К вопросу о заре космической эры

Очевидно, мало кто в наш космический век задумывается над тем фактом, что в линкосе, да и во многих древних мертвых языках Ближнего Ареала (в т. ч. и Земли) для обозначения профессии скромных тружеников космоса существуют два весьма созвучных синонима — «космонавт» и «астронавт». Между тем это чрезвычайно интересный вопрос, позволяющий пролить свет на некоторые исторические подробности так называемого темного средневековья.

В последние 6 лет (общегалактическое летоисчисление) группа исследователей нашего института произвела тщательное изучение 5, 6 и 7 слоев памяти Общегалактический Информационной Системы, особенно ранних кристаллизований 7-ого слоя (изучение более глубоких слоев чрезвычайно затруднено в связи с более поздними напластованиями культурного слоя порядка 103 мкм) и произведя системный анализ с помощью самых совершенных на данную наносекунду компьютеров, установила несколько весьма любопытных фактов.

Другие книги автора Индра Незатейкина

Nc — l… ну, пусть будет 1111. Эксплойт к бою. Какой у нас там айпишник?.. Так. Ну, ну?! Томительные секунды напряженного ожидания… Сработало? Что — правда, сработало?! Быть не может! Хотя — после непропатченной винды и девственно чистого 5-ого IISа — почему не может быть? Разве я не этого ждал?.. Именно этого, причем почти что всю свою сознательную жизнь. Эксплойт сработал — вот он мне, реверс-шелл на 1111-ом порту их веб-сервера! Я радостно вскинул руки и издал восторженный вопль — хорошо, что в серверной я сижу один, и никому не придется объяснять, чему я так радуюсь.

Лето ненормально затянулось. Заканчивалась вторая неделя сентября, а лес за железнодорожной линией еще и не думал желтеть и опадать. И хоть ночи стали длиннее и прохладнее, днем солнце продолжало светить по-летнему ярко. Давно созрели мелкие яблочки-крымки и грушки-дички на участках окрестных дачников, полыхала рябина, цвели астры и гладиолусы, а буйная трава на пустырях возле новостроек высохла и пропылилась, как на юге. То, что на дворе все-таки осень, угадывалось по холодным росам и туманам, особенно гулкому эху электричек ранним утром и хрустально-прозрачному воздуху днём, горьковатому запаху бархатцев и исчезновению комаров, сильно досаждавших еще месяц назад.

В пятницу вечером, уходя с работы, Максим заглянул к вечно занятому начальнику.

— Сергей Владимирович, вы помните, что я с понедельника на неделю в отпуске?

Начальник устало посмотрел на Максима без всякого проблеска узнавания в глазах. Покрутил в пальцах карандаш, отбросил в сторону, стянул с головы гарнитуру.

— В отпуске, говоришь? А дела все передал?

— Конечно.

— А криптосистему в строй вводить?

— Без меня справятся.

Утром Джедай снова вернулся на песчаную косу на берегу реки. Белый песчаный берег переходил здесь в поросшую вереском лесную прогалину, вокруг теснились молодые ровные сосны, выросшие за последние тридцать лет.

Утро выдалось таким же ненастно-промозглым, как и вчерашний вечер. Дождь нудно барабанил по слежавшейся ржавой листве в ольховом подлеске, холодный ветер нещадно мотал верхушки сосен. Темную речную воду покрывала зябкая рябь, сырой прибрежный песок был испещрен оспинами от дождевых капель.

— Постарайтесь вспомнить все, как можно подробнее, — тихо, но внятно, с расстановкой произнес ассистент. — Имена. Лица. Голоса. Названия мест. Точное время. Детали окружающей обстановки. Погоду. Освещение. Звуки, запахи. Ваши ощущения, переживания, настроение. Любые незначительные мелочи могут оказаться очень важными. Договорились?

Я кивнула. Конечно, я боялась этой процедуры. Но держать всё в себе, особенно в последние годы, стало совершенно невыносимо…

Вообще-то, я люблю дождь по утрам, особенно в будние дни. Он напоминает мне МБТшное детство, когда дождь с утра означал, что сегодня ты избавлен от непередаваемого удовольствия, доставляемого прополкой осточертевшей капусты по колено в грязи. Это значило, что тебя сегодня не запихнут в дребезжащий раздолбанный автобус и не потащат на поля родимого совхоза. Ты должен всего лишь добраться к положенному времени к месту сбора, помокнуть там полчасика, пока мастера совещаются, работать сегодня или нет, расписаться в журнале КТУ под «дождевой» единичкой и с чистой совестью возвращаться домой. Сегодня тоже было дождливое утро, и мне тоже не надо было на работу. Но сейчас это меня совсем не радовало.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

– Ну, что скажешь, Флудий, как тебе эти существа? – буднично спросила крупная шарообразная особь неопределённого пола у ловко вкатившегося в центр управления межгалактического корабля подобного себе организма заметно меньшей величины.

– Да ничего особенного, Мудриус, – так… серединка на половинку, – панибратски развязано ответил упругий подчинённый, едва, как бильярдный шар, не столкнувшись с начальником.

– Послушай, ты когда-нибудь научишься докладывать по форме?! – раздраженно раздулся старший. – Твои бессмысленные неопределенности мне уже поперёк сферы! Ну, сколько можно!? Всякий раз, одно, и тоже: опять прикажешь тебя форматировать?! Клянусь, Святой Бесконечностью – я снова решусь: хотя ты мне с некоторых пор и друг.

Думал ли репортер одной чешской газеты, собирая материалы о скучной работе истребителей крыс, что натолкнется в городской канализации, на странное существо, похожее на гнома из диснеевского мультфильма…

Необычное я почувствовал тотчас же, как только перестало гудеть реле в закрывшемся за мной лифте. Я как раз успел подойти к дверям и, обхлопав себя со всех сторон, обнаружить ключ в заднем кармане брюк, когда настала тишина. Тут-то я и почувствовал: что-то случилось.

Дело в том, что обычно, едва замолкало реле, за дверью начинал лаять Тэр. А тут полная тишь. Может, не услыхал моих шагов?

Я с нарочитым шумом вытер ботинки о резиновый коврик. Никакого результата.

Вернувшись из XXVII века и послав И. Тихого к Розенбайсеру занять освобожденный мною пост в ТЕОГИПГИПе (впрочем, с величайшею неохотой, после целой недели беготни и скандалов в небольшой петле времени), я задумался о том, как быть дальше.

Чем-чем, а исправлением истории я был уже сыт по горло. Между тем вовсе не исключалось, что этот Тихий снова завалит Проект и Розенбайсер пошлет его за мною еще раз. Поэтому я решил не ждать сложа руки, а махнуть в Галактику, и притом подальше. Отправлялся я в величайшей спешке, из опасения, что МОИРА сорвет мои планы; но там, как видно, после моего отъезда начался полнейший кавардак, потому что никто мною особенно не интересовался. Понятно, мне не хотелось давать стрекача куда попало, так что я захватил с собою множество самых свежих путеводителей и годовую подшивку «Галактического Альманаха», которая успела нарасти за время моего отсутствия. Отлетев от Солнца не меньше чем на пару парсеков, я со спокойной душой принялся листать эту литературу.

Рисунок Е. Стерлиговой

Робот К-95 избегал людей, Нет, он их не боялся и не робел В их присутствии, просто не имел желания встречаться с ними, Таким уж его создали на планете с труднопереводимым названием.

Прибыв на Землю и поселившись в отрогах швейцарских Альп, дядя Вилли — так в нашем мире назвал себя робот — зажил уединенной жизнью. Гости к нему не ходили. Если же в кои-то веки одуревший от скуки и одиночества сосед все-таки добирался до его дома, то встречал, мягко говоря, недружелюбный прием. К-95 цедил слова с такими паузами, что даже привыкшему к молчаливости жителю гор становилось не по себе. Прибавьте к этому, что спиртного дядя Вилли в рот не брал и никогда не потчевал им гостей, для разговора о девочках из долины был слишком стар, не отличал шестерки бубей от туза пик — и вам станет ясно: жизнь его

Бон-Киун бросил взгляд на часы и покачал головой. Что-то случилось, подумал он. Слишком мало в нашей работе простых случайностей, слишком близко у края мы ходим. Ролли должен был появиться еще в гостинице, он передал, что вылетит утром, и вот его нет, а до начала заседания осталось всего двадцать минут.

Спокойно… Не надо паниковать. Нервишки, конечно, разгулялись за эти годы, но ничего, мы еще крепенькие. Спокойненькие мы еще. Умненькие. Мало ли что могло произойти? Начальство задержало или поклонники. У него в последнее время что-то особенно много поклонников. Настырные, как раковыдры, и ведь не соображают ни черта, а за автограф готовы отца родного… Ну вот, опять волнуюсь, это никуда не годится.

Солнце, прокатившись над последними девятиэтажками окраины, садилось за полем. Кузнечики пронзительным стрекотанием заглушали шум видневшейся за деревьями магистрали. Первый порыв прохладного вечернего ветра волной пробежал по высоким травам.

Я возвращался домой полевой дорогой мимо рощиц, постепенно приближаясь к первым дозорным башням жилмассива. Отсюда уже были видны снующие автомобили, толкающиеся на остановке автобусы, медленно ползущий трамвай и мошкариные тучки людей. Казалось, все это было не только далеким, но и каким-то несерьезным, игрушечным, настоящее же было здесь, среди деревьев и в траве.

Приключения Мяуна продолжаются. Это только в сказках дело заканчивается свадьбой, а у Мяуна после замужества хозяйки жизнь только начинается! Дел множество – надо устраивать себе и окружающим комфортную и нескучную жизнь, кому-то мешать, кому-то помогать, не забывая про себя любимого. Ведь говорящий кот – явление редкое, в быту прихотливое, но в хозяйстве незаменимое! Он способен лишить вас покоя, покончить со скукой и напрочь удалить хандру, используя для этого все доступные ему подлапные средства, начиная с родственников и знакомых и заканчивая собаками, воронами, козлами и крысами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тандадрика — загадочная планета игрушек, родина игр. Но шанс найти эту планету будет дан лишь тем, кому нечего терять на Земле, — сломанным и выброшенным игрушкам. Полёт на Тандадрику окажется опасным и полным приключений. Но главное, он станет настоящим испытанием для каждого путешественника — на порядочность, верность, дружбу, честность и искренность. Смогут ли непоседливый заяц Кадрилис, смешливый щенок Кутас, гордая кукла Эйнора, неповоротливый пингвин Твинас, жадная лягушка Лягария и таинственный пилот космического корабля Менес найти место, где исполнятся их мечты и они почувствуют себя счастливыми?

В брошюре описывается несколько образцов простых детекторных приемников. Конструкция их не сложна, построить их легко. На таких приемниках можно уверенно принимать несколько станций и, таким образом, иметь даже некоторый выбор программ.

Неунывающий Шопоголик возвращается, чтобы совершить головокружительное путешествие в Лас-Вегас.

У Бекки Брендон проблемы. Нет, они были всегда, но как-то быстро решались, в основном покупкой новых туфелек и красивой шляпки. Теперь все серьезно: ее отец пропал, оставив лишь странную записку, в которой обещал «кое-что уладить». Но, видно, так ничего и не уладил, раз все еще не вернулся!

Бекки собирает друзей и отправляется в Лас-Вегас. Ей предстоит не просто найти отца и разгадать секрет, заставивший того надолго исчезнуть, но и провернуть аферу, достойную «Одиннадцати друзей Оушена».

Огни будут сверкать, шампанское литься, а Бекки – играть в казино. И она, можно не сомневаться, сделает все, чтобы вернуться домой победителем.

«Медовый месяц в Париже» – это предыстория событий, которые разворачиваются в романе Мойес «Девушка, которую ты покинул». Лив и Софи разделяют почти сто лет, но они обе стоят на пороге семейной жизни, обе надеются на счастливый медовый месяц с любимым мужчиной…

Впервые на русском языке!