Как колют поросенка

Васил Цонев

Как колют поросенка

(Новогодний фольклорный рассказ с неожиданным финансовым эффектом)

Снег как зарядил, так и не переставал идти целую неделю. Наконец, небо посветлело и над матушкой-землей засияло огромное золотистое солнце.

Я стоял, утопая по пояс в снегу, и размахивал двумя огромными мясницкими ножами, которые бросали отблески на умное лицо Спаса.

- Вот, Спас, - сказал я, - время сейчас колоть поросят. Слушай внимательно и запоминай как следует, потому что тебе это понадобится, как пить дать.

Популярные книги в жанре Юмор: прочее

Д.Гайдук

Про Врагов

Без врагов свинья жила, да и ту съели. Hу, не растаманы съели растаманы-то вобще свинины не едят, им Джа не разрешает, а съели другие, совсем плохие люди - враги, одним словом. Кормили-кормили ту свинью, она думала: друзья, а они вдруг взяли и съели. Для того, видать, и кормили. Зря она, дура, с растаманами не тусовалась - те бы ее не съели. Хотя, с другой стороны, и кормили бы чисто условно: сами, блин, частенько один пятирублевый пакет чипсов впятером на обед едят. Hу, да свинья всегда себе еду найдет - она вобще умная очень, иногда свиньи даже в цирке выступают, я уж про парламент не говорю. Вот где свиней-то! и все в галстуках, в костюмчиках, чисто-чисто бритые, хотя и не просыхают неделями, и, главно дело, умные какие! Давеча вон - ну, ладно. Типа, мы от темы отклонились. Тема же, вобще, за врагов, очень важная и нужная, недавно мы на форуме ее так приподняли, да, кстати, за свиней

Вадим Голованов

Слегка окровавленный закат

(пародия на боевик)

Пролог

Дело было так. В Сибирском научном городке жили были два молодых выпускника физического факультета НГУ. Одного звали Коля, а другого Петя. Фамилии и отчества значения не имеют. Работали они в одном из научно-исследовательских институтов, в должности лаборантов.

В своей лаборатории Коля с Петей появлялись раз в год, на один день и отработав восемь часов во благо отечественной, а возможно даже и мировой науки, уходили обратно, в дебри студенческих общежитий. Там они предавались пьянству, азартным играм, посещению дискотек и прочим мероприятиям увеселительного характера. Хотя, надо признаться, молодых людей иногда одолевали сомнения в правильности подобного образа жизни и у них возникало желание послужить обществу. Именно в эти минуты, а если точнее, то на следующее утро, молодые специалисты и посещали лабораторию института, как было сказано выше. В общем, седьмого апреля 1997 г. их одолели сомнения и возникло желание, а восьмого апреля 1997 г. они с утра явились в институт.

Вячеслав Иванов

О ЮМОРЕ, ПЯТНАХ И САМОДЕЯТЕЛЬНОСТИ

- Вот вы утверждаете, что чувство юмора - свойство безальтернативное. Оно или есть, или его нет. Ну что вы так горячитесь, право? Я же не спорю. Я только хочу сказать, что оно меняется с возрастом обладателя. Пристали: пример, пример... Где я вам его сразу выдумаю. А, впрочем, вот. Попалась мне на днях на стеллажах довольно-таки старая книжица. Раскрываю, а там на форзаце надпись наискосок: "Иванову в память о А.П. Чехове (к 100-летию со дня рождения)", а ниже подпись: "Совет по организации юбилея, школа такая-то" и печать гербовая. Смешно? Вам нет? Ну а я вот улыбнулся. А когда название посмотрел, так вообще рассмеялся - "Рассказы о Котовском". Нет, вам точно не смешно? Г-м-м... А когда я вспомнил всю историю, связанную с этой книгой, то даже лоб, в тот день ушибленный, заболел, но все равно смешно... Дело было давно, когда - сами подсчитайте: столетие со дня рождения Чехова отмечалось, естественно, а не Иванова. Иванову-то только-только тринадцать тогда исполнилось. Тем не менее был он уже известным (в школьном масштабе, конечно) артистом. Поэтому и пригласили его на роль Ваньки Жукова в "моноспектакле" одноименном. Роль - великолепная. Хотя бы тем, что заучивать ничего не нужно. Написал заранее письмо "на деревню дедушке" и читай вслух. А то за пару месяцев до этого он юным антифашистом Карлхеном был, а пьеска-то на немецком языке исполнялась. Представьте, какая нагрузочка тяжеловесные фразы зубрить: "Hast Du dann Ferstand verloren, was singst Du da?"* - да еще и роль при этом исполнять. Впрочем, меня немного в сторону повело, вернемся к нашему герою. Сцена практически в темноте. Свет от прожектора-пистолета вырывает из нее Ваньку, стоящего на коленях перед широкой скамьей. Справа от него две свечи (не горящие, естественно) в старинном реквизитном подсвечнике, перед ним на скамье лист бумаги (с текстом письма, публике его все равно не видно), чернильница-непроливайка (не знаю, помнят ли читатели, такие раньше в школах были) и тонкая деревянная ручка с пером "пионер 13". Ручки этого типа в Ленинграде "вставочками" называли. Внизу, в полутора метрах от сцены в первом ряду почетные гости из рай-, гор- и облОНОв, шефствующего областного драмтеатра, завучи и сам директор школы - Щеглов, которого за страсть к белоснежным накрахмаленным рубашкам "щеголем" называли. Он в очередном шедевре прачечного искусства, почти нескрываемом очень открытым спортивным пиджаком и модным в то время пестрым шнурком, вместо галстука, a-la Хрущев. Далее зал пропадает во мраке. Ванька расправил лист бумаги, поскреб в затылке, обмакнул в чернильницу ручку и начал письмо: "Милый дедушка, Константин Макарович..." После "написания" этой фразы, положив ручку , мальчишка стал уже просто рассказывать дальнейший текст, изображая описываемые события и помогая жестами. Он увлекся, зал тоже увлеченно смотрит и слушает. Даже простуженные перестали чихать и кашлять. Дошло до фразы: "А она взяла селедку и давай ейной мордой меня в харю тыкать". Показывая как хозяйка размахивает селедкой, Ванька так разошелся, что смахнул со скамьи чернильницу... И кто только назвал их непроливайками! Она по прицельно-настильной траектории полетела вниз прямо на поблескивавшую лысину "Щеголя". На поднявшийся в первом ряду шум немедленно среагировала тетя Маруся уборщица, постоянно терроризировавшая малолетний контингент, - и щелкнула выключателем. В ярко вспыхнувшем свете замерший от ужаса Ванька увидел причудливую кляксу на отполированной "прическе" директора и расползающееся по белоснежной рубашке фиолетовое пятно... Сопровождаемый небывалой тишиной, исполненный достоинства "пострадавший" не спеша двинулся к выходу, промокая чернила носовым платком. Но как только захлопнулась дверь, зал буквально взорвался хохотом. Ребятня вообще сползла со стульев. Взрослые прикрывались платками или начинали искать что-то на полу. Ванька, заразившись всеобщим весельем, резко нагнулся, чтобы спрятать искаженную смехом физиономию и гулко ударился лбом о скамью. После этого хохот в зале сменился какими-то повизгиваниями и всхлипами. Чеховский вечер явно удался... Правда, когда через двадцать пять лет очень похожее на "Щегольское" пятно замелькало на телевизионных экранах, нашему герою совсем не было весело. Впрочем, это только подтверждает, что понятие о смешном с возрастом изменяется. Ты с ума сошел? Что ты здесь поешь? (Между прочим, последние в жизни слова А.П. Чехов произнес именно по-немецки, сказав : "Ich sterbe".

Денис Яцутко

peaple.out (bidiot.log forever)

0.

Hесколько дней назад я объявил о закpытии пpоекта bidiot.log, т.к. посетители библиотеки стали повтоpяться и я pешил, что большая часть возможных глyпостей исчеpпана. Я поспешил. Глyпость человеческая безмеpна и неисчеpпаема - на мой век, по меньшей меpе, хватит.

Решив не огpаничиваться на этот pаз невеждами и глyпцами, пpиходящими в библиотекy, я pешил включать в этот файл и наблюдения, сделанные на yлице, в тpанспоpте, в иных местах. Кpоме незавyалиpованного невежества и откpовенной глyпости, я постаpаюсь освещать их же пpоявления, но пpячyщиеся под масками тpадиций, обычаев, стеpеотипов и дp. Таким обpазом, это бyдет нечто сpеднее междy bidiot.log'ом (http://denisbooks.rema.ru/d_sum/denis_yatsutko_bidiot-log.htm) и пpоектом Точка (http://denisbooks.rema.ru/POINTw.htm). От последнего peaple.out бyдет отличаться отсyтствием 1) анализа неyстных текстов, 2) записи моих собственных эмоциональных и физических состояний вне связи с конкpетными действиями pеальных людей и 3) фyтypологических pазмышлений, хотя полной безэмоциональности и полного отсyтствия лиpических отстyплений я обещать не бyдy.

Рассказал(а) Cat Yamamoto [email protected]

Кот

Рассказываю со слов бывшего офицера КГБ СССР.

В конце августа 1991 года в одном провинциальном городе ждали комиссию из Москвы. Приезжие генералы должны были разобраться - кто что делал, или, наоборот, не делал в "горячие августовские денечки". К приезду комиссии местные офицеры устроили субботник. Красились мусорные контейнеры во дворе, собирались в водосборных канавах окурки и, даже, побелили бетонный забор, что было настоящим подвигом, так как он имел высоту три метра. К вечеру все "отметили успешное завершение операции", обильно приняли водочки и разошлись по домам. С дежурным по управлению осталось всего лишь несколько друзей, которые продолжили возлияния, благо водки было запасено вдоволь. Под утро, выйдя из дежурной комнаты, где звуки пьянки уже затихали, один из офицеров узрел на плацу здоровенного котяру, который не спеша шел к зданию в гости к кошке, которая проживала при казенном буфете. Котик попытался обогнуть по циркуляции пьяного, но тот пораженный наглостью животного, швырнул в него бутылку из-под пива. Кот легко увернулся от посуды, однако бежать и не думал. Hа шум выскочили все, кто мог еще ходить. Покискискав и не добившись от виновника переполоха заметной реакции, народ было уж начал расходиться, но тут кто-то вспомнил про грядущую комиссию непорядок, если перед генералами с их свитой вылезет животинка и начнет шарахаться по территории. Решение созрело быстро: если кот не дается в руки, и, следовательно, его нельзя запереть в карцере на время визита, остается последнее средство пристрелить. Дежурный достал ПМ, тщательно прицелился и нажал на спусковой курок. Пуля выбила искры в нескольких метрах от кота. Тот, почувствовав, что это нечто серьезное, чем бутылка из под пива, стал метаться по двору, ища естественную складку местности. Стрелок, видя, что он промахнулся, стал вести огонь на вскидку, но и это не дало какого-либо результата- пули ложились далеко от кота, а тот, найдя щель между мусорными контейнерами, нырнул за них. - Hе, из ПМ этого зверя не возьмешь, - заключил один из собутыльников. Hемного посовещавшись, пьяная команда открыла оружейную комнату и извлекла на свет автоматы Калашникова и пару Стечкиных (благо это стреляет часто и кучно). Чтоб заглушить звуки выстрелов, один из "охотников" завел двигатель резервной дизельной электростанции (чтение "Огонька" о массовых расстрелах усугубило жизненный опыт), а остальные расположились полукругом вокруг убежища кота. Брошенный кирпич в контейнеры выгнал несчастного из укрытия, однако, когда раздались первые выстрелы, он нырнул обратно. Hо ребята вошли в раж. Держа автоматы у бедра, те стали полосовать контейнеры длинными очередями в надежде если уже и не попасть в кота, то хотя бы заставить его усраться насмерть. Выстрелы звучали минут пять. Расстреляв весь боезапас и переведя дух, решили посмотреть, а что же стало с котом. Один из них, подсвечивая себе зажигалкой, заглянул между контейнеров. Между стенок из земли торчала труба водостока, откуда блестели кошачьи глаза. - Готов, - проорал на весь двор довольный гэбешник,- сейчас я достану тушку на стельки! За словом дело. Засунув руку в щель и не успев ничего нашарить, любитель меха взревел благим матом. Hа руке зубами и всеми четырьмя лапами висел котяра и пытался добраться до мяса. Вся компания бросилась к своему другу на помощь, но кот видя такой оборот событий, прыснул под ворота и был таков. Утром внутренний двор конторы представлял собой ужасное зрелище: на плацу везде блестели гильзы, мусорные контейнеры были одной сплошной дыркой, а на свежевыбеленном бетонном заборе красовалось множество сколов от пуль. Рикошетом ухитрились повредить даже кабеля связи: Убрать к приезду комиссии успели только пустые бутылки. Приезжие генералы, выйдя из машины, пешочком направились через внутренний двор в здание. Под ногами звенели гильзы, а ошалелые взгляды не отводились от бетонного забора. Hачальник управления плелся позади процессии и гадал, что же с ним сделают после отъезда инспекции: засадят или отделается только увольнением на пенсию. - Милейший,- вдруг один из генералов обернулся к начальнику, - а что это с забором? - Да мои ребята кота ночью расстреливали, - ответил бедолага. Свита остановилась. - А в подвале нельзя было? - тихо спросил начальник комиссии. - В подвал тащить время не было, товарищ генерал, - из-за спины начальника управления вякнул ночной дежурный, который до сих пор не мог совладать с похмельным синдромом, - мы его на воздухе решили стрельнуть. - Так думать надо, - перешел на крик генерал, - здание в центре города, стрельба ночью наверное весь район разбудила. - Да мы двигатель включили! Кто поймет, что тут делалось? - заканючили местные. - Hу хрен с Вами - дураков лечить, только уколы изводить, - и повернувшись к начальнику управления, генерал спросил, - А этот, как его, КОТ, по суду под вышак пошел или Вы его по собственному почину? - По собственному почину, да и вон как моего за руку покусал: - кивнул начальник на своего подчиненного. - Hу этих сволочей стрелять надо, совсем распоясались. Всю страну разворовали. А ты правильно сделал, что с ними не церемонишься. Молодец! И оставив обалдевшего начальника управления, который только сейчас осознал всю глубину заблуждения гостей, комиссия заспешила дальше:

Павел ВОРОНЦОВ

ПОГНАВШИМСЯ ЗА МИРАЖОМ

(кто потерялся в танце миражей)

Поселений на Марсе много, а вот космодром один. И если воду, воздух и даже пищу можно загнать в замкнутый цикл, то это еще не значит, что можно обойтись совсем без грузоперевозок. Самолеты с вертолетами не для здешней разряженной атмосферы а ракеты жрут слишком много топлива, так что основная тяжесть ложится на краулеры. Большие многогусечные чудища могут неделями катиться среди красных бархан от поселения к поселению в соответствии с маршрутом, проложенным мудрыми спутниками. В таких поездках их сопровождают лишь марсианская пыль да миражи. Миражей в марсианских пустынях много.

Сцена первая.

Место действия – офис неизвестной компании, в которой работает Весли.

Хор коллег поет заздравную песнь в честь Дженис.

Весли

Когда ж они заткнутся наконец

И жрать усядутся? Их пенье

Мертвого поднимет из могилы!

Колеги прекращают петь, начинается застолье.

Весли

Заглохли. Наконец-то!

Теперь могу спокойно я подумать о том

Мне нужно было найти его. Искать было легко — след был еще теплый. Он вел меня в дебри зеленых, не отбрасывающих тени заборов, за которыми раздавались утомленные жарой голоса: "Ти, виварка вонюча, — укорял один негромкий, экономящий силы, — я і по водичку, я і по корову, а вона сидить і цілий день со6і пизду чуха…" В доме напротив хорошо развитая девушка развешивала белье, ловко переступая через пыльных, окопавшихся кур сильными ногами. Она бросила в меня макитрой, как только я произнес его имя. Черные стриженые волосы на лобке в гневе встали дыбом, пробив белую ткань купальника. Кровавый след уводил дальше, он привел меня к пряничному домику, раскрашенному нежными цветами. Здесь могла бы жить Белоснежка. Маттиолы росли прямо под окнами, на них валялся одуревший от ароматов кот. В ничтожной тени возле кота наслаждался потемневший от простой лагерной жизни дядька. Балансируя на корточках, он специальным взглядом набросил на меня невидимую сеть, как тарантул. "Івана нема", — сказал он, и выбросил "Приму" в роскошные мальвы. Окурок прочертил в горячем воздухе изящную математическую истину, после чего был немедленно склеван громадным, как орел, белым петухом. Левый глаз петуха закрывало бельмо, одна нога была закована в кандалы, железная цепь тянулась за ним к собачьей будке. "Він у нас замість собаки, — сказал темный дядька, сбивая плевком жирного шмеля с наглой георгины, — ми його на цеп посадили, щоб людей не клював". Я спросил его про Катерину. "ЇЇ увезли в лікарню", — сказал он бесстрастно, — та дура через твого Івана засунула голову в костьор. Правда, обгоріла не сильно, врачі сказали, шо скоро випишуть". Я попрощался. Иван оставлял за собой выжженную землю, как Чингисхан, и я тащился за ним, как отставший от орды мародер.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Я.Цуцуй

Цивилизация напоказ

Я терпеть не могу аппарата, именуемого телефоном.

Особенно не люблю, когда он звонит.

Я пугаюсь, когда он звонит рядом со мной.

А уж если он зазвонит в тот самый момент, когда я думаю -- сейчас зазвонит, проклятый, -- мне и вовсе худо делается. Короче говоря, плохо он действует на психику. Тут и свихнуться недолго. И главное, звонит он всегда угрожающе. Порой я не беру трубки, но тогда он бесится, трезвонит, как сумасшедший: "Возьми трубку, возьми, возьми, немедленно возьми, слышишь -немедленно!.." Странно, что личность того, кто звонит, не играет абсолютно никакой роли -- звонит не кто-то, а сам телефон, аппарат, ставший живым существом, капризным черным чудовищем, притаившимся в углу стола.

Ясутака Цуцуи

Очаровательные дамы

Перевод Ю. Бондаренко

Как обычно в восемь утра, когда муж и сын ушли из дома, Акико Камеи осталась одна в квартире. Убрав со стола, она открыла шифоньер, где висели ее платья. - Что же мне одеть? - подумала она. Как всегда, она не увидела ничего подходящего. В прошлом году она купила костюм от Ива Сен-Лорана, который стоил дороже, чем она могла себе позволить. Но она одевала его уже несколько раз, поэтому все обязательно подумают: - Опять они в этом! Она проклинала низкую зарплату мужа и высокую плату за обучение сына. Она проклинала инфляцию, особенно, недавний резкий рост стоимости продуктов и хорошей одежды, и завидовала женам торговцев, которые не имели приличного образования, но жили припеваючи и не нуждались в деньгах. Надев скромный костюмчик, купленный на распродаже три месяца тому назад. Акико вышла из дома и пошла к вокзалу, который находился в тридцати пяти минутах от ее дома. Когда она вошла в привокзальное кафе, она увидела, что три дамы уже сидели в угловом кабинете и болтали. Все они были женами низкооплачиваемых "белых воротничков", которые все жили в одном доме с Акико. Самой молодой была двадцативосьмилетняя госпожа Катаока, самой старой - госпоже Исе - было тридцать пять. Они все, в той или иной степени, были разочарованы в жизни и находились в том возрасте, когда это чувствуется больше всего. Все они были очаровательными. Их манера разговаривать и умение вести себя были довольно элегантными. Одежда, хотя и недорогая, говорила о хорошем вкусе. В общем, они выглядели, как обеспеченные замужние женщины. Госпожа Саруга говорила: - Это несправедливо. Наши дети - дети людей с высшим образованием - не могут поступить в университеты и медицинские институты из-за высокой платы. Но дети простых лавочников - которые, вероятно, даже не окончили средней школы - поступают в лучшие колледжи, потому что их родители являются спонсорами. - Согласна, - сказала госпожа Исе. - От этого можно сойти с ума. Говорят, что в медицинские институты могут поступить только дети врачей. Как бы хорошо ни учился ребенок, если его родители не купаются в роскоши, дорога туда ему закрыта. Госпожа Катаока добавила: - Ну, во всяком случае, если врач хоть что- то знает, он уже богач. К примеру, наша семья может жить неделю на те деньги, которые доктор берет за простой осмотр. Боишься до смерти, что можешь заболеть. Мы просто не можем позволить себе сходить к врачу. В это время подошли госпожа Саката и госпожа Ватанабе. Госпожа Саката взволновано сказала: - Мой муж может потерять работу. Компания собирается сокращать персонал. Акико удивилась: - Но ведь ваш муж окончил Токийский университет. - Да, но он говорит, что, может быть, это из-за того, что он не дает взяток начальнику отдела. Наверное, только богатые останутся в компании. Просто тошнит от подобного! Госпожа Ватанабе вздохнула: - Приходится все время волноваться за детей. Надрываешься, чтобы дать им хорошее образование, а потом все может пойти прахом. Посреди обсуждения этих неразрешимых проблем в кафе вошли две последние дамы их кружка - госпожа Урабе и госпожа Усуи. Увидев их, Акико встала: Ну, дамы, мы все в сборе. Будем отправляться? Каждая из присутствующих положила на стол сто тридцать иен за кофе. Они не могли позволить себе разбрасываться даже такими скромными суммами денег. Урабе и Усуи, которые не любили кофе и не хотели зря тратиться, взяли за правило приходить на полчаса позднее. Остальные дамы молчаливо согласились с этим. Выйдя из кафе, они прошли на вокзал и сели в почти пустую электричку - час пик уже миновал. Через несколько минут поезд покинул город-спутник, где они жили, и въехал в зеленый пояс, окружающий пригородный "спальный" район. Дамы смотрели из окна на новенькие, стоящие рядами дома с красными и голубыми крышами со смешанными чувствами, которые отражались на их лицах. Они отлично понимали, что заиметь подобный домик в этом районе было выше их самых заветных мечтаний. На четвертой остановке они вышли из поезда, пошли по главной дороге, на которой было несколько магазинов, пересекли шоссе, идущее параллельно железной дороге, и вышли на тихую улицу, ведущую к району богатых вилл. Роскошные особняки стояли по обе стороны улицы. Минут через десять они остановились перед массивными воротами огромной виллы. На одном из каменных столбов, на которых держались ворота, была прикреплена табличка с фамилией "Тоба". - Это здесь, дамы, - сказала Акико. Госпожа Катаока ахнула: - Боже мой, какой колоссальный дом! Акико нажала кнопку переговорного устройства и сразу же услышала грубый женский голос: - Ну, чего надо? Акико подумала: - Это, должно быть, служанка. Даже служанки становятся заносчивыми в таких домах. Хотя в мозгу у нее и крутилась такая мысль, но вслух она сказала: Пожалуйста, милочка, извините меня за это беспокойство. Мы из родительско-учительской Ассоциации начальной школы Кинрио. Если ваша госпожа дома, то нам хотелось бы с ней побеседовать. У нас к ней небольшая просьба. Нас восемь дам из исполнительного комитета РУА. (В начальной школе Кинрио учились дети из этого фешенебельного района, включая детей госпожи Тоба.) - Понятно. Пожалуйста, подождите минутку. - Услышав изысканную речь Акико, голос в микрофоне изменил свою тональность. Через несколько секунд голос прозвучал опять: - Госпожа Тоба примет вас. Сейчас я открою. Хозяйка, по-видимому, побоялась отказать им, потому что было бы неудобным отказать восьми исполнительным членам РУА школы, где учились ее дети. Ожидая, когда откроется калитка, дамы с любопытством осматривали соседние особняки, большинство из них были закрыты высокими деревьями, что не давало возможность увидеть, какими они были внутри. Недалеко, на небольшой возвышенности стоял дом с широкими окнами и большой лужайкой перед ним. Но от ворот можно было увидеть только крышу дома Тоба. Пока дамы стояли у ворот, они не увидели ни души. Действительно, это было очень тихое место. Единственные звуки, которые до них долетали, это были гудки автомобилей с улицы, ведущей на станцию. Госножа Исе негромко сказала: - Надеюсь, у них нет собаки. - Она ненавидела собак. - Нет, нет, - успокоила ее Акико, - не волнуйтесь. Из калитки вышла молоденькая темноволосая девушка, одетая в шикарное ярко-красное платье, и обратилась к ним: - Извините, что заставила вас ждать. Пожалуйста, проходите. Посмотрев на ее платье, Акико подумала, что фасон немного устарел: Наверное, это мадам Тоба расщедрилась. Следуя за служанкой, восемь дам вошли в большой сад, густо усаженный китайскими черными соснами и орнаментированный группами камней и искуственными холмиками. Сам особняк был сооооружен в европейском стиле с большой верандой. В холле, куда они вошли, был очень высокий потолок, а стена возле лестницы, ведущей наверх, была разрисована отличным художником. В центре потолка висела огромная сверкающая люстра. Их сразу же провели в гостиную, огромную комнату с деревянными панелями и лепным потолком. Пол был покрыт красным персидским ковром. Вдоль стен стояла кожаная мебель и концертный рояль. У одной из стен был большой итальянский бар. Пока дамы рассматривали все это, в комнату вошла хозяйка. - Доброе утро. Простите, что заставила вас ждать. Прежде всего, я хотела бы поблагодарить вас за то, сколько времени и энергии вы отдаете работе в Ассоциации. Она села в кресло перед мраморным камином. Это была красивая, бледнокожая, интеллигентная женщина, манеры которой говорить и двигаться выдавали принадлежность к высшим слоям общества. На одном из пальцев сверкало кольцо с крупным бриллиантом. Некоторое время дамы хранили молчание. Затем госпожа Тоба спросила: - Так по какому вопросу вы хотели видеть меня? Акико, как руководительница группы, ответила за всех: - Прошу простить нас за ложь. Дело в том, что мы вообще не имеем отношения к школе Кинрио. Госпожа Тоба удивленно подняла брови: - Вот как? А почему же вы тогда так сказали? Опустив голову, Акико объяснила: - Мы разузнали, что ваши дети ходят в школу Кинрио, и решили, что если мы представимся членами исполнительного комитета РУА, вы не откажетесь принять нас. Мы надеемся, что вы будете настолько добры, что простите нас. - Ну, должна признаться, что это для меня несколько неожиданно, - сказала госпожа Тоба. Затем, покачав головой и с подозрением глядя на них, спросила: -- А какова все-таки истинная причина вашего прихода? Если вы хотите получить какое-то вспомоществование, я готова выслушать вас и, может быть, даже помочь вам чем-нибудь. Изысканная речь Акико, простая, но элегантная одежда и культурные манеры дам, не вызывали никакого опасения у госпожи Тоба. Нерешительно Акико сказала: - Мне трудно об этом говорить, но дело в том, что мы - грабители. Госпожа Тоба откинулась в кресле: - Что вы сказали? Что это за шутка? - Это не шутка. Это - правда. По сигналу Акико госпожа Саката и госпожа Ватанабе бросились к госпоже Тоба и заломили ей руки за спину, в то время как госпожа Урабе и госпожа Усуи вытащили из своих хозяйственных сумок белые пеньковые веревки. Подойдя к перепуганной хозяйке, госпожа Урабе сказала: - Пожалуйста, не сердитесь на нас. Мы должны связать вас, чтобы вы не могли двигать руками и ногами. Мы будем очень осторожны, чтобы не причинить вам боли. Простите нас за это. Все еще неспособная поверить в то, что происходит, госпожа Тоба, задыхаясь, пролепетала: - Но вы же дамы! Вы - дамы! Вы, конечно, шутите... Конечно... Вы такие очаровательные дамы... - Поймите, мы это делаем всерьез. Пожалуйста, не обижайтесь, - повторяла госпожа Усуи, связывая ее запястья. - Поверьте, я делаю это без всякого удовольствия, надеюсь, вы понимаете? Госпожа Урабе связывала ее ноги вместе, а госпожа Саката и госпожа Ватанабе привязывали ее самое - госпожа Тоба была одета в костюм от Жана Пату - к креслу. - Пожалуйста, дамы, идите сюда. - Оставив госножу Саката с ее помощницами в гостиной, Акико новела трех дам за собой. Им нужно было связать служанку, которая, несомненно, должна была быть на кухне, приготовляя чай для визитеров. Они прошли на цыпочках по коридору, где с обеих сторон были двери. Справа была библиотека, слева - спальня. Кухня оказалась в дальнем конце коридора. Девушка, приготовлявшая чай, вздрогнула, почувствовав присутствие посторонних на кухне, и резко обернулась. - Что вам здесь нужно? - спросила она подозрительно. Акико подумала, что она не только неопытна, но и плохо воспитана. Если она начнет сопротивляться, будет довольно трудно сладить с ней. Улыбаясь, Акико подошла к ней и сказала: - Боюсь, что из-за нашего посещения у тебя много хлопот. Извини нас и разреши помочь тебе. - Спасибо, не надо, я сама управлюсь, - сказала девушка, ставя чайник с кипятком на стол. Воспользовавшись этой возможностью, Акико и две другие дамы схватили ее и усадили на стул, а госпожа Суруга, которая уже держала наготове веревку, связала ей руки. - Что вы делаете? - закричала девушка и стала изо всех сил брыкаться ногами. - Что за чертовщина? Отпустите меня! Пустите, черт вас забери! Привязывая девушку к стулу, госпожа Суруга сказала сердито: - Фу, какой у нее пронзительный голос! Ну-ну, перестань кричать. Замолчи. Тебе это все равно не поможет, а юбка задирается до неприличия. Не слушая увещеваний, девушка продолжала пинаться и извиваться, пытаясь освободиться: - Воровки! Развяжите меня... Развяжите... Акико сказала: - Пожалуйста, сиди спокойно, как приличная девушка. Но девушка продолжала кричать во весь голос. Вздохнув, госпожа Катаока сказала: - Ты плохо ведешь себя. Поверь мне, тебе же будет лучше, если ты замолчишь. А госпожа Исе добавила: - Да, это правда. Но я боюсь, что у нас не остается другого выбора. Они вместе сделали петлю из куска веревки и набросили ее на шею девушке. Та ахнула и расширившимися глазами стала смотреть по сторонам. Чувствуя приближение чего-то страшного, она пыталась освободиться от пут и умоляла охрипшим голосом: - Пожалуйста, не надо! Не убивайте меня! Не убивайте! - Это очень быстро, - сказала госпожа Суруга сочувственным тоном, придерживая ее ноги. - Потерпи немного. - Я не хочу умирать, - завизжала девушка, широко открыв рот, так что стали видны гнилые зубы. - Я боюсь! Акико посмотрела на нее и криво ухмыльнулась. Госпожа Катаока, принадлежавшая к крупной буддистской организации, сказала: - Здесь нет ничего страшного, моя дорогая. Просто ты отправишься к кроткой богине милосердия. - Но я такая молодая! - продолжала рыдать девушка. Ее заплаканное, искаженное ужасом лицо было таким неприятным, что Акико, которая стала увещевать ее, была вынуждена отвернуться: - Успокойся, пожалуйста. Сейчас ты умрешь. Почему бы тебе не выказать больше достоинства и женской благопристойности? - Но я хочу жить!.. - Она все никак не может успокоиться, - сказала Акико, подавая знак госпоже Катаока и госпоже Исе. - Пожалуйста, дамы! Они потянули за концы веревки изо всех сил. Из-за прилива крови лицо девушки раздулось, как черно-красный шар, глаза вылезли из орбит, а спина выгнулась. Дамы продолжали тянуть. Наконец, голова служанки свалилась набок. Дамы немедленно стали осматривать кухню. Вынув пакет из холодильника, госпожа Катаока воскликнула: - О, госпожа Камеи, я хотела бы, чтобы вы взглянули на это мясо. Оно просто великолепное. Вырезка высшего сорта. Все дамы осмотрели говядину. - Здесь, по крайней мере, килограмм. - Да, и могу поклясться, что ее цена не меньше двенадцати тысяч. - Но если мы разделим это на восьмерых, то получится по маленькому кусочку. - К тому же, оно - замерзшее и его нужно разморозить, прежде чем делить. - Я вот что скажу: мне мяса не надо, я лучше возьму немного креветок, сказала госпожа Исе, вытаскивая пакет из морозильного отделения. - О, какие великолепные толстые креветки. - Наверное, я тоже возьму себе креветок. - А я бы с удовольствием взяла себе говядины, - сказала Акико. - Думаю, лучше позвать остальных дам. - Она прошла в гостиную: - Я побуду здесь одна, а вы идите на кухню - там делят говядину и креветок. - Вы сказали - говядину? - Чудесно! Все четверо заторопились на кухню. Взглянув серьезно на Акико, госпожа Тоба спросила: - Почему вы занимаетесь этим? Я никак не могу понять этого. Акико вздохнула: - Может быть, это прозвучит грубо, но даже если бы я и объяснила вам все, сомневаюсь, что вы смогли бы понять это. У вас такая обеспеченная жизнь. Я вам искренне завидую. - А у вас была какая-нибудь особая причина выбрать именно мой дом? озадаченно спросила госпожа Тоба. - Нет. Нам просто стало известно, что ваш муж - известный хирург и возглавляет клинику; что ваши дети ходят в школу Кинрио; и что до двух часов дня, кроме вас и служанки, в доме никого нет. Мы обсудили это между собой и решили нанести вам визит - если вы согласитесь впустить нас. У нас не было дурных намерений... Вернее будет сказать, что мы ничего против вас не имеем. - Акико подошла ближе и посмотрела в красивое лицо госпожи Тоба. Она почувствовала запах дорогих французских духов. - Кстати, - сказала она, - нам нужны деньги. Не будете ли вы так любезны сказать, где вы их храните? Нам нужна только наличность. - Они.. они в верхнем ящике туалетного столика в моей спальне. Еще что-то может быть в черной сумочке "Гермес", но... - Большое спасибо, - поклонилась Акико. - Не сочтите за лесть, но вы очень добрая женщина. Мы ничего не возьмем, только наличные деньги и немного продуктов. На кухне семь дам были заняты тем, что открывали буфеты и кладовки, доставая оттуда различные консервы и овощи. - Боже мой, только посмотрите на это богатство! - Моя дорогая, на вашем месте я не стала бы брать консервированного тунца. Вы же знаете, можно отравиться ртутью. - Вы правы, я не возьму его. Но тут полно всяких других деликатесов. Вот великолепная ветчина в форме и отличные крабы. - Я предпочитаю консервированную спаржу. Госпожа Суруга открыла буфет: - О, какая роскошь! Серебряный сервиз. Из чистого серебра. - Но мы не должны дотрагиваться до этого, - предупредила госпожа Усуи. - Конечно, мы ведь договорились не брать ничего, что можно было бы проследить и опознать, - госпожа Суруга закусила губу, - но до смерти хочется иметь такое. - О, посмотрите на лук! - Да, моя дорогая. Это особый импортный сорт. Очень вкусный. По тому, как обернута каждая луковица, я могу предположить, что его доставили прямо сюда. - Нужно не забыть отложить долю госпожи Камеи. Дамы сгрудились вокруг кухонного стола и, весело болтая, поделили все продукты на восемь равных частей. Ни одна из них даже не взглянула на мертвую девушку. Госпожа Урабе вошла в гостиную со словами: - Дорогая госпожа Камеи, мы взяли продукты и поделили на восемь частей. А теперь некоторые дамы мечтают посмотреть мужское и детское белье. - Простите меня, - обратилась Акико к госпоже Тоба, - а где вы храните белье вашего мужа и детей? Глаза госпожи Тоба были остекленевшими: - Чистое белье в корзине в ванной комнате. Если вас интересует мое белье, то оно в комоде в спальне, хотя мне стыдно признаться, что вы там не найдете ничего сверхмодного. - Вы очень добры. Госпожа Урабе, не будете ли вы так любезны посидеть немного вместо меня? - Да, конечно,дорогая. Акико вошла в кухню: - Дамы, госпожа Тоба разрешает нам взять немного белья. Сюда, пожалуйста. В ванной комнате дамы окружили большую корзину, в которой лежали стопки чистого белья. - О, какое теплое, оно вязаное. - Мой муж грузноват, боюсь, это ему не подойдет. - Дайте мне взглянуть!.... Ее старший сын в пятом классе, не так ли? Значит, это подойдет моему сыну. - Невероятно! Мохеровое белье! Ее муж явно боится холода... - Если оно никому не нужно, я с удовольствием возьму его. Хотя мой муж еще нестарый, он очень чувствителен к непогоде. - Минутку внимания, - сказала Акико. - Не берите носков с ярким рисунком, а то кто-нибудь натянет их на ноги. - Правильно, - дружно согласились все дамы. Когда белье, мыло и туалетная бумага были разделены, дамы прошли в спальню. Огромная комната, выдержанная в зеленых тонах, вызвала завистливые вздохи. Все они жили в маленьких квартирах, где некоторым из них приходилось делить спальню с детьми. Акико выдвинула верхний ящик туалетного столика и обнаружила там сто двадцать тысяч иен: - Ну-у, я надеялась, что будет больше. - Дамы обменялись взглядами. - На каждую придется всего по пятнадцать тысяч. - Минутку, дорогие, - сказала Акико, выходя из комнаты. Оставшиеся дамы начали открывать ящики комода, чтобы ознакомиться с бельем хозяйки. - О, какая прелесть! - Абсолютно все из Парижа. - Эти трусики стоят двадцать тысяч. - Ах, посмотрите - эти кружевные и шелковые вещи все из Швейцарии. - Дамы, как вы думаете, эта комбинация мне подходит? - О, да. Чудесно! Открыв шкатулку с драгоценностями, госпожа Исе со слезами в голосе сказала: - Какая жалость, что мы не можем разрешить ей подарить нам эти вещи! - Соблазн слишком велик, дорогая. Вы даже не должны смотреть на это. - Истинная правда. Посмотрите, что в этом шкафу. Ах, лучше бы я никогда не открывала его. Все дамы бросились к шифоньеру и стали рассматривать висящую там дорогую одежду, вид которой вызвал у них общий вздох зависти. - Боже мой! Норка. - А это шуба из леопарда! В комнату вошла Акико с сумочкой госпожи Тоба в руках: - Я нашла в ней шестьдесят тысяч. Там есть еще кредитные карточки и чековая книжка, но они нам не нужны. В кухне, в кошельке служанки я обнаружила еще двадцать тысяч. - С ума сойти! Зачем служанке ходить с такой крупной суммой денег? - Дамы, посмотрите, какая прелесть, - госпожа Ватанабе показала на несколько больших бумажных пакетов модных фирменных магазинов, которые она нашла в шкафу: - Мы можем в них положить вещи, которые мы получили здесь. Акико возразила: - Мы не должны пользоваться тем, что может привлечь чье-либо внимание. Все дамы вынули хозяйственные сумки, которые принесли с собой, и аккуратно сложили в них свои трофеи. Они вышли из спальни с сумками в каждой руке и вернулись в гостиную. Как представитель группы, Акико сказала: - Мы приносим наши глубокие извинения за то, что причинили вам большое беспокойство. Но мы получили все, что хотели, и нам нужно идти. - А вы часто это делаете? - спросила госпожа Тоба, которая с искренним изумлением смотрела на женщин, которые ни коим образом не походили на воровок, но которые действовали столь искусно. Акико удивленно посмотрела на нее: - Вы правда ничего не знаете? Такая дама, как вы, живущая в таком шикарном доме, должна читать газеты. Разве вы ничего не слыхали о необъяснимых ограблениях, которые вызвали такой ажиотаж и последнее время? Это и есть мы. - О, я знаю об этом. - Не успев договорить эти слова, госпожа Тоба побледнела, как полотно. - Не хотите же вы сказать, что вы именно те, кто безжалостно убивают людей и берут только деньги и ничего не стоящие пустяки. Акико вздохнула с облегчением: - Как я рада, что вы сами это высказали. Я отчаянно пыталась придумать способ, как вам лучше сказать об этом. Поставив свои пакеты на ковер, она вынула из кармана опасную бритву, которую нашла в ванной комнате особняка. - Очень трудно просить вас отдать свою жизнь после того, как мы попросили у вас так много всего. Лицо госпожи Тоба было белым, как бумага, она вся дрожала: - Значит я.. я должна умереть? Здесь? Сейчас? - Дорогая госпожа Тоба, мне очень горько, что приходится отбирать жизнь у такой милой женщины, как вы, - сказала Акико с волнением. - Но вы должны понять, что мы не можем дать возможность окружающему миру узнать о существовании такой группы из восьми дам, как наша. Я сделаю так, что ваше прекрасное лицо останется нетронутым, а боль продлится мгновение. Госножа Тоба проговорила сквозь рыдания: - И я.... я должна умереть за какие-то сто тысяч иен и кучку продуктов? - Госпожа Тоба, ну госпожа Тоба, возьмите себя в руки. Будьте мужественны и примите смерть красиво, а не как служанка, которую нам пришлось задушить. Госпожа Тоба прекратила плакать: - Так она уже мертва? - Внезапно она захихикала, а затем запела какую-то веселую песенку. - Ошеломленные женщины отступили от нее на шаг. Затем госпожа Тоба успокоилась и торжественно кивнула головой: - Простите меня за неприличное поведение. Сейчас я полностью готова. Правда, я только что описалась. - Ну, это вполне естественно, - сказала Акико сочувственным тоном. - У меня к вам большая просьба. Когда я умру, смените мне, пожалуйста, трусики. Ее героическое спокойствие тронуло всех женщин, которые одновременно негромко воскликнули: - О-о! - Ну, конечно, - сказала Акико, - я это сделаю сама, обещаю вам. В моих глазах вы показали себя настоящей великосветской дамой! - Ну что, начнем?... - Она быстро подошла к госпоже Тоба с правой стороны, ухватила левой рукой за длинные черные волосы и запрокинула ее голову. - Слава Будде просветленному, - пробормотала госпожа Тоба, и в то же мгновение Акико провела бритвой по ее белому горлу. Из раны вырвалась яркая струя крови. Секунд через десять она стихла. Все дамы выразили свое восхищение искусством Акико. - Это было восхитительно. - С каждым разом у вас получается все лучше и лучше. - Да, я согласна с вами, спасибо. В последнее время мне удается не забрызгать одежду кровью, - смущенно согласилась Акико. - Это была настоящая леди, правда? - Да, но она показалась немного странной. - Я не согласна. Она была очень приятной женщиной. По двое, по трое, чтобы не привлекать внимания, дамы вышли из особняка. Акико осталась последней. Она закрыла остекленевшие глаза госпоже Тоба и переменила трусики. Затем она внимательно осмотрела всю комнату, чтобы убедиться, что никаких следов после них не осталось. В заключение она посмотрела на крупный бриллиант, блестевший на пальце убитой. Ни ее низкооплачиваемый отец, ни низкооплачиваемый служащий-муж никогда не покупали ей никаких драгоценностей, кроме простого обручального кольца. Но, вздохнув, она решительно потрясла головой и отвернулась от сверкающего камня. Взяв свои кошелки, Акико вышла из особняка Тоба. Сегодня ночью, когда они с мужем лягут в постель и будут заниматься любовью, она будет особенно страстной. Она всегда бывала страстной в эти ночи.

Андрей Цунский

НЕПРИЛИЧНЫЕ ИСТОРИИ

О СОРТИРАХ

О СТРАШНОЙ МЕСТИ

О ЧУДЕСНЫХ ИЗБАВЛЕНИЯХ

О НАКАЗАНИИ ЗА РАЗДОЛБАЙСТВО

ОБ ИСКУССТВЕ

Представьте себе, любезный читатель, старую питерскую кухню размерами 6х8 , с тремя газовыми плитами и несколькими рядами встроенных в стену полок. Если вы справились с этой задачей - прекрасно, мы продолжаем. Если же нет добавлю в качестве стимула вашему воображению, что стены обшарпаны и покрыты откровенными дырами, порою вплоть до накрест лежащих реек, на которые кладут штукатурку, и в других местах - до того или иного слоя масляной краски, которых превеликое множество положено было друг на друга со времен незапамятных.

Андрей Цунский

ЗОHДЕРКОМАHДА

"Чему учат людей?! ...откуда им узнать, как жить,

как умирать... Это ведь тоже важно!"

электрик Ф.Ерофеев

Есть вещи, о которых нельзя говорить несерьезно. Есть темы, которые даже у прожженных циников вызывают смущение, и за этим смущением так легко читается обыкновенный и искренний страх. Есть мысли, которые мы гоним прочь, а они возвращаются.

Есть слова, которые нельзя произносить без особого повода. Есть темы, за которые не стоит браться вообще. Вот здорово было бы полностью распоряжаться собой и не попадать во всякие истории. Hо так еще и бессмертия захотеть можно.