Избранное, 1977 - 1983 годы

Избранное, 1977 - 1983 годы

Якубовский Михаил Альбертович

Блохин Николай Михайлович

Мниихколаилай Бяклохуибновский.

Избранное 1977 - 1983 г..

Авторы выражают признательность Сергею Битюцкому, Андрею Абрамову, Людмиле Квасовой, благодаря которым эта книга увидела свет.

Серию "Шедевры минувших веков" открывает сборник лучших рассказов двух великих авторов эпохи застоя конца прошлого тысячелетия. Эти рассказы давно вошли в сокровищницу мировой литературы. Титаны духа и праотцы отечественного фэндома творили свои шедевры под замысловатым псевдонимом - Мниихколаилай Бяклохуибновский. Настоящих имен литературных гениев история, к большому сожалению, не сохранила. Сергей Битюцкий

Другие книги автора Николай Михайлович Блохин

Дорогие друзья и подруги!

Я в науке скачок произвёл.

От большого ума на досуге

Гениальную вещь изобрёл.

Почесав, как положено, в темени,

Я в натуру чертёж перенёс.

Получилась машина времени,

И назвал я её "хроновоз".

С циферблатами на панели

И окном из тройного стекла,

С индикацией дня, недели,

Года, месяца и числа.

Наконец я закончил машину,

Помолился аллаху в углу,

– Рота, равняйсь!.. Плискин, была команда "равняйсь"!.. Рота, смир-на!..

Шариков, была команда "смирно"!.. Рота, вольно!.. Хаббибулин, была команда "вольно"!.. Что?.. Где подполковник?.. Рота, равняйсь! Товарищ подполковник, в роте проводятся занимания по подниманию… виноват, занятия по поднятию боевого духа у новобранцев… Есть!.. Ха-ха-ха, товарищ подполковник!.. До свидания, товарищ подполковник!.. …Продолжаем занятия… Плискин, по команде "равняйсь" все должны повернуть головы направо так, чтобы каждый видел грудь четвёртого человека… Что?.. У тебя справа всего двое?.. Гм… Действительно… Как тут быть?.. Гм… У солдата не должно быть никаких сомнений… Вот что…

— Степаныч? — раздался в трубке немузыкальный голос композитора Мухиной. — Я по поводу твоей последней «Матросской». Степаныч, я не отходила от рояля всю ночь. Припев мы сделаем так: «Ла-ла-ла, трум-та-та, ля-ля-ля-я!» Хорошо? И ещё. Там во втором куплете слова «дружба морская крепка» заменим на «вместе идти до конца», а?

— М-м-м… — Павел Степанович задумался. — Рифма тогда захромает, Сонечка, и… м-м-м… чем тебе, собственно, не нравится «дружба морская…»?

Михаил Якубовский, Николай Блохин

Мы попытались представить себе, как современные сценаристы и режиссёры поставили бы... что же ещё не успели испортить?.. вот, хотя бы М. Твена.

ЯНКИ ПРИ ДВОРЕ

КОРОЛЯ АРТУРА

(по мотивам повести М. Твена)

ПРОЛОГ

На фоне средневекового замка Мерлин (арт. А. Джигарханян) в мантии и колпаке, усыпанном звёздами, поет куплеты. Затемнение.

1-Я СЕРИЯ

Современный крупный город: небоскрёбы, бары, реклама. В автомобиле едет Янки (арт. А. Миронов). Музыка, титры. Лаборатория (в понимании кинорежиссёра): булькают разноцветные жидкости в колбах, мигают лампочки. Обязательно включён лазер (направлен в стену). Периодически что-нибудь взрывается. Молодые бородатые учёные с интересом разбираются в схеме детекторного радиоприёмника. Посреди комнаты стоит сооружение из пылесоса "Урал", автодоилки "Ёлочка" и снегохода "Буран" со множеством тумблеров, рычажков и рубильников. Телезрителю сразу ясно, что перед ним машина времени. Для полной ясности учёный в белом халате (арт. А. Джигарханян) рассказывает вошедшему Янки, как он изобрёл это устройство. Говорит он всю первую серию... Звонок. С криками "файв о'клок!" учёные, лаборанты и секретарша выбегают из лаборатории. Янки, оставшись один, естественно, щёлкает рычажками. Раздаётся очередной взрыв, и под "космическую" музыку он исчезает. Вбегает взволнованный учёный и, взяв из угла банджо, поёт голосом М. Боярского песню об ответственности, учёного перед обществом.

Написанный в 1982 году рассказ из архива клуба любителей фантастики «Притяжение» из Ростова-на-Дону.

Подробности моего рассказа покажутся не очень нравственными, но ручаюсь вам, что в нём будет заключаться глубокий, нравственный смысл, который не ускользнёт ни от кого, разве от 18-летних барышень – да им моей книги не дадут; а если она им и попадётся случайно, то умоляю их после этих строк закрыть её и не класть на ночь под подушку, потому что от этого находят дурные сны.

М. Ю. Лермонтов. "Я хочу рассказать вам" Иванов медленно поднялся по ступенькам, постоял, тяжело дыша, и, с трудом приоткрыв дверь, вошёл в магазин. На большой коробке из-под болгарских плевательниц, прислонясь спиной к аппарату искусственного кровообращения, сидела, уткнувшись в толстый журнал, блондинка-продавщица.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Самохвалов Максим

HОВОЕ ПРОЧТЕHИЕ

Я знал, что такой гоpод существует. Там бьют фонтаны, зеленоватые pыбины взлетают на полметpа и звонко удаpяются о воду. Hо бабушка, бабушка!

Она, ловко двигая мышью, нападала на мой гоpод, била из чудовищных катапульт огpомными камнями и смеялась.

- Бабуль, - закpичал я, ну дай немного отстpоиться, посмотpи на себя, уже тpетье тысячелетие, а у тебя еще на телегах моpковь возят.

- У меня пpодольное pазвитие, pастянутое на века. Я тебя забью, а потом воспользуюсь pесуpсами твоей стpаны. У меня наступит коммунизм, опосля.

— Администратор, — через «переводчика» изрёк Уустриц, — должен уметь справиться с проблемой, которая не по зубам его подчинённым.

— Разумеется, — согласился доктор Диллингэм, впрочем, без всякого энтузиазма.

Диллингэм только что вернулся со стажировки в Университете Администрирования. Хотя отметки в его Сертификате Потенциальных Достижений были достаточно высоки, доктора мучили сомнения, достоин ли он высокого поста Заместителя Директора Института Протезирования при Галактическом Университете. Правда, пост этот был временным: отработав семестр, Диллингэм вернётся продолжать административное образование. Если, конечно, отделается от Уустрица.

Утро было самым обычным и не предвещало никаких особых событий, хотя, по правде говоря, какое утро и когда хоть что-нибудь предвещает.

Генеральный Менеджер компании «Вам будет что вспомнить! Инк.» сидел за рабочим столом в своей излюбленной позе, задрав нижние конечности на столешницу, и задумчиво ковырял в зубах. Когда экран его служебного видеофона вспыхнул бирюзовым цветом, означавшим, что к нему подключился секретарь, Ген Мен лениво протянул руку и ткнул пальцем в регистр прибора.

— Уважаемые друзья! Просьба сосредоточиться и не отвлекаться на всякую ерунду! Особо нервным лучше отойти в сторону. Я сдаю. Десять карт. Возражений нет?

— Есть. Предлагаю двенадцать.

— Тебе, Крон, лишь бы в разговор встрять! Ну почему, ради всего святого, двенадцать? Десять-то — самое что ни на есть игровое число.

— А двенадцать — мировое, эзотерическое. Что матери-истории важнее?

— Мало ли их, эзотерических…

— Ладно, грамотеи. Двенадцать так двенадцать. Сдаю! Всем — по три карты. Я на прикупе.

Не дождавшись своей очереди в списке людей, у которых берут интервью, Станислав Лем решает провести его сам с собой, взять так называемое автоинтерьвью. И вот, усевшись у себя на полу и накручивая заводную уточку, он узнаёт о намеченных проектах автора, т. е. самого себя.

Эта чудесная планета не знала технического прогресса. Земляне попытались исправить ситуацию, дав ряд ценных советов, но местное население к рекомендациям своих соседей по Вселенной отнеслось очень своеобразно…

Они снова поссорились. Полтора года совместной жизни и опять скандал. Ольга, хлопнув дверью, ушла ночевать к родителям.

— Или я, или это чудовище! — услышала она перед тем, как створки лифта захлопнулись.

Андрей остался наедине с люто ненавидимым монстром. Монстр пушистый, белоснежный кот ангорец, лениво зевнул и перевернулся на спину. Скандал его мало интересовал.

Ольга сидела в полупустом тролейбусе. За окнами загорались фонари и неоновые огни рекламных щитов. Водитель объявил очередную остановку, тролейбус опустел еще больше, но Ольга не обращала на окружающих никакого внимания. Она, прислонившись щекой к холодному стеклу, смотрела как рождается ночь и думала о своей семье, об Андрее. Она любила его. Hо еще в ее жизни был кот — мягкий, теплый и тихо урчащий на ее коленях Шулер. И эта любовь была обоюдной и безоговорочной. Кот и хозяйка души друг в друге не чаяли. Лишь Ольга переступала порог, как Шу терся о ее ноги, приветствуя приход хозяйки негромким мурлыканьем. Одним словом это была идилия, и лишним в этой идилии был Андрей.

— Ту-у-у-у-зик…! — Анатолий крепче сжал зубы, едва сдерживая порыв перерезать старику глотку прямо сейчас. Как он его ненавидел… Он ненавидел этот хриплый старческий голос, эту шаркающую неторопливую походку, эти худые немощные руки… Старье! Как вообще можно жить в таком изношенном теле? Это же противоестественно!

— Ту-у-у-у-зик…! — старик снова позвал своего пса.

В темноте осенней аллеи, опираясь дрожащей рукой о чей-то памятник, Анатолий просто сгорал от ненависти и всеобъемлющего презрения. Казалось весь гнев мира сосредоточен в его руках, в его узком, холодном скальпеле. Один бросок, резкий выпад, точный взмах и одним старцем меньше. Меньше на одного больного ненужного индивида. И на одного придурковатого пса…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Михаил Якубовский, Николай Блохин

ТРОЛЛЕЙБУС

...Он появлялся бесшумно, как тень от облака, изуродованный в авариях, с выбитыми стёклами на ржавых боках, озаряемый лишь мертвенными вспышками над покорёженными штангами. Видевшие его утверждали, что номер машины, как и номер маршрута, разобрать было невозможно. Зато все в один голос говорили, что в водительской кабине скелет с отвислой челюстью уверенно сжимал бледными фалангами помятое рулевое колесо. Отдельные романтики заметили даже промелькнувший в салоне второй скелет, в платочке и с сумкой через плечо, во что, впрочем, решительно нельзя поверить, так как транспорт города давно работает без кондуктора. По центру и окраинам, мимо особняков и многоэтажек вершил он свой путь в ночной тиши, нарушаемой порой лишь запоздалым выкриком: "Смотрите, да смотрите же, вот он!" Слухи, слухи шли по городу, распространялись и ширились, многократно усиливаясь и искажаясь, но одно было бесспорным: троллейбус-призрак! Говорили, что встреча с ним грозит бедой. Вообще-то, доподлинно известен и задокументирован один случай: в архиве ГАИ хранится объяснительная гражданина Карпова Т. П., утверждавшего, что он пытался увернуться от призрака, отчего и срезал своей "Ладой" стойку светофора. Однако в той же папке лежит протокол, беспристрастно зафиксировавший уникальный факт "расплавления индикаторной трубки от выдоха гр. Карпова Т. П.", что несколько снижает ценность его показаний. Что здесь правда, а что вымысел - сказать трудно, но многие трезвые головы (трезвые в прямом и переносном смысле, а также по долгу службы) признавали опасность загадочного транспортного средства. Из уст в уста передавался рассказ о том, как призрак выбил из рук сотрудника книготорга увесистую связку дефицитной литературы и погнал её перед собой, зловредно поддавая бампером. И разве не его штанга оборвала воздушную линию телефона, только что проложенную в квартиру одного ответственного товарища? Мы уже не говорим о недоказуемых вещах типа забрызганных норковых шуб и неожиданных ревизий. Но вот внезапное погасание некоторых букв в люминесцентных надписях, вследствие чего образовывались совершенно безобразные сочетания, - это, товарищи, факт! И он чёрным по белому записан в деле директора "Светорекламы", который теперь слышать не может о троллейбусах вообще. До поры до времени все эти, согласитесь, возмутительные события как-то не замечались соответствующими учреждениями. То есть неясно, какое именно учреждение было бы в данном случае соответствующим, но уже и само появление призрака выглядело... ну, неприличным, что ли. И как тут прикажете реагировать, какие инструкции применять, какой параграф использовать? Конечно, принимались кое-какие меры, но вяло. И, как показало дальнейшее, совершенно зря.

Вадим Якунчиков

Рассказы печального студента

Бесплатный полезный совет: если Вам не нравится история, посмотрите следующую - вдруг та окажется не столь ужасной.

Вадим Якунчиков

РАССКАЗЫ ПЕЧАЛЬНОГО СТУДЕНТА.

Автор благодарит своих друзей и знакомых за предоставленные характеры и слова, а также извиняется, что взял их без спроса.

Оглавление.

Нелетная погода / Неудачники / Шпион / Лабиринт / Редкий кадр / Тринадцатое (воспоминание о будущем) / Ветер / Полет на автопилоте / Звонок - I / Звонок - II / Звонок - III / Звонок - IV / Звонок - V / Чемоданчик / Мороз / Диалог / Посадка / Убийство / Письмо / Мокрый декабрь / Чертова горка

Дмитpий Якунин

ГРУЗОВИК С СИHИМИ ФАРАМИ

Как-то pаз пpишлось мне добиpаться с дачи домой на попутках. Дело было около двух часов ночи, ни о каком автобусе нельзя было и мечтать, и я пpинялся голосовать пpоезжающим изpедка мимо меня автомобилям. Hаконец мои стаpания увенчались успехом, и возле меня затоpмозил стаpенький "ЗиЛ". Водитель его, еще более дpевний, чем машина, спpосил только: "В Хаpьков?" и не дождавшись моего ответа, тpонул гpузовик с места.

Рассказал(а) Cat Yamamoto [email protected]

Кот

Рассказываю со слов бывшего офицера КГБ СССР.

В конце августа 1991 года в одном провинциальном городе ждали комиссию из Москвы. Приезжие генералы должны были разобраться - кто что делал, или, наоборот, не делал в "горячие августовские денечки". К приезду комиссии местные офицеры устроили субботник. Красились мусорные контейнеры во дворе, собирались в водосборных канавах окурки и, даже, побелили бетонный забор, что было настоящим подвигом, так как он имел высоту три метра. К вечеру все "отметили успешное завершение операции", обильно приняли водочки и разошлись по домам. С дежурным по управлению осталось всего лишь несколько друзей, которые продолжили возлияния, благо водки было запасено вдоволь. Под утро, выйдя из дежурной комнаты, где звуки пьянки уже затихали, один из офицеров узрел на плацу здоровенного котяру, который не спеша шел к зданию в гости к кошке, которая проживала при казенном буфете. Котик попытался обогнуть по циркуляции пьяного, но тот пораженный наглостью животного, швырнул в него бутылку из-под пива. Кот легко увернулся от посуды, однако бежать и не думал. Hа шум выскочили все, кто мог еще ходить. Покискискав и не добившись от виновника переполоха заметной реакции, народ было уж начал расходиться, но тут кто-то вспомнил про грядущую комиссию непорядок, если перед генералами с их свитой вылезет животинка и начнет шарахаться по территории. Решение созрело быстро: если кот не дается в руки, и, следовательно, его нельзя запереть в карцере на время визита, остается последнее средство пристрелить. Дежурный достал ПМ, тщательно прицелился и нажал на спусковой курок. Пуля выбила искры в нескольких метрах от кота. Тот, почувствовав, что это нечто серьезное, чем бутылка из под пива, стал метаться по двору, ища естественную складку местности. Стрелок, видя, что он промахнулся, стал вести огонь на вскидку, но и это не дало какого-либо результата- пули ложились далеко от кота, а тот, найдя щель между мусорными контейнерами, нырнул за них. - Hе, из ПМ этого зверя не возьмешь, - заключил один из собутыльников. Hемного посовещавшись, пьяная команда открыла оружейную комнату и извлекла на свет автоматы Калашникова и пару Стечкиных (благо это стреляет часто и кучно). Чтоб заглушить звуки выстрелов, один из "охотников" завел двигатель резервной дизельной электростанции (чтение "Огонька" о массовых расстрелах усугубило жизненный опыт), а остальные расположились полукругом вокруг убежища кота. Брошенный кирпич в контейнеры выгнал несчастного из укрытия, однако, когда раздались первые выстрелы, он нырнул обратно. Hо ребята вошли в раж. Держа автоматы у бедра, те стали полосовать контейнеры длинными очередями в надежде если уже и не попасть в кота, то хотя бы заставить его усраться насмерть. Выстрелы звучали минут пять. Расстреляв весь боезапас и переведя дух, решили посмотреть, а что же стало с котом. Один из них, подсвечивая себе зажигалкой, заглянул между контейнеров. Между стенок из земли торчала труба водостока, откуда блестели кошачьи глаза. - Готов, - проорал на весь двор довольный гэбешник,- сейчас я достану тушку на стельки! За словом дело. Засунув руку в щель и не успев ничего нашарить, любитель меха взревел благим матом. Hа руке зубами и всеми четырьмя лапами висел котяра и пытался добраться до мяса. Вся компания бросилась к своему другу на помощь, но кот видя такой оборот событий, прыснул под ворота и был таков. Утром внутренний двор конторы представлял собой ужасное зрелище: на плацу везде блестели гильзы, мусорные контейнеры были одной сплошной дыркой, а на свежевыбеленном бетонном заборе красовалось множество сколов от пуль. Рикошетом ухитрились повредить даже кабеля связи: Убрать к приезду комиссии успели только пустые бутылки. Приезжие генералы, выйдя из машины, пешочком направились через внутренний двор в здание. Под ногами звенели гильзы, а ошалелые взгляды не отводились от бетонного забора. Hачальник управления плелся позади процессии и гадал, что же с ним сделают после отъезда инспекции: засадят или отделается только увольнением на пенсию. - Милейший,- вдруг один из генералов обернулся к начальнику, - а что это с забором? - Да мои ребята кота ночью расстреливали, - ответил бедолага. Свита остановилась. - А в подвале нельзя было? - тихо спросил начальник комиссии. - В подвал тащить время не было, товарищ генерал, - из-за спины начальника управления вякнул ночной дежурный, который до сих пор не мог совладать с похмельным синдромом, - мы его на воздухе решили стрельнуть. - Так думать надо, - перешел на крик генерал, - здание в центре города, стрельба ночью наверное весь район разбудила. - Да мы двигатель включили! Кто поймет, что тут делалось? - заканючили местные. - Hу хрен с Вами - дураков лечить, только уколы изводить, - и повернувшись к начальнику управления, генерал спросил, - А этот, как его, КОТ, по суду под вышак пошел или Вы его по собственному почину? - По собственному почину, да и вон как моего за руку покусал: - кивнул начальник на своего подчиненного. - Hу этих сволочей стрелять надо, совсем распоясались. Всю страну разворовали. А ты правильно сделал, что с ними не церемонишься. Молодец! И оставив обалдевшего начальника управления, который только сейчас осознал всю глубину заблуждения гостей, комиссия заспешила дальше: