Как явился Христос в Рождество на Луну

Давид Редд

Как явился Христос в Рождество на Луну

Я - Сара Брэди. Ну да, та самая Сара Брэди. Именно меня угораздило стать постановщиком Второго Пришествия Христа, и, скажу я вам, это было нелегко. На самом деле здесь, на Луне, ничего не дается легко. К тому же, на Луне ли, нет ли - там, где замешан мой ненормальный муж, все неминуемо осложняется и запутывается.

Теперь уже, наверное, все знают, как выглядят интерьеры его лаборатории, той самой, где проводился Эксперимент по Искривлению. Самая обыкновенная, типичнейшая лаборатория Лунной базы. Там Мэтью и работал. Циферблаты, мониторы, силовые кабели и все такое прочее. Вообще-то заправляла всем старая профессор Пибоди с платформы, возвышавшейся над гигантским металлическим узлом сконструированных ею тороидов. Рядом с ней склонилась над приборами ее команда:

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Работа Корнелия Удалова над статьёй в местную газету о передаче опыта молодёжи не предвещала беды. Чтобы лучше вспомнить свою трудовую юность, Корнелий выпил таблетку, которую ему дал сосед по дому профессор Минц. И вспомнил ВСЁ!!!

Лампа вызова завыла и замигала кровавым пятном на стене. Я мгновенно проснулся. «Пожар», — мелькнуло у меня в голове. И, хотя я прекрасно знал, что в гостинице не случалось пожара уже восемьсот лет, чисто человеческая реакция взяла верх.

Я лихорадочно ткнул в панель монитора, и на экране высветилось лицо Грила. Часы в вестибюле за его спиной показывали 3.35. Застонав, я включил голосовую связь.

— Дункан слушает.

— Шеф, требуется ваше присутствие. Я не стал задавать лишних вопросов. Грил мой главный коридорный, а уж коридорные нюхом чуют гостиничные неприятности.

Когда во входную дверь деликатно постучали, Вадим, пресытившись всевозможной многоцветной информацией, уже задрёмывал перед неутомимым телевизором.

Это мог быть только Иван Иванович, остальные даже в столь позднее время нажимали пальцами на кнопку звонка. Вадиму сейчас спать хотелось больше, чем общаться, но он слишком уважал маститого соседа — профессора, чтобы оскорблять его своим пренебрежением.

— «Ладно, кофе ещё есть, а завтра всё равно выходной день. Не в первый, и не в последний раз такое дело, нам к этому уже не привыкать…»

На одной из башен пустующего ныне марсианского космодрома висит набитый стружками скафандр.

Никто не знает, кто повесил его и что хотел этим сказать. Может, это было просто пугало, предупреждающее всех, идущих за нами следом?

А может, просто символ человеческого присутствия, как инициалы, вырезанные на стене великолепного древнего здания и словно говорящие: «Я слишком глуп, чтобы творить, но уничтожить могу. И вот свидетельство этому».

Девушка выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью. Высокий блондин в мешковатом костюме хотел было последовать за ней, но передумал.

— Умница, — послышалось из открытого окна.

— Кто там? — юноша повернулся, вглядываясь в темноту.

— Это я. Ферди.

— Почему ты шпионишь за мной? Я же сказал Карлу, что приду.

— Я не шпионю, Ян. Меня послал Карл. Можно мне войти?

Ян безразлично пожал плечами, и в окно влетел коренастый мужчина. Как только его ноги коснулись пола, он облегченно вздохнул. Вернувшись к окну, Ферди наклонился и взглянул вниз. Восемьюдесятью этажами ниже по мостовой мчались машины.

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Редигер Александр Федорович

История моей жизни

* Так обозначены ссылки на постраничные примечания. Они в конце текста книги.

{1}Так обозначены ссылки на примечания редактора. Они в конце текста книги.

Под общей редакцией И. О. Гаркуши и В. А. Золотарева.

Подготовка текста, вступительная статья, примечания и указатель имен - Л. Я. Сает, Н. В. Ильина

Аннотация издательства: Имя Александра Федоровича Редигера (1853-1920), военного министра России 1905-1909 гг., участника освободительной Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., профессора Николаевской академии Генерального штаба мало знакомо широкому читателю. Между тем А. Ф. Редигер крупный государственный деятель, стоявший во главе военного ведомства в один из самых сложных периодов российской истории. Воспоминания Редигера выдающийся образец принципиальной, смелой и одновременно взвешенной оценки как обстоятельств собственной жизни, так и важнейших исторических событий, включая характеристики людей, игравших в этих событиях ведущие роли. Многие взгляды и чувства автора, его размышления над судьбами Родины поразительно созвучны пониманию проблем военно-политического и духовного развития России конца ХХ столетия. 1-й том включает воспоминания А. Ф. Редигера о событиях с 50-х гг. XIX в. до 1907 г. 2-й том - о событиях 1908-1918 гг.

ГАРОЛЬД РЕГИСТАН

Космические ямбы

Пускай ученые куражатся, Раздев частицы догола.

Пускай им, очень умным, кажется, Что тем частицам нет числа.

Пускай, как в куклы, В относительность Всю жизнь играют чудаки.

Проста суровая действительность. И всем Эйнштейнам вопреки

Последний век - есть и у вечности. И у бессмертья - смерть удел.

И есть конец - у бесконечности. У беспредельности - предел!

Где взять на вечность разрешенье?! Проси ее иль не проси

ГАРОЛЬД РЕГИСТАН

Встреча

Сначала не было лица. Был только голос.

Жесткий. Властный. - Я из созвездия Тельца.

Контакт включен. Землянин, здравствуй!

Сон иль явь?! В степи ночной

Лежал я, жадно глядя в небо,

И Млечный Путь над головой

Сверкал, как рыбой полный невод.

Конечно, сон! Но в двух шагах

Клубилось что-то и мерцало.

И на глазах, Вселяя страх, Тугую форму обретало.

Владислав Рейдеp

Сольная паpтия

Когда в очеpедной pаз в pусскоязычной пpессе начинают муссиpоваться обиды по поводу обвинений нашей алии в мафиозности, меня это уже не удивляет, а pаздpажает.

Мафия - это тайное сообщество, действующее исключительно в интеpесах своих членов, используя любые, в том числе пpотивозаконные, методы pеализации своих меpкантильных устpемлений. Кому не известно, что обособленность и закpытость во все вpемена была сеpдцевинной основой существования и выживания евpейства во всех стpанах галута? Освященная идеей избpанности наpода, эта обособленность диктовала методы мышления и стиль жизни, заставив евpеев отказаться от пpозелитизма, обеспечив соблюдение обета молчания о своих внутpенних пpоблемах и сомнениях... В этом нет ничего необычного и свеpхъестественного. Hа той же "мафиозной" основе постpоили свою жизнь во всех стpанах и цыгане, сохpанившие за счет этого, как и евpеи, свой генофонд и свой стиль жизни. Hе знаю, пpавда, какой тип избpанности они исповедуют в своей сpеде. Можно вспомнить также аpмян, да и многих дpугих... Идея тайной вседозволенности по отношению к гоям позволяла не только выживать, но и буpно pазвиваться, если гои оказывались "лохами" и не огpаничивали экспансию "евpейской мафии" на жизненно важных напpавлениях своего pазвития. Евpеи, выходившие за pамки "мафии", успешно служившие иным наpодам и людям в целом, мягко говоpя, не пpиветствовались, если не использовали свои возможности во благо "своего наpода". Это вызывало ответную pеакцию тех, кто был "сначала гpажданином, потом евpеем", поpодив множество "евpеев-антисемитов", отвеpгавших, по существу, не столько "избpанность", сколько мафиозность, паpазитизм.