Как была открыта Гурская зона

Они занимались любовью, все трое — Гомати, Ньёрди, Шотен, — когда сработала сигнализация. Переливчатый, затухающий звук свидетельствовал: установлен первый дистанционный контакт с удаленным объектом — с десятой планетой, что находилась за эксцентричной орбитой Плутона и вращалась вокруг далекого, почти незримого Солнца с иррациональной скоростью на расстоянии приблизительно шестнадцати миллиардов километров: ее громадная масса тонула в вечной тьме и запредельном холоде. О существовании этой планеты догадывались давно, но до сих пор никто на ней не бывал.

Рекомендуем почитать

Дорогой мой Доходяга!

До чего же славно было вступить под промозглые, насквозь продуваемые своды Чейпелуэйта — когда после тряски в треклятой карете ноет каждая косточка, а раздувшийся мочевой пузырь требует немедленного облегчения, — и обнаружить у двери на фривольном столике из вишневого дерева письмо, надписанное твоими неподражаемыми каракулями! Даже не сомневайся, что я принялся их разбирать, едва позаботился о нуждах тела (в вычурно изукрашенной холодной уборной на первом этаже, где дыхание мое облачком повисало в воздухе).

Приготовьтесь окунуться в завораживающий мир мастера современного ужаса – Говарда Лавкрафта! Ктулху, Шоггот, Йог-Сотот и прочие возвращаются во всей своей ужасающей красе. Монстры, созданные воображением великого Лавкрафта более полувека назад, оживают в историях современных писателей – Нила Геймана, Кейтлин Кирнан, Говарда Уолдропа и других. Все рассказы сопровождаются оригинальными иллюстрациями художника Джона Коулхарта.

Легионы поклонников Лавкрафта продолжают посещать причудливые пейзажи его мира и встречать неумолимых монстров. Присоединяйтесь к ним в этом путешествии… если, конечно, осмелитесь.

Впервые на русском языке!

Г.Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

"Мифы Ктулху" — наиболее представительный из "официальных" сборников так называемой постлавкрафтианы; здесь такие мастера, как Стивен Кинг, Генри Каттнер, Роберт Блох, Фриц Лейбер и другие, отдают дань памяти отцу-основателю жанра, пробуют на прочность заявленные им приемы, исследуют, каждый на свой манер, географию его легендарного воображения.

Первый том полного собрания сочинений мастера литературы ужасов — писателя, не опубликовавшего при жизни ни одном книги, но ставшего маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Все произведения публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Первый том полного собрания сочинений мастера литературы ужасов — писателя, не опубликовавшего при жизни ни одном книги, но ставшего маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Все произведения публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Первый том полного собрания сочинений мастера литературы ужасов — писателя, не опубликовавшего при жизни ни одном книги, но ставшего маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас.

Все произведения публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Ужас явился в Партриджвилль под покровом слепого тумана.

Весь день густые испарения с моря клубились и вихрились над фермой; комната, где мы сидели, сочилась сыростью. Туман спиралями пробирался под дверь, его длинные влажные пальцы ласкали мне волосы до тех пор, пока с них не закапало. Квадратные стекла окон росой заволокла влага; вязкий, промозглый воздух дышал леденящим холодом.

Я угрюмо глядел на своего приятеля. Устроившись спиной к окну, он лихорадочно писал. Он был высок, худощав, несоразмерно широкоплеч и слегка сутулился. В профиль лицо его выглядело весьма впечатляюще: необыкновенно широкий лоб, длинный нос, чуть выступающий вперед подбородок — эти энергичные и вместе с тем чуткие черты наводили на мысль о натуре, буйное воображение которой усмирялось скептическим и воистину зашкаливающим интеллектом.

Г. Ф. Лавкрафт не опубликовал при жизни ни одной книги, но стал маяком и ориентиром целого жанра, кумиром как широких читательских масс, так и рафинированных интеллектуалов, неиссякаемым источником вдохновения для кинематографистов. Сам Борхес восхищался его рассказами, в которых место человека — на далекой периферии вселенской схемы вещей, а силы надмирные вселяют в души неосторожных священный ужас. Данный сборник включает рассказы и повести, дописанные по оставшимся после Лавкрафта черновикам его другом, учеником и первым издателем Августом Дерлетом. Многие из них переведены впервые, остальные публикуются либо в новых переводах, либо в новой, тщательно выверенной редакции. Эта книга должна стать настольной у каждого любителя жанра, у всех ценителей современной литературы!

Другие книги автора Ричард Аллен Лупофф

Бэнгер Барнс — бывший боксер готовый на все, чтобы вновь оказаться на ринге, вынужден подрабатывать дублером в на съемках кинофильма.

В результате трагической случайности Дэниел Китаяма получает тяжелые травмы, работая в открытом космосе. Он приходит в себя через 80 лет и узнает, что медики сконструировали для него искусственное тело, обладающее возможностями, недостижимыми для обычного человека. Его сверхъестественные способности привлекают к Дэниелу внимание сильных мира сего, хранящих в тайне от остального человечества страшный секрет — Солнечная система вскоре должна погибнуть…

Когда зазвучала сирена, они занимались сексом — Гомати, Ньёрд и Шотн. Прерывистый и затухающий звук означал первый дистанционный контакт с отдалённым объектом — уже давно предполагавшейся, но прежде никогда не посещавшейся десятой планетой, располагающейся далеко за пределами вытянутой орбиты Плутона и вращающейся вокруг светила с абсурдной скоростью. Её огромная масса тонула в вечной тьме и немыслимом холоде примерно в шестнадцати миллиардах километров от далёкого, едва различимого солнца.

Две девочки приехали в город Вилладжио Соньо, чтобы найти старинную книгу в подарок на день рождения отца. Поиски завели их в зачарованный мир…

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Вчерашние «космические перевозчики» стали новыми хозяевами Галактики.

Ведь именно они — негуманоидные обитатели планеты Шоул — единственные, кому известна технология сверхсветовых перелетов, не знакомая другим разумным расам.

Без кораблей шоулян звездные системы будут просто отрезаны друг от друга — и, понимя это, безобразные, но могущественные «чужие» забирают все больше власти…

Но. быть может, очень скоро могуществу Шоула придет конец.

И положат его не повстанческие армии, а один-единственный человек — капитан маленького звездолета Дакота Меррик.

Эта женщина — первая носительница таинственного имплантанта, позволяющего человеческому разуму сливаться с искусственным интеллектом, который превосходит лучших шоулянских пилотов…

Головокружительные приключения героя трилогии популярного американского фантаста О. Клайна начались с необычного объявления в газете. Для новых экспериментов с переселением сознания доктору Моргану необходим любитель риска. Роберт Грендон, не вполне благополучный, снедаемый скукой молодой человек, решает испытать судьбу и вскоре оказывается в лаборатории Моргана. Ошеломленный рассказом дерзкого ученого, Грендон дает согласие на переселение своего сознания в тело жителя Венеры. И тут же погружается в гущу стремительно сменяющихся событий, требующих от него немалой отваги…

Вечером, едва развели костёр, Стивенс в очередной раз сказал, что они — кретины.

— Три кретина и идиотка, — уточнил Стивенс. — Прости, что помянул в мужском роде, — обернулся он к Доре.

— Ничего, тебе простительно, — Дора извлекла из рюкзака пакет с крупой, придирчиво его осмотрела и принялась отсыпать содержимое в котелок. — Кретинам, знаешь ли, принято прощать.

— Подвязывайте, — Большой Иван лениво поворошил носком сапога хворост в костре. — Знаешь, Билли, в натуре надоело твоё нытьё, — сказал он Стивенсу. — Остогребенело. Мы все здесь знали, на что идём, так? Что будет хреново, знали? Знали. Что можем обломаться и ничего не найти? Тоже знали. И что, если найдём, всё равно можем обломаться, знали. А заодно, что можем здесь и загнуться. Тебя никто не подписывал лететь с нами, так? Ты сам решил.

— Чисто! Сюда, сэр!

Командир Сэла Тайрон последовала за голосом сержанта по темному коридору. Сил становилось все меньше, ведь она тащит Атилио, отрядного медика, вверх по лестнице в странную по форме комнату. Вокруг еще семеро бойцов следят за обстановкой, но вокруг чисто и никого нет. Враг до сих пор не обнаружен.

Пот пощипывает глаза и стекает по спине. Жара все больше становится ощутимой, особенно в этом застойном воздухе. Но Сэла почти не обращала на это внимания. Для нее сейчас существовал только беспорядок и думала она только о том, как остаться в живых и сохранить своих людей.

Содержание:

1. Землянин, вернись домой!

2. Би-и-ип!

3. Стиль предательства

4. Знак с небес

5. Операция на планете Саванна

6. Произведение искусства

7. Король на горе

8. День статистика

9. На Марсе не до шуток

10. Маникюр

Независимый астероид «Порт Сол» перед своим уничтожением коалиционными силами Земли успел выпустить в космос пять гигантских межзвездных кораблей-ковчегов, по тысяче человек в каждом. В надежде, что хотя бы они смогут затеряться в безбрежных просторах космоса, со временем колонизируют какую-нибудь подходящую планету и будут жить. Рассел оказался в третьем корабле-ковчеге, и стал одним из десяти членов руководства корабля, которые благодаря инопланетной технологии стали практически бессмертными. Таким образом он имел возможность видеть, что происходило на корабле в течение многих тысячелетий полета...

Во все времена человечество волновал вопрос: кто мы и откуда? Пришло время узнать правду, но готовы ли мы к ней?

Они не имеют правды. Они не имеют совести. Им чужды понятия братства и любви. Под глас Великого Единения, движимых звёзд и горящих туманностей в вечном поиске ответа. Истории, начавшейся давным-давно от замёрзшей под натиском льдов и человеческого гнёта Эи. Таким же безыдейным, как и все, сквозь дебри космоса и множеств систем к томящейся пустоте.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рисунки К. ЭДЕЛЬШТЕЙНА

— Куда же мы пойдем? — задумчиво протянул Том, пиная ногой сухую кочку.

— Ты что, Том! — на лице шестилетней Мери было написано удивление. — Мы ведь хотели пойти в сказочную долину!

— Да он тебя дразнит, Мери! — Девятилетний Дик по праву старшего брата осадил восьмилетнего Тома. — Он нарочно!

— А-а… — Мери успокоилась и взяла Дика за руку.

Но это его не устраивало. Мери кротко заняла свое обычное место замыкающего.

Вот это был лес!

Деревья теснили дорогу, затеняли, нависали над ней. Даже в самый знойный день здесь можно было обойтись без шляпы, а вот факел, наоборот, совсем даже не помешал бы. Герольд-стажер Ален до сих пор не мог до конца привыкнуть к буйству окружавшей его природы: к деревьям, которые не были ровно и аккуратно подстрижены, к полевым цветам, которые были по-настоящему дикими, неухоженными и объеденными насекомыми. За всю свою жизнь, если не считать краткого курса выживания в условиях дикой природы, он и сорняка-то ни разу не видел, не говоря уж о таких зарослях. Он все никак не мог отделаться от мысли, что сейчас проснется и обнаружит — все это было просто горячечным сном.

В самый разгар весны, когда повсюду оживают цветы и их запах наполняет дыхание, Долл Дырявые Руки, третий сын Гори Высокого, разругался с отцом и братьями и отправился на поиски приключений.

— Ты еще пожалеешь об этом, — предрекал отец.

— На брюхе приползешь, когда жрать захочешь, — обещал ему старший брат.

— Вот увидишь, никому не нужен растяпа, у которого все из рук валится, — напутствовал средний брат.

Младшие братья и две сестры знай себе ухмылялись. Только третья сестренка расплакалась и обняла его, уговаривая остаться. Остальные глазели и смеялись, и тогда он отвернулся от них.

Ноздри Эла Ларсона наполнило теплое благоухание весны — такого аромата он не ощущал на протяжении периода, воспринятого им как десятилетия, но благодаря причуде темпоральной петли просто выпавшего из времени. В памяти его сохранился целый год отчаянных боев в джунглях Вьетнама, однако никаких сведений о нем не имелось ни в семейных анналах, ни в военном архиве Соединенных Штатов.

Вырванный божественным провидением из самых когтей смерти, он, самое меньшее, еще год провел в качестве эльфа в неком искаженном континууме, представлявшем собой одну из версий давнего прошлого Европы, От этого периода осталось не так уж много: ряд жутких воспоминаний, потрясающе красивая невеста по имени Силме да лучший друг Таз пар Медакан — теневой скалолаз.