Как довести девушку до оргазма

Как довести девyшкy до оpгазма

MA> Уж и не знаю, насколько местная публика может тут помочь советом... MA> В общем, дело такое. Женщина в 22 года не знает, что такое оpгазм. MA> Hесмотpя на все мои усилия. Интеpесует, существуют ли какие-либо MA> способы, методики и т.п. для повышения ее чувствительности в этом MA> плане? Были ли случаи, когда удавалось таким обpазом достичь MA> положительных pезультатов? В общем, поделитесь опытом. Если у MA> кого-нибудь такой опыт есть.

Другие книги автора Артём Лайдер

Словарь, вначале кто она, потом какая она.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Е г о р Р а д о в

СЛЕДЫ МАКА

"Мы жизни отдаем последнее дыханье за неба окоем и маков полыханье" Индржих Вихра пер. Олега Малевича

Я рассчитал все свои дозняки на этот денек и ощущал себя, словно опустошенное нездоровой свободой существо, стремящееся воспарить в ласково-мягкий, небесно-разряженный мирок смутной, как сонные слова, услады. Раствор был во мне, раствор был вне меня, рядом: мои руки светились сумрачными дорогами вен, которые, будто двери без ключей, влекли меня к себе, за себя, в покои кайфа, запретного и вожделенно-доступного, как плод, или блядь - стоило лишь протянуть руку. Под столом валялись маковые бошки вперемешку со стеблями и корнями - всем тем, что называется "капустой": шприцы лежали на столе, готовые впрыскивать чудесные жидкости в кровь, и миски с черными следами великого сладкого раствора были разбросаны повсюду вместе с бутылками из-под растворителя, словно доспехи лучезарного рыцаря, который после судорожного поединка расшвырял их где попало и теперь пьет портвейн.

Сева Святой

Капелька и Дойч

Ну почему, - спросила она его, - почему ты так изменился? Что произошло?

- Ничего, - равнодушно сказал Дойч.

Он поедал картошку. Золотистые ломтики издавали нежный запах, он накалывал их вилкой по одному и отправлял в рот. Иногда он подхватывал лежащий на краю тарелки толстый темно-зеленый огурец и откусывал от него. Вид у него был сосредоточенный.

Она вдруг ощутила острый приступ ненависти. Она не могла понять, что изменилось с тех пор, как они расстались два с половиной года назад. Тогда было ясно, что они любят друг друга - так ей казалось, и ничто на свете не сможет это изменить. Вечная любовь - каждый день, каждый час, всегда, пока смерть не разлучит их. Один год в армии, шесть страшных месяцев, которые Дойч провел в дисциплинарном батальоне за что-то, о чем она до сих пор не знала, еще полгода в армии, и полгода неизвестно где, когда она в муках проживала каждый день, ожидая его возвращения. Никаких удовольствий, танцев и мальчиков. Долгие месяцы взаперти, когда она боялась даже на секунду подумать о том, что ее дорогой Витя, ее парень, мог расценить как измену.

Сева Святой

Ожог

Часть 1. Невинность

Дождь прекратился. Он мерно брел по блестящему асфальту и посасывал неизбежно влажную сигарету. Около облупившейся арки у Дома Книги, где книг вовсе и не было, его окликнули.

- Подайте, пожалуйста.

Слова прозвучали безвкусно и глупо - так ему показалось тогда, и в первое мгновение он не обернулся, машинально подумав о том, что таким голосом милостыню не просят, но любопытство победило. Глянув через плечо, он увидел девушку в заношенном дождевике. Она стояла под аркой, едва касаясь плечом угла. Она немного сутулилась, волосы были скрыты под капюшоном. Он растерялся, и машинально переспросил:

Volkov

Стихи

* * *

Я буду тебе самым верным пажем,

Носить твой шлейф повсюду гордо стану,

Бежать вслед за роскошным экипажем,

В котором ты уедешь, не устану.

Всегда, везде, повсюду буду рядом,

Не жалуясь, не требуя награды,

Лишь прикажи движеньем губ иль взглядом,

Лишь позави - исполню все, что надо.

Я буду тебе самым верным пажем,

Слугой, рабом, хранителем покоя.

От патриархального семейного уклада – до легальной проституции. Этот скачок Россия совершила за относительно короткий исторический период. Как же это произошло?..

Чья «сексуальная услуга» – ночлежницы с дореволюционной Лиговки или Сенной или проститутки из дома терпимости времен древнегреческого законодателя Салона (VII–VI вв. до н. э.) стоила дешевле? Автор с цифрами в руках посвящает читателя в секреты этого рынка.

Какими только богомерзкими эпитетами ни награждали Вавилон! Какие же исторические сведения дошли до нас об этом гнезде древнего разврата?

«Любить иных – тяжелый крест…» – сказал Б.Пастернак. Для некоторых любовь действительно становится крестом, который они обречены влачить всю жизнь…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Михаил Лайков

ОЖИДАНИЕ

рассказ

В зимний вьюжный день возле магазина с вывеской "Все для удобной жизни. Фирма "КВИНТА" лежал труп бородатого, одетого в замызганную шубейку человека. Рядом стояла милицейская машина. "Скорая помощь" уже побывала, врач засвидетельствовал смерть. Теперь милиционеры ждали следователя прокуратуры, который должен был осмотреть тело и место события. Дело было ясное, это валялся никому не нужный бомж, умерший по понятной причине, - но бомж уже был не бомж, а труп, представляющий интерес для закона.

Кейт Карр, бывший летчик-истребитель, оказался втянутым в борьбу двух группировок за власть в одной из латиноамериканских республик. Он ввязался в чужую войну, но не сразу понял, на чьей стороне стоит воевать.

Профессиональный летчик, в мирное время вынужденный заняться чартерными перевозками по заказу частных лиц, волею судеб оказывается в эпицентре детективного хитросплетения, где в полной мере проявляются его порядочность, смекалка, жизнестойкость и мужество.

А. Лайман

Молодой лев с громким голосом

В одном большом лесу жило целое семейство львов. Старший из молодых львов по имени Джегер доставлял отцу и матери много хлопот. Чем бы вы думали? Он воображал, что у него хороший голос, и в различное время суток уходил из дома, гулял по всему лесу и ревел во все горло, думая, что он поет.

У него был невероятно громкий голос, и его рев слышался на расстоянии многих миль.

Остальным животным это очень не нравилось, и когда раздавался рев Джегера, они выскакивали из нор, гонялись за ним, но от этого он ревел еще громче. Тогда другие звери с досады тоже принимались реветь и выть, и в лесу стоял невообразимый гам, а все детеныши зверей просыпались и начинали плакать и пищать.