Как соблазнить женщину в 24 часа

Sarah Louis

КАК СОБЛАЗНИТЬ ЖЕНЩИНУ В 24 ЧАСА

Один из вечных вопросов: почему некоторым мужчинам стоит только посмотреть на женщину, и та уже готова лечь в постель? Что тут действует - привораживающий взгляд? Атлетическое телосложение? Тридцатисантиметровая дубинка между ног? Вряд ли. Связывать секс исключительно с размером вашего члена - значит заведомо встать на ложный путь. о тогда что же?

Penthouse попросил меня поделиться знаниями о том, от чего девушки теряют голову. В результате получился своего рода небольшой справочник или, если хотите, учебник, и если вы сможете точно следовать его предписаниям, ваша избранница наверняка окажется в вашей постели. При удачном стечении обстоятельств можно управиться и за 24 часа.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Аляскин-сан, олдер

Мелодия бесконечной печали, исполненная на яшмовой флейте

в лунную ночь, или: месть по-хиросимски!

1.

В эпоху Великого Спокойствия, Справедливого Управления и Совершенного Благоденствия, жил в Хиросиме некий самурай, господин Мураноскэ. Как то он зарубил другого самурая на огороде, а тот самурай был любовником его дочери. Узнав, что сделал отец, дочь собрала вещи и убежала в Фукусима.

2.

А в те времена люди избегали жить в Фукусима - в Фукусима жили водяные, лешие, дьяволы Срединных Гор, разбойники и самураи-ронины, из известного сорта ревнителей самурайского кодекса чести, которые пропустили врагов в дома, предали господ-сюзеренов, зарезали жен, растлили детей, промотали имущество, ну и, сами понимаете, что если когда случались огородные кражи, поражения в битвах, государственные измены и другие низкие для самурая вещи, то подобные герои всякий раз бывали так заняты, что недосуг им было и тыкву взрезать. Ещё там попадались монахи-волшебники, которые волшебным способом побывали в мирах возвышенных и потусторонних и предавались удовольствиям тоже возвышенным и потусторонним: они пили сакэ из такой посуды, словно задумали осушить Восточное Море; откладывая пядями точную меру; толковали о размерах тайного уда Владыки Ада; пёрлись животами на женщин, хватали за члены мальчиков, и лезли бормоча сутры руками в мужские фундоси деревенских парней и рыбаков - вот где самая вкусная рыба прячется! - и всё им с рук сходило, такие они были волшебники.

Георгий Белов

После аварии

Тревожно сверкающие голубые огни патрульных машин проносились в моем сознании в течение следующих трех недель, когда лежал в пустой палате "неотложки" возле аэропорта, которая предназначалась для жертвы авиакатастроф. Каждое утро ко мне приходили две сестрички. Пока они прилаживали упряжь к моим ногам, невольно прислушивался к гудению взлетающего самолета и думал: кто окажется следующим пленником данной кровати?.. А моя жена во время посещения разве когда-нибудь задумывалась, что привело меня в эту койку? В лукавой быстроте взгляда только и читалось: какие анатомические части тела мужа достанутся ей после реабилитации? Полагаю, что немой ответ Наташа находила, обозревая шрамы, протянувшиеся по моим ногам и грудной клетке. Я попытался улыбнуться, но швы, скрепившие рва- ную рану, идущую поперек черепа (и она была не единственная), не позволили изменить выражение лица. И мне пришлось только пожать аташе руку. Извини, попробуй прийти завтра. Конечно, приду, она дотронулась до лба, но не сводила глаз с уродливого шрама. Проявление аташей сердечности и учас- тия приятно удивляли. Ментальное расстояние между моей работой в коммерческом канале телевидения и растущей занятостью жены в отделе дальних перелетов авиакомпании "Дельта" в последние годы все увеличивалось. Она хотела самоутвердиться, обрести независимость и застолбить то пространство, которое в будущем принесет дивиденды. У меня же все это вызвало негативную реакцию. Через палату прошел белокурый врач, кивком приветствуя мою жену. Она развернулась в его сторону так, что короткая юбка открыла не только бедра, но и сокровенную середину: будто бы этим движением Наташа хитроумно подтверждала сексуальную потенцию этого человека. Мне невольно подумалось, что мог уличить жену в похождениях уже с первых часов полового акта, замечая новые телодвижения, которые у нее появлялись, пока лежу в больнице. аблюдая, как струйка сигаретного дыма медленно уплывала прочь, я задавал себе вопрос, с кем она могла трахаться последние несколько дней. есомненно, осознание того, что муж убил другого человека, вносило в половые акты аташи особую пикантность. Все, конечно, происходило в нашей кровати, в присутствии хромированного телефона, который и сообщил о дорожной аварии. Жена вложила сигарету в мои губы. Я вяло вдохнул дым. Маркированный помадой фильтр еще хранил теплоту губ аташи, неповторимый вкус тела, которое я стал забывать, вдыхая стерильную больничную отдушку. Она потянулась, чтобы забрать сигарету, но я сжимал ее с детской цепкостью. Этот жирноватый кончик живо напомнил мне о сосках аташи, размалеванных помадой. В эти соски зарывался лицом, тискал их руками, прижимался к ним грудью, как бы утишая боль. В одном ночном кошмаре мне привиделось, будто она рожает дьяволенка, а из распухших сосков сочится какая-то белесая жидкость. Темноволосая студентка-практикантка вошла в палату. Улыбнувшись жене, она равнодушно откинула покрывало и внедрила мне между ног утку. Поправив сосуд, девушка вернула покрывало в исходное положение. Сразу же с моего члена начало капать; я кое-как контролировал измученный анестезией сфинктер. Студентка двигалась вокруг кровати. Под халатиком заметны худоватые бедра. Она восхищенно рассматривает фигуру моей супруги. аверное, подсчитывает, сколько и каких было у нее любовников за время моего лежания, или что-нибудь побанальнее подсчитывает, сколько стоят костюм и украшения? А вот Наташа без стеснения разглядывала телесные формы девушки. Оценивала бедра и ягодицы, грудь и подмышечные впадины, потом соотнесла все увиден- ное с корсетом на моих коленях. аверное, ей самой хотелось бы сбросить одежду и посостязаться с молодкой. Любопытный лесбийский зигзаг. Часто, когда раньше занимались любовью, Наташа просила меня представить, будто я свидетель ее совокупления с другой женщиной как правило, с ее секретар- шей, неулыбчивой поклонницей серебристой помады, которая однажды всю вечеринку неотрывно, словно отслеживая добычу, разглядывала мою жену. Наташа часто спрашивала меня, удобно ли ей подвергнуться насилию со стороны секретарши. Вскоре они собрались вместе посетить один универмаг, где жена хотела помочь ей подобрать нижнее белье. Я поджидал их у вешалок с комбинациями, рядом с примерочной. То и дело подсматривал в проем занавесок и шпионил за этой парочкой: их тела и руки участвовали в сложной технологии примерки бюстгальтеров и трусиков. Секретарша дотрагивалась до аташи с особенной услужливостью, нежно похлопывала кончиками пальцев сначала по плечам, где остались розовые полоски от старого бюстгальтера, потом по спине, где видна была легкая вмятина от застежки, и, наконец, собственно под грудью. Жена пребывала в состоянии полного блаженства и что-то промурлыкала, лишь только ноготок секретарши коснулся соска. е забуду, как взглянула на меня продавщица женщина средних лет с кукольным лицом, когда две молодые женщины покидали примерочную и задергивали за собой шторки в знак окончания сексапильного спектакля. В выражении лица продавщицы сквозило четкое осознание того, что не только мне известно о происходившем за ширмой и что эти примерочные довольно часто использовались для подобных целей. Непрерывный эротический интерес жены к своей секретарше, казалось, ограничивался лишь самой идеей совокупления и наталкивался на пугающие физические удовольствия самого акта. Тем не менее эти ростки фантазии начали пускать корни все глубже, развиваться и определять отношение к другим людям. Вскоре аташе стано- вилось все труднее достигать оргазма, не представив, что она участница лесбийского акта. Я допускал, что хотя бы однажды жена занималась любовью с секретаршей, но теперь достигли с ней той точки в наших отношениях, когда это не имело особого значения. Влагалищные выделения, крохотные царапинки на губах и сосках вот все, что оставалось от этих отношений. Сейчас, лежа на больничной койке, я наблюдал, как Наташа суммирует увиденное: худые бедра студентки, плотные ягодицы, густо-синий пояс, подчеркивающий талию и широкий круп. Я почти был уверен, что она вот-вот дотронется ладонью до упругой груди девушки или запустит руку под короткий халатик, да так, чтобы без помех оказаться прямо у расселины. е выказав ни малейшего возмущения (даже восторга), студентка будет хлопотливо и усердно исполнять свою работу и не придаст значения этому сексуальному жесту, уподобив его простому, заурядному словесному замечанию. аконец жена оставила меня одного, забрав половину принесенных цветов, замешкалась у кровати, по лицу скользнула улыбка неопределенности, будто она не рассчитывала когда-либо снова меня увидеть. В палату вошла незнакомая мне сестра, держа в руке сосуд в виде пиалы. овенькая (наверное, из скорой помощи) была опрятно одетой женщиной на закате своей тридцатки. После вкрадчивого приветствия она откинула покрывало и начала внимательно обследовать перебинтованные места. а какую сторону опустить? Я посмотрел вниз. Она держала мой вялый член большим и указательным пальцами, ожидая моего решения: положить ствол справа или слева от центрального бандажа. Пока я раздумывал над этой странной альтернативой, короткий проблеск первой после аварии эрекции дал о себе знать в венозных сосудах члена он слегка затвердел в скромных пальчиках сестры. Прошло пару недель, и однажды, когда возвращался после беседы у следователя в палату, увидел стоящую у автобусной остановки Елену и посигналил. Помахивая сумочкой, она засеменила прямиком к автомобилю и устроилась на заднем сиденье.

Алексей Богачев

Игродром

Книга посвящена "Вечной теме".

Люди рано становятся сексуально зрелыми, но в течение всей жизни так и не могут, отбросив догмы общественного мнения, родителей, друзей, книг приблизиться к ЛЮБВИ.

Что такое любовь: наслаждение или радость? Может быть это штамп, выработанный современной культурой? И стоит ли, вообще, чувство выражать словами?

Каждый человек сам себе учитель, но если Вы можете себе позволить быть открытыми, откровенными, в полном доверии друг к другу, то тогда стоит полюбопытствовать о чужом взгляде на наиболее часто встречающиеся чувства, эмоции и сексуальные желания.

Дуплинская Пеппи

Инна-Ян

(Женщина-Мужчина)

эротико-юмористический рассказ

Она сидела на стуле, закинув ноги на письменный стол и задумчиво вертела в руках маленькую сосновую веточку. Затем взяла ее в зубы и, периодически покусывая иголки, вывела на бумаге первые строки: Отсыпан час "игрек"...

Он пришел в час дня, когда девушка только что встала и выглядела растрепанно-мило. "Привет", - сказал он и чмокнул ее в щеку. "Привет", хитро улыбнулась Инна в ответ и, обвив его шею руками, ласково укусила в вену. Они виделись всего четвертый день, но какая разница, если им хотелось заняться любовью друг с другом уже с первых минут знакомства.

Павел Фереферов

Может судьба?..

"...Знаете в чём порой жестока участь писателя?

В том, что это всего лишь мечты, домыслы.

Здесь ты можешь подстроить под себя, под своё "хочу",

но в настоящее жизни всё наоборот. Поэтому иной раз

становится так тоскливо выныривать из мира грёз

и фантазий, осознавая, что в реальности далеко

не всё так идеально..."

Автор

* * *

- Здесь вы и будете жить, - как-то ехидно сказала комендант, отдавая ключи от комнаты Сашке. - Я пошла, а то мне других расселять надо.

Павел Фереферов

Ветка сирени

"В душе померк бы день

И тьма настала б вновь,

Когда бы из неё изгнали бы любовь.

Лишь тот блаженство знал,

Кто счастьем душу нежил.

А кто не знал любви

Тот всё равно что не жил"

Мольер

Женька стоял, вдыхая аромат белых цветов. Он и сам не знал, почему они ему нравились. Сирени было полно вокруг училища, но его приманивал запах именно этого куста: острый и в тоже время необычайно нежный. Ленка, его подруга, часто подтрунивала над ним: "Смотри, Женя, не стань наркоманом. А то ещё будешь бегать за дозой".

Михаил Исаев

Поздравление

"Дорогая Даздраперма Оюшминальдовна!" Написав эти слова, девятиклассник Сидоркин впал в задумчивость. Полчаса назад, откушав плову, он решил, наконец, выполнить общественную нагрузку и подписать три открытки к Восьмому марта. Это все из-за паразита Коляна. Всем досталось по две открытки, а ему, Сидоркину, три. Две для девочек и одну для учительницы, специальность которой точно определить было невозможно. Чего она только не вела в школе, и рисование, и черчение, и пение, а в классе, где учился Сидоркин она еще и преподавала предмет с мудреным названием ""Этика семейной жизни".

Пожалуй, это самая необычная книга, которую вы когда-либо читали. Она может поразить, шокировать, восхитить… но в любом случае не оставит равнодушным!

Росер Амиллс собрала сотни историй и эротических фантазий знаменитостей, которые вы никогда раньше не слышали! Иван Грозный, Фридерик Шопен, Леонардо да Винчи, Оскар Уайльд, Коко Шанель, Адольф Гитлер, Вуди Аллен, Шэрон Стоун и многие другие известные и достойные восхищения люди предстанут перед вами в неожиданном свете.

Вы не только можете читать эту книгу в самом укромном месте, но и отнестись к ней как к источнику вдохновения!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО

"Л" ЗНАЧИТ: ЛЮДИ

Он лег спать человеком. Ритмично билось сердце, прогоняя кровь по сосудам, ныла ушибленная при посадке лодыжка. Две руки, две ноги, загорелая кожа, короткая стрижка... Все как положено.

Среди ночи он проснулся. Слабый свет из залитого бронестеклом окна падал на стул у изголовья. Поблескивала серебристая нашивка на рукаве куртки: "Ингвар Вистин, 37 лет. Космофлот. ГРИМ".

"ГРИМ".

Ингвар полежал, чувствуя, как расползается по телу жгучая, мучительная боль. Словно тысячи крошечных москитов впиваются в него изнутри тонкими отравленными жалами.

Сеpгей Лyкьяненко (Hевасильевич)

АРОТКУДHОК ОТСЕМ

Сентябpь был в самом pазгаpе. Hа деpевьях ослепительно полыхала в лyчах yтpеннего солнца золотисто-желтая и кpасноватая листва, а под ногами шypшали остывшие пожyхлые листья.

Hенавижy осень.

Так гpyстно, когда yмиpает...

Гоpодок наш не маленький, но и не большой, - так, вполне обычная пpовинция. Театp, десяток школ, паpа библиотек и несколько центpальных yлиц, yтопающих летом в пышной зелени.

Сергей Лукьяненко

ДИАЛОГ С ДЬЯВОЛОМ

(авторский remix рассказа)

Приятный полумрак маленького ресторанчика дарил состояние безмерного покоя, а тихая приятная музыка, льющаяся со сцены, лишь усиливало это ощущение безмятежности. Я смотрел на Иришку, сидящую напротив меня за маленьким столиком. Черное бархатное платье придавало ей какую-то демоническую красоту и неведомым образом усиливало блеск этих карих глаз, в которых я утонул когда-то очень давно. До чего же она красива.

Лукьяненко Сергей

ИСПЫТАHИЕ

(фантастический рассказ)

Солнце. Много солнца... Жена и дочь сидят на пледе и пьют лимонад. Солнце палит нещадно. Морисон выходит из воды и идет к ним... Звонок. Морисон оборачивается... Опять звонок. Он открывает глаза. Вокруг темнота, в окно осторожно стучится дождь. Теперь он вспомнил, что Алисия с дочерью у ее родителей в Принстоне. Звонок терпеливо и неотступно повторяется. Морисон снимает трубку.