Как меня оштрафовали

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Отрывок из произведения:

Проснулся я потому, что почувствовал около кровати присутствие постороннего лица. Но, открыв глаза, увидел свою ошибку: это был не посторонний человек, а околоточный. Полиция никогда не бывает посторонней.

Я послал ему рукой приветствие и терпеливо спросил:

— Сколько?

— Двести пятьдесят.

— Что вы, милый! Хотите десять?

— Помилуйте! Я не имею права торговаться.

— Ну, да, — кивнул я головой. — Вы сейчас скажете: дети, всеобщая дороговизна… Знаем!

Рекомендуем почитать

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", изданного в Санкт-Петербурге, в 1913 году, в издательстве "Новый Сатирикон".

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Другие книги автора Аркадий Тимофеевич Аверченко

Я бы не назвал его бездарным человеком… Но у него было во всякую минуту столько странного, дикого вдохновения, что это удручало и приводило в ужас всех окружающих… Кроме того, он был добр, и это было скверно. Услужлив, внимателен — и это наполовину сокращало долголетие его ближних.

До тех пор, пока я не прибегал к его услугам, у меня было чувство благоговейного почтения к этому человеку: Усатов всё знал, всё мог сделать и на всех затрудняющихся и сомневающихся смотрел с чувством затаённого презрения и жалости.

«… У нее дьявольское терпение. Свое «а зачем» она может задавать тысячу раз.

– Лида! Говори прямо: что тебе нужно? Запирательство только усилит твою вину.

Женская непоследовательность. Она, вздыхая, отвечает:

– Мне ничего не надо. Я хочу посмотреть картинки.

– Ты, Лида, вздорная, пустая женщина. Возьми журнал и беги в паническом страхе в горы.

– И потом, я хочу сказку. …»

В книгу вошли лучшие юмористические рассказы крупнейших писателей-эмигрантов начала XX века. Их роднит вера в жизнь и любовь к России.

Для старшего школьного возраста.

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год

Мой друг, моральный воспитатель и наставник Борис Попов, провозившийся со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

— Знаете, как бы я нарисовал картину «Жизнь»? По необъятному полю, изрытому могилами, тяжело движется громадная стеклянная стена… Люди с безумно выкатившимися глазами, напряженными мускулами рук и спины хотят остановить ее наступательное движение, бьются у нижнего края ее, но остановить ее невозможно. Она движется и сваливает людей в подвернувшиеся ямы — одного за другим… Одного за другим! Впереди ее — пустые отверстые могилы; сзади — наполненные, засыпанные могилы. И кучка живых людей у края видит прошлое: могилы, могилы и могилы. А остановить стену невозможно. Все мы свалимся в ямы. Все.

«… Но с полдороги случилось маленькое происшествие: мрачный, сонный парень молниеносно сошел с ума… Ни с того, ни с сего он вдруг почувствовал прилив нечеловеческой энергии: привстал на козлах, свистнул, гикнул и принялся хлестать кнутом лошадей с таким бешенством и яростью, будто собирался убить их. Обезумевшие от ужаса лошади сделали отчаянный прыжок, понесли, свернули к краю дороги, налетели передним колесом на большой камень, линейка подскочила кверху, накренилась набок и, охваченная от такой тряски морской болезнью, выплюнула обоих пассажиров на пыльную дорогу. …»

В очередное издание альманаха «Юность» входят наиболее яркие произведения А. Аверченко и В. Войновича, долгое время не публиковавшиеся в нашей стране, и лишь теперь возвращенные широкому кругу читателей.

Аркадий Аверченко – «король смеха», как называли его современники, – обладал удивительной способностью воссоздавать абсурдность жизни российского обывателя, с легкостью изобретая остроумные сюжеты и создавая массу смешных положений, диалогов и импровизаций. Юмор Аверченко способен вызвать улыбку на устах даже самого серьезного читателя.

В книгу вошли рассказы, относящиеся к разным периодам творчества писателя, цикл «О маленьких – для больших», повесть «Экспедиция в Западную Европу сатириконцев…», а также его последнее произведение – роман «Шутка мецената».

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Ю.Меpкулов

Любовь по-индийски

Виджай pодился в пpовинциальном индийском гоpоде Дели, в многодетной семье спасателей. Спасателями они были, потому что их всегда спасали. Все соседние семьи увлекались спасанием этой семьи, и вскоpе это выpосло в культ, моду. Отец Виджая погиб пpи исполнении супpужеских обязанностей, мать же в молодости была нагpаждена медалью "Тpудового Кpасного Вымени", а также комплектом вымпелов за самую модную мушку на лбу.

Юрий Меркулов

По ту сторону

Порой бывает любопытно взглянуть на разные ситуации с иной стороны, то есть вроде как "по ту сторону баррикады".

Итак, ночь, идет по улице мужчина, видит красивую женщину, да еще одну! "Изнасиловать что ли... Hу, жена, если узнает, ругаться будет, лучше денег стрясу. Да, точно, не пропусткать же такую девушку..."

- Эйсу ка, стоять, на!

Девушка в страхе роняет сумочку... Мужчина подходит к ней. "Что уж я хотел то? А! Денег!"

Юрий Меркулов

В прошлом году...

Сегодня прошла предпразничная дискотека "[+]-C", на которую пришла элита города Фидограда. Леха, смеясь челюстями, вел под руку свою невесту, Ксению. - Юрок, привет, - закричал он, наступив мне на ногу, - что глаза вытращил, женюсь я! Ксюша испугалась: - Hа ком, скотина? - Hа тебе..., - опешил Леха. - А, тогда привет, Юра, как дела? 21 - в фидо год один? "Поэтесса" - подумал я. - В рид-онли я... - Кто тебя так? - В Mortal Combat играл, Q и R накрылись, вот ответить никому не могу. - Модем не пробовал поменять? - сочувственно посочувствовал Леха. В это время в зал вошел Модератор Всея Руси Александр Первый. За ним проследовал второй, но он был не модератор, его никто не заметил, даже я, это я просто так написал. Hа сцене кто-то усердно цитировал стихи Доктора Албана, МоВсРуА1 не выдержал и закричал: - Прекратите оверквотинг, немедленно! Hегр, что был на сцене, с криком "NBA - rulez" ушел, ни сказав ни слова. Из зала посыпались смайлики, но тут все затихли... В зал вошел Комодератор Всея Руси Базиль Грозный. В зале стояла гробовая тишина, только один что-то орал, но он был глухонемой, и лишь руками постоянно задевал соседку за лифчик, пока тот не слетел навзничь. Обстановка накалялась, сказывалось отсутствие окон и кондиционеров. В зале заиграла музыка, зал ее услышал, и с разрешения Модератора, стал танцевать. Особо яро танцевал Сергей, но поняв, что он в наушниках, стал танцевать как все. Ольга заметила это и пошла сниматься. Фотографа не было, и она расстроилась, до такой степени, что забыла где находится. - Где я нахожусь? - спросила она у одного из парней. - Я не знакомлюсь, я в отпуске, я Олег Бочаров, у меня свободное время робко попытался исправить неловкое положение парень, но строгий женский голос прервал его: - Олег, опять? - Hу что опять, ну Hадя, ну что ты, мы же в отпуске... Девушка начала пилить парня, но раздалась сирена, кто-то уронил кошелек, проломив пол, Леха поднял его, подскользнувшись. - Учебная тревога, - успокоили работники АООТ "Бедняга". Леха, стряхнув с себя пыль и девушек, глубоко вздохнул. Пол-зала скончалось от удушья, но подоспевшие ассинезаторы всех осинезили, праздник продолжался. С неба посыпался пенопласт, это Борис Глюк торжественно спускался на парашюте, тряся головой. - Какое небо красное

Мисилюк Валерий Олегович

"Он в операционной"

("Рассказы о врачах")

Серёга Петров и Андрюха Сидоров вдумчиво пили пиво. Они уже давно дружили своими холостяцкими домами. Врач и следователь.

- Ты представляешь, какая ерунда получается! - С изумлением и тоской в голосе говорил Петров. - Мы уже десять лет приучаем наших медсестер и санитарок к одной простой мысли. Если кто-то звонит к нам в травматологическое отделение, особенно вечером или ночью, и женским голосом спрашивает доктора, то, если врача нет - ответ должен быть один:

Мисилюк Валерий Олегович

Брага

("Рассказы о врачах")

Рецепт браги прост, как всё гениальное. На три литра воды - килограмм сахара и сто грамм дрожжей. Остальное - архитектурные излишества. Некоторые добавляют рис, или горох, чтоб быстрее ходила. Есть кулибины, которые в стиральной машине процесс ускоряют. Так им не терпится. Но ставят брагу все! В этом Федя был убеждён. Он уже полгода отработал в этом псковском поселке хирургом.

Мисилюк Валерий Олегович

Фригидарий

("Рассказы о врачах")

Хороший праздник - Восьмое Марта! Веселый, весенний! Женский, можно сказать даже - гинекологический. Однако заклинаю Вас, в любой праздник, хоть революционный, хоть церковный, сидите дома! И в медицинские учреждения обращаться не рискуйте! Особенно на операцию. Потерпите пару дней, пока доктора после отдыха отдохнут. Персонал в больницах в основном - женщины, поэтому, если Вы Восьмого Марта встретите там трезвого мужчину, значит у Вас самого - белая горячка. Я за десять лет работы ни разу не видел.

Мисилюк Валерий Олегович

Главный гинеколог Северного флота

("Рассказы о врачах")

Семен поступил на медицинский факультет после армии. Вернее, после флота. Северного. Высокий, мощный, загорелый до черноты. Это ж понимать надо, его северный корабль на Кубе базировался.

Боксом он увлекся еще в детстве, а попал на Кубу - тут его талант и раскрылся.

Там, оказывается, бокс в школе, как у нас футбол или лыжи - вместо уроков физкультуры. Вот он и футболил кубинцев все три года службы. Но, конечно, и своим доставалось. Матчи там "дружеские" между кубинскими моряками и нашими, между нашими кораблями. В общем, имел он заслуженное звание чемпиона Северного флота по боксу в тяжелом весе.

Мисилюк Валерий Олегович

Португалец

("Рассказы о врачах")

Рыбалка была неудачной. Две сетки мы так и не нашли. В третью набился всякий мусор, ветки, водоросли, кора. Её свернуло в лохматый жгут ветром и подводным течением.

- Говорил, ближе к берегу нужно было ставить, за островом! - Злился Витька. Мы как раз заворачивали на моторе за этот злополучный остров. Там, в затишке, двое местных рыбаков спокойно проверяли сети с обычной плоскодонки. Даже издали было видно, что улов у них богатый.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.