Избавление

Карта разворачивалась неохотно, вырываясь из рук, и когда кто-нибудь из нас отпускал один из ее углов, тут же пыталась свернуться вновь. Бумажная земля прыгала перед глазами и, чтобы ее успокоить, нам пришлось поставить свои пивные кружки на каждый из четырех углов карты. Отрезок реки длиною в сто пятьдесят миль, ужатый в пару десятков сантиметров, змеился между нарисованных гор. Льюис взял карандаш и точным, уверенным движением отметил место, где зеленая окраска сменялась коричневой. Карандаш пополз вниз по реке, с северо-востока на юго-запад, пробираясь сквозь леса. Я не столько смотрел на карту, сколько следил за рукой Льюиса, которая обладала способностью останавливать течение рек – они замирали, когда Льюис останавливал руку, объясняя что-либо, и возобновляли свое движение, как только рука начинала двигаться дальше. Карандаш перевернулся в руке и тем концом, в который была вставлена резинка, обвел невидимым контуром район протяженностью не меньше пятидесяти миль, внутри которого река была особенно извилиста и зажата со всех сторон теснинами.

Другие книги автора Джеймс Дики

В книгу входят произведения поэтов США, начиная о XVII века, времени зарождения американской нации, и до настоящего времени.

Герои детективных романов, включенных в этот сборник, не раз оказываются в экстремальных ситуациях – кто-то – случайно, кто-то – в поисках приключений, кто-то – по роду службы. И всем им предстоит проявить недюжинную волю, ум, хитрость и осторожность в жестокой схватке со злом…1.0 — создание файла

Популярные книги в жанре Триллер

«Я хорошо знаю, что моя работа – причинять страх», – так прощается с читателем Альфред Хичкок, пожелав ему «белой ночи» наедине с одним из придуманных, составленных и отредактированных им сборников. Альфред Хичкок представляет рассказы самых разных писателей: ужасы, приключения и детектив, – истории, от которых холодок бежит по спине. Сказки бессонницы. Рассказы, от которых схватывает дыхание.

Впервые на русском языке мы представляем вам антологию, собравшую характерные рассказы серии, каждый выпуск которой с замирающим сердцем читают и переводят во всех странах мира, кроме, пожалуй что, Монголии и Вьетнама.

У Антонии Уэблок, преуспевающей бизнес-леди, похищена маленькая дочь. Троюродная сестра Антонии Триш Макгуайр очень тяжело это переживает, потому что, с одной стороны, очень любит малышку, а с другой — как юрист, занимающийся делами, связанными с насилием над детьми, прекрасно понимает, чем чреваты подобные исчезновения. Она начинает собственное расследование, тем более что полиция включает Триш в список подозреваемых, так что под угрозой оказывается не только жизнь Шарлотты, но и ее собственная свобода.

Когда на глазах Криса и Тони их отец в наказание за непокорность и неподчинение мафии был раздавлен катком, братья поклялись никогда не забывать об этом и о том, кто стоит за его смертью. Но благородная цель — отомстить за отца вдруг вынуждает их оказаться перед выбором, когда на каждой чаше весов — жизнь брата.

Месть — это то блюдо, которое лучше есть холодным.

15 августа 1812 года. ВОЙНА С НАПОЛЕОНОМ.

Н-ская губерния, деревня Лозовка, усадьба помещиков Коробковых.

Середина дня

Благодаря окну, разбитому кем-то из одуревших ввиду шаткости привычной власти мужиков, по комнате разгуливал шустрый ветерок, притащивший с собой несколько рано пожелтевших листьев, содранных с деревьев помещичьего сада. Об обломок стекла с тупым упорством билась жирная муха, по скудоумию не догадывающаяся вылететь в зияющую рядом с ней дыру. Графиня Амалия Львовна Коробкова, сухопарая сорокалетняя дама в темном дорожном платье, неестественно прямо застыла в высоком деревянном кресле, судорожно прижимая к плоской груди сцепленные в замок худые пальцы. Взгляд графини – неподвижный, отсутствующий, устремленный в какие-то недоступные остальным смертным дали – до ужаса пугал молоденькую кузину Лизу, девушку нервную и впечатлительную. Пугал гораздо больше, чем неумолимо приближающиеся наполеоновские войска, чем поголовно пьяные, неуправляемые, вконец распустившиеся мужики. Лиза морщила хорошенький вздернутый носик, поминутно вытирала глаза и дожидалась лишь повода разреветься по-настоящему, например известия, что в имение уже вломилась французская солдатня или что лозовские крестьяне, недавно наотрез отказавшиеся грузить на подводы графские пожитки, окончательно взбунтовались и намереваются «поднять господ на вилы». Нарушить молчание она, однако, не решалась. Томительно тянулись минуты. Хулиганистый ветерок беззастенчиво трепал прически дам. Муха продолжала жужжать. Наконец в коридоре послышались шаркающие шаги. Обе женщины невольно напряглись. Скрипнула дверь. В комнату, отдуваясь, вошел управляющий поместьем Михаил Михайлович Скляров, или попросту Михалыч, – низенький, толстенький, плешивый старичок, верный слуга Коробковых, знавший графиню буквально с пеленок и потому позволявший себе в общении с ней некоторые вольности, впрочем вполне безобидные.

В этом городке творились непонятные, мистические вещи. Банда оголтелых сатанистов долгое время держала в страхе все население. Но когда произошло убийство двух сотрудников Конторы под видом несчастного случая, терпение у начальства кончилось. В городок послали майора ФСБ Дмитрия Корсакова, лучшего спеца по неординарным ситуациям. Он должен в кратчайший срок выяснить, что произошло на самом деле и кто стоит за этим преступлением...

Начальник следственной части Н-ского ОВД майор юстиции Евгений Дмитриевич Кожинов возвращался с работы гораздо раньше обычного времени по причине тоски и паршивого настроения. Майор сам не знал, чем конкретно оно объяснялось. Может, погодой? (Апрель 1998 года ежедневно преподносил сюрпризы – то мороз, то слякоть, то вообще черт-те что.) Или внезапной сменой министра и возможными кадровыми перестановками? Или до смерти опостылевшей мерзкой харей начальника отделения полковника Бахусова? Или всем, вместе взятым?

13 октября 2002 г.

Окрестности г. Н-ска.

Со стороны усадьба выглядела вполне мирной и, невзирая на осеннюю непогоду, очень даже уютной: изящный трехэтажный особняк из белого камня с зеленой черепичной кровлей, добротная кирпичная баня с крытым зимним бассейном, аккуратные хозяйственные постройки, присыпанные гравием дорожки, декоративные елочки... Вся территория внутри ограды старательно прибрана. Ни тебе грязи, ни мусора. В общем – цивилизация. Ни в жизнь не догадаешься, что там творится в действительности! Усадьба добросовестно охраняется. В застекленной будке у проходной дежурит атлетически сложенный, вооруженный секьюрити. Второй, с короткоствольным автоматом на изготовку, совершает регулярные обходы приусадебного участка. Третий, по признанию «языка», засел в мансарде и сквозь оптический прицел контролирует подступы к дому. Но в самом этом факте, согласитесь, нет ничего удивительного. В наше время заказные убийства, похищения с целью выкупа и т.д. (не говоря уж о банальных грабежах и поджогах) больше не считаются чем-то экстраординарным и стали, увы, повседневной реальностью. А милиция, за редкими исключениями, работает малоэффективно. Поэтому люди пытаются защищаться самостоятельно. В меру сил и финансовых возможностей. Короче, все в порядке вещей. С одним лишь исключением. Хозяев данной усадьбы назвать «людьми» довольно-таки затруднительно. Ну, примерно как бешеную собаку – «хорошим песиком». Такие вот дела...

Вернувшись из путешествия, Рэйчел узнает, что ее сестра погибла во время пожара. Теперь ей придется воспитывать дочь сестры, чья тайна рождения становится головной болью для Рэйчел и ее жениха Трэя.

Меж тем в город возвращается Джеб. Несколько лет назад его приговорили к тюремному сроку из-за показаний Рэйчел и Трэя, но затем оправдали из-за несостыковок в деле. Тогда была убита девушка, еще одна пропала.

Могут ли все эти события быть звеньями одной цепи?

Джеб намерен разобраться, тем более когда-то у него были отношения с Рэйчел. Вернуть себе доброе имя – значит навсегда расквитаться с прошлым.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

На мой исторический очерк “Евреи в России и в СССР” откликнулись три еврея – сотрудники эмигрантских органов печати, выходящих на русском языке, причем первый из них – Э. Райс – предложил “диалог” по вопросам положения и роли евреев в России и в СССР, на что я и изъявил свое согласие.

Но мои ответы и разъяснения, посланные в редакции тех органов печати, в которых были напечатаны отклики трех евреев на мою книгу были настолько “сокращены” редакциями (а некоторыми и вовсе не напечатаны), что “диалог” потерял всякий смысл и ничто не было ни уточнено, ни разъяснено.

Это обстоятельство и вынудило меня прибегнуть к тому, что сейчас называется “Самиздат” и выпустить “Диалог” за свой риск и страх отдельной книгой, конечно, неся полную ответственность за содержание. В этой книге приведеныполностью высказывания трех евреев (Райса, Гольдштейна и Марголина) и мои ответы им, каждому в отдельности. Тоже полностью, без всяких редакторских “сокращений” и изменений. – Так получился “Русско-Еврейский Диалог”.

А. Дикий

Эмили Дикинсон

Избранные переводы

Эмили Дикинсон (1830 - 1886)'

436

Как путник, ветер постучал, И как хозяйка я Сказала смело: `Заходи`, И комната моя Впустила гостя, для кого И стул-то предложить Смешно бы было, вс? равно, Что воздух уложить. Его никак не удержать, И речь его, как взл?т Всей птичьей стаи, если кто С куста е? спугн?т. Словно волна, его черты, А пальцами он вдруг Рождает музыку в стекле Дрожащий тонкий звук. Порхая всюду, погостил И снова постучать Решил со вздохом, робко так, И я одна опять.

Эмили Дикинсон

"Я улыбаюсь, - писала Эмили Дикинсон, - когда вы советуете мне повременить с публикацией, - эта мысль мне так чужда - как небосовд Плавнику рыбы

Если слава - мое достояние, я не смогу избежать ее - если же нет, самый долгий день обгонит меня - пока я буду ее преследовать - и моя Собака откажет мне в своем доверии - вот почему - мой Босоногий Ранг лучше -"

В 1862 году Томас Уэнтворт Хиггинсон, известный в Новой Англии писатель и публицист, обратился к молодым американцам с призывом смелей присылать свои рукописи в редакции журналов. Быть может, где-то в глуши таятся еще не известные миру таланты? Надо найти их, воодушевить и с должным напутствием открыть им дорогу в печать. Хиггинсон готов был взять на себя роль благожелательного ментора.

Эмили Дикинсон

Стихотворения

Переводы В. Марковой и И. Лихачева

x x x

Утром мягче холодок

Орех - литая бронза

Круглее щеки ягоды

И в отъезде роза.

На ветках клена алый шарф

Каймой на поле брошен.

Чтоб от моды не отстать

И я надену брошь.

x x x

Запоздалого утра Солнце взошло.

Встала Радуга над грозой.

Как стадо испуганных слонов

Тучи топчут горизонт.