Как я стал переводчиком Сталина

Автор книги — известный журналист-международник, лауреат премии имени Воровского, присутствовал в качестве переводчика советских руководителей на многих международных встречах и переговорах военных лет. Воссоздает атмосферу непосредственно перед войной и в ходе нее, прослеживает связь событий прошлого с сегодняшним днем, делится личными впечатлениями о встречах с советскими и иностранными деятелями, такими как Сталин, Молотов, Черчилль, Рузвельт и др.

Отрывок из произведения:

Меня не покидает ощущение, что в памяти запечатлеваются события, происходившие задолго до того момента, когда у человеческого существа пробуждается сознание. Наверное, эти кажущиеся живыми образы сложились позднее из зафиксированных клеточками мозга, но неосознанных и не наполненных смыслом подлинных событий, разговоров взрослых, услышанных историй, обрывков фраз, старинных портретов и фотографий в бабушкином альбоме, быть может, даже младенческих сновидений. Но сейчас, когда я мысленно прохожу свой жизненный путь, передо мной возникают не только эпизоды, свидетелем которых я мог быть начиная с самого раннего возраста, но и поразительно яркие картинки событий, происходивших до моего появления на свет.

Другие книги автора Валентин Михайлович Бережков

Повести Николая Леонова и Юрия Кострова Вариант «Омега» (Операция «Викинг») и Валентина Бережкова «Тегеран-43» о поединке нашей разведки с элитой абвера отражают действительные события, которые происходили весной 1942 года в оккупированном фашистами Таллине и осенью 1943 года в «нейтральном» Тегеране.

В книге рассказывается о предвоенных усилиях СССР, направленных на создание системы коллективной безопасности в Европе, о трудном и сложном процессе формирования антигитлеровской коалиции, боевом союзе трех великих держав — СССР, США и Англии, о тех факторах, которые привели к распаду коалиции и возникновению «холодной войны» в конце 40-х годов.

Второе издание книги дополнено воспоминаниями автора и конференции в Думбартон-Оксе, заложившей основы Организации Объединенных Наций.

Для научных и практических работников в области международных отношений и читателей, интересующихся внешнеполитическими проблемами.

«В этой книге значительное место отводится Сталину как одному из главных участников Большой тройки, руководителю советской делегации на Тегеранской конференции. Но пусть читатели не усматривают в этом попытку дать какую-то оценку роли Сталина вообще. Ничего похожего автор не имел, да и не мог иметь в виду, тем более, что рассматривается весьма ограниченный отрезок времени — Тегеранская конференция продолжалась всего 4 дня. Не имел автор в виду и давать всестороннюю характеристику участников этой встречи или рисовать их политические портреты. Эта книга — не историческое исследование. Она не претендует и на то, чтобы дать исчерпывающий анализ Тегеранской конференции и вопросов, на ней обсуждавшихся. Скорее ее следует рассматривать как воспоминания очевидца тех знаменательных событий, выполнявшего к тому же весьма скромную работу переводчика».

В.Бережков

Автор этой книги Валентин Михайлович Бережков — журналист-международник, заместитель главного редактора внешнеполитического еженедельника «Новое время».

В 1940–1945 гг. В. М. Бережков находился на дипломатической работе. С декабря 1940 г. вплоть до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз был первым секретарем посольства СССР в Берлине. Вернувшись в Москву, работал в центральном аппарате Министерства иностранных дел СССР. Участвовал во многих международных встречах и переговорах, в том числе в Тегеранской конференции глав великих держав.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Александр Васютков

Сим-сим

Повесть

Вступительная заметка Бориса Дубина

Московская песенка

"Сейчас квартиры светлые, просторные. Легкая мебель. Солнце, разлитое по потолку. Праздник журнальных обложек. Цветной телевизор... И редко где семейные фотографии. Зато прекрасные зеркала..." - начинает поэт Александр Васютков свою мемуарную повесть. Она - о детстве, отрочестве, юности других времен, о семье и доме других людей. Людей, которые не просто помнят которые имеют волю к памяти и которым есть что помнить (зеркало, упомянутое выше, не помнит, у него задача иная). Герой-повествователь Васюткова - из поколения сыновей тех, кто воевал и уцелел в Отечественной войне. Отсюда и характерные вешки его рассказа (их в цепкой васютковской прозе бесконечно больше, выхватываю наугад и не могу остановиться): "до революции дед мой, сын тверского лесничего", бабушка "едет в какой-то Торгсин, продавать золото", "длиннолицые пленные немцы" на московских послевоенных стройках, идущий на окраину "деревянный желто-красный трамвай", по радио - "Сулико", хор Пятницкого и "Ах, Самара-городок", в коммуналках "устоявшийся запах желудевого кофе", "караваны фарфоровых слоников, глиняные кошки-копилки с нежно-вороватыми голубыми глазами... легкие этажерки с точеными ножками, пузатые буфеты-тяжеловесы", первая школьная форма - "гимнастерка с золотыми пуговицами", "черный свиной ремень, розовый изнутри, с бляхой, украшенной буквой Ш", по дворам - наводящая страх ремеслуха из бараков, Карандаш в цирке на Цветном, козинцевский "Дон Кихот" в кинотеатре на Арбате, "Догоним и перегоним Америку", Элвис Пресли и "Шестнадцать тонн". И прилипчивая, еще очень долго всплывающая нота, исторический камертон десятилетий: "От станции метро "Сталинская"", "пяти лет от роду, в Сталиногорске", "вскоре после похорон Сталина", "клуб с белыми статуями Ленина и Сталина по бокам", "Сталин тогда уже умер", фраза отца-фронтовика: "Сталин дал мне все" и пионерская клятва сына: "Обещаю быть верным делу Ленина-Сталина..."

Герман Владимиров

Наполеон проиграл войну, а я ее выиграл

В наши дни поклонники Георгия Константиновича Жукова, казалось бы, не имеют повода для недовольства. Маршалу поставлены памятники на его родине в Калужской области, на Поклонной горе и в центре Москвы, около Исторического музея. Учреждены медаль и орден его имени. Многажды изданы его знаменитые "Воспоминания и размышления", в которых восстановлены все некогда искаженные цензурой места. И все-таки невозможно отделаться от ощущения, что памятники Жукову ставятся не в знак признания его выдающегося полководческого гения, не в знак благодарности потомства за неслыханные доселе победы на полях сражений, а в пику Сталину.

Ольга Воронцова

Не любовью единой

Новеллы о женских судьбах

Книга писательницы Ольги Воронцовой, посвященная малоизвестным эпизодам из жизни Мессалины, Жанны д'Арк, Лукреции Борджиа, мадам де Помпадур, Анны Вырубовой и других женщин, которые, на свою беду, оказались на вершине власти и потому заслужили в истории своих стран и мировой истории репутацию "роковых", основана не на эмоциях, а на исторических фактах. Читатель сможет сам проследить их жизнь и оценить, насколько оправданна репутация этих героинь и чего стоят многие мифы и легенды, сопутствовавшие им при их жизни и оставшиеся в памяти всех последующих поколений людей вплоть до нашего времени.

Михаил Вострышев

Чарующая Целиковская

ПРЕДИСЛОВИЕ

Большинство читателей, которые возьмут в руки эту книгу, знают Людмилу Целиковскую исключительно как киноактрису, сыгравшую главные роли в фильмах "Антон Иванович сердится", "Сердца четырех", "Беспокойное хозяйство", "Попрыгунья", "Лес"... Кое-кто видел ее на сцене Театра имени Вахтангова в сороковые-восьмидесятые годы. И лишь совсем немногие друзья были посвящены в перипетии ее личной жизни, в сложные, подчас горькие повороты ее судьбы.

Выскубов Степан Павлович

В эфире "Северок"

Об авторе: Степан Павлович ВЫСКУБОВ, живущий в станице Старомышастовской Краснодарского края, не профессиональный писатель. Проходя в 1939 году срочную службу в Красной Армии, был разведчиком в корпусной артиллерии. С началом Отечественной войны Степан Павлович добровольно вступил в парашютно-десантный батальон. Став радистом-разведчиком, несколько раз забрасывался в тыл врага. Его оружием была рация, но частенько приходилось брать в руки автомат и участвовать в боевых операциях. Трижды ранен, контужен. Награжден орденом боевого Красного Знамени, медалями. Сейчас - на заслуженном отдыхе, но активно участвует в общественной жизни станицы и пишет воспоминания о своей молодости и своих боевых друзьях.

Никита Заболоцкий

Поэзия, завещанная потомкам

Николай Алексеевич Заболоцкий (1903--1958) принадлежит к первому поколению русских писателей, вступивших в творческую пору жизни уже после революции. В его биографии поражает удивительная преданность поэзии, упорная работа над совершенствованием поэтического мастерства, целеустремленное развитие собственной концепции мироздания и мужественное преодоление барьеров, которые судьба воздвигала на его жизненном и творческом пути. С молодых лет он очень взыскательно относился к своим произведениям и к их подбору, считая, что нужно писать не отдельные стихотворения, а целую книгу. На протяжении жизни несколько раз составлял идеальные своды, со временем пополняя их новыми стихотворениями, прежде написанные -- редактировал и в ряде случаев заменял другими вариантами. За несколько дней до смерти Николай Алексеевич написал литературное завещание, в котором точно указал, что должно войти в его итоговое собрание, структуру и название книги. В едином томе объединил он смелые, гротескные стихотворения 20-х годов и классически ясные, гармоничные произведения более позднего периода, тем самым признав цельность своего пути. Итоговый свод стихотворений и поэм следовало заключить авторским примечанием:

Василий Захарченко

Он первый уверовал в инопланетян

К 90-летию Александра Казанцева

С волнением всматриваюсь я в необыкновенное лицо этого человека. В нем есть какие-то колдовские черты, которые не отталкивают собеседника, а наоборот откровенно притягивают его неистребимым желанием понять, какой же груз пронес сквозь свою многотрудную жизнь этот безумный-безумный фантаст. Ведь за спиной его почти столетие; революции, войны, перестройки и переделы страны и сознания миллионов людей. Все видел... Все пережил... И что главное: сумел пронести сквозь все это светлую мечту о будущем. Он всегда смотрел вперед. И постоянно глядя в грядущее, сумел впервые в мире разглядеть инопланетян в загадочном феномене Тунгусского метеорита. И меня радует, что об этом я вновь услышал на последнем международном конгрессе УФОЛОГОВ, проходившем в Дюссельдорфе. УФОЛОГИ мира верят Казанцеву. Есть люди, которым сама судьба словно предначертала быть "генераторами идей". Всей жизнью и деятельностью своей эти, безусловно, талантливые люди становятся возмутителями спокойствия. Отвергая истины, ставшие хрестоматийными, смело вторгаясь в область фантазии, возмутители спокойствия будоражат человеческое сознание, увлекая за собой тысячи и тысячи последователей, окрыленных стремлением к необычному, смелому, к поиску нового. Невольно приходят на ум чудесные слова великого врачевателя Н. И. Пирогова: "Все высокое и прекрасное в нашей жизни, науке и искусстве создано умом с помощью фантазии, и многое - фантазиею при помощи ума. Можно смело утверждать, что ни Коперник, ни Ньютон без помощи фантазии не приобрели бы того значения в науке, которым они пользуются" На долю писателя-фантаста Александра Казанцева, работающего в литературе на протяжении нескольких десятилетий, выпало великое счастье стать возмутителем спокойствия - неистощимым "генератором идей", увлекшим за собою миллионы читателей и почитателей. Я вспоминаю до безумства смелое утверждение Казанцева, высказанное им в послевоенные годы, о том, что тунгусское диво - метеорит, пронесшийся над Сибирью и не оставивший после себя никаких материальных частиц, - является не чем иным, как инопланетным космическим кораблем, потерпевшим аварию над планетой Земля. Рассказ "Взрыв", появившийся в печати в 1946 году, явился подлинным взрывом фантазии, разбудившим воображение не только юных искателей приключений, но и маститых мужей науки. Десятки добровольцев, объединившись в научные отряды, углубились в дебри Подкаменной Тунгуски - в район космической катастрофы. Молодые энтузиасты облазили таежные завалы, образовавшиеся после взрыва, в поисках разгадки одного из самых таинственных и удивительных явлений природы. Но этого мало. Сейчас стало известно, что Главный конструктор космических кораблей академик Сергей Павлович Королев тоже не избежал убедительного очарования смелых идей писателя-фантаста. Прославленный конструктор был одним из организаторов экспедиции, оснащенной точнейшим оборудованием и вертолетами. Ее участникам во что бы то ни стало хотелось найти хотя бы крохотный кусочек "марсианского корабля". И хотя ни одного обломка так и не было найдено, энтузиасты, взволнованные гипотезой писателя, продолжали романтический поиск, а ученые писали книги и монографии на тему тунгусского дива, защищали диссертации, получали ученые звания. И хотя прошли десятилетия со времени рождения гипотезы Казанцева, споры ученых и фантастов вокруг тунгусского метеорита продолжаются. Возмутитель спокойствия предвосхитил космический век своей фантазией, опиравшейся на научное предвидение, словно предсказывая пору великих космических свершений. До сих пор со всего земного шара к А. П. Казанцеву приезжают в Москву энтузиасты. Из Австралии и Англии, из США и Франции, из Японии и Швейцарии, из Италии и ФРГ, из Болгарии и Кубы, из многих и многих стран приезжают писатели и романтики, для того чтобы побеседовать с родоначальником одной из самых пленительных гипотез нашего беспокойного времени. Невольно встает вопрос: почему происходит такое? Что поднимает людей на штурм неизведанного? Какие силы родились в человеческом обществе, чтобы заставить людей беспредельно искать новое, пытаясь заглянуть в завтрашний день через головы потомков? Фантастический поток знаний упорно сметает границы старых представлений, заставляет человека не только удивляться, но и искать все новые и новые подступы к постижению жизни. Человеческий разум обладает исключительным, я бы сказал, удивительным свойством предвидеть и предугадывать. Кто-то должен брать на себя смелость прокладывать тонкий пунктир грядущих открытий, кто-то неустанно должен искать формулу завтрашнего дня. Это делают фантасты... Наш век научно-технической революции уже подготовил людей к восприятию самого необыкновенного. Об этом образно и прекрасно высказывалась старейшая наша писательница Мариэтта Сергеевна Шагинян: "Пришло время, когда силы, выходящие за пределы человеческого восприятия, ультразвук, который нельзя услышать, ультраскорость, которую нельзя себе представить, пришли на службу человеку. Новые научные открытия надвигаются на нас, на нашу психику, на систему наших чувств и мышления с огромной силой воздействия, и они, эти открытия, влияют не только на материальный мир, они перевоспитывают самого человека, меняют его характер, образ мышления, привычку, способ жизни". Мы живем в сложном мире, созданном матерью-природой, и одновременно в мире, созданном нашими руками и нашим разумом. Максим Горький дал блестящую характеристику окружающему нас миру. "Второй природой" назвал он все, что создано человеком. Старушка природа формировалась своей эволюцией миллионы лет. Она столкнулась со "второй природой", на создание которой требуются даже не столетия - годы. Именно эту "вторую природу" и выбрала местом своего действия научная фантастика. Ее поле деятельности распространяется несравнимо больше в завтрашний день, чем в прошлое. Это и понятно - ведь именно будущее дает возможность широко развернуться человеческой фантазии. Не потому ли научная фантастика стала сегодня одним из любимейших жанров в первую очередь у молодежи? Она ищет в этой литературе необычное, ищет контуры грядущего, свой завтрашний день. И не зря выдающийся русский писатель Леонид Леонов, охваченный порывом познания будущего, восклицал: "О, как безумно хочется хотя бы через травинку, через парящее в небе облачко, даже со сверхптичьего полета взглянуть потом, потом на наше продолжение в веках... Часть этого задания ложится и на так называемую научно-фантастическую литературу, которой хочется попутно пожелать большого совершенства, в частности умножения сюжетных координат, в пересечении которых образуются поразительные детали, выясняются неожиданно и незнакомые еще очертания новой эры. Но лучше всех для нас сделают это универсальные, авторитетные, увлекательные, еще лучше - вдохновенные обзоры по ведущим наукам современности, причем с некоторым люфтом, вольностью в сторону чрезмерных допущений и даже... с малой долей гипотетической ереси, которую иные ученые-блюстители столь терпеть не могут и в личине которой нередко на сцене науки и жизни появляется истинное новаторство". Казанцев появился в нашей литературе тогда, когда еще находились иные критики, снобистски трактовавшие произведения научно-фантастического жанра как некую "инженерную" фантастику, пытаясь тем самым переселить новый жанр литературы из мира искусства, анализа человеческих душ в мир машин и железок, обескровленный отсутствием Человека с большой буквы. Кто-то упорно считал в свое время, да порою и сейчас пытается считать раскрытие научной или технической идеи, показ борьбы за ее воплощение неким популяризаторством, исключающим художественную ценность произведения. Александру Казанцеву, как одному из основоположников жанра научной фантастики в нашей стране, пришлось выдержать многолетний бой за утверждение дорогой ему литературы, за доказательство того, что новые проблемы, встающие перед человечеством, являются в первую очередь отражением человеческих радостей и страданий, светлый идей и горячих образов. Александр Петрович Казанцев родился в 1906 году в старинном степном городе Акмолинске, ныне Целинограде. Он учился в Омске, высшее техническое образование приобрел в Технологическом институте Томска, который окончил в 1930 году. Молодой инженер начал свой жизненный путь механиком Белорецкого металлургического завода на Урале, затем научным сотрудником одного из московских исследовательских институтов. Участвуя в оборудовании советского павильона международной выставки 1939 года в Нью-Йорке, писатель приобретает первые впечатления "американского периода" своей жизни, которые так помогли ему впоследствии при написании романов "Пылающий остров", "Арктический мост", "Мол Северный" и "Льды возвращаются". Уже тогда, в предвоенные годы, Александр Казанцев начинает свою первую пробу пера, утверждая себя в реалистической фантастике, которой он остается верным всегда. Наиболее плодотворным мотивом раннего творчества писателя был политический памфлет, облеченный в увлекательную формулу фантастическиприключенского повествования. Ранние произведения писателя особо ценны тем, что в тревожные предвоенные годы и в годы "холодной войны" они звали людей к борьбе за единение усилий человечества во имя светлой жизни. В дни Великой Отечественной войны А. П. Казанцев становится военным инженером, он руководит одним из крупнейших научно-исследовательских институтов, работавших на победу. Писатель заканчивает войну уполномоченным Государственного Комитета Обороны СССР в Вене, в звании полковника. Послевоенный период он целиком отдает литературе. Роман "Пылающий остров" впервые увидел свет в предвоенные годы. Это публицистический страстный памфлет, предостерегающий человечество от пагубного использования достижений научной мысли. По сути, писатель предвосхитил трагедию атомной бомбардировки Хиросимы 1945 года. Романы "Арктический мост" и "Мол Северный" подчеркивают другую сторону дилеммы, стоящей перед человечеством. Или угроза всеобщего уничтожения или разрядка международной напряженности, мирное сосуществование и сотрудничество разных социальных систем. Произведения Казанцева рассказывают о строительстве подводного плавающего туннеля между берегами СССР и Америки. Это не только нить, соединяющая два континента. Это попытка показать единство интересов народов разных стран в решении глобальных проектов, улучшающих нашу планету. Целая серия повестей и романов Александра Казанцева рассказывает о завоевании космоса. "Лунная дорога" и "Планета бурь" (1959), рассказы "Гость из космоса" и "Марсианин" (1953-1958), "Звездные пришельцы" (1960), очерк "Из космоса - в прошлое" (1972) - все это ступени, рассказывающие миллионам читателей о хитросплетениях на пути познания Вселенной. Подобно гипотезе о Тунгусском взрыве, эти произведения вызвали всемирный интерес. На III Всемирном конгрессе палеокосмонавтики, проходившем в 1976 году в Югославии, книги Казанцева серьезно обсуждались как основа новой науки о возможном посещении нашей Земли инопланетянами. Основные достоинства литературно-фантастического метода Александра Казанцева - это в первую очередь яркость и масштабность изображения социально-политических конфликтов. Автор обладает исключительным воображением, он владеет диалогом, ему удаются образы действующих лиц. Но больше всего читателя привлекает оптимистичность социальных прогнозов писателя, тот дух романтики, который не оставляет равнодушным ни одно человеческое сердце, если оно не закрыто для светлой мечты. Именно в этом следует искать причины популярности книг Казанцева. Его произведения изданы общим тиражом более 4,4 миллиона экземпляров. И переведены они более чем на два десятка языков мира. Войдя в большую литературу, Александр Казанцев остается увлеченным инженером. Он член общества изобретателей, выдающийся шахматный композитор - международный мастер. Он встречается со своими читателями, активно участвует в дискуссиях и спорах. Несмотря на своей солидный возраст, Александр Казанцев полон творческой энергии, руководит Всероссийским творческим объединением "Инокосмос" и продолжает радовать нас новыми научно-фантастическими произведениями, раскрывающими философию завоевания Космоса и новые человеческие отношения. Творчество Александра Казанцева может быть поставлено рядом с творчеством такого гиганта в области научной фантастики, как Иван Ефремов. Основоположники русской послевоенной фантастики много сделали для становления любимого молодежью жанра. Пожелаем же Александру Петровичу здоровья и творческих сил. Его многочисленные читатели благодарны фантасту за то, что он сумел перенести их духовный мир в будущее. А оно, надеюсь, все-таки будет прекрасным, как обещает нам "русский пророк от фантастики".

Алексей Тарханов – журналист, архитектор, художественный критик, собственный корреспондент ИД «Коммерсантъ» во Франции. Вместе с автором мы увидим сегодняшний Париж – зимой и летом, на параде, на карантине, во время забастовок, в дни праздников и в дни трагедий. Поговорим о еде и вине, об искусстве, о моде, ее мифах и создателях из Louis Vuitton, Dior, Hermès. Услышим голоса тех, кто навсегда влюбился в Париж: Шарля Азнавура, Шарлотты Генсбур, Zaz, Пьера Кардена, Адель Экзаркопулос, Ренаты Литвиновой, Евы Грин.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хочешь знать обо всем? Желаешь получить ответ на любой вопрос?

В «Новейшем справочнике уникальных фактов в вопросах и ответах» больше эксклюзивной информации, чем в любой многотомной энциклопедии.

Здесь собраны самые интересные данные по науке и технике, географии и биологии, астрономии и физике, литературе и искусству, истории и экономике, политике и бизнесу.

В этом не имеющем аналогов издании можно найти неизвестные ранее страницы биографий великих людей, интересные детали выдающихся научных открытий, любопытные факты о шедеврах замечательных художников и поэтов, новые сведения о войнах и сражениях - словом, самое яркое и значительное из всего, случившегося в мире за последние тысячелетия.

Если вы умудрились попасть в другой мир (в другой, а не в иной), проверьте свой организм на наличие изменений! При чем тут организм? На этот вопрос вам может ответить мой друг Семен. Я-то ничего, а вот у него отросли остроконечные уши, так свойственные эльфам. Впрочем, я тоже хорош! Умудрился влюбиться. Нет, само по себе это явление свойственно молодому человеку. Но вся беда в том, что девушка не желает со мной знакомиться поближе. Ведь дело в том, что у меня… Впрочем, обо всем по порядку: отправились мы как-то в Карпаты…

Помогать униженным и оскорбленным стало для Полины Казаковой, больше известной в народе как Мисс Робин Гуд, главным и любимым делом. Тем более в беду попала ее знакомая Марина Золотова. Муж красавицы Корнил оказался просто негодяем. Издевался над бедняжкой как только хотел – жена все стерпит, куда денется! Ведь и она сама, и дети полностью зависели от него. В один прекрасный день Марина перестала терпеть выходки самодура и… очень скоро очутилась на улице. Кроме того, Корнил намерен отобрать у супруги детей, якобы с обеспеченным родителем им будет лучше… Ну ничего! Мисс Робин Гуд исправит несправедливость судьбы и поменяет жертву и мучителя местами!..

Древний Рим, I в. до н. э. На улицах бесчинствуют жестокие банды, не щадя ни плебеев, ни патрициев. Знатный римлянин Деций Цецилий Метелл Младший расследует вроде бы ничем не примечательные убийства бывшего раба и иноземного купца. К своему ужасу, молодой патриций обнаруживает: следы интриг и коррупции ведут в самые верхи власти. Не только жизнь Метелла, но и сама Римская республика оказываются под угрозой…