Изумрудный вий

Изумрудный вий

Все ведьмы как ведьмы, а Василиса себя к ведьмам не относила, она считала себя принцессой. Молодая фея выделялась статностью и экстравагантностью, за это и получила прекрасное болото с кочками клюквы и небольшими березками. На автомобиле по болоту не проедешь, но при необходимости можно было перемещаться, перепрыгивая с кочки на кочку, цепляясь за маленькие березки.

Великолепное место! Василиса заказала грузовой вертолет, команду строителей и макет дома. Строители соорудили платформу и с четырех сторон опустили болотные якоря. На платформе постепенно вырос двухэтажный дворец с небольшими башенками. Это была ее летняя резиденция.

Отрывок из произведения:

У Василисы был свой современный вид транспорта, изобретенный для облета пробок на дороге. Вот опять она перепутала кнопки на пульте управления МЛА (малого летательного аппарата, способного перемещаться по воздуху), в результате чего ее занесло в сторону от центральной магистрали летающих объектов. Она залетела в кромешную тьму. У нее всевидящее око во лбу! Ее третьему глазу интуиции любая тьма в радость.

Но на этот раз известная модница занавесила третий глаз большой челкой и поэтому потеряла ориентир. К своему небольшому хвостику волос она прицепила огромный хвост из чужих волос. Местный цирюльник постарался и сделал ей подарок. Он у жеребца Фомки отрезал часть хвоста да переделал его для хвоста Василисы. Вот уж она обрадовалась подарку! Краше ее и на всем белом свете никого теперь не было! Она даже хотела в честь такой красоты назвать себя принцессой, но этого бы никто не понял.

Другие книги автора Наталья Владимировна Патрацкая

«Маг любит наблюдать за своей избранницей. Ему интересно, какая она была, есть и будет. Сам он великий и могучий, и избранию спутницы уделяет большое внимание. Но жизнь людей неподвластна магу, скорее люди переделают мага, чем маг переделает людей».

Любимое произведение для тех, кто любит ампир, от которого до вампира — один шаг, точнее не скажешь. Кто любит детектив и превращения, не проходите мимо данного криминального опуса. Не бойтесь, вампиров в романе нет, но есть некий тип, наделенный богатством и странным способом выражения собственных чувств, знакомым грудничкам.

Ничего предосудительного, но все события на грани честной жизни и преступлений из-за мистики, которая просто окружает героев со всех сторон, а, если мистики нет, ее придумывает главная ГГ до такой степени, что от настоящей не отличишь. Кто выращивает рассаду, а кто выращивает рассаду для мистики.

Мне очень захотелось поставить цветы в офисе в честь успеха Владимира. Тем более что с некоторых пор я работала на фирме своего мужа – Владимира. Я поехала на городской рынок, подошла к розам и хризантемам, стоящим в больших белых вазах. Розы всегда утомляли меня своей прихотливостью и заносчивостью. Белые и желтые хризантемы манили свежестью, до них хотелось дотронуться.

Продавец сделала букет из выбранных цветов, скорее спрятала их в зеленую бумагу с белыми разводами. Я прошла несколько шагов с огромным букетом в руках, но чуть не упала, хорошо, что вовремя посмотрела под ноги: какая-то маленькая старушка, державшая в руке клюку подставила ее мне так, чтобы я упала, в другой руке старуха держала три гладиолуса. Я перешагнула клюку и пошла дальше, вдыхая запах хризантем.

Спина в траве Трава стояла сухая, коротко подстриженная. Листья лениво шевелились в легких порывах ветра. Вода со свинцовым оттенком тихо отражала серое небо. Середина лета собственной персоной бродила по земле, и рядом с летом ходила Лера Скрепка.

Она – в зените молодости. Походка ее еще легка, но уже не суетлива. Она много знает, и обладает неплохой памятью. Фигура под одеждой не манит, но и не отталкивает. Это ситуация в значительной мере зависит от выбранной одежды. За ней струится тот запах духов, который подарил ей последний мужчина. Лера нормальная женщина. Сейчас она с тоской смотрела на берег городского пляжа, и не замечала загорающих людей, значит, они не замечали, что идет середина лета.

Уникальное произведение, которое перекрывает время и пространство один взмахом ресниц ГГ. События происходят с девочкой подростком, которая быстро растет, попадая то в некий медный дом, то в курятник, то во дворец царский, то сама участвует в постройке города. А потом, что потом, потом волны любовных проблем, череда рабочих будней, которая не обходится без загадочных ситуаций.

Это доходчивое повествование исторических и житейских историй, которые без сказочного варианта в мир не выходят. Есть ли детектив? Без него не обходится, но он не является приоритетным, он вторичен. Как второй план.

Фантастика легкая, которая незаметно переносит из бытовых ситуаций в детективную сферу с минимальной дозой фантастики. Далее герои позволяют себе совершать поступки куда более фантастические. Приключения за пределы земли без иронии читать трудно, но можно, ведь это совсем несложно. Взрослея, герои оседают на земле, в фирме. Но они изобретают то, чего еще на земле не изобрели, а они — смогли. И наслаждаются своей нетривиальной жизнью, наполненной влюбленностью среди фантастических явлений.

Они придумывают неких существ, они придумывают некие действующие…, а вот что именно они придумывают — об этом в книге.

Произведение о первой неромантической, неплатонической любви, если можно так сказать. Две самостоятельные девушки попали в переплет любовных отношений на побережье моря. Что в этом необычного? Ничего, если не считать, что их отпуск несет приключенческий характер, а они сами и золушек превращаются то распутниц, то в хозяек дворцов, то в многодетных мамаш. И все это за короткий период времени, естественно больше года. Что еще.

Переплетение событий и обогащение не обходится без дележа наследства, от которого путь прямой на остров, где выращивают монстров. Ветер любви так и крутит героями до такой степени, что они доходят до рокировки пар. Как это? Читаем…

Глава 1

Луна – песчаная пустыня с ровными круглыми кратерами не всегда радушно принимала космические корабли с Земли. За первые годы освоения Луны многие запуски космических кораблей были неудачными, кто-то или что-то охраняло Луну от вторжения инородных тел. Выплески светящейся пыли, люди могли принять за стрельбу. С первых полетов на Луну возникало ощущения, что в ее глубине, кто-то живет. Это они не пускают космические корабли на Луну, они обстреливают неизвестным оружием ракеты! Или землянам так только казалось.

Популярные книги в жанре Современная проза

Андрей Емельянов

Сказки Автовокзала

ДВА

Все тем же.

За то же.

Hу, вы знаете...

А еще спасибо Святому. За его сны.

СКРЕПКА HОМЕР ОДИH

Кто их оттуда поднимет, достанет их из пруда?

Смерть, как вода над ними, в желудках у них вода.

Смерть уже в каждом слове, в стебле, обвившем жердь.

Смерть в зализанной крови, в каждой корове смерть.

И. Бродский

* * *

Молох вздохнул и виновато ткнулся холодным носом в руку Хозяина. Хозяин устало улыбнулся ему, потрепал баскера по загривку и закурил.

Ф Лекси

Л А Б И Р И Н Т

"(театр начинается с виселицы,

не потеряй номерка...)"

Каждый слышал что-то о нем. Если хватало времени и сил, об этом любили поговорить - каждый, казалось, знает больше, чем остальные, но на самом деле никто из них почти ничего не знал.

Если ориентироваться от двери мужского туалета - здесь всегда наступало просветление на несколько минут - то три поворота налево. "Налево, налево, и еще налево..." - таинственно шептали все, но мало кто выбирался дальше первого поворота. Потому что обслуживающий персонал почти всегда появлялся, стоило только выйти за рамки дозволенного, и возвращал заблудшего на место. Служебные двери - одна за другой, и как мимо них успеть до следующего левого поворота?

Ф Лекси

М А Г Е Н Т А

/A dedication

- Она была похожа на кокаин, - Глюк прицелился в рекламу сигарет "Pale Male" на борту вражеского танка, - По ней сходили с ума все бизнесмены нашего города. Фу, черт, мимо... Она уходила от меня три раза. И каждый раз у меня начинались озноб, бессонница, нервная дрожь, я ничего не мог есть, кроме мороженного по чайной ложке - все признаки кокаиновой абстиненции! Я, правда, не пробовал, но читал.

Ф Лекси

П И С Ь М А И З Т У Р Ц И И

(Сидеть лучше, чем стоять,

лежать лучше, чем сидеть, причем

спать лучше, чем бодрствовать)

(..??..)

"Но тут тротуар коллапсировать начал..."

В ТУМАНЕ

В Москве построили Политехнический музей из двух параллельных зданий с позолоченным островом между ними. По случаю торжественного открытия музея в него отправилась делегация во главе с тов. Мордасовым на позолоченной лодке. Радиосвязь с ними поддерживал лично тов. Сталин. "А что, спросил он, - хорошо ли вы меня слышите?" "Отменно," - отозвался Мордасов. "Голос у вас какой-то надтреснутый, - возразил Сталин, - а скажите, надежны ли те люди, с которыми вы везете золото к пролетарскому Политехническому музею?" "Вполне," - ответил Мордасов. "Ну, тогда я спокоен," сказал Сталин и отключился. В эфире же этим временем появились слова товарищей, ожидавших лодку на туманном берегу позолоченного музея: "Ответьте! В чем дело? До сих пор нет никакой лодки!" А сам архитектор музея, уже пожилой Касперский, с дочкой Евой* (*14 лет) ожидавший на острове, кричал: "Наденьте мне на руки наручники! Я знать ничего не знаю!!! " И так продолжалось, пока каждый не увидел, как сходит позолота с их рук, испаряясь в воздух; никто не знал, почему, поэтому всех присутствовавших расстреляли. При этом Касперский продолжал кричать: "Оставьте меня! Я был в наручниках, вы сами видели!..", но с тех пор многое утекло и над позолоченными протоками уже нет тумана.

Ф Лекси

П Р О Ш Л А Я Ж И З Н Ь

А. Л. Воронцову

(But please you must forgive me:

I'm old but still a child

- ADAD, B.M.)

- У меня к тебе дело, - сказала она. Ее лицо светилось розовым изнутри.

Я прервал занимавшее меня исследование (можно ли разбить об асфальт большой карболитовый изолятор) и обратился весь во внимание.

Она достала заткнутую бумагой грязноватого вида бутыль из-под куртки.

Ф Лекси

F. Author

РАССКАЗ ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

"Писательство - любовный акт,

иначе все это просто писанина!"

(кто-то из писателей)

Раз, два, три, четыре, пять. Собрались, собрались с мыслями... Сейчас быстренько пишем вещичку об изнасиловании в сосновом лесу. Или о добровольной случке. Или в березовом... Нет, там трава не такая; ну и бог с ней тогда. Изнасилование лучше - впрочем, это как получится... В общем порнуха, порнуха, порнуха... Так. Все предыдущие события пропускаем, некогда их выдумывать. Писать буду от третьего лица. Значит, вот: лето, август - нет, даже июль, природа, птички там всякие - ну, это вы сами домыслите; сосны, сосны... Сосны мощные все, пахнут смолой, а немного дальше - ели, и под ними темно. Справа у нас спуск вниз, там течет ручеечек какой-нибудь. Маленький совсем. Пара валунов для острастки. На берегу.

Ф Лекси

Ш А Ф Ф Л

"Теперь вместо борделей женщин берут

на войну как наемниц. Должен признать,

что отчаянной храбростью они превосхо

дят мужчин, а из-за секса фронт стал

еще более адским: убивают и совокупля

ются вповалку, без разбору. Кровь,

сперма, кишки, околоплодная жидкость,

потроха, зародыши, блевотина, орущие

новорожденные, мозги, глаза и последы

потоками катятся с гигантских глетчеров

Все мы знаем, что наша память очень избирательна. «Она подобна папиросной бумаге.

Тоже мнется, то там, то здесь, образуя складки и заломы, стирая нужное, ценное и сохраняя больное, жесткое».

Именно поэтому одни и те же события по-разному запоминаются разными людьми.

Героиня этой книги вспоминает детство, людей, которые ее окружали, забавные и трагические события, истории и байки из жизни небольшого осетинского села, где она жила. Ее мама запомнила те же события совсем иначе, потому что для нее это не теплые воспоминания о беззаботном детстве, а история о том, как ее выгнали из родного дома, история о людях, которые поступили с ней жестоко и несправедливо.

Вы тоже, читая, будете то смеяться, то грустить. И обязательно задумаетесь: что вы навсегда изгнали из собственной памяти и стоило ли это делать.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда она сняла куртку и сапоги, то оказалась аккуратной женщиной, у которой все было на месте. На ее ногах царили чулки телесного цвета, а не черного, как у всех! Туфли на среднем каблуке хорошо сидели на ее ножках. Прямая юбка эффектно облегала бедра. Тонкий джемпер давал возможность светиться серебряной цепочке на ее шее. Серебряные ажурные серьги на ее ушах гармонировали с кулоном на серебряной цепочке. Просто и со вкусом.

Мужчина был сражен наповал внешним обликом такой чудесной женщины. Сам он был одет прилично, но не до такой степени, чтобы себя описывать. У него в голове не умещалась мысль, как такая женщина могла оказаться без мужчины? Довольно скоро он узнал, что ее муж погиб. Почему? Она не знала ответа на этот вопрос.

Эта книга о любви. Любовь невозможно объяснить. О ней можно рассказать. Историю своей любви, написанную неспешным, проникновенным языком, поведала героиня повести Мод Лейтем. Любви к настоящему мужчине, самому лучшему человеку на свете Стивену Кендаллу.

Она — студентка, он — профессор Оксфордского университета. Она — вольна, как ветер, он — женат. Война разлучила их на Вокзале Ватерлоо и им казалось, что они потеряли друг друга навсегда. 

Полное собрание сочинений в 15-ти томах

Том 1. Дневники

Владимир Кирсанов

69. Русские геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы

Колонна

2005

Проект Общественного центра «Я+Я» осуществлен при содействии посольства Нидерландов в Российской Федерации

Кирсанов В. 69. Русские геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы. Биографии выдающихся россиян и современников. Тверь.: Kolonna Publications, 2005. – 300 с.

В первую часть книги вошли очерки о жизни выдающихся россиян, отличавшихся нетривиальной сексуальностью. Основываясь на редких и забытых мемуарных источниках, автор предлагает свой взгляд на жизнь знаковых персон для российской культуры и политики, начиная с конца XVIII века и заканчивая недавним прошлым. Во второй части – собраны авторизованные, за некоторым исключением, биографии наших современников, чья общественно-политическая деятельность и творчество связаны с борьбой за основополагающее право человека на свободу частной жизни и сексуальности.