К истории обряда святого огня, совершаемого в Великую Субботу в Иерусалиме

К истории обряда святого огня, совершаемого в Великую Субботу в Иерусалиме

Успенский Н.Д. К истории обряда святого огня, совершаемого в Великую Субботу в Иерусалиме

Актовая речь, произнесенная 9 октября 1949г.

 

Ваше Высокопреосвященство, Ваше Преосвященство, глубокоуважаемые коллеги и дорогие гости!

Совет Ленинградской Духовной Академии, в соответствии с существующей в русских Духовных Академиях многолетней традицией отмечать годичный акт докладом научно-богословского значения, в заседании своем 31 августа с.г. поручил мне сделать таковой доклад в настоящем торжественном собрании. Исполняя волю Совета Академии, имею честь доложить Высокому Ученому Собранию реферат на тему «К истории обряда святого огня, совершаемого в великую субботу в Иерусалиме».

Популярные книги в жанре Религия

Николай Галанов

ХРИСТИАНСТВО

ПРЕДИСЛОВИЕ

Рассматривая Скинию Собрания как Храм духовного Пути человечества: Храм Изгнания и Возвращения в Эдем, мы видим, что, волею Господа, смерть Надава и Авиуда открыла язычникам завесу двора, открыла им путь духовного учения, которое позже стало называться Иудаизмом. Главная задача, которую Господь поставил в это время в духовной области, состояла в подавлении животной основы человека как основного источника греха, а в человеческих отношениях - утверждение справедливости и добра. Господь дал людям Учение (Тору), представленное в деяниях и путях людей, а также заповеди, законы и постановления. Это Учение оказалось семенем, которое, в свое время, должно было дать новые побеги и дало их.

Николай Галанов

ПЕРВОЕВАНГЕЛИЕ

НОВОЕ

ОТКРОВЕНИЕ

ПЯТИКНИЖИЕ МОИСЕЯ

ИЗГНАНИЕ

И

ВОЗВРАЩЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

БЫТИЕ. Введение

Путь Изгнания

План Возвращения

ИСХОД

Начало Возвращения

Казни Египетские

Скиния

ЛЕВИТ

ЧИСЛА

Корей

Валаам

ВТОРОЗАКОНИЕ

Приложение

Послесловие

Я говорю вам о том, что случится, но вы не понимаете меня, для вас мои слова, словно слова в запечатанной книге.

Хаpт А.

СОЗНАНИЕ КРИШНЫ И ХРИСТИАНСТВО

Преподобный Альвин Ван Пелт Харт - известный христианский теолог. В 1949 году, получив степень магистра богословия в нью-йоркской общетеологической семинарии, он стал священником епископальной церкви. В середине 1950-х годов его попросили написать главу "Религия и инвалиды" для книги "Инвалиды и их реабилитация"(The Handicapped and Their Rehabilitation - St. Thomas Pub., 1957). На сегодняшний день эта работа считается важным вкладом в данной области. С 1953 по 1966 год преподобный Харт служил в качестве капеллана, а также инспектора пасторского образования в больнице Беллеву. С 1966 года и до настоящего времени преподобный Харт служит в той же должности в больнице Св. Луки - Рузвельта.

Данная работа предлагает читателю познакомиться с особенностями христианского Таинства Брака, как в его духовно-нравственном смысле, так и в практических целях и задачах. Подробный разбор всех основных этапов браковенчания поможет тем, кто готовится освятить молитвой и Божиим благословением свой брачный союз.

Хорхе Марио Бергольо родился в Буэнос-Айресе в 1936 г. В 1969 г. был рукоположен в сан священника, в 1992 г. посвящен во епископы. С 1998 г. – архиепископ Буэнос-Айресский, с 2001 г. – кардинал. 13 марта 2013 г. становится первым Папой из Нового Света, приняв имя Франциск.

Авраам Скорка родился в Буэнос-Айресе в 1950 г. В 1979 г. защитил докторскую диссертацию по химии, раввин, ректор Латиноамериканской раввинской семинарии, почетный профессор университета Саламанки.

Книга «О небесном и о земном», впервые вышедшая в Буэнос-Айресе в 2012 г., составлена из диалогов будущего Папы и раввина, которые они вели много лет, обсуждая актуальные богословские и мирские проблемы.

Чем примечательна личность И. К. Блюмгарда? Почему он оказал столь сильное влияние на молодого Цюнделя, студента технической школы в Штутгарте, что он переменил род своих занятий и обратился к теологии?

Собственный религиозный опыт Блюмгарда привел его к глубокому пониманию мира Библии и событий вокруг Иисуса Христа. До Цюнделя доходили сведения о происходившем в общине Блюмгарда, и это побудило его еще с вечера отправляться пешком в Мёттлинген, чтобы присутствовать на его воскресных проповедях. Будучи свидетелем небывалого движения пробуждения 1840-х годов, Цюндель становится лучшим учеником Блюмгарда и пребывает со своим учителем до конца его жизни. Постоянно находясь в дружеском доверительном общении, они исследовали общие религиозные переживания, приходя к все более глубокому экзистенциальному пониманию жизни Иисуса и апостольского времени. Цюндель, взявший за основу древнегреческий текст Библии в его изложении экзегетом Юлиусом К. фон Гофманом, предлагает нам свое толкование Евангелий в свете исключительного духовного опыта И. К. Блюмгарда.

В тяжелые годы испытаний, в минуты бедствия православные христиане обращаются за помощью и заступничеством к святым образам Спасителя, Богоматери и Божиих угодников. В книге содержится подробное описание наиболее почитаемых икон, собрана информация о местонахождении чтимых списков, приведены молитвы, читаемые перед святыми образами.

Опубликовано в сокращенном варианте в базельском ежемесячнике "Der Europäer", Nr. 1 за ноябрь 1999.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кто бывал в песчаных пустынях и полупустынях Западного Казахстана, наверйяка обращал внимание на бурые холмики-конусы свежей земли, словно пропущенной через терку. Смотришь: сегодня их два-три, а завтра-послезавтра может быть уже больше десятка. Чья же это усердная работа? Оказывается, подземного жителя, неутомимого и малоизвестного землекопа — гигантского слепыша.

Для грызуна он и впрямь крупный — около тридцати пяти сантиметров в длину. Вид зверька оригинален: голова тупорылая, шире туловища. Шея короткая, неподвижная и толстая. Короткие лапы снабжены сильными, хотя и небольшими когтями. Весит слепыш в среднем чуть более шестисот граммов. Это — самец. А самки поменьше — около полукилограмма.

Обычно наиболее глубоко в памяти человека запечатлевается первое знакомство с новой, несвойственной для него обстановкой. Именно такое впечатление произвела на меня при первом посещении пустыня Сарыишикотрау, расположенная в Южном Прибалхашье, между самыми крупными реками Семиречья — Или и Караталом. С севера ее ограничивает озеро Балхаш, с юга — предгорья Джунгарского и Заилийского Алатау. Эта обширная территория интересна разнообразными ландшафтами.

Вспоминается 13 апреля далекого 1962 года, когда, после длительного ожидания автомашины на автобазе города Чимкента, мы наконец-то выехали с экспедиционным грузом под насмешливыми взглядами шоферов в горы Каржантау. И было чему им улыбаться! Мы получили старенькую машину ГАЗ-67 со слабым мотором и с женщиной-шофером, которая до сих пор не отваживалась выезжать за пределы города. Но, увы! Ничего лучшего автобаза нам не выделила.

Быстро промелькнули уже почти отцветшие зеленеющие яблоневые сады города и окрестных сел. Машина, тревожно постукивая мотором, быстро мчала нас по ярко-зеленой в эту пору глинистой всхолмленной пустыне. Едва переехав полноводную весной реку Бадам, машина начала подъем. Надсадно гудя и щелкая, она взбиралась все медленнее и где-то на середине склона встала. Пришлось вылезать и подталкивать ее. Измученные вконец, мы все же выкатили своего «козлика» на плосковершинный, пониженный здесь гребень хребта. Уселись снова в «газик», но не тут-то было.

Ночью я проснулся от тревожного потрескивания. Открыв глаза, увидел скачущие по полотнищу палатки красные блики. С мыслью о пожаре я выскочил и увидел зарево. Горели горы. Огненный вал, то понижаясь, то резко взметаясь вверх, катился по склону, тому самому, что круто поднимался на правом берегу реки Каракыстак — одной из крупных рек центральной части северного склона Киргизского хребта. Все сильнее слышались треск и шипение огня, явственнее ощущался запах гари, тревожнее бегали багровые отсветы пожара по бортам нашей экспедиционной автомашины. Долго с тревогой мы наблюдали за пожаром, который то исчезал из поля зрения, спускаясь на днища лощин, то вновь появлялся на гребне. И только под утро огонь затих, встретив на пути реку. Спать уже не хотелось, и я, присев с кружкой крепкого чая на корягу, коротал время до рассвета...