К примеру, Гопсофикс

Яцек ШИПУЛЬСКИЙ

К примеру, Гопсофикс

Перевела с польского К. СТАРОСЕЛЬСКАЯ

Еще когда мы с Реем Змуреком учились в школе, с его именем связывались удивительные и невероятные истории. В том, что рассказывал Рей, было девяносто процентов чистого вранья, процентов девять - авторских прикрас и только один: процент мог сойти за правду.

Так случилось, что после окончания школы мы с Реем поступили в один институт, а судьба в лице коменданта общежития поместила нас в одну, сравнительно небольшую, комнату. На следующий год к нам еще подселили парня с подготовительных курсов. Он жадно впитывал каждое слово Рея, я же на cтeнку лез от злости, потому что рассказы Змурека во всех вариантах знал наизусть.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Во время проведения подготовительных работ по строительству дома рабочие откопали на холме запаянный латунный ящик. Увидев содержимое ящика, владелец участка вспомнил, как когда-то в детстве в двери отцовского дома постучал обычный бродяга...

Чтобы срубить это Дерево, Стронгу потребуется несколько суток; чтобы понять потом, что он натворил — несколько часов...

Окно настежь.

Звезды кутаются в покрывало тьмы. Над стеной леса догорает заря.

Перестук колес уходящих в ночь поездов отголоском жизни катится по всему миру, из конца в конец, мимо меня, осколками эха рассыпается в бесконечности бытия…

И наступает тишина.

Ночь. Пока еще просто ночь.

Скрипы деревьев старческими голосами пронзают сумрак. Из-под полога переплетенных ветвей доносится тихое перешептывание — кто-то вышел на охоту. Я не знаю кто именно и от этого становится страшно.

Запах дождя. Мерцание звезд во мраке ночи.

Рев прибоя за грядою гранитных скал.

Вымерший поселок на берегу обширной бухты, редкие огоньки в провалах окон.

Низкий серо-зеленый парапет и цепочка костров в рыжеватом тумане по другую сторону.

Низкие каменные домики Поселка, в беспорядке разбросанные по всему берегу, кажутся окаменевшими шатрами Становища, Огни костров у серо-зеленого парапета напоминают свет в окнах домов.

В застывшем воздухе — дымы пожарищ. Бреду по раскисшей дороге. Здесь до меня прошли мириады ног. И после будут идти — литься нескончаемым потоком… Рядом жадно чавкает грязь. — тоже кто-то идет. И кажется не один. Если так, то мне остается только позавидовать счастливому попутчику. Ибо неизбывное одиночество сжигает мою душу и нет сил противостоять этому пламени.

Ненависть повисла над дорогой, обнажая гнилые, побуревшие от крови клыки. Безысходность… Я не могу идти дальше, я обессилел. Но… все-таки иду. Ибо в движении — жизнь. Остановишься, попытаешься оглянуться — растопчут. Не стой на пути…

Страх и боль застыли над тем перелеском. Но они, те, кто укрылся сейчас там, они остаются на месте, ничем не выдавая себя. Или они ждали нас, или что-то помешало их атаке. Что? Не знаю. И не хочу знать. Они остаются на месте и я тоже делаю вид, что не замечаю их.

Нет, им ничего не помешало. И никто. Они просто не могли сдвинуться с места. Потому что они мертвы… Перелесок остается позади, теряется в тумане, в завесе снега… На горизонте — обгорелая стена леса. И нетронутый снег под ногами. Под лапами…

Случайный попутчик остался на снегу за спиной. Словно бы прилег отдохнуть. Да так и не сумел подняться. Из распахнутой пасти выплеснулась струйка крови. И застыла… Он тоже не выдержал. Сколько ж их еще, таких, уже осталось позади? И сколько еще останется. Много, очень много. Друзья, товарищи, попутчики — все там. И нет в том моей вины…

Муж, жена, ее любовник, их дети и все люди Земли ждут конца света. Каждый ждет по-своему.

Извечный вопрос: может ли машина мыслить? Если может, то какими будут мысли, например, медицинского терапевтического автомата? О чем будет думать механизм, лишенный привычных нам способов восприятия информации, но обладающий памятью и знаниями? Можно ли машину назвать личностью?

Чарльз Фостер — экзотерический писатель, творчество которого хорошо раскупается небольшой, но надёжной группой читателей, интересующихся спиритуализмом, всякими нематериальными явлениями, Атлантидой, летающими тарелками и Новой Эрой в технологии. Пишет он только о том, что достаточно хорошо изучил, в чём участвовал лично. Темой его очередной книги является четвёртое измерение — время, и с помощью устройства, основанного на принципе гиперкуба, он намерен пройти по этой мистической тропе...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ф. Я. ШИПУНОВ

ИСТИНА ВЕЛИКОЙ РОССИИ

Книга создана на основе подлинных как отечественных, так и зарубежных исторических материалов, а также рассказов россиян - непосредственных участников трагических событий за последние 75 лет. В ней рассказано о том, как Великая Россия после "красного октября" была вероломно захвачена и пленена ее ненавистниками, на десятилетия погружена в кровавый туман, потеряв в избиении большую часть основной нации - русской, избрана для небывалого в истории геноцида. Как изменилась за эти годы Российская государственность, ее управление и политика, какова судьба русской нации, куда нынче идем и как дальше жить? - на все эти вопросы отвечает книга.

Светлана Шипунова

Маленькие семейные истории

Светлана Шипунова окончила факультет журналистики МГУ и Академию Общественных наук. Журналист, политолог. В 80-е годы была главным редактором краевых газет в Краснодаре. Автор книг "Дураки и умники. Газетный роман" (М., 1998), "Дыра. Ироническая повесть" (М., 1999). Живет в Краснодаре.

В "Знамени" печатается впервые. Публикуемые тексты входят в состав романа в новеллах, готовящегося к изданию книгой.

Вильма ШИРАС

ДЕТИ АТОМА

1. В УКРЫТИИ

Питер Уэллес, психиатр, задумчиво разглядывал паренька. Почему учительница Тимоти Пола прислала его на обследование?

- Сама я не знаю, действительно ли с Тимом что-то не так, - говорила мисс Пейдж доктору Уэллесу. - Он кажется совершенно нормальным. Обычно он довольно тихий, отвечает только тогда, когда его спрашивают в классе или что-то в этом роде. Он достаточно хорошо ладит с другими ребятами и кажется довольно общедоступным, хотя близких друзей у него нет. Отметки у него хорошие: за все свои задания он честно получает В1 [A, B, C, D, E оценки по пятибалльной системе, принятые в большинстве американских школ и колледжей: A - отлично, B - хорошо, выше среднего уровня, C посредственно, D - удовлетворительно, но ниже среднего уровня, E (или F) неудовлетворительно]. Но когда вы работаете учителем столько, сколько я, Питер, у вас есть определенное ощущение относительно отдельных учеников. Существует какое-то напряжение в нем, иногда это выражение его лица, и он очень рассеянный.

Баян ШИРЯHОВ

HИЗШИЙ ПИЛОТАЖ

Роман в новеллах о наркоманах, для них самих и

всех прочих желающих.

ГЛЮКИЕ ВРАЧИ.

Когда пишешь терку, главное не то, что выписываешь, а фамилия больного. Впрочем, попадаются некоторые грамотеи, которым лень заглянуть в толстого Машука. Вот они и пишут "Sol. Ehpedrini", стремая тем самым и себя и драги.

Да, чтобы получить этот самый Эх! Педрин!, надо постараться. Hапишешь "больной Иванов", и сразу понятно, что это поддельная терка. И фамилия Хуеглотопер тоже не по-хорошему бросается в глаза, заставляя дибить обладателя этой фамилии, или его родственника, ибо сам Хуеглотопер не соизволил прийти за своим лекарством.