Изобретение театра

Изобретение театра

Что такое «изобретение театра»? Как это происходит? На какую «заоблачную высоту» должен подняться художник, чтобы зритель в зале забыл, что происходящее на сцене всего лишь игра? Знаменитый театральный режиссер Марк Розовский пишет об этом в своей книге. О том, что «если обыкновенный человек что-либо создал или сотворил, он тем самым приблизился к Богу». И о том, что надо верить в себя. Надо чувствовать себя Моцартом непрерывно – только тот, кто так лучезарно любил жизнь, мог написать «Реквием».

Отрывок из произведения:

ДРУЗЬЯ!

Всякий юбилей есть пошлость. Юбилей – это катастрофа с оттенком праздника. Расфуфыриваем хвост, подводим итоги… Но какие «итоги» могут быть у живого театра – такого, как наш?

Цель творчества – самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех,
И надо жить без самозванства,
Жить так, чтобы в конце концов
Рекомендуем почитать

«В действительности все выглядит иначе, чем на самом деле». С этой фразы Станислава Ежи Леца начинается книга Юрия Никулина «Почти серьезно…». Это чуть ироничный рассказ о себе и серьезный о других: родных и близких, знаменитых и малоизвестных, но невероятно интересных людях цирка и кино. Книга полна юмора. В ней нет неправды. В ней не приукрашивается собственная жизнь и жизнь вообще.

Откройте эту книгу, и вы почувствуете, будто Юрий Владимирович сидит рядом с вами и рассказывает свою историю именно вам.

Роман-детектив, написанный знаменитым актером, с кинематографической точностью представляет героев на изломах Эпохи.

«Кинематограф, театральное действо проглядывают сквозь строки романа. Близко к сценарному построению текста, сжато и точно выписаны характеры. Действие развивается поразительно быстро, но без спешки, что дает возможность следить за приключениями героев этого „детектива“.

Кавычки, в которые взято слово, обозначающее жанр… Уместны они? И да, и нет. К месту они потому, что детектив — верно найденная форма повествования. Чтобы держать читателя в напряжении. А не совсем к месту потому, что роман — не об очередной криминальной разборке в стиле „бандитских 90-х“, не о переделе собственности, равной по масштабу России, и даже не о психологическом поединке умного и опытного следователя с умным и опытным преступником. Роман — „о времени и о себе“. О том чудовищном историческом разломе, куда все мы попали и продолжаем попадать. Иными словами, это роман человека, наверняка знающего, что „о времени и о себе“ — тема вечная и проблема тоже вечная. В искусстве, а уж тем более в русской литературе.

Теперь значительная часть этого громадного опыта превратилась в роман. Какими неведомыми путями произошло это? Как мысли и чувства одного художника, преображаясь и многократно изменяясь, оказываются в поле зрения… то есть в поле душевной тревоги другого?

Пути эти бесконечно далеки от нас. И близки нам всегда.

Невероятно близки».

Владимир Вестер

«…Все, кто меня любил, не нравились мне. А кого я любила — не любили меня. Кто бы знал мое одиночество… Будь он проклят, этот самый талант сделавший меня несчастной. Моя внешность испортила мне личную жизнь.

…Одиноко. Смертная тоска. Мне восемьдесят один год. Сижу в Москве. Лето. Не могу бросить псину. Сняли мне домик за городом и с сортиром. В мои годы может быть один любовник — домашний клозет.

…Старость — это просто свинство. Я считаю, что это невежество Бога, когда он позволяет доживать до старости. Господи, уже все ушли, а я до сих пор живу…»

Фаина Раневская

Нонна Мордюкова - не просто великая актриса, она символ русской женщины, сильной, жесткой, принципиальной и в то же время мягкой, внимательной, наполненной всепоглощающей любовью и самопожертвованием. Она - наша, настоящая. Другой такой актрисы никогда не было и не будет. Ей удавалось все: драматические, характерные роли и великолепные комедийные персонажи. Она говорила: "В кино все стараются скорей заплакать. Да плакать легче всего, ты попробуй засмеяться, чтобы зрительный зал попадал от хохота!"

 Когда читаешь эту книгу, кажется, слышишь ее голос. Эмоционально и колоритно Нонна Мордюкова рассказывает о своей жизни, сыгранных ролях, режиссерах и актерах, с которыми ей довелось работать, о тех, кого любила и ненавидела, кем восхищалась и кого презирала. Вячеслав Тихонов, Василий Шукшин, Никита Михалков и многие другие в книге Нонны Мордюковой "Не плачь, казачка", дополненной воспоминаниями ее сестры и высказываниями людей, знавших и любивших эту Великую женщину.

На сегодняшний день эта книга — самый полный сборник сочинений великолепного актера и поэта Валентина Гафта. В нее вошли как известные стихотворения и эпиграммы, так и новые, никогда не публиковавшиеся, в частности, поэтические циклы «Красные фонари» и «Локарно».

Перед Вами, дорогой читатель, однотомник наших повестей, которые мы создали вместе с моим другом и соавтором Эмилем Брагинским. Здесь собрано далеко не все, что мы с Эмилем «натворили» за тридцать пять лет совместной работы. Однако эти шесть произведений дадут представление и о нашем стиле и о нашей манере, и о наших творческих устремлениях. В комедийном киносценарии или пьесе юмористическую нагрузку помимо сюжета и характеров несет главным образом диалог. Ремарки же подчас пишутся не то чтобы небрежно, но во всяком случае весьма упрощенно: «Иванов вошел», «Анна охнула», «Семен в отчаянии присел на стул». И это можно понять — ведь ремарки не произносятся артистами, а играются. В прозе же каждое слово читается. Там нет подсобных или вспомогательных фраз, какие, к сожалению, часто встречаются в кинематографической и театральной драматургии. В своих сценариях и пьесах мы с Брагинским пытались сделать смешной и описательную часть, а не одни лишь диалоги. Мы надеялись, что наши сочинения для кино и театра будут не только играться артистами, но и читаться публикой. Во всяком случае, мы считали, что пьеса и киносценарий — полноценный вид литературы, не допускающий никаких скидок. И автор, пишущий для кино или для театра, обязан относиться к слову с такой же тщательностью и ответственностью, как и прозаик.

Народный артист СССР Лев Константинович Дуров – блистательный рассказчик, его байки славятся не только в театральном мире, но и давно уже завоевали поистине всенародную любовь.

Данная книга – наиболее полный сборник баек от Дурова.

Нам досталось нелегкое, бессовестное время. Все стало с ног на голову. Будто смерч пронесся в нашем Отечестве. И, кажется, нет спасения израненным, полузагубленным душам. А ведь за содеянное рано или поздно спросится. Тем более с художника.

Замечательный артист театра и кино Василий Лановой не изменил себе, своим принципам, своей профессии. Но путь к сердцам миллионов складывался непросто, хотя одна из первых киноролей Павки Корчагина обещала артисту блестящее будущее.

В своей книге он рассказывает обо всем, что волнует его самого и зрителей, что осталось невысказанным на сцене и в кино. Это определенный творческий итог.

Другие книги автора Марк Григорьевич Розовский

«Сказки для Саши», которые написал драматург, режиссер и писатель Марк Розовский, – это поистине новые сказки нового времени: они предназначены для детей, которые сели за компьютеры еще до того, как научились обходиться без памперсов, которые смотрят на окружающий мир глазами Саблезубой Белки, Шрэка и Кунг-Фу Панды, но которые должны, просто обязаны различать добро и зло!

Рекомендуются для первоочередного прочтения взрослыми: умными папами и мамами, а также добрыми дедушками и бабушками наших малышей.

Жанр этой книги трудно поддаётся определению.

Сам автор считает «Штучки» и анекдотами, и фантазмиками, а ещё афоризмами, жизненными наблюденьицами, словом, это сама Жизнь, которую мы все проживаем и наблюдаем, но только самые талантливые из нас воплощают ее в мудрые, но без назидания, сентенции, анекдотцы, «Штучки», одним словом.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

The Doors всегда выделялась из общей массы. Их творчество несомненно выходило за рамки обычных блюзовых риффов и штампов культуры хиппи. Они были неотесанными и нестандартными. И вообще, The Doors были не похожи на других. И этой непохожестью группа по большей части была обязана своему вокалисту Джиму Моррисону.

Для многих слушателей The Doors стали первыми, кто по-настоящему раскрыл потенциал рока. Мысль о том, что текст в поп-песне — это нечто большее, чем банальные стишки, стала подлинным откровением, под влиянием которого многие из адептов нового культа просто потеряли голову.

Статья из цикла «Гуру менеджмента», посвященного теоретикам и практикам менеджмента, в котором отражается всемирная история возникновения и развития науки управления.

Многие из тех, о ком рассказывают данные статьи, сами или вместе со своими коллегами стояли у истоков науки управления, другие развивали идеи своих В предшественников не только как экономику управления предприятием, но и как психологию управления человеческими ресурсами. В любом случае без работ этих ученых невозможно представить современный менеджмент.

В статьях акцентируется внимание на основных достижениях «Гуру менеджмента», с описанием наиболее значимых моментов и возможного применения его на современном этапе. В каждой статье содержится их биографическая справка.

Хачатур Аветикович Абовян армянский писатель, основоположник новой армянской литературы и нового литературного языка, педагог, этнограф.

Книга посвящена боевому пути 11-го гвардейского Прикарпатско-Берлинского Краснознаменного и ордена Суворова 2-й степени танкового корпуса во время Великой Отечественной войны. Части корпуса участвовали в героической обороне Москвы, в битве на Курской дуге, штурмовали Берлин. Автор книги, прославленный военачальник, генерал армии А. Л. Гетман, продолжительное время командовал корпусом. Читатель знакомится с героями-танкистами, прошедшими трудный боевой путь, их ратными подвигами во имя победы над врагом.

Аннотация издательства: Книга «В черной пасти фиорда» — это рассказ и раздумья командира подводной лодки «Л-20» Краснознаменного Северного флота о боевых походах подводного корабля, его торпедных атаках и постановке мин, о действиях экипажа в трудных ситуациях. Автор воспоминаний — капитан 1 ранга в отставке Виктор Федорович Тамман — с душевной теплотой повествует о мужестве, стойкости и героизме подводников.

Монахиня Игнатия

СВЯТИТЕЛЬ ИГНАТИЙ – БОГОНОСЕЦ РОССИЙСКИЙ

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II

© Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2003.

Сборник воспоминаний различных деятелей науки, искусства и культуры с И. В. Сталиным.

Издание 1939-го года. Орфография сохранена.

Рассказы – истории из альпинистской жизни.

С сайта http://piligrim-andy.narod.ru

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Почему безумству храбрых мы поем песни? Почему мы считаем храбрость проявлением безумства? Вероятно, потому, что она на фоне общей вялотекущей жизни выглядит своеобразным вызовом людям, случаем из ряда вон выходящим.

Была ли смелой Любовь Полищук? Безусловно. Еще в юношеские годы она решилась перебраться из далекого от центра культуры сибирского города в столицу и стать там артисткой. И это была не блажь смазливой девушки, рассчитывающей на свои внешние данные, а твердое решение выучиться актерскому мастерству.

Записки великого артиста, известного писателя, народного артиста СССР Евгения Яковлевича Весника.

Осень. И хотя бабье лето тёплое, солнечное, без утренних морозцев, словно и впрямь на землю вернулся июль, но, несмотря на ласковую теплынь, все знают, что это ненадолго, слякоть будет ранней, а зима внезапной и суровой. И природа готовится к грядущим переменам.

Утром, выйдя из дома, Фатьян обнаружил, что сад, вчера ещё не начавший ронять листья, наполовину опустел. Молодые вишни и сливы в одну ночь вскинулись и улетели в тёплые края. А он-то надеялся, что обильная подкормка и лапник, уже заготовленный, позволят нежным деревцам перезимовать дома. Однако не вышло, сад осиротел.

Получив неожиданное приглашение отдохнуть в Южной Америке, Вадим Гранцов вовсе не собирался им воспользоваться. Слишком много важных дел удерживают его дома.

Но оказалось, что в этой поездке он может выяснить судьбу пропавших товарищей.

«Вам надо только слетать, посмотреть и вернуться, — говорили чекисты, отправляя его с деликатным заданием. — Вы простой турист, ведите себя естественно».

Гранцов и ведет себя естественно — как русский офицер, оказавшийся в центре схватки с международным преступным синдикатом.