с душой Иисуса Христа, и ее можно воспроизвести, как мы воспроизводим DVD диски. А может быть, где-то есть кристалл, в котором была и ваша душа?

Тело человека устроено так, что нам время от времени нужен ремонт. Чаще – косметический, и мы идем к врачу, иногда капитальный – тогда не миновать больницы. Кому хочется, чтобы ремонт стал катастрофой или разорил? Поэтому мы заранее стараемся узнать – где лучше и дешевле.

Александр Владимирович Саверский 10 лет без утайки делится этим опытом с экрана, на страницах своих книг и центральных газет, в онлайн-конференциях и по горячим линиям. За это время ему задали столько вопросов, что он, наверное, знает все о проблемах россиян, кому хоть раз понадобилась медицинская помощь. В этой книге – все ответы и реальные истории.

Вы – не Бог, и врач – не Бог. Все делают то, что могут. Узнайте заранее о том, что вы реально сможете сделать для себя и своих родных!

Этот справочник необходим каждой семье, ожидающей прибавления. Вы узнаете то, о чем не расскажут вам врачи, о чем молчат работники роддомов и юристы женских консультаций.

Часто будущих мам пугают данными анализов и исследований. Какие опасности на самом деле могут ожидать при наблюдении, какую медицинскую помощь должны оказывать по родовому сертификату и как распознать навязывание платных медицинских услуг, сверхдорогих препаратов и БАДов.

Очень важно правильно выбрать роддом. Принять взвешенное решение вам поможет рейтинг российских роддомов (кроме Москвы). Полезно будет узнать, как выбирают метод родоразрешения и когда женщина может не согласиться с врачом и настоять на своем решении.

Если же вам несвоевременно или некачественно оказали медицинскую помощь либо вовсе в ней отказали, вам не нужно искать способы воздействия на медиков – они вам уже даны. Вы можете воспользоваться ими немедленно: в конце справочника даны образцы составления юридических документов, необходимых для таких случаев.

Алексей Кудрин был обыкновенным журналистом, пока не прочитал письмо погибшего друга о донорской крови. И завертелось — сны о странном городе из пирамид, император, жрецы, озеро крови, преследование спецслужб, магия, вампиры, политики и, конечно же, вечная любовь…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Величка Настрадинова

ПРОДЕЛКИ ДОКТОРА ПРОДЕЛКИНА

Когда в Амарии вспыхнул мятеж, доктор Проделкин находился в джунглях, и потому с полной уверенностью можно утверждать, что не он был его зачинщиком.

Но сначала расскажем о докторе Проделкине, а потом уже перейдем к мятежам.

В сущности, у доктора Проделкина есть прекрасное, длинное и осмотрительно выбранное его родителями имя, но всему миру он известен своим прозвищем или, как он любит сам говорить, - псевдонимом "Проделкин". Ибо вся его жизнь - это непрерывная цепь совершенных им проделок.

Hиколай Hикифоров

ЖЕРТВЫ HАУЧHОЙ ФАHТАСТИКИ

1.

***

- Вставай, сонная тетеря, экзамен прохлопаешь, - кто-то ощутимо пихнул Шурика в бок.

Странно. Еще никто и никогда ...

- Да шевелись же ты! - одеяло бесцеремонно сорвали, и волей-неволей пришлось встать. Это походило на пушечный выстрел.

- Ты ... боже мой, Женька, с тобой чего?!..

А было на что посмотреть. Вместо обычных хвостиков ее голову украшало странное сооружение: темный "ежик" и длинные светлые локоны на висках.

Георгий Николаев

Следующий

- Следующий!

Ноэл поднялся со стула и робко открыл дверь. Человек за столом окинул его быстрым взглядом.

- Профессия?

- Автомонтажник. Но могу работать я по смежным специальностям, - он замялся, - какие требуются...

- Возраст?

- Двадцать лет, - сказал Ноэл. - Я согласен на любые условия...

- Состояние здоровья?

- Группа "1А".

- Вам повезло, - сказал человек за столом. - Возьмите адрес, - и он положил на край стола перфорированную карточку.

С крыши двенадцатиэтажного здания отеля хорошо просматривались окружавшие его апельсиновые сады, огороды и пастбища для скота. Они расходились правильными квадратами все дальше и дальше и одновременно все выше и выше уменьшаясь в перспективе и образовывая замкнутую сферу — внутреннюю поверхность Фермерского астероида, расчлененную на две равные части кольцевой линией рек и озер.

В центре малой планеты горела ядерная лампа — искусственное солнце, заливавшее ярким светом все ее внутреннее пространство. «Небо» — полусфера, располагавшаяся над головой выше лампы, — представлялось невообразимой мешаниной крохотных квадратиков и казалось живым: такое впечатление создавали непрерывно снующие по нему ярко-красные букашки — автоматические трактора.

Наталия Новаш

Легенда о первом рассказе

В теплые летние ночи, когда звери были сыты и не нападали, островное племя не боялось разводить костер на поляне. В пещере было темно и душно, низкий свод давил, и каждую минуту оттуда могли посыпаться камни. Снаружи веяло морем. Высокая темнота свода была усеяна мерцающими светляками, а в час водопоя светила над головой Большая Желтая Гнилушка.

Племя жарило мясо, и дети, заслоняясь от огня, слушали легенду о Большом Парне, который вылепил когда-то из глины их остров и поместил посреди Большой Голубой Пещеры. Он же сотворил и саму Голубую Пещеру, которая была их миром, и зажег Большой Жгучий Огонь на ее высоком своде. Туда же закинул он и Большую Желтую Гнилушку. Она прилипла к своду, да так и осталась там навсегда, чтобы хоть что-то светило людям, когда потухал Жгучий Огонь.

Ольга Новикевич

Директор зоопарка

Никогда не замечал, чтобы на этой станции кто-нибудь сходил. Сколько раз, проезжая здесь, я видел абсолютно пустой перрон, аккуратный свежевыкрашенный вокзал, дома, утопающие в зелени, и никакого намека на жителей. И, главное, никто этому не удивлялся. Я тоже. Поезд открывал на пару минут двери, затем, коротко свистнув, трогался. И опять ни одного любопытствующего - почему даже в летний зной никто не удостаивает вниманием этот провинциальный городок?

Наталия ОКОЛИТЕНКО

ВОЗМОЖНА ЛИ В НАШЕ ВРЕМЯ ЭПИДЕМИЯ ЧУМЫ?

В 1951 году итальянец Джорджио Пиккарди задумался, почему в определенные дни вискоза не проходит сквозь фильтры прядильных машин, а лабораторные опыты с теми же самыми веществами дают то одни, то другие результаты. Много раз проведя эксперименученый пришел к выводу, что ускользающий от контроля фактор - это время, точнее, какое-то космическое излучение, делающее неповторимой кажсекунду. Через тринадцать лет во время Международного геофизического года, исследователи всей планеты - от Флориды до Мадагаскара и даже Антарктиды - убедились: да, коллоидный раствор, близкий к содержимому клеток живых организмов, отзывается на изменение "космической погоды"; да, мгновения неповторимы; да, древние правы: два раза не войдешь в одну реку... Расширяется Вселенная, летит в межзвездном пространстве планета Земля, держа путь к созвездию Геркулеса, а следовательно стрела времени пронзает все сущее, заставляя его приспосабливаться к постоянно изменяющейся ситуации. Эволюция продолжается, не может не продолжаться, ибо нельзя остановить бег времени! Но в чем же проявляется она, если живший 30-40 тысяч лет назад, чьи останки найдены в кроманьонском гроте, внешне ничем от нас не отличался?

Михаил Орлов

НОЧЬ В СТЕПИ

В погоне за бандой атамана Грицько отряд Гузеева был измотан до предела. Кони и красноармейцы валились с ног, и даже затворы у винтовок перестали клацать. Были случаи засыпания бойцов на скаку, и вследствие этого их выход из строя.

У станицы Лозовской бандиты вновь ускользнули.

"Хватит, - подумал комиссар Поддубенский. - Угробим отряд, надо отдыху". И осадил жеребца.

- Дезертирствуешь?! - приблизился к комиссару командир отряда, бывший харьковский слесарь Гузеев с серым лицом и сумасшедшими глазами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий Савицкий

Бодлер, стр. 31

Старик Асинью умер, войдя в стеклянную стену. Ветер из пустыни дул вторую неделю, и теперь Даниэль носил очки. Про контактные линзы лучше было забыть. Джой сломала малую берцовую кость, но не знала об этом. Иза большую часть времени проводила у себя наверху. Считалось, что она дописывает книгу. Но все знали, что она пьет и валяется голая в постели. Время от времени она звонила, и младший брат Асинью, Мамаду, в нитяных перчатках и с салфеткой, перекинутой через руку, поднимался по лестнице. Голова его была стыдливо опущена. И зря. В этом доме никто никого ни в чем не винил. Валентин продолжал бегать берегом океана, но теперь вместо пяти миль от силы пробегал полторы.

Дмитрий Савицкий

Еще одна импровизация на ужасно старую тему

Вряд ли в тридцатых годах в Бостоне или Нью-Йорке местные literati, перелистывая переселившихся в Париж Льюиса, Хемингуэя, Фицджеральда или Паунда, задавались вопросом: одна или две американских литературы? Вопрос этот, увы, типично русский: там или здесь? хорошие или плохие? любимые или ненавистные? с нами или против нас?

Сомневаюсь в том, что стоит обсуждать сами истоки этой несвежей психологии. Да и скучно. Но кое-что сказать следует.

Дмитрий Савицкий

Лора

В последний раз я ее видел на Пушкинской. Она спешила куда-то под крупным медленным снегом. Я хотел окликнуть ее, но не решился, и она прошла совсем близко, так, что на меня пахнуло знакомыми духами. Снег начал уже закрашивать ее на зебре перехода, но вспыхнули лиловые уличные фонари, и она мелькнула в последний раз возле углового армянского магазина.

Всего этого больше нет: снега, падающего завораживающе медленно, чугунных лампионов, Лоры. Ночные улицы Парижа освещают витрины магазинов и террасы кафе. Со снегом плохо. То есть в горах его сколько угодно, но то в горах. Единственно, где мне опять померещилась Лора, это в Нью-Йорке. Был февраль, и от Лексингтона до Парк-авеню нужно было пробираться, как в Арктике,согнувшись вдвое, ложась на ветер, скользя и карабкаясь через сугробы. Впереди меня мелькала знакомая скунсовая шубка, снег слепил, и я не мог при всем желании рассмотреть спешащую женщину. Но в какой-то момент мне показалось, что это она, Лора. Фонари светили мертво и дико, как в Москве, буксовал кеб такси в снежной каше, вдребезги пьяный верзила пытался прикурить на ветру, терял равновесие, зажигалка гасла, и он, выругавшись, швырнул ее в темноту. "Лора?" - крикнул я против ветра, прекрасно понимая глупость и невероятность положения. Женщина повернулась. Это была черная девушка с настороженным, но мягким взглядом. Я извинился и проскочил мимо.

Дмитрий Савицкий

МУЗЫКА В ТАБЛЕТКАХ

Тина не просто съехала, она, несчастное создание, бежала. Когда я вернулся домой из Этрата и, наконец, добрался до дома - парижские улицы были забиты демонстрантами - мне показалось, что дверь взломана. Осторожно опустив саквояж на пол, я толкнул приотрытую дверь и вошел в квартиру: она была пуста. Я уже собрался звонить в полицию, когда сообразил, что телефона тоже нет. Оставался лишь диванчик в дальней комнате да от инфаркта скончавшийся холодильник. На холодильнике я и нашел записку. Пользуясь исключительно фонетикой вместо грамматики, демон моих ночей, она писала, что начинает новую жизнь. Вита нова! В переводе с китайского это означало, что я слишком засиделся на берегу океана и один из ее обожателей, скорее всего, тот самый итальянский паяц с лысыми глазами, чье выжидательное терпение и гнусная улыбочка всегда выводили меня из себя, в конце концов укатил ее в свой замок - какую-нибудь задрипанную чердачную конуру на окраине. Меня огорчило и исчезновение некоторых вещей. Нет, до книг она не дотронулась и роллекс мой не взяла. Она, а скорее всего этот опереточный шут, любитель клубничного цвета панталон, захватила в свой новый и, клянусь, сомнительный рай, мое стерео, и теперь в квартире стояла пыльная истеричная тишина.