Как оно было

Не знаем, как в других мирах, но на Кассиопее разумную жизнь удалось создать лишь с третьей попытки, так что все разговоры о всемогуществе Создателя — пустая болтовня. Тем более, что и третья попытка не дала ожидаемых результатов или, точнее, дала результаты совершенно неожиданные.

А первую попытку Создатель предпринял, как известно, еще на первом курсе. Сессия надвигалась, листы и знаки еще не были спихнуты, на лабораторку оставались считанные дни. Естественно, что в этих сложных условиях Создателю волей-неволей пришлось ухватиться за первую пришедшую ему на ум идею.

Рекомендуем почитать

Как известно, добровольческая экспедиция студентов Читинского университета, побывавшая летом 1961 года в районе падения Тунгусского метеорита, обнаружила под корнями некогда обгоревшей лиственницы шесть листков синтетической пленки, покрытых загадочными знаками.

Расшифровка текста заняла почти два года. Перевод его на русский язык был связан с известными трудностями. Например, в языке оригинала оказались всего две буквы, поэтому все имена пришлось заменить земными (точнее, иноземными), иначе читателю было бы трудно отличить мужское имя, скажем, Щщччщщчч от женского имени Ччщщччщщ (или, возможно, Ооааооаа от Ааооааоо). В остальном, как нам кажется, при переводе удалось сохранить неподдельный аромат первоисточника.

…Профессор Скотт сменил уже восемь зубных протезов, когда его лаборатории поручили раскусить один из самых крепких орешков — проблему бррр.

Прежде всего профессор Скотт попытался использовать для решения этой исключительно сложной проблемы аппарат математической логики. Но логика дала осечку. Тогда профессор командировал своих сотрудников на Канопус и двинулся старым, как метагалактика, путем — а именно: путем применения теории вероятности к анализу статистических материалов.

Другие книги автора Валентин Исаакович Рич

Рассказы о химических элементах, об истории их открытия и свойствах, о создании периодической системы.

На страницах этой книги вы встретитесь с великими мыслителями древности, знаменитыми мудрецами средневековья, пытливыми естествоиспытателями XVII и XVIII веков, основоположниками современной науки. Демокрит и Аристотель, Роджер Бэкон и Джабир ибн-Хайян, Бойль и Ломоносов, Лавуазье и Дальтон, Менделеев и Рамзай, Мария Кюри и Резерфорду Бор и Ферми, Петржак, Флеров, Сегре и многие другие ученые на ваших глазах будут разгадывать труднейшие загадки природы. И вы сможете приобщиться к самому высокому виду приключений — к приключениям человеческой мысли, постигающей мир.

Для среднего и старшего возраста.

В книге рассказывается о замечательном успехе современной науки — о том, как человек, проникнув в тайны состава и строения самого твердого природного минерала — алмаза, сумел воспроизвести его. История этого научного подвига насчитывает около трехсот лет. Сейчас искусственные технические алмазы широко используются в промышленности, продолжаются попытки вырастить крупные ювелирные камни — бриллианты.

Едва закончился очередной артналет и немецкие снаряды понеслись куда-то дальше нас, дежурный разведчик звенящим голосом крикнул:

— Тревога! С севера на батарею девять самолетов противника!

— По местам! — тоже звенящим голосом крикнул комбат. — Доложить о готовности!

— Первое орудие готово! — Гаркнул командир первого орудийного расчета.

— Второе готово!

— Третье готово!

— Прибор готов!

Последним, как всегда, доложил о готовности командир четвертого расчета Тимошкин. А я вообще не знал, что докладывать, у меня не было считывающего — его отправили в лазарет.

Не приведи судьба пережить детей своих!

Старик пережил не только своих детей. Он пережил все свое племя. Он забыл уже, как выглядел каждый из них, и только изредка, пролетая над водой и рассматривая свое отражение, вспоминал, как выглядели некогда все они. Вспоминал их могучие тела, их крепкие руки, их прекрасные головы.

Когда это было? Сколько лун с той поры умерло и народилось вновь? Этого Старик давно уже не помнил. Как не помнил и того, сколько времени он живет.

В новой книге писатель и журналист Валентин Рич предлагает вниманию читателей популярное изложение оригинальной гипотезы о происхождении слов русского языка и доказательства ее применимости для объяснения ряда фактов его истории.

Не знаем, как в других мирах, но у нас на Кассиопее главной бедой цивилизации всегда были преждевременные открытия. Джек Соколиный глаз, впервые добывший огонь трением, спалил вигвам своего дяди с материнской стороны. Джон Купферникель, впервые обнаруживший цепную реакцию в уране, разрушил весь свой город. Но все это были невинные цветочки по сравнению с тем, что натворил профессор Смит.

Как это чаще всего бывает, сам по себе профессор Смит отличался редким благородством, добродушием и даже сентиментальностью. Знай он, к чему приведут его педагогические исследования, такие безвредные на первый взгляд, он сжег бы свои рукописи по крайней мере на двадцать лет раньше. Но увы, вначале он этого не знал, а когда узнал — было поздно…

Будучи смышленым парнем, Джек решил прожить как можно дольше. Поэтому прежде всего он занялся выяснением вопроса о том, что именно вредно отражается на здоровье. Постепенно Джек выяснил:

Еда портит желудок.

Питье портит сердце.

Любовь портит нервы.

Ходить вредно для ног.

Лежать вредно для боков.

И так далее. Все эти, а также многие другие сведения Джек нанес на магнитную ленту, засунул ленту в кибер и нажал кнопку. Кибер заурчал и принялся бодро прокручивать программу. Он должен был описать кассиопейца, который сможет избежать всего, что вредно для жизни. Ровно через восемь минут, в последний раз подмигнув Джеку красной лампочкой, кибер прекратил урчание и выложил на стол маленькую картонную карточку.

События, о которых рассказывается в книге, — поиски вымпела, будто бы оставленного на Земле жителями другой планеты, — никогда не происходили на самом деле. Науке пока неизвестны факты, которые говорили бы о том, что на нашей планете побывали некогда пришельцы из космоса. Однако фантастичность сюжета не помешала авторам убедительно показать романтику научного поиска, дружбу и товарищество, свойственные молодым советским учёным.

(Роман довольно бодро написан, а сюжет похлестче, чем в пресловутом «Коде да Винчи» Дэна Брауна. — Антон Первушин, «Если» №1/2007)

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

– Ну, что скажешь, Флудий, как тебе эти существа? – буднично спросила крупная шарообразная особь неопределённого пола у ловко вкатившегося в центр управления межгалактического корабля подобного себе организма заметно меньшей величины.

– Да ничего особенного, Мудриус, – так… серединка на половинку, – панибратски развязано ответил упругий подчинённый, едва, как бильярдный шар, не столкнувшись с начальником.

– Послушай, ты когда-нибудь научишься докладывать по форме?! – раздраженно раздулся старший. – Твои бессмысленные неопределенности мне уже поперёк сферы! Ну, сколько можно!? Всякий раз, одно, и тоже: опять прикажешь тебя форматировать?! Клянусь, Святой Бесконечностью – я снова решусь: хотя ты мне с некоторых пор и друг.

Думал ли репортер одной чешской газеты, собирая материалы о скучной работе истребителей крыс, что натолкнется в городской канализации, на странное существо, похожее на гнома из диснеевского мультфильма…

Необычное я почувствовал тотчас же, как только перестало гудеть реле в закрывшемся за мной лифте. Я как раз успел подойти к дверям и, обхлопав себя со всех сторон, обнаружить ключ в заднем кармане брюк, когда настала тишина. Тут-то я и почувствовал: что-то случилось.

Дело в том, что обычно, едва замолкало реле, за дверью начинал лаять Тэр. А тут полная тишь. Может, не услыхал моих шагов?

Я с нарочитым шумом вытер ботинки о резиновый коврик. Никакого результата.

Вернувшись из XXVII века и послав И. Тихого к Розенбайсеру занять освобожденный мною пост в ТЕОГИПГИПе (впрочем, с величайшею неохотой, после целой недели беготни и скандалов в небольшой петле времени), я задумался о том, как быть дальше.

Чем-чем, а исправлением истории я был уже сыт по горло. Между тем вовсе не исключалось, что этот Тихий снова завалит Проект и Розенбайсер пошлет его за мною еще раз. Поэтому я решил не ждать сложа руки, а махнуть в Галактику, и притом подальше. Отправлялся я в величайшей спешке, из опасения, что МОИРА сорвет мои планы; но там, как видно, после моего отъезда начался полнейший кавардак, потому что никто мною особенно не интересовался. Понятно, мне не хотелось давать стрекача куда попало, так что я захватил с собою множество самых свежих путеводителей и годовую подшивку «Галактического Альманаха», которая успела нарасти за время моего отсутствия. Отлетев от Солнца не меньше чем на пару парсеков, я со спокойной душой принялся листать эту литературу.

Рисунок Е. Стерлиговой

Робот К-95 избегал людей, Нет, он их не боялся и не робел В их присутствии, просто не имел желания встречаться с ними, Таким уж его создали на планете с труднопереводимым названием.

Прибыв на Землю и поселившись в отрогах швейцарских Альп, дядя Вилли — так в нашем мире назвал себя робот — зажил уединенной жизнью. Гости к нему не ходили. Если же в кои-то веки одуревший от скуки и одиночества сосед все-таки добирался до его дома, то встречал, мягко говоря, недружелюбный прием. К-95 цедил слова с такими паузами, что даже привыкшему к молчаливости жителю гор становилось не по себе. Прибавьте к этому, что спиртного дядя Вилли в рот не брал и никогда не потчевал им гостей, для разговора о девочках из долины был слишком стар, не отличал шестерки бубей от туза пик — и вам станет ясно: жизнь его

Бон-Киун бросил взгляд на часы и покачал головой. Что-то случилось, подумал он. Слишком мало в нашей работе простых случайностей, слишком близко у края мы ходим. Ролли должен был появиться еще в гостинице, он передал, что вылетит утром, и вот его нет, а до начала заседания осталось всего двадцать минут.

Спокойно… Не надо паниковать. Нервишки, конечно, разгулялись за эти годы, но ничего, мы еще крепенькие. Спокойненькие мы еще. Умненькие. Мало ли что могло произойти? Начальство задержало или поклонники. У него в последнее время что-то особенно много поклонников. Настырные, как раковыдры, и ведь не соображают ни черта, а за автограф готовы отца родного… Ну вот, опять волнуюсь, это никуда не годится.

Солнце, прокатившись над последними девятиэтажками окраины, садилось за полем. Кузнечики пронзительным стрекотанием заглушали шум видневшейся за деревьями магистрали. Первый порыв прохладного вечернего ветра волной пробежал по высоким травам.

Я возвращался домой полевой дорогой мимо рощиц, постепенно приближаясь к первым дозорным башням жилмассива. Отсюда уже были видны снующие автомобили, толкающиеся на остановке автобусы, медленно ползущий трамвай и мошкариные тучки людей. Казалось, все это было не только далеким, но и каким-то несерьезным, игрушечным, настоящее же было здесь, среди деревьев и в траве.

Приключения Мяуна продолжаются. Это только в сказках дело заканчивается свадьбой, а у Мяуна после замужества хозяйки жизнь только начинается! Дел множество – надо устраивать себе и окружающим комфортную и нескучную жизнь, кому-то мешать, кому-то помогать, не забывая про себя любимого. Ведь говорящий кот – явление редкое, в быту прихотливое, но в хозяйстве незаменимое! Он способен лишить вас покоя, покончить со скукой и напрочь удалить хандру, используя для этого все доступные ему подлапные средства, начиная с родственников и знакомых и заканчивая собаками, воронами, козлами и крысами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Не согласен! — тихо, но твердо сказал бледный от волнения Джон. — На периферию? Ни за что!

— Помилуйте! — возмутился председатель комиссии. — Какая же это периферия — всего двенадцать на десять в шестнадцатой степени парсеков от границ Метагалактики! Стыдно-с, молодой человек. Так-то решили вы отблагодарить общество за двести лет учебы в институте!

Джон, тупо уставившись на гравиомагнитный башмак председателя, уныло пробубнил:

— Сперва создайте условия…

Рождение ребенка — это всегда начало новой жизни для всех членов семьи. Чаще всего молодым родителям, а также новоиспеченным бабушкам и дедушкам трудно сразу адаптироваться к новому распорядку и новым законам этой жизни… Эта замечательная книга представляет собой энциклопедическое собрание практических советов для родителей, она расскажет об уходе за ребенком, о его воспитании и развитии, о здоровье вашего малыша, а также о особенностях поведения детей, о том, как взрослым вести себя в различных ситуациях — когда малыш капризничает, боится чего-либо, ревнует к брату или сестре и т. д. Добрый совет, подсказка психолога или педиатра, помогут вам стать уверенней и спокойнее, а значит негативные эмоции не помешают вам чувствовать себя счастливыми родителями. Получайте радость от общения с вашими чадами, верьте в них и в себя, и тогда любые проблемы и трудности воспитания будут с успехом преодолены.

Под общей редакцией доктора Жака Шмитца, профессора педиатрии.

У вас скоро родится ребенок! Вы счастливы, вы взволнованы, полны надежд и сомнений. Вы задаёте себе тысячу вопросов. Почему так часто меняется настроение? Как ребёнок развивается внутри вас и на кого он будет похож? Как нужно питаться, чтобы обеспечить малыша всем необходимым для его развития? Какие осложнения бывают во время беременности? Как подготовиться к родам? Бывают ли роды без боли? Что нужно приготовить для новорожденного? Как правильно кормить грудью? Всё, что нужно знать о беременности, родах и первых месяцах жизни малыша, вы найдёте в этой книге, написанной врачами-специалистами: гинекологами, акушерами, психологами, диетологами. Она поможет будущим мамам на протяжении девяти очень важных месяцев жизни ощутить себя полными сил, здоровья, радости и будет полезна папам, бабушкам и дедушкам — всем, кто так или иначе причастен к великому чуду появления на свет нового человека.

Под общей редакцией доктора Жака Шмитца, профессора педиатрии.

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…