Извне

Руслан Шакиров

ИЗВНЕ

1

КНИГА 1

АКСОЛОТЛЬ

ПРОЛОГ

Российская Федерация,

Подмосковье

9 октября 2020 г.

Налитый багрянцем солнечный диск, словно перезревший томат, медленно

заваливался за край мира. Сгущающиеся сумерки удлиняли тени. Порывистые метания

промозглого осеннего воздуха вносили финальный аккорд в пронзительно тоскливую

Другие книги автора Руслан Камилевич Шакиров

Королевство Эрлай. Последнее из непокоренных. Пришельцы обладают непобедимой магией. Смогут ли маги королевства противостоять им? Главный герой освободившийся раб, а ныне сильнейший маг Королевства. …Судьба дала нашей расе второй шанс. Мы жили в своем мире и не знали, что есть другие миры. Мы владели магией и не знали, что есть другая магия. Я хорошо помню какой царил страх в Эрлае перед неизвестными. Когда мы восстали против людей и победили их… Содержание: 1. Морской маг. 2. Война с Кульканджем. 3. Некромансеры. 4. Восстание людей.

Королевство Эрлай. Последнее из непокоренных. Пришельцы обладают непобедимой магией. Смогут ли маги королевства противостоять им? Главный герой освободившийся раб, а ныне сильнейший маг Королевства.

"Я прошел с первоверховным магом Айлем все битвы. И в зной и в стужу я был рядом с ним. И вот что я вам скажу - это был великий маг.."

Аллей. Воспоминания. Книга 1. Глава 1. Стих1.

-Так значит душа все-таки существует шаманг?

Ученые-нейрокибернетики с Терры в количестве четырех сидели в его юрте-они специально прилетели к нему чтобы задать интересующие их вопросы.

Шаманг невозмутимо курил трубку ,выпуская дым сквозь пряди длинных волос, тонкими косами свисающими с головы до плеч.

Глава 1.

"Когда еще были у людей свои королевства, когда они были равны нам, когда огромные дзорги жили стаями в густых лесах, когда гоблины и гномы знали магию - именно тогда людей обуяла гордыня. И тогда они бросили вызов нам - эльфам..."

Тарк. Хроники древней войны. Книга 1. Стих 1.

Морское королевство находилось на островах. Островов было много, и почти на каждом было по городу. На самом большом острове находилась столица королевства - Мерль. Мосты соединяли ее с другими городами на соседних островах, а те в свою очередь были связаны с другими. Таким образом, все королевство представляло, из себя связанную мостами цепь островов с городами. Города были большие и маленькие, бедные и богатые, с разнообразным населением. Материк с королевством был связан посредством длинного узкого моста, но по нему давно уже никто не ходил, потому что жителям морского королевства нечего делать на материке, равно как и жителям Эля нечего делать на островах. Ближайшее к побережью королевство материка Эрлай, находилось на расстоянии нескольких сот арков, и чтобы добраться до него требовалось пересечь высокие горы, тянувшихся насколько хватало глаз.

"Судьба дала нашей расе второй шанс. Мы жили в своем мире и не знали, что есть другие миры. Мы владели магией и не знали, что есть другая магия. Я хорошо помню какой царил страх в Эрле перед неизвестными. Когда мы восстали против людей и победили их. Почему они помогли нам? Ученик Таная человек Айль, маг степей Тенгр....Почему?

Хроники Тарка. Книга 1. Глава 5. Стих 17.

-Расскажи нам о своем мире Кхерх.

Тойль в упор смотрел на некогда непобедимого мага пришельцев.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Мир в котором ты живёшь – не всегда твой мир. Иногда необходимо пройти через Врата и выбрать СВОЙ мир.

…Параграф три, подпункт А-четыре, согласно приложению двенадцать к постановлению номер такой-то от мартобря месяца…

В голове гудело, кофе был мерзопакостный. Виктор в четвертый раз попытался сосредоточиться, вникнуть, раскрутить всю цепочку аргументов, чтобы заменить нужное звено и получить должный результат.

Нужное звено ускользало из пальцев, словно маленькое золотое колечко с рунной надписью на ободке…

Черт. Опять.

Звуки шагов терялись в шелесте листвы, в шепоте ветра, в шуршании зарослей, сквозь которые пробирались ежи, бурундуки, мыши и иная леснаямелочь. Узкая, утоптанная тропинка казалась тайным ходом в толще замковыхстен. И стены эти возводили не человеческие руки.

Переплетение ветвей образовывало над тропинкой зыбкий свод. Беуна и Вагн проходили под ним вполне свободно, а вот великан Коннор сутулился и пригибался, избегая коснуться макушкой даже края зеленой листвы – слишком яркой и сочной для нынешних осенних дней. Вынуть топор и раздвинуть пределы дороги, однако, было никак невозможно.

Я был беспечен и глуп.

После того, как погиб мой ученик, бывший почти что моим сыном – тот, кого история знала под именем Артура Пендрагона, – я презрел древние законы и открыто занялся колдовством.

Люди верят, что когда-нибудь Артур вернется с волшебного острова Авалон, где спит беспробудным сном и медленно излечивается от смертельных ран. Они верят, что в тот час, когда Логрии (или всему миру) понадобится спаситель, Артур придет и все уладит.

Времени оставалось всего ничего. Семьдесят лет – как можно что-то успеть за столь краткое время?

Полосатая свеча, что отмечала срок грядущей жизни, невежливо промолчала в ответ на безмолвную жалобу. Хотя, «невежливо» – неверное слово; какое дело куску красно-белого воска до условностей, что и среди людей-то не всегда считаются важными?..

Время размышлений истекло, Хозяйка приказала возвращаться к работе. Он подчинился: подготовил для Нее подробный маршрут с указаниями, где и когда необходимо прервать жизненный путь тех, чьи почти истаявшие свечи должны были потухнуть до рассвета. Потом, когда Хозяйка удалилась совершать еженощный обход, он вернулся в Зал Света и стал собирать погасшие огарки.

Светильник в шатре погас.

Прошуршали ковры, хрустнула трава, примятая грузным телом.

Боковой клапан шатра приоткрылся на ширину ладони, впуская внутрь ночную прохладу и полоску серебристого света.

Сквозь нестройные вопли цикад и еще менее мелодичный гомон, какого не может не быть посреди военного лагеря, донеслись новые нотки. Шепот, тихие смешки, вздохи – не усталые зевки или сонный храп, нет, вздохи того рода, которые сами собой переходят в стоны наслаждения.

Ульрих фон Дюренбрехт не считал себя героем, которые лезут на рожон, лишь бы не потерять лицо, лишь бы не отступить. В детстве он не раз и не два слышал сказания о таких героях, истинных рыцарях без страха и упрека, слышал – и как всякий мальчишка, мечтал стать похожим на Артура, Ланселота, Тристрама, Гавейна или Персиваля.

Однако мечты мечтами, а жизнь жизнью.

Рыцарское посвящение Ульрих принял прямо на поле боя, более сорока лет назад, когда из старого Союза Четырех Королевств создавалась Новая Империя, однако далеко не все в королевствах желали создания таковой – и поскольку действовать медленным мирным путем Карл, король франков, посчитал нецелесообразным, началась война. Великая война, она же война Магнуса – Magna bellum. Возможно, потом, лет через сто, эту войну тоже сочтут битвой великих героев, достойную цикла эпических баллад вроде «Преданий Логрии», но для Ульриха это была именно война. Долгая, тяжелая, часто кровавая, местами весьма и весьма неприглядная. И рыцарь ты или не рыцарь, на поле боя значило мало. Значило – риттер ты или кнехт, значило – ветеран ты или вчерашний сопляк, значило – чего ты вообще стоишь в этой сволочной жизни. А есть ли у тебя золотые шпоры да пояс, разберемся потом. Когда придет черед делить трофеи. Да и то, касалось сие в основном очередности, права выбора добычи, но не размера положенной доли. Старый закон наемников, закон о разделе ратной добычи, четырнадцатилетний Ульрих узнал на месте и усвоил сразу. Он вообще был парнишкой понятливым. Непонятливых наказали, всыпав горячих и лишив доли; особливо же непонятливых на рассвете закопали вместе с погибшими собственно в бою. Вот тогда-то Ульрих и перестал стремиться в герои. Возможно, живая собака хуже мертвого льва, но нет никакой гарантии, что мертвеца сочтут львом, а не собакой.

Слова эти не описывают того, что случилось.

Они не описывают ничего, да и не могут описать. Слова отражают действительность, но отражение это – искаженное. Кто бы ни был автором слов и сколь бы этот автор ни хотел поведать истину.

И не потому, что истины не существует. Ее и правда не существует, только дело не в этом.

Вполне достаточно и того, что автор вообще есть, того, что реальная картина отражена лишь в его словах. Отражена со столь малой точностью, что даже самое кривое из зеркал по сравнению с его речью – просто-таки эталон правдивого изображения…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Новый фантастический боевик от автора бестселлера «Русский медведь. Цесаревич»! Наш современник в теле Петра Первого не просто «рубит окно в Европу», но сносит ей крышу залпами российских орудий. Разгромив Швецию, десантник из будущего начинает «ВОЙНУ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ» против Британской империи. Русский медведь показывает когти! Как ликвидировать короля Карла XII и присоединить Стокгольм к России? Кого поставить во главе «шотландской весны», чтобы поднять доблестных горцев на борьбу против лондонской хунты? Чем помочь ирландским ополченцам, сражающимся за независимость от Англии? И выстоит ли Русский медведь против всей Европы?

И в кого я такая добрая, а? Вытащила с того света красавца-мужчину, думала, сдеру денег за помощь. А он возьми и притащи за собой архидемона, предложившего мне высокооплачиваемую работу, от которой сложно отказаться. Делать нечего, дала свое согласие и почти сразу об этом пожалела. А ведь знала, что неспроста крутые архидемоны и великие князья интересуются третьесортными ведьмами…

Семь лет назад Завеса, которая отделяет человечество от того, что лежит за пределами, была разрушена, и Новый Орлеан был вовлечен в войну со сверхъестественным. Теперь те, у кого есть сверхъестественные способности, заключены в сообщество, окруженное стенами, именуемое Дистрикт. Те, кто живет там, называют это место Островом Дьявола.

Клэр Конноли хорошая девушка с опасной тайной: она Восприимчивая, человек, наделенный магией, которая просочилась сквозь Завесу. Клэр знает, что, если раскроет свои способности, будет заключена на Острове Дьявола. К сожалению, из-за этого она абсолютно не умеет обращаться с магией...

Лиам Куинн по опыту знает, что магия делает монстров из слабых, и у него нет времени на Восприимчивую, которая не контролирует свою силу. Но когда он видит, как Клэр, в стиле Французского Квартала, использует свои способности, чтобы спасти человека от нападения, Лиам решает привезти ее на Остров Дьявола к учителю, в котором она нуждается, хотя убрать ее со своего пути легче, чем убрать ее из своей головы. Но когда появляется угроза полного уничтожения Завесы, Клэр и Лиам должны работать вместе, чтобы это остановить, иначе Новый Орлеан сгорит...