К этимологии русск. диал. суве́ли

Слово суве́ли мн. ч. ‛сугробы’ было записано во время одной из экспедиций Московского Диалектологического Атласа в 1955 г. в деревне Великое Село Шольского района Вологодской области[1].

Лексема суве́ли еще не привлекала внимания этимологов, она не зафиксирована в диалектных словарях русского языка и не имеет соответствий в других славянских языках.

Слово суве́ли пополнило собой группу терминов с приставкой *sǫ‑

Другие книги автора Татьяна Витальевна Горячева

Слово микитки с пометой «просторечное» в значении ‛место в нижней части груди под ребрами; подвздошье’ представлено в современных словарях литературного языка только в выражениях под микитки (ударить, толкнуть): [пономарь] ударил дьячка под микитки, что вызвало всеобщий смех (Решетн. Ставленник); и под микитками: У мужика зачесалось в бороде, зачесалось под микитками (А. Н. Толстой 18 г.) (здесь, впрочем, возможно значение ‛подмышки’)[1]

Анализ семантики славянской метеорологической терминологии показывает, в частности, что сфера понятий, относящихся к пасмурной, дождливой погоде, облакам, тесно соприкасается со сферой понятий, связанных с процессами скисания молока, брожения пива, кваса, теста и т. д.

На это указывают, например, значения продолжений праслав. *kys‑, kvas‑: смол. ква́ситься ‛становиться пасмурным, покрываться облаками (о небе, погоде)’ (Филин 13, 159), псков. квас

Популярные книги в жанре Языкознание

Статья из журнала «Русский язык и литература для школьников». — 2013. - № 5. — С. 3–10.

 

Слава Бродский

 

 

Релятивистская

концепция

языка

 

Научно-литературная композиция

 

Manhattan Academia

 

Слава Бродский

Релятивистская концепция языка

Manhattan Academia, 2007 – 120 c.

Вопрос о типе безударного вокализма является одним из важнейших в характеристике живого языка Москвы средневекового периода. Со времени появления в московском говоре аканья становится возможным говорить применительно к данной территориальной разновидности языка о таком комплексе диалектных черт, который принято определять термином «средневеликорусский».

Однако, говоря об отражении аканья в московских памятниках, следует разграничивать два существенных момента. Необходимо отделять вопрос о появлении аканья как черты, характеризующей тип живого языка, имевшего широкое или даже преобладающее распространение в Москве, от вопроса об отдельных носителях акающего произношения среди москвичей. Население Москвы было неоднородным в этническом отношении, благодаря чему аканье могло проникнуть в отдельные московские памятники в то время, когда для Москвы в целом такое произношение еще не было свойственно.

Бывают темы, как будто лежащие на поверхности, но в то же время изученные слабо. Сколько страниц мировой литературы посвящено сиротам – не счесть. Писали о детях без отцов и/или матерей древние и средневековые авторы, за ними – Чарльз Диккенс и Роальд Даль, Астрид Линдгрен и Ханс Кристиан Андерсен, Вениамин Каверин и Корней Чуковский, пишут о них и современные авторы.

Чем вызван такой интерес к архетипу сироты? Как эволюционировал этот образ за несколько веков? Какие ценности транслируют «История Тома Джонса, найдёныша» и «Голодные игры»? Подобными вопросами задаётся автор книги «Гадкий утёнок, Гарри Поттер и другие. Путеводитель по детским книгам о сиротах» Ольга Бухина, и на многие находит неожиданные ответы, немало говорящие о нас, читателях.

Книга даёт подробный анализ мотива сиротства в мировой литературе, причём автор делает акцент на наиболее популярных, читаемых, обсуждаемых книгах прошлого и настоящего. Сирота девятнадцатого века страдал и пытался хоть как-то устроиться в жизни, в двадцатом столетии он стал решительным и активным, а в двадцать первом и вовсе оказался способным спасти мир, как, например, Гарри Поттер или Китнисс Эвердин. Переводчик, литературный критик и специалист по детской литературе Ольга Бухина анализирует причины таких перемен и намечает возможное развитие образа в дальнейшем.

Путеводитель будет полезен родителям, библиотекарям и педагогам, стремящимся подобрать наиболее подходящую литературу для детского чтения. Поможет им в выборе и удобно организованный справочный материал, включающий списки книг и фильмов, а также уникальную авторскую «Энциклопедию сирот». Кроме того, книга понравится ценителям исследований явлений культуры.

В книгу включена серия избранных художественно-биографических очерков о писателях, внёсших ощутимый вклад в русско-еврейскую литературу XIX – начала XX вв. Особое внимание уделено авторам, стоявшим у истоков этой литературы, и переводчикам, открывшим российскому читателю практически незнакомый многогранный еврейский мир.

В книге рассматривается формирование этических и эстетических представлений Древней Руси в момент столкновения и начавшегося взаимопроникновения языческой образности славянского слова и христианского символа; показано развитие основных понятий: беда и лихо, ужас и гнев, обман и ошибка, месть и защита, вина и грех, хитрость и лесть, работа и дело, долг и обязанность, храбрость и отвага, честь и судьба, и многих других, а также описан результат первого обобщения ключевых для русской ментальности признаков в «Домострое» и дан типовой портрет древнерусских подвижников и хранителей — героя и святого. Книга предназначена для научных работников, студентов и аспирантов вузов и всех интересующихся историей русского слова и русской ментальности.

В основу учебника легли лекции по технологии деловой коммуникации, прочитанные автором будущим ИТ-специалистам на математико-механическом факультете Санкт-Петербургского государственного университета. В учебнике собран необходимый объем фундаментального теоретического материала, но основной акцент сделан на решении практических задач коммуникации, таких как управление производственными конфликтами или ведение деловой переписки, анализ личностных особенностей собеседника и влияние уровня эмоционального интеллекта на профессиональную деятельность, описание результативного взаимодействия в проектной команде, технологии успешной публичной презентации продукта. Учебник предназначен для студентов вузов, проходящих подготовку в сфере информатики и информационных технологий.

Книга посвящена изучению словесности в школе и основана на личном педагогическом опыте автора. В ней представлены наблюдения и размышления о том, как дети читают стихи и прозу, конкретные методические разработки, рассказы о реальных уроках и о том, как можно заниматься с детьми литературой во внеурочное время. Один раздел посвящен тому, как учить школьников создавать собственные тексты.

Издание адресовано прежде всего учителям русского языка и литературы и студентам педагогических вузов, но может быть интересно также родителям школьников и всем любителям словесности.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новый полный перевод "Одиссеи" Гомера, освобожденный от архаизмов, повторов, старомодного гекзаметра, следует традиции современных английских переводов бессмертной поэмы. Это, в первую очередь, "Одиссея" для чтения - увлекательный роман, написанный для современников автора и переведенный для современников переводчика. Книга призвана показать далекому от классических наук читателю, почему "Одиссея" является одной из самых читаемых книг XX века в Англии. Приложения и комментарии помогают установить связь с великим романом Джеймса Джойса "Улисс". Исраэль Шамир, археолог, путешественник, военный корреспондент и переводчик, создал сегодняшнюю "Одиссею", сохраняя неизменную верность тексту.

Для кого-то заблудиться в космосе — значит отчаяться и погибнуть. Но если душа тверда, сердце горячо, а мозг способен решать сложнейшие задачи — есть надежда на успех. И тогда дикая планета пусть нехотя, пусть за высокую плату, но покоряется человеку и становится его новым домом. И остается им, пока злой рок не приносит туда войну и смерть.

Книга сопутствует человеку всю жизнь, она его учитель, наставник, друг. Но все ли знают, как рождается книга? Кто делает книгу? Кто рисует к ней рисунки? Где и как печатают её? Кто одевает книгу в красочный наряд? Все ли знают, какие необыкновенные приключения приходится пережить книге, прежде чем попадёт она в руки читателю?

Вот обо всём этом живо, увлекательно рассказывается в книжке.

В сущности, возникает философский вопрос — зачем разбираться с методами интриги. Грязное это дело, и т.д. и т.п. Более того, есть и этические соображения — негодяи могут научиться вершить свои негодяйские дела, имея хорошие факен мануалы. :)

Понимаете, какая штука. Я еще не встречал корпоративного негодяя, кто бы не понимал правил корпоративной интриги интуитивно. Они же, сцуко, от рождения их знают, понимают, и им следуют. А вот хорошие, добрые люди так не могут. :) Им надо учиться. К тому же, бытует мнение, что учиться таким вещам нехорошо — мол, мы станем такими же негодяями.