Кафедра

Молодой, не лишенный таланта, честолюбивый и предприимчивый аспирант пытается найти свое место в науке. Однако циничная криминальная реальность университетской жизни заставляет его принять жесткие правила чужой игры...

Отрывок из произведения:

Настроение у Дмитрия Залесова было чудесное. Он шагал по университетским лестницам, перепрыгивая через ступеньки, и напевал себе под нос засевшую в голове песенку из прошлогоднего шлягера: “Давай вечером умрем весело, будем опиум курить. Давай вечером начнем с бабушкой по-французски говорить”. Некоторые слова из песни он не помнил и заменял на собственные, не менее веселые и замечательные. Восемь минут назад он сдал лохматым первокурсницам в кислотных куртках три “корабля” с чуйской травой, называемой в простонародье “зелеными штанами”, и даже “дунул” с ними пару затяжек, чтобы проверить качество товара. Качество было не ахти, потому что перед продажей он собственными руками подмешал к траве полусырого зеленого табака типа “махорка”. Однако зацепило его хорошо, и теперь, поднявшись на третий этаж, он вдруг увидел в конце коридора силуэт рогатого мужика в зеленоватом свечении. Захотелось догнать инфернального субъекта и ради смеха надавать ему по морде. Митя припустил по коридору, но мужик исчез за поворотом, а вместе с ним исчезло и желание бить кого-либо. “Вот скажу людям Марата, они быстро тебе рога пообломают”, — весело подумал Залесов. Марат у них был главным по траве. Выше всех, даже ректора. Говорили, он этих своих “зеленых штанов” даже пальцем не касается. Лежит где-то в укромном университетском уголке большой мешок с “чуйской долиной”, а рядом с ним басмачи с ружьями сидят, спичечные коробки наполняют — те самые “корабли”— пускают их в плаванье по длинным университетским коридорам. А там уж их штурманы типа Мити дожидаются, чтобы весело было лохматым первокурсницам в кислотных куртках. А Марат на персидских коврах лежит, пачки с деньгами линейкой измеряет. Большому кораблю большое плаванье, как говорится. Никто его в глаза не видал, но все знали: в случае чего, и долги выбьет с помощью своих крепышей, и на иглу посадит, а то еще что-нибудь похуже… Митя вспомнил о цели своего путешествия, взглянул на номер аудитории — как вовремя! — следующая дверь. Он замедлил шаг, вчитался в слова на табличке: “Кафедра русского языка для иностранных учащихся. Зав. кафедрой — доктор филологических наук, профессор Киреева З.П.” Митя постоял некоторое время перед дверью, обдумывая начало разговора, перекатывая на языке “здрасьте” на разный лад: с вызовом, с почтением, с подобострастием — ведь главное — понравиться этой бабе с первого взгляда, а там уж… Он потянул на себя железную дверь, за ней оказалась вторая, деревянная. Митя толкнул ее, но вторая дверь не подалась — она уперлась во что-то, чуть приоткрывшись. “Стул, что ли? Поди трахаются!” Митя толкнул дверь, послышался скрежет, он протиснулся внутрь. Перед его глазами что-то мелькнуло, со звоном лопнули, стеклянными брызгами разлетелись по полу лампочки. Железная лестница-стремянка перед дверью закачалась, норовя опрокинуться.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Виктор Мясников

ВОГУЛЬСКАЯ ЦАРИЦА

Когда филфак возвращается из фольклорной экспедиции, вся общага некоторое время стоит на ушах. Девчонки привозят не только величальные да обрывки былин, но ещё и сказки, именуемые по науке эротическими, свадебные загадки того же рода и особо ценимые мужчинами "страмные частухи", - они передаются из уст в уста, потешая курилку и вгоняя в краску первокурсниц.

Но на этот раз появилось нечто новенькое - стр-р-рашные истории про покойников. Сашка Елькин тут же поволок Козулина на посиделки.

ЭЛЛА НИКОЛЬСКАЯ

Русский десант на Майорку

криминальная мелодрама в трех повестях

Повесть третья

Русский десант на Майорку

Вместо предисловия:

Пляж в Кала Майор с его многолюдьем и мелководьем - шлепаешь-шлепаешь по прозрачной воде, пока не доберешься до глубокого места, где хоть окунуться можно, с полным отсутствием тени, разве что под платным зонтом мне сразу не понравился. И в поисках чего-нибудь поуютнее отправилась я куда глаза глядят, но, естественно, вдоль морского берега. Неширокая, вполне городская улица петляет, поворачивает туда-сюда, следуя прихотливым очертаниям невидимой прибрежной полосы. Море лишь изредка мелькнет в просветах между домами, поманит - но не тут-то было: просветы эти перегорожены шлагбаумами, решетками или вовсе глухими воротами с неизбежной табличкой "Prohibido". Что означает - запрещено проходить, а также проезжать, здесь частное владение, не вздумайте нарушить священные границы, господа...

МИХАИЛ ПЕТРОВ

Гончаров и дама в черном

Детективная повесть

РЕТРОСПЕКТИВА

Примерно за час до полуночи по речному серебристому зеркалу реки медленно и вкрадчиво скользил темный силуэт лодки. Двигалась она бесшумно, вниз по течению, сидящая в ней фигура лишь немного подправляла ее ход. Миновав яркие огни стоящего на крутой возвышенности дома причудливой архитектуры, лодка понемногу начала прижиматься к высокому берегу и вскоре скрылась под его черной тенью. Прошло еще некоторое время, прежде чем она мягко уткнулась в узкую полоску песка дикого пляжа. Высокая стройная фигура, спрыгнув на берег, с некоторым усилием вытянула свое суденышко на песок и, используя кустарник как кнехт, тщательно завязала на нем причальный фал. Потом гребец на секунду замер, слушая тишину и неспешный бег реки. Молодой месяц и сияние реки позволяли ему ориентироваться на местности. Впрочем, особенной надобности в этом не было. Судя по всему, он и без того достаточно хорошо знал местный рельеф. Судя по всему, его волновало главным образом желание остаться незамеченным и невидимым.

Николай Пономаренко

Новые Раскольниковы

"...Сволочь, сама не зная того, почти всегда

подпадает под команду той малой кучки "передовых",

которые действуют с определенною целью,

и та направляет весь этот сор куда ей угодно,

если только сама не состоит из совершенных идиотов,

что, впрочем, тоже случается".

Ф.М. Достоевский "Бесы"

В конце 18-го века по этой улице шел высокий молодой человек в длинном пальто. Пройдя по каналу Грибоедова, он свернул в переулок, а потом вышел на Подьяческую улицу. Вскоре он нашел нужный дом и остановился в темном углу подворотни. Размышления, тревожившие его всю дорогу, он сумел остановить усилием воли. Потрогав спрятанный под полою топор, молодой человек решительно направился к парадной. Это был студент-разночинец по фамилии Раскольников, персонаж романа Федора Достоевского "Преступление и наказание". В этом доме Раскольников зарубил топором старуху, дававшую деньги под залог, не пощадил и проживавшую в той же квартире девушку, свидетельницу преступления. После литературного героя замучило раскаяние и он сдался полиции.

Николай Пономаренко

Семь трупов в мерседесе

Поздно ночью по тихим улицам спящего Санкт-Петербурга двигался странный караван. Жигули, кажущиеся несколько жалкими по сравнению с грузной иномаркой, натужно, но уверенно, тащили на тросе черную тушу мерседеса. Редкие встречные в душе соболезновали обоим водителям. Но с кем не бывает. Может моторное масло так застыло на морозе, что не провернуть механизм. Может, иностранная электроника забарахлила. Напичкают всякими ненужными кондиционерами да компьютерами - потом мучайся. Мало ли что. А ехать надо - вот и колымит жигуленок, подрабатывает извозчиком мерседеса. Процессия из двух машин двигалась в связке по направлению из города. Они проехали по проспекту Стачек, повернули на Жукова. Пробуксовывая и взрывая сердце мотора, жигуленок медленно вытащил мерседес на Петергофское шоссе. Поехали быстрее. Все складывалось как нельзя лучше в транспортировке сломавшейся иномарки. Никто не останавливал и не лез не в свое дело. Но на Петергофском как накаркали. Откуда ни возьмись появилась милицейская машина.

Николай Пономаренко

Слуга двух господ

Возмездие за подлый обман тысяч обездоленных соотечественников может настигнуть мошенников самым неожиданным и жестоким образом. Хозяева фирм-однодневок по приему вкладов от населения типа "МММ", "Властилины" или "Селенги", кончают по разному. Нахапав денег от доверчивых пенсионеров и людей среднего достатка, одни переходят на нелегальное положение, другие попадают за решетку, третьи... Об одном поучительном и логичном завершении мошеннического пути рассказывает эта история о владельцах дурно пахнущих денег, которая имеет особую остроту.

Фрагмент новой рукописи

документальных детективов

Н. ДОРОШЕНКО

(Пономаренко Н.)

Смерть с первого взгляда

ПОСЛЕДНИЙ "ШАНС"

Одно из ценнейших завоеваний перестройки - это гласность. Наконец-то и в России стали безбоязненно критиковать правительство и президента, публиковать самые смелые произведения. Цензуру напрочь смели. Но это обстоятельство настолько расслабило редакторов и издателей, что коммерческая выгода вымарала осторожность в отношении силы и опасности печатного слова.

Виктор Попов

ОШИБКА СЛЕДОВАТЕЛЯ

1

"Привет, Федя! Не писал тебе черт знает сколько времени - все некогда! Уборочная, годовой отчет... А вообще-то, честно говоря, я виноват - при любых обстоятельствах десяток слов черкнуть всегда можно. Но дело не в этом. У нас здесь происходит очень странное - я имею в виду убийство Речкина (не знаю, дошло ли до вас это дело). Здесь сейчас только о нем и говорят. Кажется все ясно: убил Дмитриев, больше некому. Экспертиза там, показания свидетелей, вообще все. Но вот я никак не хочу верить. Дмитриев не такой человек, чтобы пойти на преступление. К тому же все знают, что он Речкина чуть не за родного сына считал, человека из него сделал. И вдруг убивать. Здешние Шерлоки Холмсы, по-моему, что-то напутали. Если можешь, походатайствуй у себя, чтобы к нам кого-нибудь из края прислали, пусть на свежую голову разберется. Может, Дмитриев и виноват, тогда уж ничего не поделаешь, а если нет?..

Оставить отзыв