Как завоевать любовь мужчины

Трейси Кэбот

Как завоевать любовь мужчины

Моему мужу, Маршаллу

Благодарность

Я бы не смогла написать эту книгу, если бы мои друзья не делились со мной своей личной жизнью. Также я благодарна всем тем, кто дарил мне идеи и воодушевлял меня: Роберту Лейтону, Бернадетт МакНалти, моему редактору Аллену Харрису, моему агенту Тони Лопополо, Тому Гоффу, Бетси Беркхемер, Бену Бланку, Рут Бланк, Рут Халкомб, Терри Майо, Джуди Роузен и Нэнси Шиффрин.

Другие книги автора Трейси Кэбот

ТРЕЙСИ КЭБОТ

Поздний брак - умный брак

(КАК ВЫЙТИ ЗАМУЖ, ЕСЛИ ВАМ ЗА 30)

Вам за тридцать? Пришло время встретить мужчину вашей мечты и выйти за него замуж.

Вам надоело слышать, что вы слишком стары, слишком умны, слишком успешны или слишком разборчивы для того, чтобы выйти замуж?

Вы потеряли надежду из-за "статистических данных", говорящих о том, что у вас больше шансов оказаться жертвой террориста, нежели замужней женщиной?

Трейси Кэбот

Как сохранить любовь мужчины

Моим родителям, Рут и Бену Бланкам,

любовь которых всегда была для меня вдохновляющим примером

Благодарность

Многие люди внесли свой вклад в создание этой книги. Они дарили мне свое время, делились со мной своей личной жизнью и рассказывали о собственных поисках важнейшей части "американской мечты" - неувядающей любви. Некоторые из моих родственников, друзей, коллег дали мне так много, что я никогда не сумею отблагодарить их должным образом.

Трэйси Кэбот

Как выбрать спутницу жизни и завоевать её сердце

Моему мужу Маршаллу

и всем мужчинам, которые любят женщин

Благодарность

Моему мужу Маршаллу, который постоянно поддерживал меня и делился со мной мужской точкой зрения.

Моему редактору Тони Лопополо, который первым понял, что критика в адрес мужчин вышла из моды - в отличие от любви к ним.

Моему агенту Роберту Готтлибу, который подбадривал и направлял меня.

Популярные книги в жанре Психология

«Человек сделан из людей» – говорит Игорь Калинаускас, подробно разбирая типические черты человека, отделяя живого человека от его жизни, состоящей из запутанной сети конвенций и ограничений.

«Живого человека увидеть очень трудно», – говорит Игорь Калинаускас, открывая читателям бесконечное богатство существа, соединившего в себе субъективную и объективную вселенные.

«Путь в себя – это путь постижения того, что дано каждому из нас и навыков пользования своей данностью для того, что быть счастливым», – говорит Игорь Калинаускас, предлагая технологию познания своего Я.

В книгу вошли произведения Игоря Калинаускаса «Жить надо» и «Игры, в которые играет Я».

Науке под названием физиогномика уже много тысяч лет. Первыми физиогномистами были дикари, которые раскрашивали свои лица, чтобы напугать своих врагов. Египтяне пытались достичь физиогномического эффекта, изменяя форму черепа. Характерным примером являются хранящиеся в берлинском музее искусственно вытянутые черепа дочерей Аменофиса, датируемые 1350 г. до н. э. Первым письменным свидетельством о физиогномических изысканиях мы обязаны Аристотелю. Из приписываемой ему физиогномики мы узнаем, что и до него физиогномисты исследовали выражение «лиц» животных, чтобы раскрыть тайну человеческого лица. С угасанием древних культур прекратился и интерес к физиогномике. Только у Леонардо да Винчи мы находим возрастающее количество сообщений о его физиогномических наблюдениях. Очень подробными физиогномическими исследованиями занимался Микеланджело — о чем, без сомнения, свидетельствуют его картины, которые правдиво и даже натуралистично передают человеческие страсти и страдания — но он, к сожалению, не оставил никаких письменных свидетельств о своих физиогномических исследованиях.

Книга известного немецкого ученого будет полезна практическим психологам, художникам, сотрудникам правоохранительных органов, а также всем тем, кто интересуется психологией.

В одном из Платоновых диалогов наш ум сравнивается с восковой табличкой, на которой мир оставляет, подобно перстню. свои отпечатки. Так родилась гипотеза о природе памяти, дожившая до наших дней. Отпечатки, или, как теперь говорят, следы памяти, служат объектом увлекательных поисков, в которых участвуют психологи, физиологи, биохимики, – поисков, сопровождающихся замечательными находками и открытиями. О них и рассказывается в этой книге, рассчитанной на широкие круги читателей.

Монография представляет уникальный труд по сравнительному анализу основных психоаналитических концепций. Профессор Мичиганского университета Дж.Блюм на основании сотен экспериментальных психологических исследований и наблюдений антропологов сопоставляет взгляды Фрейда, Юнга, Адлера, Ранка, Хорни, Эриксона, Фромма и др. на формирование личности, защитные механизмы, психосексуальное развитие, межличностные отношения. Монография имеет не только научные достоинства, по и является отличным учебником.

Книга адресована специалистам гуманитарных областей знания, прежде всего психологам, психиатрам, культурологам и педагогам, а также всем, кто глубоко изучает психоанализ.

На фоне своей собственной жизни автор раскрывает закулисье американских телеигр и исследует историю и современность интеллектуальных игр в Америке.

Книга Дженнингса автобиографична. Но в первую очередь она не о нем самом. Она повествует о великом феномене тривии. В русском языке аналога этого слова нет, зато сам феномен нам давно и хорошо знаком.

Тривия — это любой интересный, нетривиальный факт, и вопрос, написанный по этому факту, и игра в вопросы и ответы, построенная на интересных фактах. Все вместе.

Книга известного швейцарского психиатра Асмуса Финзена посвящена шизофрении — психическому расстройству, до сих пор остающемуся загадкой и внушающему страх.

«Шизофрения — отнюдь не редкость. Ее частота близка частоте диабета. Каждый сотый из нас страдает ею. В окружении каждого есть кто-то страдающий шизофренией.

Это книга о деликатном подходе — общественном, индивидуальном, профессиональном — к болезни, носители которой вынуждены считаться не только с ее медицинскими проявлениями, но и с социальной дискриминацией и ее губительными влияниями на их личность» (А. Финзен).

Во многих областях знания существуют свои энциклопедические справочники, в которых разъясняются основные термины и понятия данной науки. Свои энциклопедии имеют математики и физики, биологи и географы, медики и инженеры. Причем эти энциклопедии из года в год переиздаются стереотипно – веяния времени бессильны изменить атомный вес химических элементов или отношение катетов к гипотенузе. Психология в этом ряду занимает особое положение – то ли привилегированное, то ли ущербное: психологических словарей только за последние годы и только в нашей стране издано несколько десятков, и каждый из них отличается своеобразием. В попытках уяснить значение того или иного термина можно пролистать дюжину разных изданий и только запутаться в трактовках и разночтениях. В результате психологи манипулируют терминами, которые едва ли не каждый понимает по-своему и из-за этого не может найти взаимопонимания с коллегами. А некоторые входящие в моду слова далеко не всем даже известны. В этой непростой ситуации в редакции газеты «Школьный психолог» и родилась идея «сверить профессиональные часы» – вынести на суд коллег своего рода энциклопедию в газете с целью уяснения некоторых туманных и сложных понятий. Так родилась рубрика «Тезаурус», в которой за 10 лет были опубликованы десятки статей. Увы, век газеты недолог, и большинство опубликованных текстов ныне не доступны читателю. Сохраняя надежду, что значение этих текстов с годами не утрачено, автор отобрал из них те, которые счел наиболее интересными и важными, и собрал их под этой обложкой.

Верите ли вы в судьбу? Часто ли читаете гороскопы и разгадываете свои сны? А задумывались ли вы, насколько обоснованы научно старые, как мир, методы предсказания будущего? Новая книга Сергея Степанова «Что написано на роду? Сценарий вашей судьбы» – это взгляд психолога на самые разнообразные теории человеческой предопределенности: от реинкарнации до физиогномики. С помощью этой книги вы сможете выбрать, кем вы предпочитаете быть: орудием в руках всесильной судьбы или хозяином своей жизни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пэт Кэдиган

Наблюдая за сменой тысячелетий

Не так Я представляла себе 1999 год.

Точнее, 29 декабря 1999 года.

И если уж быть совсем точной, то последние часы 1999 года - вот что я совсем не так себе представляла. Правда, когда теперь Я пытаюсь понять, чего я собственно, ждала, ровным счетом ничего не приходит мне в голову. Ну, а чего, спрашивается, можно ждать от Нового года, кроме обычной тусовки? 1999-й не успел еще нарисоваться, а я уже сотни раз слышала, что никакой это не миллениум, что конец тысячелетия наступит только 31 декабря 2000 года, и об этом, мол, знает каждый, кто умеет считать до десяти.

ШЕЙЛА КЭЙВЕН

Коммуна Хиппи в Хейте

Члены любого социального коллектива разделяют некоторый корпус социального знания (так сказать, "прикладной" идеологии), что позволяет им интерпретировать события и формулировать свои экспектации в терминах общего для всех мировосприятия. С этой точки зрения членом коллектива является всякий, кто соучаствует в "коллективной репрезентации социального знания", выступает перед прочими другими членами коллектива в социальной роли "обобщенного другого" и формирует в сознании "предвосхищающий образ" последствий своего поведения в данном коллективе. "Член коллектива" - это, в рамках методологии автора, основная единица конкретно-социологического анализа, Член коллектива рассматривается и как носитель идеологии ( чаще всего в неотрефлектированной форме "социального знания"), и как агент практических - непосредственных, почти автоматических - действий и навыков. Именно на этом уровне "индивидуального членства" автор стремится установить соответствие между идеологическими убеждениями хиппи и их "санкционированной практикой" (то есть поведением), которое, во-первых, расценивается самим членом коллектива как норма и, во-вторых, одобряется прочими членами коллектива как уместное и отвечающее тому, что ожидается от "обобщенного Другого".

В романе современной американской писательницы Кэндис Кэмп, впервые переведенном на русский язык, читатель знакомится с юной Миллисент Хэйз, посвятившей жизнь брату-калеке. Она не знает, что такое настоящая страсть, пока в ее городке не появляется красивый незнакомец.

Джон КЭМПБЕЛЛ

ТРАНСПЛУТОН

Блейк скептически разглядывал странную конструкцию.

- Так вот ты чем занимался на вахте? Протономет? Ну и что ты собираешься с ним делать? У него же отдача, как у пушки.

Пентон покачал головой, потирая ушибленное запястье.

- Ты преувеличиваешь. Я просто упустил из виду - с этими лучевыми ружьями забываешь об отдаче.

- Удивительно, что ты еще самого себя не прошил насквозь... Не пойму все-таки, чем тебе не нравится обыкновенный электронный луч? Он даст сто очков вперед любой молнии...