Как воюют на Донбассе

«…За спиной несколько месяцев самого масштабного со времен Второй мировой войны европейского вооруженного конфликта. За время боев Донбассу причинен громадный экономический ущерб. Разрушено больше пяти тысяч домов, больше ста школ, десятки больниц и медпунктов. Разрушена торговая инфраструктура. Под снарядами и бомбами карателей погибло, по самым заниженным оценкам, уже больше трех тысяч мирных жителей. За это время силовая группировка карателей была развернута с пятнадцати тысяч солдат и офицеров ВСУ, нацгвардии и добровольческих батальонов в середине мая до почти шестидесятитысячной армии в середине августа».

Военный обозреватель газеты «Завтра» предпринял первую попытку описать события на Донбассе именно с точки зрения военной аналитики. Тактика и стратегия, силы сторон, снабжение… Шурыгин детально рассказывает, как выглядит современная война на руинах бывшего Союза. Впервые проводится детальный анализ сил сторон, вооружения и применяемой тактики.

Отрывок из произведения:

Если честно, то у меня из головы не выходит история самоубийства в Голландии Александра Долматова. Ну вот хоть ты тресни, но не укладывается у меня в голове отказ в политическом убежище как причина для самоубийства. Что-то не складывается.

Что «светило» бывшему члену НБП Александру Долматову при депортации в Россию? Максимум года четыре! И то если бы доказали его вину. А так — года два, если не условно. Каких-то особенных преступлений за ним по драке на Болотной не числилось. При этом статья не позорная, еще и в страдальцы записали бы от «кровавого режЫма», а это и почет, и подчеркнутое «законное» обращение на тюрьме. Никакого беспредела и насилия. Неужели перспектива такого суда так напугала человека, что он убил себя? Оборвал высшую ценность, данную ему Богом, — собственную жизнь?

Рекомендуем почитать

На Ближнем Востоке десятилетиями воюют различные вооруженные группировки с труднопроизносимыми названиями. У них есть свои успехи, есть поражения, но их деятельность остается в рамках местных реалий.

Но в прошлом году произошло то, чего боялись многие политологи и аналитики. Мир радикального ислама породил явление настолько мощное и страшное, что западная цивилизация содрогнулась.

Организация «Исламское государство» (также известная как ИГИЛ) уже контролирует огромные территории в Сирии и Ираке. Ее отряды воюют в Ливии, Нигерии и Египте. Они обещают принести войну в Среднюю Азию и Афганистан. Им нипочем даже НАТО.

В чем секрет побед ИГИЛ и чем они угрожают России, читателю расскажут лучшие военные умы современности. Впервые на русском языке.

«Рупор тоталитарной пропаганды» стал одним из главных источников информации для жителей России о событиях на Украине. Его автор по минутам отслеживал развитие ситуации, его аналитикой продолжают зачитываться десятки тысяч человек по всему миру. А блог Colonel Cassad заслуженно занял место в десятке самых популярных блогов Рунета.

Уже после присоединения Крыма к России стало известно, кто скрывался за псевдонимом «полковник Кассад». Борис Рожин, журналист из Крыма, благодаря своей странице в «Живом журнале» стал настоящим солдатом информационной войны. Его проект продолжает жить и развиваться, а Рожин представляет свою первую книгу. День за днем, иногда буквально по минутам, он реконструирует события на Украине, начиная со времен Майдана и заканчивая самыми последними событиями.

Другие книги автора Владислав Владиславович Шурыгин

Правда о подвигах и буднях чеченской войны в рассказах ее очевидцев и участников и составила содержание этой книги, которая издается еще и как дань памяти нашим солдатам, офицерам и генералам, отдавшим свои жизни за други своя и продолжающим свой воинский подвиг ради нашего благополучия.

Владислав Шурыгин знает о войне не понаслышке: в качестве военного корреспондента он побывал во всех "горячих точках" бывшего соцлагеря. Его дебютный сборник рассказов — художественный взгляд на чеченскую войну. Войну, в которой нет правых и виноватых, зато есть кровь, пот, слезы и, как ни высокопарно это звучит, место для подвига. Среди заброшенных блокпостов и разгромленных деревень живут люди, каждый день с оружием в руках отстаивающие право оставаться человеком.

Тяжело и страшно вспоминать ту жуткую предновогоднюю ночь 1994-го в Грозном. В адовом огне полегли сотни наших бойцов. Бездарные военачальники загубили в узких кварталах и дворах наспех сколоченные подразделения. Брошенные в самое пекло войны мальчишки даже забыли о том, что где-то поют куранты, и взлетают пробки шампанского, и искрометными звездами мерцают в морозном воздухе конфетти и серпантин. Новый год, самый семейный, радостный, обещающий долгое-долгое счастье праздник, для них так и не наступил, и все тянулись смертельным конвейером жуткие декабрьские дни — 31, 32, 33… 44 декабря…

Война состоит из мгновений, из короткой автоматной очереди, из крика ярости или боли, из оглушительной тишины после боя. Война в Чечне, увиденная глазами солдата, — совсем не пафосная героическая битва. Это ежесекундное испытание всего, что есть в человеке. Допросить пленного, расстрелять предателя, похоронить друга — тяжелая, изнурительная работа. А завтра снова в бой, и ты должен быть готов к тяжелейшим нравственным испытаниям.

Надо мной плыли облака. И я сонно, зачарованно смотрел на них. Я просто лежал и смотрел на облака. Левая моя рука затекла и онемела. Но сделать что-либо я не мог. Потому что на левой руке спала, прижавшись ко мне, Злата.

Сколько времени рука может прожить без крови? Два часа, говорят медики. Злата спала уже минут сорок. «Можешь еще потерпеть, — сказал я успокаивающе сам себе, — в конце концов пусть это будет благодарностью женщине за то, что она дала тебе любовь».

...Скорее всего, завтра к вечеру на планете Земля к 193 официально признанным странам прибавится ещё одна страна. Вырванная с кровью из тела Сербии провинция Косово провозгласит себя независимым государством и скорее всего эта независимость в течении ближайших месяцев будет признанна частью стран Запада и США.

То, что происходит сегодня с Сербией должно не просто стать предметом пристального изучения аналитиков и политологов, а темой широкой дискуссии.

Признаюсь, мне всегда было тяжело смотреть ему в глаза. С той самой первой нашей встречи, когда он пришел к нам в редакцию со своей странной и неожиданной просьбой – помочь ему проникнуть в городок дивизии имени Дзержинского. С собой повсюду он носил фотоснимок. На нем он и двое глазастых мальчишек – его сыновья Володя и Роман. Казалось, что снимок был сделан давно – так сильно изменился он сам. Поседел, постарел. Но оказалось, что фотографии нет и года…

Популярные книги в жанре Публицистика

«Не с честью проводили мы роковой 1881 год!.. Отрадно было переступить даже самую грань, условную, внешнюю, отделившую нас хоть бы только летосчислением от этой годины кровавого позора. О, если б и в самом деле осталось навеки за этим рубежом времени все, что было перестрадано и пережито Россией, и невозвратным прошлым стало наше недавнее настоящее с его еще жгучею, неутолившеюся болью!..»

«Хотя многие из наших газет имеют притязание быть «органами общественного мнения» (а не личными органами редакторов или же отдельных кружков), было бы однако же, иной раз, величайшим для общества оскорблением признавать их выражением общественной мысли. В какую ошибку впал бы, например, иностранец, который бы вздумал, в течение последних двух-трех лет, по вопросам, касающимся нашего национального достоинства или существеннейших интересов внутренней политической жизни, выводить заключение о воззрениях и чувствах нашей страны – из статей так называемой «либеральной», а подчас и так называемой «консервативной» русской печати!..»

«Свистом и лаем было встречено в так называемом либеральном (!!) лагере наше мнение, не однажды выраженное, а в последний раз в передовой статье 10-го нумера – о том, что пришло наконец время центр управления русским государством перенести в центр государства. Ничто, по-видимому, так не раздражает и не пугает наших противников, как мысль о совмещении правительственного центра с средоточием народной исторической жизни и о восстановлении правильного кровообращения в нашем государственном организме!..»

«Наконец, после бесплодных увеселений, наступило строгое время, время, в которое должен очиститься человек от всех дрязгов своей личности, от мелочи дел своих, чтобы встретить достойно великий праздник Воскресения Спасителя…»

«Было время, когда у нас не было публики „Возможно ли это?“ – скажут мне. Очень возможно и совершенно верно: у нас не было публики, а был народ. Это было еще до построения Петербурга. Публика – явление чисто западное и была заведена у нас вместе с разными нововведениями…»

«Noblesse oblige! Аристократия есть неравенство людей между собою (не в смысле разнообразия, это было бы несходство, но в смысле закона), понимаемое не случайно…»

«А. Здравствуйте, почтеннейший!

Б. Здравствуй, любезнейший! Что скажешь новенького? Ты что-то весел!

А. Признаюсь, я очень доволен, что, наконец, г. Полевой напечатал в 9-й книжке «Московского телеграфа» объявление о скором выходе второго тома «Истории русского народа» и последующих за ним…»

«В первом моем письме я просил у вас местечка в «Молве» для помещения моей стариковской болтовни. Вы довольно неучтиво промолчали. Вам бы следовало сказать: «Милости просим!» – Ну, да я на это не смотрю. Я прикрываюсь известной поговоркой, что молчание есть знак согласия – и пишу к вам второе письмо…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джон Форбс Керри — Государственный секретарь США (министр иностранных дел) в администрации президента Б. Обамы. В книге, представленной вашему вниманию, собраны его выступления, статьи и интервью, посвященные политике США в отношении России, украинским событиям и действиям, связанным с этим, президента Владимира Путина.

Как дополнение даны выступления по аналогичной теме Дженнифер Псаки, официальной представительницы Государственного департамента США, и Виктории Нуланд, помощницы Государственного секретаря по делам Европы и Евразии.

Комментирует эти материалы Алексей Константинович Пушков, директор Института актуальных международных проблем Дипломатической академии Министерства иностранных дел РФ, председатель Комитета по международным делам Государственной думы…

Вырвавшись с планеты, они нашли свой новый дом, наследие древней цивилизации приютило беглецов и изгнанников, которым удалось выжить в жерновах не их войны. Преследователи шли за ними по пятам и когда нашли, время до уничтожения их нового дома пошло на дни. В игру на скорость вступили правящие миром: Империя Вейту, Конфедерация Деус и Республика. Вокруг одной маленькой системы, где укрылись беглецы, рождались союзы, плелись интриги, планировалось предательство.

Чтобы выжить друзьям пришлось разделиться, Рич Айвар ушёл в родную систему древних ящеров в надежде найти технологии, которые помогут им защитить свой новый дом. Оставшимся, пришлось принять правила игры, строить козни и совершать сделки прямо под носом кукловодов, дабы дождаться возвращения Рича Айвара.

Его зовут Рич Айвар – он младший сын звёздного барона Аудара Айвара.

Отец сознательно отправляет его на чужую войну в чужую систему на малоизведанную планету.

По замыслам кукловодов он не должен был выжить, но он смог, и он нашел, как вырваться с этой планеты.

То, что он там нашёл, привлекло внимание правящих вселенной и у Рича Айвара остаётся только одно, бежать самому и спасать доверившихся ему друзей.

Гаррет – это человек в стране троллей, гномов, вампиров…

Гаррет – блестящий детектив, способный раскрыть любое преступление в мире магии, готовый идти на риск и даже в самых отчаянных ситуациях не теряющий спасительной иронии.

Но Гаррета, наконец-то нашедшего свою истинную любовь и, похоже, обретшего прочное положение в обществе Танфера, ждет невероятно жестокое потрясение – его невеста убита накануне свадьбы.

Кто это сделал?

Кому могла перейти дорогу очаровательная девушка – всеобщая любимица? Выследить злодеев – долг чести для Гаррета, и он не успокоится, покуда не совершит возмездие.

И это – действительно ПОСЛЕДНЕЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ Гаррета.