Как тебя зовут

Илья Члаки

К А К Т Е Б Я З О В У Т ?..

(монолог)

Однокомнатная квартира. Книжная полка, диван, стол,

стулья, торшер, радио, висящее на стене.

- Мадам, мадам, мадам! Где вы, дорогая? Ну, давайте же, ей-богу, хватит прятаться! Черт возьми, выходите же! Мадам! Если вы сейчас же не появитесь, я... я не знаю, что сделаю! Так и знайте, я вас предупредил. Ну, милая моя!.. Ну, пожалуйста!.. Хорошо. Я понял. Хорошо. Давайте. Я согласен немного поиграть. Только договоримся твердо - немного. Договорились? О'кей. Что я должен делать? Да-да, я понимаю, искать. Шерше ля фам. Понимаю. Я уже ищу.

Другие книги автора Илья Александрович Члаки

Илья Члаки

Из цикла "Закон природы"

Психи

Действующие лица:

Парень

Девушка

Девушка сидит на лавочке, нюхает цветы.

Появляется парень, кричит кому-то за сцену.

ПАРЕНЬ. Я тебя знать не хочу! Нам с тобой не о чем говорить! Не желаю ничего слушать! Подумаешь! Дурака нашла! Да! Сама дура! Вот и гуляй!.. Или ищи дурнее себя!.. Попробуй, найди! Ты!.. пустая банка, вот ты кто! Тьфу, и растереть! Тебя даже сдать нельзя! Брак! Брак! Дурак я, что с такой!.. Гадина! Ну и ну!.. Я еще решил, что она... что я!.. Банка! (Замечает Девушку). Слыхала?

И. Члаки

У КАБИНЕТА ВРАЧА

(пьеса в одном действии)

У кабинета врача сидят двое: муж и жена.

Они молоды.

ОН. Что ты ему скажешь?

ОНА. Скажу, что болит грудь.

ОН. Так и скажешь?

ОНА. Так и скажу.

ОН. И что он будет делать?

ОНА. Не знаю.

...............

ОН. Меня всегда это поражало - как это женщины ходят к врачам-мужчинам с такими делами.

ОНА. Бывают дела и похлеще.

Илья Члаки

Из цикла "Закон природы"

Мотыльки

Действующие лица:

ВДОВА

ЖЕНИХ

Пустая комната. В разных концах этой комнаты спят двое - Вдова и Жених. Спят на полу, ничем не прикрытые.

ВДОВА. Ой, фу... Где я? Что здесь? Комнаты... Зачем я здесь в этой пустой комнате?.. Кто я?.. Ох, я несчастная женщина! Да, я - несчастная женщина! Вдова я! Да, я вдова.

Просыпается Жених, оглядывается.

ЖЕНИХ. Ну и ну! Вот так дворец! Опять в какой-то жопе проснулся! Черт бы их!.. Хоть бы раз проснуться в нормальном месте! Кем же сегодня придется быть?.. (Замечает Вдову). Ты кто?

Илья Члаки

С О Н Е Ч К А

(пьеса в двух действиях)

Действующие лица:

Вадим

Анна

Сонечка

Роман

Иван Степанович

Действие первое.

Однокомнатная квартира. Полумрак. Только свет уличного фонаря.

Анна и Вадим.

АННА. Никто не придет?

ВАДИМ. Нет.

АННА. Ты никого не позвал?

ВАДИМ. Разве тебе мало, что есть я?

АННА. Лишь бы тебе было достаточно.

Илья Члаки

Д У Ш Н А Я Н О Ч Ь

(МОНОЛОГ)

Стандартная однокомнатная квартира, ничем не примечательная обстановка. Впрочем, виден некоторый беспорядок. По комнате ходит женщина.

- Сволочь! Скотина! (Берет телефонную трубку.) Тварь, я тебе устрою! (Набирает номер). Ну держись!.. Поднимай, поднимай свой зад! Ну где ты?! Давай-давай! Нечего спать! Я не сплю и ты не поспишь! Ну!.. Если ты отключил телефон, я сама приеду, но спать ты не будешь! (Она замолкает, видимо, на другом конце взяли трубку, слушает, беззвучно передразнивает чужое "алеканье", затем бросает трубку.) Постоял?! Теперь двигай. Ложись, ложись, мой хороший, глазки закрывай, засыпай, деточка! Ты у меня поспишь сегодня! Будет тебе и сон и сны! Лег? Бедный, успокоиться не можешь! Ну успокойся, успокойся. Все будет хорошо, все будет наилучшим образом. Да засыпай же, засыпай! Хватит крутиться. Вот так, вот так, хорошо. Причмокнем и уснем.

И. Члаки

ДВЕ ПОДРУГИ

(пьесе в одном действии)

Комната в общежитии, две кровати, стол, стулья и т.д.

В комнату входят OH, за ним КАТЯ и ЖЕНЯ.

ОН (Кате). Значит, здесь вы и живете? Хорошая комната. Тесновато для двоих, да?

ЖЕНЯ (продолжая начатый разговор). ...Они сейчас совсем другие, не те, какими были мы...

ОН. Что вы говорите?

ЖЕНЯ. Да, да, именно так. Конечно, в этом винить некого: другое время, другие ритмы,

Илья Члаки

Б Р Е Д

(шоу-сумасшествие без антракта)

Действующие не-лица:

Хромой

Сын

Дамочка

Внук

Девушка

Милиционер

А также совсем незначительные не-лица.

Возраст не-лиц целиком и полностью зависит от дурости режиссера-постановщика. К примеру, пионеры могут оказаться зрелыми людьми...

Действие происходит... Впрочем, неизвестно где, когда и при каких обстоятельствах происходит действие. Сцена представляет собой... ничего собой она не представляет, но очень похожа на квартиру, и то исключительно тем, что на ней пара стульев.

И. Члаки

ПЯТЬ МИНУТ ИЗ ЖИЗНИ ЛЮДОЕДОВ

(шутка в одном действии)

Действующие лица:

Обжора

Его Жена

Доктор

Людоеды

Тараканы

ОБЖОРА. Ой, болит! Ой, болит!!!

ЖЕНА. Что случилось? Что болит?

ОБЖОРА. Живот, живот болит. На помощь!

ЖЕНА. На помощь!

ОБЖОРА. Быстрее!

ЖЕНА. Быстрее!

ОБЖОРА. Доктора!

ЖЕНА. Доктора!

ОБЖОРА. А ты чего кричишь? Я же говорю - доктора.

Популярные книги в жанре Современная проза

Звонит мне Саша Супер в шесть утра (есть у него такая дурная привычка) и говорит: «Надо встретиться. Срочно». Зеваю прямо безудержно: «Что опять стряслось?» – «Это не телефонный разговор. Нужна твоя помощь».

Спрашивается, чем я могу помочь Саше Суперу, если он уже лет пять бензиновый король, даже император, а я встречаться с ним еду на троллейбусе? Именно так я ему и сказал, когда мы высадились ни свет ни заря на скамейке позади «Ирландского дворика».

Более тупой формулировки я ещё не встречал. И, к сожалению, более точной. Мужчина, видите ли, тот, кто не женщина. И наоборот. И что ж нам теперь – определяться методом исключения?

Нездоровой сумятицы добавляет понятие «мачо» – голимый фантом, горько-сладкий сон мадам Грицацуевой. Успокойтесь, мадам. Выньте локоны из борща. Мачо в живой природе не размножаются и не существуют. Это лишь фанерный вокал и брутальный рисованный имидж некоторых «лиц, противоположных по полу». Посочувствуйте им. Их комплексы неоперабельны. У них проблемы с потенцией и самоидентификацией. Хотя для вас, мадам, они уже уготовили место – на полке между своими грамотами и спортивными кубками. Нас эти рекордсмены интересуют слабо. Нам бы слегка разобраться в мужчинах.

Грозное оружие сатиры И. Эркеня обращено против социальной несправедливости, лжи и обывательского равнодушия, против моральной беспринципности. Вера в торжество гуманизма — таков общественный пафос его творчества.

Сюрреалистический рассказ с неожиданным финалом про старых друзей, дружба которых испытана десятилетиями, которые время от времени собираются на общую пирушку, приглашая фотографа, чтобы он запечатлел исторический момент их уже не совсем трезвого сборища. Но, придя домой, герой обнаруживает в своем кармане вместо ожидаемых страшные фотографии, раскрывающие подлинную суть их взаимоотношений.

С ранних лет Жене говорили, что она должна быть хорошей: выучиться на переводчика, выйти замуж, родить детей. Теперь ей под тридцать, ни мужа, ни детей – только проблемы с алкоголем и непреодолимая тяга к двоюродному брату.

Даша, как ее мать, не умеет выбирать мужчин. Она ищет похожих на отца, пьющих кухонных боксеров, и выходит замуж за одного из них.

Илья боится не быть настоящим мужчиной. Зарабатывать нужно лучше, любить семью – больше, да только смысл исчез и жизнь превратилась в день сурка. Новый роман Веры Богдановой «Сезон отравленных плодов» – о поколении современных тридцатилетних, выросших в хаосе девяностых и терактах нулевых. Герои романа боятся жить своей жизнью, да и вообще – можно ли обрести счастье, когда мир вокруг взрывается и горит?

Анна Матвеева – автор романов «Перевал Дятлова, или Тайна девяти», «Завидное чувство Веры Стениной» и «Есть!», сборников рассказов «Спрятанные реки», «Лолотта и другие парижские истории», «Катя едет в Сочи», а также книг «Горожане» и «Картинные девушки». Финалист премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер».

«Каждые сто лет» – «роман с дневником», личная и очень современная история, рассказанная двумя женщинами. Они начинают вести дневник в детстве: Ксеничка Лёвшина в 1893 году в Полтаве, а Ксана Лесовая – в 1980-м в Свердловске, и продолжают свои записи всю жизнь. Но разве дневники не пишут для того, чтобы их кто-то прочёл? Взрослая Ксана, талантливый переводчик, постоянно задаёт себе вопрос: насколько можно быть откровенной с листом бумаги, и, как в детстве, продолжает искать следы Ксенички. Похоже, судьба водит их одними и теми же путями и упорно пытается столкнуть. Да только между ними – почти сто лет…

Дмитрий Данилов – драматург («Человек из Подольска», «Серёжа очень тупой»), прозаик («Описание города», «Есть вещи поважнее футбола», «Горизонтальное положение»), поэт. Лауреат многих премий. За кажущейся простотой его текстов прячется философия тонко чувствующего и всё подмечающего человека, а в описаниях повседневной жизни – абсурд нашей действительности.

Главный герой новой книги «Саша, привет!» живёт под надзором в ожидании смерти. Что он совершил – тяжёлое преступление или незначительную провинность? И что за текст перед нами – антиутопия или самый реалистичный роман?

Содержит нецензурную брань!

В книге «О дружбе» научный журналист Лидия Денворт отправляется на поиски биологических, психологических и эволюционных основ дружбы. Вместе с ней мы посещаем обезьяний заповедник в Пуэрто-Рико и колонию бабуинов в Кении, чтобы исследовать социальные связи обезьян, позволяющие понять наши собственные. Автор показывает, что дружба зародилась на заре человечества: стремление к установлению близких связей существует и у приматов. Лидия Денворт также встречается с учеными, работающими на передовых рубежах исследований мозга и генетики, и обнаруживает, что дружба находит отражение в мозговых волнах, геномах, а также сердечно-сосудистой и иммунной системах человека, одиночество же может нанести ощутимый вред здоровью и повышает риск смерти. Автор приходит к выводу, что социальные связи критически важны для здоровья и долголетия, и призывает нас уделять особое внимание нашим дружеским отношениям, взращивать нашу дружбу.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Илья Члаки

С О К О В Ы Ж И М А Л К А

Действующие лица:

Зоя Федоровна

Петр Васильевич

Галя, их дочь

Александр, муж Гали

Ирина Антоновна, мать Александра

Виктор Сергеевич, отец Александра

Кухня. Зоя Федоровна готовит. Петр Васильевич читает газету. Входит Александр.

АЛЕКСАНДР. Здравствуйте, мама.

Зоя Федоровна молчит.

АЛЕКСАНДР. Здравствуйте, мама.

Зоя Федоровна молчит.

Илья Члаки

Т Ы П Р О С Т И М Е Н Я...

(монолог)

Двухкомнатная квартира. Впрочем, перед нами

лишь одна из комнат, дверь в другую закрыта.

Утро. Старик. Говорит в сторону закрытой

двери.

- Эй, старая, вставай, утро уже. Что-то поесть надо. Незачем так долго спать. Тогда надо было, в молодости, а теперь на заходе - нельзя. Да и брюхо у меня пустое. А мне, старая, голодать ну никак невозможно. Не привык я. Сама приучила. Так что я теперь могу и разозлиться. Эй, не слышишь, что ли? Чертовка! Чайник, так и быть, поставлю, но остальное сама будешь делать.

И. Члаки

В О Л Ч О К ,

или

т а к не б ы в а е т

(комедия без конца)

Люде

Действующие лица:

Павел

Света, Нина, Лена

Однокомнатная квартира. Прихожая.

Павел открывает входную дверь, входит Света.

ПАВЕЛ. Светик!

СВЕТА. Здравствуй, Павел.

ПАВЕЛ. Как я рад, что ты пришла. (Хочет обнять.)

СВЕТА. Я пришла серьезно поговорить. (Проходит в комнату.)

ПАВЕЛ. Светик... (Идет за ней.) Садись...

Бранко Чопич

Приключения кота Тоши

Предисловие

Приключения славного кота Тоши и его друзей - мышки-гадалки и пса Пестрика, -- вероятно, не были бы написаны, если бы не был найден Тошин дневник, валявшийся возле черешни, за конурой известного блохолова пса Жучи. На стволе черешни обнаружены следы острых когтей. Следует полагать, что потерявший бдительность Тоша подвергся внезапному нападению Жучи, вынужден был поспешно вскарабкаться на дерево и выронил свой дневник. Дневник изрядно потрепан. Очевидно, хозяин таскал его с собой повсюду: и когда продирался сквозь колючие заросли, и во время ночных прогулок по мокрой траве и по пыльным чердакам. К тому же дневник порядком засален и даже (какой позор для кота!) изъеден мышами. А на последней странице тетради нацарапано крупным собачьим почерком: ``Этим дневником завладел и прочел его пес Жуча - страж дома и собачий князь. Вся эта писанина и кости обглоданной не стоит. Сущий кошачий чих! В муравейник - и сочинение и сочинителя!