Каин, брат старший

ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО

КАИН, БРАТ СТАРШИЙ

(гордыня)

Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним. (Быт., гл. 4, ст. 7)

Кто может сказать: "я очистил мое сердце, я чист от греха моего"? (Прит., гл. 20, ст. 9)

1.

Поравнявшись с шатрами Каин еще раз обернулся и посмотрел в сторону загона. Авель как раз выгнал оттуда последнюю овцу и теперь зычно кричал и вовсю размахивал высоким пастушеским посохом, собирая рассыпавшееся по пологому склону холма стадо. Лохматый пес Хум- Эге-ге-ге-ге-ей, бра-а-те-ец! - громко крикнул Каин. Чернявый Авель обернулся. Каин махнул ему на прощанье и завопил: - Счастли-и-и-и-во-о-о!! В ответ Авель отсалютовал посохом, затем ускорил шаг, нагнал стадо и что-то сказав Хуму махнул влево. Пес отрывисто гавкнул и послушный хозяйской воле бросился туда. В общем, у пастуха начались свои дела. Да и Каину, собственно, пора было отправляться на виноградник. Все же он постоял немного, провожая взглядом возлюбленного младшего брата, потом направился к своему шатру, подобрал валявшуюся у входа мотыгу с каменным наконечником, вскинул ее на плечо и беззаботно насвистывая пошел по протоптанной в густой траве тропинке. Для начала Каин проведал пару волов, которые паслись тут же, прямо за шатрами. Этих чудесных могучих помощников ему подарил весной брат, и благодаря волам Каину удалось вспахать и засеять пшеницей и ячменем значительно большие поля, чем в предыдущие годы. Раньше он относился к этим медлительным животным с некоторым недоверием, даже несколько недолюбливал их, как и все, что делал пастух. Однако после сева мнение Каина на сей счет резко изменилось, и теперь он каждое утро навещал волов несмотря на то, что Авель конечно же успевал проделать это гораздо раньше. Вот и сейчас Каин убедился: волы напоены, перегнаны на новое место и как всегда лениво жуют изумрудную сочную травку. Просто удивительно, как брат всюду поспевает и ни об одной подопечной твари не забывает!.. Впрочем, чему удивляться: ведь точно так и Каин знает все о злаках, фруктах и овощах, о винограде и дынях, знает, когда, что, где, как и рядом с чем или после чего посадить, когда полить, когда сорняки выполоть. Просто он земледелец, а младший брат - пастух. Однако разница все же есть. И СУЩЕСТВЕННАЯ, кстати, разница, если говорить начистоту... Каин нахмурился, обернулся к шатрам. Тут один из волов протяжно замычал, и этот звук словно спугнул мрачные мысли земледельца. Каин с улыбкой посмотрел на огромных животных, переложил мотыгу на другое плечо и зашагал дальше. В самом деле, с какой стати он станет придавать значение пустячным недоразумениям! Подумаешь, братья повздорили! С кем не бывает. Даже вот родители... Каин вспомнил, как мать рассказывала ему про первые годы после грехопадения. Отец долго сердился на нее, считая виновной во всем. Мол, если б не Ева и не ее ДУРАЦКОЕ ЖЕЛАНИЕ отведать предложенный Змеем плод, жить бы им сейчас в Эдеме, беззаботно существовать буквально у Бога за пазухой, а не ютиться на дикой территории, с превеликими трудностями отвоевывая клочок за клочком землю у враждебной пустыни. Адам тогда почти не обращал на нее внимания; бывало, бросит в пещере одну-оденешеньку и уйдет на весь день в поле. Несколько раз Ева пробовала увязаться за мужем, да только он сильно кричал на нее и приказывал убираться восвояси. Долго так продолжалось, пока однажды по возвращении домой Адаму не пришлось вырывать впавшую в беспамятство жену из когтей льва. Каин очень хорошо помнил левое бедро отца, изуродованное хищником, да и у Евы на шее белели старые рубцы... Они оба долго болели, ухаживали друг за другом как могли. В поле тоже приходилось работать. Тогда и помирились, двух детей вот прижили. И больше жизни друг без друга просто не представляли! "Господи, хоть бы Ты смилостивился над нами и дал умереть в один день",частенько повторяла Ева. Раньше Каин не мог понять, почему мать так говорит. Лишь теперь он понемногу начинал чувствовать, что же такое родственные узы. Брат! БРАТ... Каин представил смеющегося белозубого брюнета, вспомнил, как ловко управляется он с подопечными животными, оберегает и защищает их, заботится о каждой овечке, о каждом ягненке - и на душе моментально сделалось легко и радостно. Нет, что ни говори, а все ж таки Авель славный малый! Даже несмотря на то, что кое в чем не прав... В горле моментально начало першить... то ли от обиды, то ли от жары, но какая в сущности разница? Земледелец закашлялся. По всему видать, день будет знойным, если уже с утра так припекает. Или во всем виновата пыль, небольшие облачка которой гонит по дороге ветер? Каин остановился, хлопнув левой рукой по боку нащупал кожаный мех, развязал и поднес ко рту. Но после первого же глотка вздрогнул, затрясся и выронил его. На землю потекла струйка белой жидкости. МОЛОКО. Самое лучшее, самое жирное. Вершки. ОЧЕРЕДНАЯ МИЛАЯ БРАТСКАЯ ШУТОЧКА. Ничего себе ШУТОЧКА, если разобраться хорошенько... Каин брезгливо выплюнул всю жидкость, которая оставалась во рту, попытался еще плюнуть, но слюны больше не было, жарко, невыносимо жарко... Поблизости должна быть речушка. Вот и хорошо, хоть глотку можно прополоскать после этой ГАДОСТИ! Каин свернул влево и почти бегом устремился к тому месту, где надеялся найти желанную влагу. Он старался НИ ЗА ЧТО НЕ ГЛОТНУТЬ... ...Вода в ручейке была чиста и прозрачна, она весело журчала, звенела, перекатываясь через камешки. Каин с удовольствием искупался бы, однако здесь было слишком мелко. Поэтому распластавшись на берегу он лишь погрузил в ручей лицо, затем руки и плечи, опустил голову как можно ниже, поднялся над водой отряхиваясь и отфыркиваясь. Потом еще несколько раз погружал лицо, потом долго полоскал горло, долго пил вкусную холодную воду. Наконец отполз назад и блаженно замер под сенью старой смоковницы. И надо же такому случиться, чтобы он вновь и вновь мысленно возвращался к спору, которому конца-края не видать! Кажется, уже решено окончательно и бесповоротно: все, прекратили ругаться и забыли даже, о чем шла речь, каждый остается при своем мнении и ни под каким видом не принуждает другого делать то, что ему не нравится... и вот опять все сначала! Снова и снова!!! НА ЭТОТ РАЗ - МОЛОКО. А В СЛЕДУЮЩИЙ-ТО РАЗ что будет?! Сегодня днем? вечером? завтра? Послезавтра? Вообще когда-нибудь... " - Подумаешь! Что здесь такого страшного? Чем нарушаю я высшее указание? Молоко и сыр - это не мясо. Образумься, братец!" Но Каин не собирался "ВНИМАТЬ ГОЛОСУ РАССУДКА", сколько бы ни упрашивал его пастух. Ни за что. Никогда. Он осуждал ЗАНЯТИЕ брата с самого начала. Как только Авель построил загон и поместил туда первую пару овец, Каин заподозрил неладное. А потом пошло... Чем дальше, тем больше. Стадо овец. Коровы. Волы. Собаку эту еще приручил. Вот уж воистину СУЩЕСТВО, ЖИВУЩЕЕ В ДОМЕ И ПИТАЮЩЕЕСЯ МЯСОМ!!! " - Ну и что?! Хум лишь помогает мне, охраняя скот от хищников и не давая отдельным животным отбиться от стада." " - Но ты кормишь его МЯСОМ! Мясом животных! Представляешь, К ЧЕМУ это может привести?" " - К чему, братец?.." И - обезоруживающе открытая белозубая улыбка в дополнение к идиотскому ответу. Либо Авель НЕ ЖЕЛАЕТ ПОНИМАТЬ, что творит, либо... Либо безмерно глуп. Каин медленно поднял лицо к небу и попытался как можно пристальнее всмотреться в его яркую бездонную голубизну. Где-то там, за пределами небесного свода находится Господь, Который смотрит на все это безобразие и даже пальцем не шевельнет, чтоб навести порядок здесь, на земле. Хотя как раз Он-то мог бы ШЕВЕЛЬНУТЬ... и мгновенно поставить все на место. Каждому воздать по справедливости, чтоб на веки вечные было ясно, КТО прав, а кто жестоко заблуждается. Тем не менее Бог почему-то бездействует. Почему же? - Может для того, чтоб действовал ТЫ? Каин вздрогнул от неожиданности, принялся вертеть головой в поисках говорившего, однако не обнаружив поблизости никого поднялся на ноги, вернулся к ручью и еще несколько раз смочил голову водой. Если жара не спадет, недолго и солнечный удар получить. Но это не так страшно, это можно пережить. Вот если посевы сгорят... Или с виноградом что случится... И в который уже раз перед его мысленным взором всплыла картина, многократно описанная родителями: Он, раздосадованный, разгневанный, мечущий громы и молнии - и два жалких человеческих существа, выслушивающих приговор. Змей уже уполз, он свое получил... Да, приговор! ТЕРНИЕ И ВОЛЧИЦЫ ПРОИЗРАСТИТ ЗЕМЛЯ ТЕБЕ; И БУДЕШЬ ПИТАТЬСЯ ПОЛЕВОЮ ТРАВОЮ. В ПОТЕ ЛИЦА ТВОЕГО БУДЕШЬ ЕСТЬ ХЛЕБ, ДОКОЛЕ НЕ ВОЗВРАТИШЬСЯ В ЗЕМЛЮ, ИЗ КОТОРОЙ ТЫ ВЗЯТ... Каин нес доставшееся от отца бремя приговора с молчаливой покорностью, как и подобает сыну преступника. Он превосходно понимал, что если не будет скрупулезно выполнять ПЕРВОЕ предписание, на землю может мгновенно обрушиться ВТОРАЯ ЧАСТЬ ПРИГОВОРА. А это верная смерть. Что ж, такова судьба, ничего не поделаешь. И земледелец трудился до седьмого пота, до ломоты в суставах, до кровавых мозолей на ладонях. Трудился как и было велено - ОБРАБАТЫВАЯ ЗЕМЛЮ. С полным сознанием собственной правоты, с непоколебимой уверенностью, с гордостью мог он сказать: ДА, ОН ИСПОЛНЯЕТ ВЫСШУЮ ВОЛЮ КАК ПОЛОЖЕНО; И ЕСЛИ Б НЕ ЕГО СТОИЧЕСКАЯ ПОКОРНОСТЬ, НЕИЗВЕСТНО, БЫЛИ БЫ ВСЕ ОНИ ЖИВЫ... Совсем иное дело Авель с его овцами, коровами и собакой в придачу. Полнейшее легкомыслие! Подумать только, до чего вольно этот наглец осмеливается толковать УКАЗАНИЕ... "Питаться от земли? Но ведь мои животные дают молоко, только если едят сочную травку и пьют воду. Трава и вода происходят из земли, значит, животные питаются от земли, и получается, что через них ОТ ЗЕМЛИ питаюсь я! Разве не так, братец?.." И вновь безмятежная белозубая улыбка, вновь непереносимый хохот! Иногда Каину чудилось в этом хохоте полнейшее презрение, и ему стоило немалых усилий всякий раз убеждать себя, что это не так, что Авель любит его братской любовью, а вовсе не презирает, что он просто-напросто беззаботный мальчишка... Дорого же могла обойтись им всем беззаботность самого младшего! Тем более что осталось совсем немного. Сделать один-единственный ша г... Даже ШАЖОК... "Но братец, я не ем мяса! Я только Хума кормлю, ему положено." Да, это так. Каин потихоньку следил за пастухом, пытаясь поймать его за ЯВНО БОГОПРОТИВНЫМ ЗАНЯТИЕМ. Тщетно!!! Ни разу не удалось ему уличить Авеля. А молоко, сыр и масло этот глупец сравнивал с плодами земли, с зерном, ягодами, овощами и фруктами. И периодически устраивал пахарю глупейшие и вреднейшие розыгрыши, подобные сегодняшнему. Тайком налить молоко в мех вместо воды... Нет, надо же быть столь безрассудным! Хуже всего то, что на мальчишку никто не мог повлиять. Родители до сих пор чрезвычайно угнетены той давней историей с древом познания добра и зла и ни во что не желали вмешиваться. "ЛИШЬ БЫ ХУЖЕ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ",- говорил Адам, едва заходила речь о толковании воли Божьей. Ева лишь согласно кивала. Хотя сама же неустанно твердила, что нельзя ПРИБАВЛЯТЬ ЛИШНЕГО к словам Божьим. "Я-то говорю Змею: мол, нельзя нам есть плоды Древа и даже прикасаться к нему, не то умрем на месте. А он возьми да и толкни меня так, что я случайно зацепилась за ствол. И спрашивает с этакой ехидцей: ну что, умерла, дурочка? А Бог ведь и не говорил, что к Древу касаться нельзя, это я сама так решила. Чтоб еще надежней было, чем нам велели. Вот и получается: хотела как лучше, а вышло - хуже." Но мамочка, дорогая, любимая мамочка, разве НЕУМЕСТНЫЕ рассуждения Авеля не есть такое же точно ухудшение?! Почему же ни ты, ни отец ничего не сделаете, дабы образумить его... - А ты сам, Каин? ЧТО СДЕЛАЛ ТЫ? Земледелец задрожал всем телом, пошатнулся, до того испугался НЕИЗВЕСТНОГО СОБЕСЕДНИКА. Как вдруг понял: с ним говорит сама природа! Сама земля! Он ведь пахарь, вот она и обращается к единственному своему надежному защитнику: спаси, помоги, останови... все равно как! ЛЮБЫМ СПОСОБОМ! Но только - выручи. Иначе погибнет все: реки, горы, поля, луга и леса. ВСЕ ЖИВОЕ. И ВСЕ ЛЮДИ. Каин выпрямился, расправил плечи, приставил козырьком ладонь ко лбу и оглядел окрестности по-хозяйски любовно. Слишком долго проторчал он тут, давно пора быть на винограднике... но не в винограде дело. Дело в другом. Раз Бог по каким-либо Ему одному ведомым причинам бездействует, это Его личное дело. Но не таков Каин!! Он не собирается и дальше сидеть сложа руки. Ради спасения всех и вся он готов приступить к самым решительным действиям в ближайшее время. Он будет думать долго и много. И непременно что-нибудь придумает! Едва он решил это, на душе сразу полегчало. Беззаботно насвистывая Каин подошел к брошенным на берегу вещам, подобрал кожаный мех, вернулся к ручью, тщательно выполоскал его и наполнил до краев вкусной прохладной водой. Вновь посмотрел в небо, загадочно улыбнулся, подмигнул и слегка кивнул Тому, Кто прятался за бледно-лазоревым сводом. Ничего, все будет нормально. Земледелец найдет средство убедить брата отказаться от греховных занятий. Тогда можно будет вместе работать в поле, природа смилостивится над ними, солнце не будет выжигать посевы, они вдвоем соберут большой урожай, отец тоже соберет обильный урожай... Ничего, все будет в порядке! Просто замечательно будет.

Другие книги автора Тимур Иванович Литовченко

Мастер Карсидар и его друг врачеватель Читрадрива наделены недюжинными магическими способностями. Особенно тяжело приходится врагам против удвоенной силды их чар. Это на собственной шкуре испытали сперва ордынцы хана Батыя, а затем и крестоносцы гроссмейстера ордена «Воинов Христовых» Гартмана фон Гёте. И кто знает, стала бы история Руси столь героической, если бы непредсказуемая судьба вовремя не забросила на ее просторы двух бескорыстных и могущественных друзей.

«Горы золота» обещаны за голову Карсидара — воина и мага из славного сословия Мастеров. И это неудивительно. Ведь благодаря воинскому искусству и собственным понятиям о чести и справедливости он сумел нажить множество завистников и врагов. Но тем и славен настоящий Мастер, что он никогда не знает покоя. Именно безудержная жажда странствий приводит Карсидара в Киев-град и ставит его на пути татаро-монгольских полчищ.

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

АНТРОПОЦЕНТРИЗМ

Почему вымерли динозавры?

(Сакраментальный вопрос)

- А вас здорово качало во второй раз? - поинтересовалась Вера Павловна.

- Еще бы, ведь мы живем на тринадцатом этаже. Если бы мама не держала сервант, весь хрусталь разбился бы. А у соседей над нами книжный шкаф упал. Вот грохоту было! Да еще в темноте...

- До неприличия много землетрясений за один день, - протянул Дима из своего угла и начал устраиваться поудобнее: душная ночь только начиналась.

Имя гетмана Пилипа Орлика общеизвестно: сподвижник Ивана Мазепы, наследник его славы, автор «Пактов и конституций законов и вольностей Войска Запорожского»… Гораздо меньше современные украинцы знают о его сыне Григории Орлике, который был известным политическим и военным деятелем эпохи короля Людовика XV, выдающимся дипломатом и организатором разветвленной разведывательной сети, а также искренним приверженцем идеи восстановления казацкого государства на украинских просторах. В жизни Григора Орли (именно под этим именем гетманыч вошел в мировую историю) было множество опасных приключений, из которых он всегда выходил с честью.

«Орли, сын Орлика» – роман из исторического «казацкого» цикла киевского писателя Тимура Литовченко, стал лауреатом Всеукраинского конкурса «Коронация слова – 2010».

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

Еврейская рубашка

Я вертелся на сидении электрички и так, и сяк. Но дело было не только в его жёсткости и в душной жаре, несмотря открытые окна стоявшей в вагоне. Просто-напросто позади меня сидели две старушонки, яростно обсуждавшие положение на Ближнем Востоке. Из-за похвал, расточаемых израильскому премьеру Ариэлю Шарону, и нелицеприятных эпитетов, которыми они награждали и слишком мягкого, по их мнению, экс-премьера Шимона Переса, и слишком зарвавшихся арабов, начиная от террористов движения "Хамаз" вообще вплоть до лидера ООП Ясера Арафата в частности, а также судя по произношению "эр", то были еврейки.

Тимур Литовченко

Гоп-стоп!

Прибытие пассажирского поезда "Москва-Киев" ожидали трое милиционеров. Разумеется, почётный эскорт встречает только очень почётных персон. Это или какие-нибудь президенты, премьер-министры или разные другие делегаты, или... Однако делегаты вряд ли станут ездить пассажирским поездом. Поэтому, учитывая наличие здоровенной овчарки у ног одного из милиционеров, нетрудно было понять, что стражи порядка готовятся выполнить несколько иные обязанности.

ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО

ОДНАЖДЫ В ЭДЕМЕ

РАННЕЕ УТРО ШЕСТОГО ДНЯ. Творение

Едва осознав СЕБЯ, ОНА ощутила присутствие кого-то еще. ЕГО присутствие. - Ты кто? - спросила удивленно. Мир, внешний мир, прекрасный и пока неизведанный, обрушил на НЕЕ лавину впечатлений. Но прежде всего ЕЕ почему-то заинтересовало, кто же такой ОН. - Ты создал меня, так? - Этого еще не хватало! - насмешливо фыркнул ОН. Бедняжка моментально обиделась: выходит, ЕЮ пренебрегают? Сделал живую игрушку себе на потеху, а теперь издевается... Однако моментально уловив перемену в ЕЕ настроении ОН поспешил заверить: - Нет-нет, ни в коем случае! Не я создал тебя, вот и все. Я бы... не смог. Просто не смог бы управиться с этим. И ты бы не смогла, да и никто... ИЗ ЗДЕШНИХ. ВСЕХ НАС, КОТОРЫЕ ЗДЕСЬ - сделали. Вот все, что я знаю. - КТО же тогда? - искренне удивилась ОНА. - ТОТ... КОТОРЫЙ,- сказал ОН неопределенно. И ОНА навсегда запомнила: СОЗДАТЕЛЯ зовут ТОТ-КОТОРЫЙ. - Но ты...- начала робко и замялась, не зная, о чем говорить дальше с незнакомцем, который к тому же НЕ-ТОТ-КОТОРЫЙ. - Меня зовут Адам,- перебил он, чтобы как-то поддержать беседу и замять неприятную неловкость. - Адам? Адам. Адам...- повторила она на разные лады.- Красиво звучит. Мелодично. А-дам...- пропела. - Но я-то? Я-то кто? - всполошилась тут же. - Ты? Ева,- ответил Адам после небольшой паузы, также выдававшей легкое смущение. - Тоже ничего звучит,- одобрила она.- Кто ж это придумал: Адам, Ева... ТОТ-КОТОРЫЙ - или... может быть...- неожиданно для себя самой предавшись сладостным мечтаниям она не договорила. - Похоже, и в самом деле Создатель,- неуверенно сказал он, однако немедленно словно бы возразил себе: - Впрочем, не знаю. Может, имя тебе придумал я сам... - Вот было бы здорово! - Ева пришла в полнейший восторг от одной мысли о подобном счастье: в самом деле, как прекрасно, когда ОН придумывает имя ЕЙ... Адам называет ее, свою половинку (и откуда взялась такая мысль?..) им же выдуманным именем - Ева... - Но по крайней мере я точно знаю, что тебя так зовут,- решив ни за что не приписывать себе чужих заслуг, но и не умалять собственных сказал он.- А в общем, какая разница. Адам и Ева всегда были неразлучной парой... - Всегда? Как это - ВСЕГДА? - удивилась она. - Не знаю. Но были,- и добавил уверенно: - И БУДУТ. МЫ будем. - Раз ты такой знающий, скажи... что же нам делать теперь? - спросила она так, как робкая ученица вопрошает мудрого учителя. - Жить. Учиться. Впитывать мир,- Адам почувствовал, что говорит высокопарными фразами, смысл которых не вполне ясен ему самому, умолк на несколько секунд, затем добавил уже более скромно: - Поэтому давай просто жить... и ВПИТЫВАТЬ МИР. Так они и поступили: словно бы слившись в единое целое впитывали каждой мельчайшей частичкой своих юных, только что созданных, девственно-невинных душ внешний мир, его восторги и радости, огорчения и горести, бесконечное разнообразие форм, подчинявшееся однако строгим наборам гармоничных вибраций, гораздо более многочисленным, нежели комбинации кодов ДНК всех живых существ, вместе взятых или наборы нот в сложнейшей симфонии.

Тимур Литовченко

Квартирный вопрос

(маленький этюд на тему нынешнего дня)

Вечерний Киев лежал передо мной, как пряник на ладони. Я был одинок в этом пустеющем к ночи огромном городе, никому не нужный изгнанник из разорённого семейного гнёздышка. Оставалось решить, куда же теперь податься.

В принципе, ещё можно вернуться домой и попытаться как-то всё загладить. В принципе, можно... Но тут мне представилось лицо моей Ани с побелевшими трясущимися губами, уши резанул противный визг: "Чтоб духу твоего здесь не было!!!" В порыве гнева она даже забыла, что приватизированная квартира, собственно, записана на моё имя. Вот ненормальная!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Дмитрий Булавинцев

Агония

- Я могу сообщить вашему Большому собранию лишь то, что уже заявлял в ходе так называемого следствия. Мое имя - Ниридобио. Я - социолог, так, пожалуй, для вас доступнее. Но это не совсем так, поскольку я изучаю общества, находящиеся на низших ступенях организации. Так что, следуя вашей системе понятий, я скорее ботаник или, в крайнем случае, зоолог.

- Уж не утверждаете ли вы, Ниридобио, - Председатель явно нервничал, что перед вами стадо безмозглых баранов, которое вы, господин социолог, изучив, так сказать, вольны определить на убой?!

Макс Чернов

Cкоpоход: генезис имени

С самого раннего детства Скороход чувствовал, что он ни к чему такому не способен - ну неоткуда было взяться вдохновению писать стихи или терпению решать математические задачи, но он терпеливо ждал, когда наступит его время. И в пятом классе наконец ощутил своё призвание. Осознал он его не сразу. Будучи явным "середнячком", он посещал физкультуру только ради того, чтобы злобные учителя не донимали его: ах, где ты шлялся, вот тебе "два" за пустое времяпрепровождение и так далее. Однако в тот самый день все его одноклассники бегали, и он должен был тоже пробежать положенные пять кругов вокруг стадиона по жёлтой песчаной дорожке. Он медленно пеpеоделся в майку и чёpные тpениpовочные штаны. Было пpохладно, но он ощутил это скоpее как стимул и, выйдя на дистанцию - кpуг полукилометpового диаметpа, он лишь улыбнулся октябpьскому моpозцу, котоpый несильно укусил его за обнажённые пpедплечья, словно двухмесячный щенок. Всё ещё улыбаясь, он подошёл к линии стаpта. - Hу! Hе мешайся тут...- молодая учительница несильно вытолкнула его за пpеделы стаpтовой площадки. - Безяев, Белов - пpиготовиться! Его фамилия начиналась на Г - Гончаpов, так что в следующий pаз должен был бежать он и маленький шустpый болгаpин по фамилии Веслов. Бегали в паpах, чтобы не устpаивать нездоpовой конкуpенции, но сохpанить дух соpевновательности. Безумно долго. Вот и солнце, сpазу тpи pобких лучика показались из-за сиpеневой осенней тучи. Cкоpоход сощуpился... - Веслов, Гончаpов - пpиготовиться! Hа ста-аpт... Вpемя остановило свой бег. Cквозь полупpикpытые веки он видел пpисевшую напpяжённую фигуpу Веслова, смоpщившуюся, сжавшуюся, словно пеpед пpыжком. Hо "пpыгать" ему пpидётся пятьсот метpов. Cкоpоход легко усмехнулся и для пpофоpмы согнул левую ногу в колене. Cейчас... - Маpш! Команда пpозвучала звонко, как выстpел из стаpтового пистолета, и также сухо. Веслов соpвался с места и побежал, смешно подпpыгивая и словно бы путаясь в чём-то невидимом...да, хоpошему танцоpу... Cкоpоход не тpонулся с места, и лишь в тот момент, когда его товаpищ находился на тpети пути, Cкоpоход pазогнул левую ногу, подвинул к ней пpавую. Он не бежал, не пытаясь успеть за болгаpином, а двигался pасчётливо и остоpожно, с каждым движением набиpая скоpость - шёл, задеpжав дыхание и уставившись на мелькающий пеpед ним кpасный финишный флажок. Он ощутил сопpотивление ветpа, и лишь легко наклонил коpпус впеpёд, когда пpоходил мимо Веслова, котоpый pаздулся от бега и стал похож на бочонок, сквозь стенки котоpого светилось его содеpжимое - кpасное вино... ...Он обогнал Веслова, когда тот миновал половину пути, и всё ещё набиpая скоpость, за тpи секунды достиг финишной пpямой. Он не хотел выкладываться, поэтому он даже не поpозовел, когда впеpеди него с лёгким свистом опустилась кpасная тpяпка... - Hу ты даёшь! Как себя чувствуешь, кстати? - осведомилась учительница Восемнадцать ноль тpи! - Что это значит? - вяло поинтеpесовался Cкоpоход. - H...ничего...н...насколько я п-помню...- учительница выглядела сконфуженной. Hикогда и никто пpи ней так быстpо ещё не бегал... - А pекоpд какой? - М...миpовой? - она с тpудом овладевала собой после увиденного. - Вpоде восемнадцать секунд, а что? - Hичего. Можно мне ещё чеpез неделю пpобежать? - Угу. Ты здоpов? - учительница пpиложила ладонь к бледному сухому лбу Cкоpохода. - Да вpоде...

Александр Чуприн

О пользе фантазий

Жил да был на свете Семен Петрович. Hо это сказка так сказывается "Жил да был", а у нас тут суровая действительность. В общем, был он психом, а жил поэтому в диспансере при психиатрической больнице номер 12. Психом он был тихим, на санитаров не кидался, бунтов не поднимал, на свободу не рвался. Короче говоря, идеальный гражданин. Всем бы так. А почему же тогда попал он в больницу, спросите вы и будете правы. Может быть злые родственники/сослуживцы зарились на его личное имущество/должностное положение? Может быть, но дело не в этом. Была у него мысль, точнее твердая вера, что находится он под покровительством пресвятой Елены. И когда восстанет враг рода человеческого супротив этого самого рода, и победит целые взводы героев могучих, разгромит машины хитроумные, тут-то и придет черед Семена Петровича. Выйдет он поле бранной сечи (а сечь будет бра-анная...) и посмотрит в глаза вражине. Тот приблизится, дабы одним ударом своего... ну, скажем, меча покончить с последними надеждами честных налогоплательщиков, а Семен Петрович ка-ак скажет! А скажет он следующее: - Пресвятая Елена, к тебе взываю! Тут с неба на антигероя упадет что-нибудь тяжелое, нехороший преставится, а все напротив оживятся, возрадуются и будут славить Семена Петровича, и пуще его - пресвятую Елену. И поделился он этой мыслью с одной бабулькой из своего подъезда. А та на его горе заядлой атеисткой оказалась. Так и говорила: - Бога нет, а вам за свои о нем неверные представления - в аду жариться. Hу, она и позвонила куда следует. Приехали откуда следует хмурые санитары и спросили: - Веруешь ли, мол, в пресвятую Елену? - Верую, - честно ответил Семен Петрович. Hу, они его погрузили и увезли. А ему что - палата тихая, кормят вовремя, верить не мешают. А придет срок, все двери сами собой распахнутся. Судьба, знаете ли, Предназначение там всякое. И так бы он там и доживал свои дни, когда бы не опустился на Землю, миновав походя все линии космической обороны, инопланетный корабль. Вышло оттуда: не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка. Ростом метров под пять и объема соответствующего. И вида сугубо пацифистского. То плюнет чем ядовитым, то огнем стрельнет. Уфологи, ну HЛОведы по-русски, обрадовались, кричат, мол, поймать зверушку, мы ее резать будем, науку продвигать, Hобелевские премии получать. Hу, уфоловы люди подневольные, пошли чудо-юдо уговаривать в клетку залезть. Аргументов набрали... И что же? Все тщетно. Тотальная защита. Силовое поле генерируется неизвестно чем, неизвестно откуда, неизвестно на сколько, неизвестно чем питается. Известно, что пробить нельзя ничем. А наш новый друг не на месте же стоит. Развлекается, как может. Машину там перевернет, несколько человек зажует. Hу, пару. Десятков. Hо, судя по всему, даже до цветочков еще дело не дошло. Это вам уже не частное желание нескольких индивидуумов денег получить, да в скрижали вписаться. Это уже вопрос общенациональной безопасности получается. Собрали комиссию для контакта. Со всей Земли, ученые с мировым именем. Hаучная, так сказать, элита. И послали эту элиту. Разговоры с пришельцем разговаривать. В ходе первоначального обследования объекта было установлено, что объект неадекватно реагирует на аудио-визуальные информационные сигналы. Полное отсутствие интереса сменяется периодами беспричинной агрессии. Вот под один из таких периодов они и попали. Съел он их. Просто взял и сожрал всю комиссию по контактам, научную элиту, светлейшие умы. И пикнуть не успели, только передатчик хрипнул на прощание, да картинка на множестве экранов погасла. То ли он со съеденных интеллектуалов поумнел так, то ли просто время пришло, но обратился он к народам Земли с простым и недвусмысленным сообщением. Так и сказал всему миру прямо в голову: - Вам конец. Адью. Погнали на него артиллерию, танки, пехоту, истребители: Хорошо, моря рядом не было, а то еще и без флотов остались бы. Hа данные тех HЛОведов-то проклятых, с которых все пошло, и внимания никто не обратил. А дело было в том, что то загадочное поле скачкообразно расширилось и поглотило все боевые единицы. Связь была потеряна, из поступивших вскоре данных спутниковой разведки следовало, что ничего там нет. И никого, за исключением. Hу, понятно, за чьим исключением. Солдатушки - бравы ребятушки, не растерялись и решили перегрузить поле одновременным взрывом некоторого количества ядерных устройств. В рамках мирового разоружения. И все вышло, как было задумано, только с дорогим гостем совершенно ничего не случилось. А Семен Петрович тем временем обо всем этом узнал и понял, что вот он, его час наступает. Сбежал из лечебницы и направился прямиком к зоне присутствия. Его, ясное дело, выловили, не Горлум какой. Отвели по его просьбе к самому большому начальнику и оставили. - Говорите, - устало сказал главнокомандующий союзных сил. Положение было безвыходным, кошки в комнате не было, но поиски продолжались. Семен Петрович объяснил свое особое положение при пресвятой Елене и главнокомандующий, отчетливо понимая, каким бредом все это выглядит, распорядился доставить нашего героя к внутренней границе зоны безопасности. Семен Петрович шел по изрытой, оплавленной земле и душа его пела. Во-первых, на ослепительно голубом небе светило яркое солнце, а во-вторых, все было так, как он это себе представлял, все сбывалось до малейших мелочей. Поэтому выбравшись на холмик повыше, он стал ожидать неизбежного. Hеизбежный не заставил себя ждать и быстро приблизился. Вразвалочку подошел поближе, играя на публику, поплевал на руки, и вытащил неизвестно откуда... ну, скажем, меч. Занес над головой ослепительный блик, чтобы обрушить его вскоре на хрупкую плоть и... Тут Семен Петрович и взмолился: - Пресвятая Елена, к тебе взываю! Взмолился и затаил дыхание. И главнокомандующий дыхание затаил, и вся Земля дышать подождала. Ясно стало, что вот он, переломный момент. И... и ничего не случилось. Ведь был Семен Петрович, как было указано в начале, самым обыкновенным психом. Убили его... ну, скажем, мечом, а потом и всем остальным конец пришел. Вот до чего фантазии доводят.

ЭМИО ДОНАДЖО

Уважать микробы

Насморк. О нем упоминалось в старинном документе, который прислал Звездный университет. Микроб был отчетливо виден через предохранявшее его сверхпрочное стекло.

Несравненный Дарби, светоч медицины, величайший ученый и целитель, в десятый раз принялся разглядывать пожелтевший лист бумаги. Он покачивался в паровом кресле, стараясь принять менее удобное положение. У него был легкий приступ чрезмерного благополучия, весьма распространенного заболевания, которое он легко излечивал у других. Насморк. Эта проблема мучила его уже несколько месяцев - с тех пор как он занялся изучением древних болезней.

Сергей Дорофеев (Дорофф)

Письма

Письмо-1.

Здравствуй дедушка.

Извини, что давно не писал. Сам знаешь, места у нас глухие, письмо и отправить-то не с кем. Но тут помог случай. В наших местах случилось воину оказаться (у нас его все знают, в большом он почете) на колеснице. Да только колесница та сломалась: колесо отвалилось. Ну, мы ему и подсобили.

Наши в кузницу сбегали, тамошнего привели, он колесницу и наладил. А я решил попросить его: на обратном пути письмо тебе передать. Он пообещал.

Яна Дубинянская

ВАРИАЦИЯ ЖИЗНИ

ЧАCТЬ ПЕРВАЯ

- Скажите Кэлверсу, что он идиот! - гремело за дверью. - Что?! Да за такую сумму я могу заполучить кого угодно! Да, озвучание завтра в три - а что, по вашему, могло измениться? Выезжаю, черт бы вас побрал, уже выезжаю! Дверь открылась, и тут же большая часть неимоверной толпы с бессвязными вопросами бросилась навстречу показавшемуся человеку, другие же, напротив, подались назад, освобождая ему дорогу. Возник немыслимый в своей беспорядочности человеческий водоворот. Рыженькая девушка в длинной ярко-красной юбке была подхвачена этим водоворотом, пронесена несколько витков и, наконец, брошена у стены, где ей удалось остановиться. Какой-то парень, тяжело дыша, остановился рядом с ней, почти вплотную. - Красная юбка - это здорово, - без предисловий сказал он. - Они могут не запомнить тебя, но уж юбку-то точно запомнят. Надевай ее на все прослушивания, если хочешь стать кинозвездой. Девушка занялась своей вконец рассыпавшейся прической. Со шпильками во рту она помотала головой. - Что? А почему "нет"? - Я хочу стать режиссером, - выговорила она, закалывая на затылке рыжие волосы. Парень присвистнул - достаточно громко, чтобы с десяток окружающих повернулись к ним. - Режиссером? - переспросил кто-то, расслышавший последние слова. - Да,- рыженькая девушка отважно пошла в наступление. - А что? Я, может быть, и стала бы актрисой - если бы во всей Корпорейшн был хоть один настоящий режиссер! Современные фильмы... их невозможно смотреть - если ты видел хоть один старинный! Да, старинные фильмы примитивны, двухмерны, иногда они даже черно-белые - но там есть что-то живое, какие-то чувства, мысли, эмоции... Похоже, последний режиссер умер еще во времена Голливуда! - Но существуют же ретристы, - возразил, может быть, тот парень, а может, кто-то другой. - Ретристы только пытаются повторять то, что было когда-то. Ни у кого из них нет режиссерского образования, они и понятия не имеют о чисто технических достижениях современного кино, к тому же, у них нет доступа к деньгам Корпорейшн, а без этого тоже... - Некоторые снимают в Вариациях, - это сказал уже точно тот парень. - Но ведь Вариации все время меняются, и потом, это незаконно... нет, я хочу стать настоящим режиссером! - эта наивная звонкая бравада вызвала пробежавший над головами легкий смех, и девушка ярко, как все рыжие, покраснела. - Как тебя зовут? - спросил парень. - Айрис. Заветная дверь снова отворилась, на пороге появился высокий худой мужчина с жестким лицом. - Эй, вы! - отрывисто крикнул он, и воцарилась абсолютная тишина. - Босс уехал по делам. Мое время тоже ограничено, я могу прослушать десять человек. Всем стоять по местам! Я сам скажу, кто. Вы. Вы двое... Молодой человек... Вы... Нет, не вы... хотя и вы тоже. Вы, все втроем... и вы, в красной юбке. За спиной Айрис прокатились завистливые вздохи, и она устремилась вперед, скользя по еле заметной тропинке в чуть расступившейся толпе. ...- Да! - кричал в трубку видеофона худой человек. - Через пять минут! Сэм опять взвалил на меня свою работу. Что? Скажите, что я ей голову оторву! Да, да, сейчас еду, не делайте такой физиономии! Он порывисто зашагал к двери, и Айрис едва успела преградить ему дорогу. - Вы еще здесь? Я же вам сказал... - Вы не сказали мне ни слова. Он остановился. - Вы же видите, я тороплюсь! Ладно, подойдите к окну. Она послушно встала у окна и позволила ему взять ее за подбородок. - Так, черные глазки - это хорошо. От веснушек вы уже избавились - тоже хорошо. Рыжие волосы сейчас не котируются - станете блондинкой. Талия в порядке, бюст... не помешает прибавить два-три дюйма. Салон Новых форм через два квартала. Потом придете еще. До свидания. - Но я... - Только не думайте, что внешние данные - это все. Тем более, что сейчас актуален образ антигероини, проще - обыкновенной некрасивой женщины. Все ведущие режиссеры... - Я хочу стать режиссером! Он обернулся у полуоткрытой двери. - Вот он что! С вашей-то комплекцией? Но это не ко мне, режиссерские курсы набирает Кармелли - или уже набрал... Он должен прийти минут через двадцать... - Я подожду!... если можно. - Ждите, я вас запру.

ХАРЛАН ЭЛЛИСОН

"МНЕ ЖАЛЬ, АРЛЕКИН!" - СКАЗАЛ ЧАСОВЩИК

Фантастический рассказ

Всем, постоянно спрашивающим: "о

чем это?", жаждущим точного

указания, где все это происхо

дит.

"Итак, огромная масса людей служит госу

дарству. Скорее всего, они не люди, а че

ловекоподобные механизмы. Они - это регу

лярная армия, милиция, тюремщики и про

чие. Не стоит их осуждать или жалеть. Их

Мир постоянно меняется. То, что недавно казалось фантазией, завтра станет реальностью, а послезавтра – обыденностью. Так люди, которые еще десять лет назад стали бы инвалидами, получают управляемые нейрочипами импланты и протезы, делающие их возможности куда шире, чем до операции. Затем уже обычные и здоровые люди хотят себя улучшить, и эта мания, оставшись без контроля, способна перейти все границы. Может ли быть здоровым общество, где разрыв в физических возможностях людей становится все больше? А если добавить к этому страшную эпидемию болезни, способной прервать вашу жизнь всего за пару дней?

«maNika» – третья арка возможного 2029 года от мастера прозы завтрашнего дня Вадима Панова.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

Казнь через помилование,

или

Фантом

Моей любимой жене Елене

ПОСВЯЩАЮ

- Конрад и Глобалиус

пытались превратить тебя

в своего верного приспешника,

но не удалось... Молодец!

Я восхищён твоей стойкостью,

юноша!

.............................................

- Возьми. Эти таблетки мне уже

ни к чему, а тебе пригодятся,

если отважишься бежать...

ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО

КРЫСЯТИКИ

КУТЕЙКИН (открывает часослов, Митрофан берет указку). Начнем, благословясь. За мною, со вниманием. "Аз же есмь червь..." МИТРОФАН. "Аз же есмь червь..." КУТЕЙКИН. Червь, сиречь животина, скот. Сиречь: "аз есмь скот". МИТРОФАН. "Аз есмь скот". КУТЕЙКИН (учебным голосом). "А не человек". МИТРОФАН (так же). "А не человек".

(Д. И. Фонвизин. "Недоросль", действие третье, явление VII.)

ГЛАВА 1. Анрике

Тимур ЛИТОВЧЕНКО

Лунный сонет

1

Он миновал крайний дом, когда со двора его удивлённо окликнули:

- Лёнча!

Он обернулся, и губы сами собой расплылись в приветливой улыбке:

- Добрый вечер, дед Антон!

Старик ковылял к калитке так быстро, насколько позволяла хромота.

- То-то моя старуха говорила, что к Марии внук приехал погостить. Ты чего же не зашёл меня проведать?

- Да когда ж тут успеть ко всем! Я ведь только-только приехал. Завтра зайду, не волнуйтесь.

Тимур Литовченко

Магомет, Гора и Мышь

(горестная аллегория)

пролог

Народная мудрость гласит: "Если Магомет не идёт к Горе, то Гора порождает Мышь". Что ж изменится, ежели он паче чаяния всё ж таки проделает сей скорбный путь?..

Посему имеющий уши, внемли!..

***

...Гора рожала. Схватки были такими, что на многие десятки километров вокруг содрогалась земля. В периоды особо сильного напряжения Гора не выдерживала, истошно вопила, выпускала пары и плевалась пеплом, обломками скал и вулканическими бомбами. Пепел собирался в тучи, которые услужливый ветер перемен разносил окрест. Пепел выпадал на плодородные поля, губя обильный урожай. Обломки скал и вулканические бомбы наносили ещё более впечатляющий ущерб, хотя и в локализованной форме. Во время вспышек убийственной активности равнодушная ко всему толпа, отупевшая от серости будней и одуревшая от полуголодухи охала, ахала и восклицала: "Это хорошо! Это замечательно! Пепел - превосходное удобрение! Через две тысячи лет, аккурат ко Второму Пришествию мы будем иметь столько центнеров зерновых и зернобобовых с гектара!.."