Избранные стихи Рахель

Краткая биографическая справка

«Миг встречи, полумиг, один лишь быстрый взгляд»

Покорность

Эхо

«Всю жизнь я изменчива очень»

Книга моих стихов

Может, вовсе и не было так

Замкнутый сад

«Ты, погладив, рассеянно руку пронёс»

«Бывало не раз, после летнего дня»

Шахтёр

«Лишь о себе рассказать умела»

Другие книги автора Рахель Блувштейн

Рахел (Рахель Блувштейн) родилась 20 сентября 1890 года в Саратове. Детство и юность поэтессы прошли в Полтаве, где она училась в еврейской школе с преподаванием на русском языке и брала первые частные уроки иврита; там же познакомилась с В. Короленко. С 15 лет писала стихи по-русски. С детства у Рахел были слабые легкие, и ее посылали в Крым на лечение. Закончив школу, Рахел вместе с младшей сестрой Шошанной поехала учиться в Киев (Рахел — живописи, Шошанна — литературе и философии).

Вонзать свой взор в густой туман небес,

рукой ласкать пространства пустоту,

прислушиваться к павшему листу,

и ждать знамений, и просить чудес.

Семь раз уверовав, отчаяться, пропасть

и вновь поверить в тайну и в ответ,

нырнуть во тьму и вынырнуть на свет,

благословить судьбу, судьбу проклясть.

Бежать, спасаться в тень прошедших дней,

в их трепетный, отзывчивый мираж,

дрожать от слез и до рассветных страж

Здесь приводятся переводы 77 стихотворений Рахели. Когда-то давно я издала первые переведенные мною 25 стихотворений тиражом 1000 экземляров. В этом сборничке было вот такое предисловие:

Россия начала XX века жила стихами. Они были духом времени, его неотъемлемой частью. Однако, сколько бы мы ни называли имен ярких талантов тех лет, творчество которых занимает большое место в наших домашних библиотеках, перечень будет неполным. Мы знаем, что многих из них судьба разметала по всем частям света, и сокровищница русской поэзии тех времен, возможно, еще таит от нас немалую часть своих богатств

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Гармония и диссонанс, вечность и смерть, лунный свет и мгновенно меняющий огненный лик ночной костер — образы "Шаманской книги" неожиданно раскрывают те бездны, в которые человек не привык заглядывать. Это стихи, безупречной интонацией соприкасающиеся с абсолютом музыки, мистическими и мифологическими образами.

Из творческого наследия украинского поэта Игоря Рымарука (1958–2008) — «Возможно, в поэзии ценнее не прямое высказывание, а подбор послевкусий, следов события. Это как вино, когда букет распадается на ароматы, живущие своей отдельной жизнью. Событие, толчок для творчества рассматривается здесь с разных, часто неожиданных ракурсов. Наложение нескольких взглядов, как наложение светокопий, позволяет увидеть происшедшее в неожиданной полноте и развитии. Современники обозначают творчество Игоря Рымарука словом — филигранность. Добавим еще: слух, взвешенность, метафористичность и интеллектуальность, плюс гибкость и теплота украинской речи». (Александр Ирванец)

Сканирую город всевидящим оком

(сейчас ещё гордости полный музон бы):

шагают по городу бодрые зомби;

повсюду петарды, и ленты из окон.

И смотрит принцесса из башни высокой.

Мой сканер ломает великая радость,

хлопушки, шутихи все, все фейерверки;

и шум клоунады, и топот проверки,

где чёрным крылом, да по мёртвой парадной

проносит волна нефтяные лампады…

Принцесса испугано смотрит из башни,

Они прекрасны — ледники чилийских кордильер, когда крошечная тень самолета скользит по их нетронутой белизне, а ты прижимаешься к иллюминатору восхищенно и печально, ибо знаешь, что там, внизу, особенно отвратительный на фоне такой красоты, какой-то жалкий выскочка уже столько лет правит страной Габриэлы Мистраль и Пабло Неруды. Пиночет любит облачаться в белоснежный генеральский мундир, подделываясь под целомудренную белизну Кордильер. Ледники раскаляются от гнева, когда это видят. Конечно, когда-нибудь не станет ни Пиночета, ни его хунты, а Кордильеры останутся. Природа, в конце концов, выплевывает из себя все то, что оскорбляет ее красоту. Эта мысль, словно тайный родник под сугробами горных невад, скрыта в поэзии чилийца Рауля Суриты. Он вообще поэт особого склада — одновременно и скрытный и беззащитно открытый. Такая скрытная открытость — результат инстинктивной самозащиты в постоянной борьбе с цензурой, с казарменной идеологией. Хочешь не хочешь, а бывает так, что нужда заставит быть метафоричным. Русским поэтам это хорошо известно — вспомним хотя бы лермонтовские «Жалобы турка». Пиночет, правда, осторожен с писателями и вообще с известными людьми более, чем с простыми смертными. Пабло Неруда был убит только морально, а не физически. Когда Виктору Харе отрубили руки, он не был так знаменит, как это случилось после его убийства. Пиночет, стараясь выглядеть либералом, в последнее время создал даже довольно ловкую полугласность. Но полугласность — это еще не гласность, и работать в условиях полугласности писателю ох как нелегко. Полугласность — это своего рода полукляп во рту. Полугласностью слишком медленно издыхающий режим балансирует разгоны демонстраций, убийства в темных закоулках.

Подборки стихотворений Юлианы Новиковой «На расстоянии огня», Дмитрия Быкова «Новые баллады», Татьяны Полетаевой «Ты такую не знал», Виталия Науменко «Косноязычие»

Введите сюда краткую аннотацию

Стихи Алексея Дамиановича (Демьяновича) Илличевского, лицейского соученика А. С. Пушкина воспроизводятся по антологии поэзии пушкинской поры «Издревле сладостный союз...».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хэйан-Кё. Столица мира и спокойствия.

Город, который еще не скоро переименуют в Киото.

Резиденция императорского двора эпохи Хэйан, эпохи изысканной поэзии и прозы, изящных придворных дам — и изощренных интриг и преступлений.

Юный князь Минамото просит Акитаду отыскать его исчезнувшего родственника. Акитада берется за дело и довольно скоро сталкивается с опасным заговором, который может роковым образом повлиять на судьбу страны.

Императорский дом в опасности…

Новая книга известного писателя и историка Бориса Соколова посвящена легендарному человеку, которого в Бессарабии называли «последним гайдуком» и «атаманом Ада», — Григорию Ивановичу Котовскому. После 1917 года он превратился в не менее легендарного командира Красной армии и действительно народного героя Гражданской войны. В книге показано, что из многочисленных мифов, которыми обросло его имя, соответствует действительности, а что имеет с ними мало общего. Подробно рассказывается о таких известных эпизодах из жизни Котовского, как участие во взятии Одессы зимой 1920 года и в подавлении антоновского восстания в Тамбовской губернии летом 1921 года, объясняются причины его популярности, делается попытка раскрыть мотивы его загадочного убийства. Биография Котовского представлена на фоне истории России первой четверти XX века, в том числе и так называемого «Бессарабского вопроса».

Знак информационной продукции 16+

Миранде двенадцать лет, и у нее, конечно, хватает проблем. Мама, которая не готовит завтраков и одевается как девочка, лучший друг, который больше не хочет быть другом, одноклассники, которые вдруг начинают вести себя не так, как раньше, полная опасностей дорога в школу и из школы. А тут еще непонятные записки, в которых говорится о том, что произойдет в будущем, и главное — о том, что она, Миранда, должна сделать, чтобы это произошло… Или не произошло.

Книга Ребекки Стед «Когда мы встретимся», вышедшая в 2009 году, сразу же покорила читателей и критиков и попала в самые серьезные списки американских бестселлеров. А в 2010 году она получила престижную литературную премию Ньюбери за выдающийся вклад в американскую литературу для детей.

Политическая война: Слепые

Экономическая война: Большая энергетическая война. Часть IX. Ядерная энергетика — окончание

Информационно-психологическая война: Пипл хавает

Классическая война: Иллюзии постклассической войны — 3

Культурная война: Венец творения или «больное животное»?

Наша война: Наш адрес — Советский Союз

Социальная война: Будем ли мы воевать?

Война с историей: Юбилей каннибальской философии

Мироустроительная война: Ливанский рычаг

Концептуальная война: Концептуализация Не-Бытия

Война идей: Перестройка-2 на марше

Диффузные сепаратистские войны: Краеведение как основание для местного патриотизма?

Метафизическая война: Постмодернизм и другие

http://gazeta.eot.su