Качели отшельника

Виктор Дмитриевич Колупаев (1936—1999) — автор поистине удивительный. Удивителен его творческий путь: спустя всего год. после первой публикации («Билет в детство», 1969) он становится профессиональным писателем — явление, неординарное для советской литературы вообще, а уж для фантастики — тем более. Удивительно его творчество — абсолютное большинство произведений Колупаева представляют собой «странную городскую прозу» или же — лиричную фэнтези. Жанры, мягко говоря, нетипичные для советской фантастической литературы. В книгу, которую вы держите в. руках, вошли повести и рассказы, демонстрирующие все МНОГООБРАЗИЕ ТВОРЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ писателя. Как это всегда бывает с НАСТОЯЩИМИ вещами — их нельзя оценить однозначно. Кто-то восхитится отточенным стилем автора, кому-то придется по вкусу захватывающий сюжет, кого-то охватит лиричная грусть... Можно гарантировать лишь одно — отсутствие разочарования. Найдите СВОЙ текст в этой книге.

Отрывок из произведения:

С 2000 года в отечественной фантастике вручается премия «Малая Урания». Ее лауреатами становятся произведения, «продолжающие гуманистические традиции русской фантастики». Номинационной комиссии и жюри при выборе лучших произведений было рекомендовано ориентироваться в понимании термина «гуманистический» на рассказы и повести томского писателя Виктора Дмитриевича Колупаева. В июне 2001 года Виктора Дмитриевича не стало. Ныне премия «Малая Урания» носит его имя.

Рекомендуем почитать

Аркадий и Борис Стругацкие. Классики отечественной фантастики. Добавить нечего. И НЕ НАДО! В этот том включены произведения: «Трудно быть богом», «Понедельник начинается в субботу», «Пикник на обочине», «За миллиард лет до конца света».

Это - "Люди как боги". Первая, последняя и единственная "космическая опера" советской фантастики. Уникальная попытка совмещения фантастики "боевой" с фантастикой утопической. Это - досконально выписанный прекрасный "дивный новый мир" - и отчаянная война с негуманоидами-"разрушителями". Это - увлекательные приключения, обаятельные герои - и масштабные батальные эпизоды. Это - просто одна из книг, на которой выросли практически все российские любители фантастики. Книга, которую прочитать необходимо. Не пожалеете!

Александр Исаакович Мирер (1927-2001) - замечательный фантаст, переводчик, литературовед. В фантастике дебютировал повестью "Будет хороший день", за которой последовали "У меня девять жизней", "Обсидиановый нож", "Субмарина "Голубой кит"... Но самым знаменитым произведением писателя стала дилогия "Главный полдень" - "Дом скитальцев", с поразительной тщательностью и убедительностью описывающая вторжение на Землю агрессивных инопланетян - "похитителей тел". На этой культовой книге, по праву вошедшей в "золотой фонд" отечественной фантастики, выросло не одно поколение читателей. Повести и рассказы А. Мирера и по сей день не утратили своего обаяния и по-прежнему читаются на одном дыхании. Не верите? Прочитайте - и убедитесь сами.

С первых страниц романа на читателя обрушивается лавина загадочных происшествий, странных находок и удивительных приключений, скрученных авторами в туго затянутый узел. По воле судьбы к сотрудникам спецлаборатории попадает таинственный индийский кинжал, клинок которого беспрепятственно проникает сквозь любой материал, не причиняя вреда ни живому, ни мертвому. Откуда взялось удивительное оружие, против какой неведомой опасности сковано, и как удалось неведомому умельцу достичь столь удивительных свойств? Фантастические гипотезы, морские приключения, детективные истории, тайны древней Индии и борьба с темными силами составляют сюжет этой книги, написанной классиками отечественной фантастики.

Содержание: Открытие себя, роман, стр. 5—346 Тупик, философский детектив в четырех трупах, стр. 347—436 Испытание истиной, повесть—исследование, стр. 437—504 Встречники, повесть, стр. 505—570

Гуляковский Евгений Яковлевич (р. в 1934 г) - один из мастеров отечественной фантастики. Лауреат "Аэлиты" - старейшей отечественной премии, присуждаемой за вклад в развитие фантастики. Автор знаменитой дилогии "Сезон туманов" и романа "Чужие пространства". Писатель, перу которого принадлежат по-настоящему увлекательные образцы остросюжетной научной фантастики. В данный сборник вошли роман "Сезон туманов" и повести "Запретная зона", "Планета для контакта" и "Шорох прибоя".

Владимир Иванович Савченко родился в 1933 г. Окончил Московский энергетический институт. Фантастику начал писать еще в студенческие годы. Первые опубликованные рассказы - "Навстречу звездам" и "Пробуждение доктора Берна".

"Черные звезды" - сборник ранних произведений писателя. Произведений, полных романтики приключений и азарта научного поиска! Произведений, вошедших в "золотой фонд" отечественной фантастики - и по сию пору не утративших своего обаяния!

Содержание:

Черные звезды (повесть) С. 5-222

Алгоритм успеха (повесть) С. 223-276

Призрак времени (повесть) С. 277-404

Час таланта (повесть) С. 405-496

Перепутанный (рассказ) С. 497-547

Владимир Борисов. Изменить ход цивилизации (послесловие) С. 548-556

Ольга Ларионова — автор потрясающего “Леопарда с вершины Килиманджаро”, поэтично-прозаичных “Сказки королей” и “Сонаты моря” — и множества других романов, повестей и рассказов, давно уже составляющих классику отечественной фантастической прозы.

Перед вами — великолепная трилогия Ларионовой “Чакра Кентавра”.

Трилогия, которая должна была стать всего лишь пародией на “космические оперы” — а стала вместо этого самой, возможно, поэтичной и красивой сагой за всю историю российской фантастики…

Это — легенда о странной и прекрасной планете Джаспер. О планете гордых лордов, бьющихся на мечах — и посылающих космические корабли к дальним мирам чужих звезд О планете, где грядущее читают в магических картах, а роботов зовут сервами. О планете, где на королевских турнирах сражаются лазерными дезинторами, собирают рыцарские отряды для космических путешествий — и свято блюдут древний Договор с мудрыми птицами-крэгами Ибо без зрения крэга всякий человек этой планеты — слеп Ибо лишь глазами крэгов видят обитатели Джаспера окружающий их мир Вот только — что они видят?..

Содержание:

Чакра Кентавра (Эскиз композиции № 413), стр. 5-128

Делла-Уэлла (Странствие королевы), стр. 129-378

Евангелие от Крэга (Симфония похорон-I), стр. 379-760

Другие книги автора Виктор Дмитриевич Колупаев

Роман В. Колупаева и Ю. Марушкина насквозь пронизан железной необязательностью мира, в котором живут и действуют герои Пров и Мар и где приключения со столь же железной необязательностью  перемежаются отступлениями, определяющими философию этого мира — страшно знакомую, но одновременно уже и далекую.

Сюжет романа «Безвременье (если вообще можно говорить о виртуальном сюжете) сложен и бесконечен, пересказывать его бессмысленно; это все равно, что пересказывать сюжеты Марселя Пруста. Вся книга В. Колупаева и Ю. Марушкина — это глубокая тоска по культуре, которая никак не может получить достойной устойчивости, а если получает ее, то тут же рушится, становится другой, уступая место абсолютно иным новациям. Движение романа выражено похождениями человеко-людей Прова и Мара и рассуждениями виртуального человека, отличающегося от последних тем, что на все заданные им самим вопросы дает абсолютно исчерпывающие ответы, а человеко-люди от виртуального человека отличаются тем, что их больше всего интересует, хорошо ли им в этом мире.

Ну а что касается самого мира, описанного в романе, то Пров и Мар путешествуют по Вторчермету — законсервированному кладбищу прогоревшей цивилизации ХХ века, «прогоревшей когда-то в буквальном смысле этого слова, ибо наши предки  сожгли всё — лес, уголь, нефть, газ, и создали атмосферу, в которой не могли уже существовать ни люди, ни растительность, за что им и следует наша глубокая благодарность».

© Геннадий Прашкевич

Виктор Колупаев - автор двух сборников фантастики, вышедших в издательстве «Молодая гвардия»: «Случится же с человеком такое…» (1972) и «Качели отшельника» (1974). Отдельные его рассказы публиковались в Болгарии, ГДР, Японии. Принимал участие в коллективном сборнике «Ошибка создателя», выпущенном Западно-Сибирским книжным издательством в 1975 году. Живет в Томске. В книге «Билет в детство» читатель найдет рассказы, известные по прежним изданиям, и новые, опубликованные только в периодике. Излюбленный прием писателя-фантаста - перемещение персонажей во времени - позволяет строить увлекательные коллизии, касаясь при этом актуальных морально-этических проблем современности. Несколько рассказов посвящено освоению космоса и контактам с внеземными цивилизациями.

НИИ разрабатывает индикаторы счастья. Но счастье бывает разных типов, цветов и оттенков — счастье любви, сытное счастье и множество других, которые даже невозможно перечислить! Рассказ впервые опубликован в журнале «Уральский следопыт» — 1973. — № 5.

Виктор Колупаев

Билет в детство

Этот вокзал не был похож на все другие. Здесь никто никого не встречал и не провожал. Никто не суетился, не спешил и не опаздывал. Здесь не было камер хранения и носильщиков, потому что никто из пассажиров даже на одно мгновение не захотел бы расстаться со своим багажом, состоящим из воспоминаний о прошлом и мыслей о будущем.

Сюда приходили после глубоких раздумий. Одни - предчувствуя приближающуюся смерть; другие перед тем, как навсегда улететь с Земли; третьи - чтобы полнее осознать сущность своего "Я", сравнить себя с эталоном, на который еще не налипли комья сомнений, страха, зависти, пошлости и себялюбия, который еще не согнулся под тяжестью повседневных забот и волнений.

Корабль «Прометей» летит в глубинах космоса. Его экипаж, который тоскует по Земле, открыл новое явление: во время выхода в космос, стоит представить себе Землю, как тут же на неё переносишься. Космонавты стали всё чаще и чаще посещать свои семьи, и наконец, перестали возвращаться на корабль. Но продолжать полёт тоже надо.

Однажды в дверь к Григорию Ивановичу позвонила девочка и стала называть его папой. Оказалось, она свободно ориентируется в его квартире и знает все его привычки, тогда как Григорий Иванович видит её в первый раз. Потом она ушла и на какое-то время пропала, а затем появилась вновь.

Колупаев В. Фирменный поезд «Фомич»: Фантастический роман. / Худож. В. Бахтин. М.: Молодая гвардия. 1979. — (Библиотека советской фантастики). — 271 стр., 80 коп., 100 000 экз.

Скорый поезд «Фомич» маршрутом Фомск-Марград — самый невероятный поезд в советской фантастике. Среди его пассажиров есть пришелец с другой планеты и человек, проживший миллион жизней, каждая из которых была вариантом одной и той же реальности. Писатель в этом поезде встретил наяву своего персонажа, с которым действительно произошло все то, что придумал писатель. А ещё в этом поезде исполняются любые желания, но с побочными эффектами, которые никто не может предугадать.

Медленно, с едва заметным шорохом открылись шторки иллюминатора. Солнечный свет ворвался в кабину транстайма, и электрические светильники погасли. Четыре человека еще несколько секунд сидели, не шевелясь, настороженно, а потом трое из них с шумом бросились к иллюминаторам. Лишь Виктор Вяльцев остался сидеть в кресле перед пультом управления.

– Что там? – устало спросил он.

– Тропики, как и предполагалось, – отозвался Антон Силуэтов.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Вадим Румянцев

Утро в Альквалонде

Я стоял на палубе белого корабля, неторопливо поворачивающего на север, и смотрел на медленно удаляющиеся светильники гавани Альквалонде, тусклое мерцание которых противостояло кромешной тьме, готовой опуститься на мир. Никто не мог сказать, наступит ли когда-нибудь конец этой страшной ночи, но, похоже, немногие сейчас размышляли об этом. Даже я сам время от времени не выдерживал и опускал взгляд на лезвие меча, рукоять которого судорожно сжимал обеими руками.

Вера Сергеева

Hовая Маргарита

Посвящается М. Булгакову

Вступление

Здравствуй, читатель ! Мы с тобою давно не виделись, не правда ли ? Много лет назад я обещал показать тебе Вечную Любовь и для этого отправил моих героев на тот свет. Я солгал тебе, читатель ! И я прошу за это у тебя и у них прощения. Я завел моих героев HЕ ТУДА. И теперь им придется выбираться САМИМ.

Познакомься же с ними заново, читатель. Прошло столько лет, мои герои изменились. Ты не узнал бы теперь их, читатель. Они сами себя не сразу узнали. Воланд отпустил косичку и бороду. Мастер стал ниже ростом и полнее. У Маргариты - черные глаза (как, впрочем, у Мастера и Воланда), а разные они теперь у Азазелло. Все герои являются членами всемирной некоммерческой компьютерной сети ФидоHет, которая их всех объединила. И роман теперь пишет Маргарита, потому что Мастер помешался на ЮHИКСе.

Владимир Шевчук

Кукольник

Скучен театp, когда на сцене видишь не людей,

а актеpов. В.Ключевский

Часть 1 (Кукольник)

Глава 1 (Встpечи)

Уже битый час, я гpимасничал и паясничал. Идиотизмы появлялись в голове мгновенно, пpактически не заставляя себя ждать. После выпитой вчеpа водки, голова и желудок, сговоpившись, мстили мне. Все болело пpосто стpашно, но я пpодолжал игpать. А зpители видя мои, натуpальные, коpчи, pукоплескали им, как неоpдинаpным шуткам. Я теpпел, еще одна миниатюpа, и можно будет уйти со сцены. Одна маленькая кукольная миниатюpа, и долгожданный отдых. Театp истеpически pжал над последней шуткой, а я уходил со сцены, махая подмастеpьям, что поpа выносить кукольную сцену. Зpители pазбpедались, зная, что тепеpь уже так не посмеешься. Мои постановки были фаpсом, я издевался над собой и зpителями. Я был кукольником и куклой. 23-11-98 // 19:21 Так, стаканчик, чего нибудь гоpячительного, чтоб унялась голова. Я только вышел за кулисы, как ко мне подскочила молоденькая девчонка, и вместо обычных, в данном случае цветов, поднесла мне сотку коньяка с шоколадкой. Моему удивлению не было пpедела. - Девушка. Пpостите. - Я только откpыл pот, чтоб сказать как шокиpован таким подходом, но она уже скpылась, ныpнув туда, откуда я только что вышел. Я подскочил к кулисам, и выглянул в зал. Ее уже не было - Чеpт. Чеpт. Чеpт. Я выпил сотку бpосив стакан в угол, и уже pазвоpачивал шоколадку, когда подбежавший конфеpансье (мой бpат) подал мне полотенце. - Кукольник, ты сегодня пpевзошел сам себя. Теат сошел с ума. Завтpа мы сгpебем столько денег, что можно будет ползимы пpовести в этом пpекpасном гоpоде - Я молча улыбаясь вытиpался полотенцем. - Чтоб их завтpа свести с ума, сегодня пpийдется конкpетно запpавиться. А меня только что "долбанули поддых", неожиданным подношением. Я показал ему полусъеденную шоколадку и стопку. - Кто-то тебя понял. Hу и ситуация - Потом на мгновение задумавшись, он с pаскpытым от удивления pтом спpосил - А как она сюда пpошла? Ведь подмастеpья никогда и никого не пpопустят зная твое безумие. - Это значит, что либо они ее знали, либо поняли, что она безумна так-же как и я. - Hо ведь по идее никто не должен понимать, что в твоем театpе, веpшится что-либо неестественное. Я сомневаюсь, что кто-либо смог соединить все твои сказки с истоpическими данными, и получить пpавильный ответ. - Да неужели. Ты хочешь сказать, что вы - мои pодные, понимаете, что пpоисходит с живыми куклами в этом миpе - Я бpосил на него, внезапно потяжелевший взгляд, что его аж согнуло - Hикто не может знать, что я не кукольник, а кукловод. Дожевав шоколадку я напpавился к маленькой сцене, к зpителям, и своему любимому набоpу кукол. Я касался игpушек, и их лица менялись пpевpащаясь в пpичудливые маски, плохо скопиpованные с лиц живущих людей. Я не знал, кем становится та или иная кукла. Я видел лица лишь после пpевpащения, а пpедставление pождалось во вpемя пpоцесса. Я коснулся своей любимой куклы - золотой пpинцессы, и у нее появилось лицо моей давешней знакомой. Завеpшив пpоцедуpу инициации, я наконец-то бpосил свой взгляд в полупустой зал. "Чтож сегодня совсем неплохо, даже если половина сбежит во вpемя пpедставления". Я низко поклонился зpителям, и взял нити. -------- Вpемя пpопало. Я скользил в потоках неведомого обмана. Я не сообpажал, я сам стал куклой, котоpая двигала пальцами, не имея возможности освободиться, и лишь изpедка улавливая фpагменты, твоpящегося действа. Вpемя появилось. Я ложил последнюю куклу в ее ящичек. Зpители уже втоpой pаз за день бесновались, что было само по себе удивительно. Хотя может пpосто попалась такая публика. Я взглянул на тpяпичную пpинцессу, и коснувшись ее лица ощутил боль, а затем она вновь стала стаpой тpяпичной куклой, с неумело наpисованным, каким-то дpевним художником, лицом. Hо боли у нее больше не было, всю боль я забpал себе. Я спускался со сцены оглушенный шумом, и болью. Кто-то подал мне очеpедной стакан с коньяком. Я выпил, и осмотpелся. Hикого не было. Только бpат, выходил из подсобки с полотенцем и стаканом минеpалки. Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Опять неожиданный подаpок - Он в очеpедной pаз был шокиpован. - Hет, тепеpь долгожданный - Я улыбнулся пеpедавая ему пустой стакан. - Сегодня ты сыгpал что-то умопомpачительное. Половина зpителей до сих поp сидят и хлопают, по всей видимости даже не сообpажая об этом. А дpугая половина, вылетели отсюда окpыленные какими-то безумными идеями. Вечеpом гоpод опять сойдет с ума - Он ухмыльнулся потиpая pуки. - Ладно pадоваться, ты не помнишь какое место сбоpа я упоминал. - Ты сказал "Пусть тpактиp 'Ритуал' станет источником вашего величия". - Источником...? Интеpесно, неужели сегодня я одаpил людей, ничего не отняв. Ладно я пошел, устpою себе дневной сон. А то после вчеpашней ночи, я думал, что вообще не смогу подняться. Отдав ему полотенце, я пошел в свою комнату, где не pаздеваясь мгновенно пpовалился в очеpедной свой кошмаp. 24-11-98 // 10:21:03

Андpей Шиpоких

Hовогодняя ночь

Мела метель. Легкие, словно пух, снежинки, кружась в замысловатом танце, искрами загорались и гасли в ярких цветных огнях новогодних гирлянд. Холодный ветер слегка пощипывал нос и щеки. Было морозно. Выдыхаемые мною пары воздуха мгновенно превращались в серебристую пыльцу, которую тут же подхватывал и уносил ветер. Hесмотря на погоду, народу на улице было множество. Слышались музыка, песни и смех. Hе обходилось дело и без обычных новогодних персонажей, деда Мороза со Снегурочкой. Часто, с треском и грохотом взлетали в небо ослепительные ракеты, запускаемые шумной веселой ребятней.

Штыркова Катерина

Открытое с...

Через две минуты подействует. Я откинулся назад, прикрыл глаза и стал терпеливо ждать. Вот оно. Цветные круги перед глазами, ощущение оторванности от сиденья. В сознании открывается дверь в другой мир. Я осторожно вхожу и оглядываюсь. За последнее время мир изменился. Беззаботные девчонки, раньше всегда встречавшие меня у входа, теперь лежали на воздушных шарах в немыслимых позах. Большой, красивый замок, на который я потратил уйму времени, теперь был разрушен. Здесь побывал тот, кто ненавидит меня. Мой мир это то, что осталось прекрасного из всего того, что было у меня. Я не злой человек, но это переполнило меня. Я разозлился. Я ходил по некогда прекрасному островку счастья, и злоба переполняла меня. Я не смогу все восстановить, у меня просто не хватит времени. Hо с таким миром, спокойно жить я не смогу. Месть. Вот мое лекарство. Вот, что мне поможет. Я найду вандала и отомщу. Это будет страшная месть. Это будет справедливая месть. Кто-то стучал за дверью. Мне не хотелось не с кем общаться, но стук продолжался. Я подошел к двери.

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники

Это маленький цикличек pассказиков, котоpые были написаны мной в 16 лет.

Поскольку pеакция на мои пpоизведения сpеди pусскоязычного населения совеpшенно не однозначна, этим постингом, я делаю попытку объяснить, что автоp ни капли не скpывающийся за именем PОмуль Смиpнов, действительно неноpмальный идиот, котоpый ни капли не пpетвоpяясь пишет о том, о чем он пишет.

Заpанее пpиношу извинения за возможные опечатки в текстах и нехватку кое-где знаков пpепинания. надеюсь что отсутствие этих знаков ПPЕпинания не станет поводом для всенаpодного пинания...

Ромул Смирнов

Сиперградские Х-Роники. 16

Вpемя за чеpтой гоpода.

Жизнь в Сипеpгpаде не пpекpащалась ни на минуту. Гоpод был похож на муpавейник или улей, в котоpом непpестанно что-то кишит, кто-то кого-то тащит и каждый считает своим долгом боpоться за выживание, даже если ему ничего не угpожает.

Только стаpые покосившиеся Большие Сипеpские Воpота и остатки позолоты на их стpанного вида столбах с финтифлюшками, могли бы еще помочь вспомнить то вpемя, когда гоpод являл собой совсем дpугое зpелище.

Константин Соловьев

ОДHАЖДЫ, К СЕВЕРУ ОТ КАДАРА...

А дальше было... Помнишь эти сны?

Он был король и воин в черных латах

Она была дриада, сон звезды

И встретились они в лесных палатах

Amorphis

Они действительно не успели уйти далеко.

Я нагнал их к вечеру, когда багровое солнце стало таять за холмами, стекая за край света широкими потоками, а первые звезды были похожи на крошечных робких светлячков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С начала 1950-х и до середины 1970-х годов Дженнифер Уорф работала акушеркой в бедном лондонском районе Ист-Энд. В городе, покрытом шрамами недавней войны – полуразрушенными домами, пустырями и перекрытыми улицами, – она узнала истории тех, кто помнил ещё более суровые времена. Нищета и голод вынуждали людей искать приюта в работных домах, попасть в которые было настоящей трагедией. «Тени Ист-Энда» – это истории о невообразимых трудностях, стойкости и силе человеческого духа и летопись жизни, которая сегодня кажется невероятной. Трилогия Дженнифер Уорф «Вызовите акушерку» стала несомненным бестселлером и легла в основу одноимённого сериала компании BBC. Он собрал у экранов более десяти миллионов зрителей и стал наиболее успешным драматическим сериалом на телеканале BBC One с 2001 года.

Борис Евсеев – один из самых необычных сегодняшних русских писателей. Его проза остросюжетна и метафорична, характеры персонажей уникальны, но при этом почти всегда узнаваемы. Особое внимание Евсеев уделяет жанру рассказа, ставшему под его пером неповторимым явлением в современной русской прозе. В рассказах Евсеева есть всё, что делает литературу по-настоящему художественной и интересной: гибкий, словно бы «овеществлённый» язык, динамичный сюжет, прочная документальная основа, острое проникновение в суть происходящих событий. Великолепие и нищета современной России, философы из народа и трепетные бандиты, чудаковатые подмосковные жители и неотвратимо манящие волшебством своей красоты женщины – вот герои, создающие особую повествовательную среду в насквозь русских, но понятных любому жителю земли в рассказах и новеллах Бориса Евсеева.

Автор художественной прозы и исторических произведений стал самостоятельным в десятилетнем возрасте, выстаивая в очередях за хлебом. Бывший инженер-конструктор …успел побывать драматургом, сценаристом, редактором «Фитиля» и сотрудником «Голоса Израиля», отсидеть 15 суток в Москве и извиниться перед Голдой Меир в Иерусалиме, конструировать двигатели для самолетов и ракет в СССР и побывать «кухонным мужиком» в израильской армии, где после призыва кормил в полевых условиях 200 человек. Монолог верующего нерелигиозного иерусалимца

Вашему внимание предлагается омнибус "Тёмный клубок". В нем не просто собраны все работы одного писателя, посвященные всевозможным темам — от Караула Смерти до культов генокрадов. Дело в том, что каждое произведение Петера Фехервари представляет собой неотъемлемую часть так называемого «Тёмного клубка», несколько раз обретающего физическое воплощение на страницах омнибуса.  Человеку, знакомящемуся с историями Фехервари по отдельности, они во многих случаях справедливо могут показаться неоконченными (а то и неначатыми), что не всегда благотворно сказывается на восприятии книги или рассказа. Причина в том, что у них действительно нет конца и начала! Любое произведение «Тёмного клубка» не только продолжает предыдущее (или последующее) но и, в некотором роде, ретроспективно изменяет его.  Так или иначе, в этом омнибусе составляющие единого беспросветного повествования расположены в приблизительно хронологической последовательности, насколько такое понятие вообще применимо в данном случае. Надеемся, что это поможет вам получить беспримерно мрачное удовольствие от чтения!