Из жЫзни индейцев

Из жЫзни индейцев

Пётр Канин

из жЫзни индейцев

Выдержки из еженедельника "Караван"

Куандык Алишев, доктор сельскохозяйственных наук:

- Какие бы реформы ни проводились в России, у нас их слепо копировали. При этом не учитывали ни особенности быта казахов, ни их обычаи. Слово Москвы было законом. Ведь разве можно было забыть жертвы тридцать седьмого? Разве не сгноили их по ложным доносам в тюрьмах и лагерях, не расстреливали без суда и следствия. Если бы ожили эти светлые личности, передали свою духовную силу потомкам, то, как я полагаю, мы бы давно преодолели нынешние трудности.

Другие книги автора Пётр Канин

Пётр Канин

из жЫзни индейцев (часть третья)

Алибек Шегебай:

- В моем ауле захолустном Суткеите живут люди разных национальностей: чеченцы, азербайджанцы, татары, гагаузы, карачаевцы, кабардинцы и балкарцы, русские, узбеки... Большинство уехало на историческую родину, эти остались. Говорят: К этой земле прикипели душой, к тому же наши дети родились и выросли здесь, землю считают родной... Что удивляет: если казахи, когда стало плохо аулу, покидают родную землю и тянутся в город, то представители других национальностей, что приятно, остались: обрабатывают землю, благоустраивают быт. Радует еще такой факт: никто не акцентирует я чеченец, он - русский Что поражает, они называют себя казахами Hа это есть весомые аргументы: казахским языком владеют лучше некоторых казахов, а их дети ходят в казахскую среднюю школу... Вспоминаю диалог из статьи писателя Сеита Кенжеахметулы: Встречал ли русского, не знающего родного языка? - Hет. - А немца, узбека? - Hет, нет. - Видел казаха? - Да навалом их!.. Я верю утверждавшему это. Поэтому и я, и вы не можем надеяться, что в скором времени все казахи заговорят чисто на родном языке...

Популярные книги в жанре Публицистика

Эммануил Менделевич

Исторические и социальные взгляды Ивана Ефремова

Творчество Ивана Ефремова пользуется большой популярностью у советских читателей - настолько большой, что его взгляды оказали влияние на множество людей, так что эти взгляды стали социальным явлением. Бурная, почти единодушная поддержка критики тоже сыграла свою роль. Миллионные тиражи изданий обеспечили лёгкий доступ к идеям Ефремова, способствовали их популяризации. Каковы же эти взгляды? Каково их отношение к действительности? Какова их социальная роль? Вот вопросы, на которые я хочу ответить.

М. ПУТИHКОВСКИЙ

УГОЛОВHАЯ ХРОHИКА

Зачем развратные мысли

внушаются юношеству?

(Вроде бы Гоголь)

Парень, которому нравилась женщина, влюбленная совсем не в него, обманом забирается к ней в постель, уходя прихватывает ценную вещицу, а потом еще по-хамски издевается над несчастной. Он же при случае не брезгует мордобоем и шантажом.

Его приятель живет на содержании у замужней пожилой женщины.

Третий субъект из той же компании, прекрасно обеспеченный материально, женится на очень молоденькой девушке, живет с ней мирно и счастливо, а потом узнает, что когда-то она привлекалась к ответственности за кражу (хотя и безвинно). Любящий муженек ведет жену в рощицу, завязывает ей руки за спину и вешает на суку.

Татьяна РАХМАТУЛЛИНА

О ТВОРЧЕСТВЕ КИПРСКОГО ПИСАТЕЛЯ НЕАРХОСА ГЕОРГИАДИСА

Статья

Четыре сборника фантастических произведений, множество опубликованных в газетах и журналах новых рассказов, не выпущенных еще отдельной книгой, а также очерки и эссе, посвященные кинематографу и греческой народной (городской) песне, критические статьи о современной литературе - таковы составляющие творчества Неархоса Георгиадиса - многогранного, самобытного и глубоко эрудированного кипрского писателя. Он выступает одновременно во многих лицах: как прозаик, публицист, литературный критик, эссеист, кино-, теле- и радиокритик. Его имя хорошо известно не только на родине: рассказы Неархоса Георгиадиса вошли в антологии фантастической литературы, изданные в Венгрии, ФРГ, Греции и Советском Союзе.

Федор Раззаков

Приговор один - смерть!

В большой охоте на знаменитых гангстеров были объединены силы ФБР и полиций штатов. Это было удивительно, между ними существовала постоянная вражда, зависть и даже ненависть. Но перед лицом общего врага они объединились. И это принесло успех.

Первыми в расставленные сети попались Бонни и Клайд. Агент ФБР Л. Киндел установил, что член их банды Генри Метвин навещает своего отца в окрестностях Аркадии в штате Луизиана. Было решено поговорить с отцом с глазу на глаз. Однако 16 мая 1934 года Иван Метвин сам явился в полицию и заявил, что готов помочь в поимке Бонни и Клайда в обмен на гарантию сохранения жизни собственного сына. Полицейские согласились.

Федор Раззаков

Самый крупный куш. 1996

За последние 25 лет в Германии произошло несколько громких похищений, которые привлекли к себе внимание общественности. В 1971 году в руки преступников попался глава сети супермаркетов "Альди" Тео Альбрехт, за жизнь которого было выплачено 7 миллионов марок. В 1976 году за сына промышленника Рихарда Эткера преступники получили 21 миллион марок. В 1987 году в сетях киднеппинга оказались сразу двое детей немецкого "короля" хозяйственных магазинов Шлеккера и за их освобождение похитители потребовали 12 миллионов марок. В 1994 году за 10 миллионов марок была куплена жизнь и свобода зятя мультимиллиардера Фридриха Карла Флика. Однако в марте 1996 года в Германии произошло похищение, которое превзошло все вышеперечисленные как по размерам выкупа, так и по длительности пребывания жертвы в плену у преступников. В мировой классификации это похищение заняло 2-е место после похищения в середине 70-х годов в Буэнос-Айресе левацкими партизанами братьев Хорхе и Хуана Борн, которые принадлежали к одной из богатейших семей Аргентины. За их освобождение преступники потребовали 60 миллионов долларов. В германском похищении в марте 1996 года сумма выкупа равнялась 30 миллионам марок.

Федор Раззаков

Великая резня. 1994

23 января 1995 года в окружном суде Лос-Анджелеса начался судебный процесс, который так же, как и процесс над Чарльзом Мэнсоном в январе 1971 года, был назван одним из самых громких во всей истории юриспруденции США. За этим судебным разбирательством следило более 80 процентов населения страны, чего в Америке давно уже не происходило. Кто же предстал перед судом и что за преступление всколыхнуло всю страну? Чтобы понять это, следует рассказать всю историю с самого начала.

Федор Раззаков

Война в Осаке

В 50-е годы Кадзуо Таока стал первым "крестным отцом", посадившим своих гангстеров... за парты. На специально созданных курсах люди Таоки усиленно изучали основы трудового права. Вскоре прошедшие курсы обучения "якудза" пришли на работу во все фирмы, находившиеся под "крышей" "Ямагути гуми". В Кобэ даже был создан "Объединенный союз портовиков города", председателем которого был избран один из людей Таоки.

Федор Раззаков

Враги нации. 1932 - 1935

В 1924 - 1936 годах Соединенные Штаты Америки переживали небывалый рост преступности, какой до этого не знала ни одна страна ни в Старом, ни в Новом Свете. По мнению исследователей, вызвано это было несколькими причинами, главными из которых были последствия первой мировой войны, введение "сухого закона" в январе 1920 года и особенности менталитета американцев, который вынуждал их вести борьбу друг с другом по закону джунглей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шандор Каняди

Стихи из книги "По деревьям кто-то бредет неспешно"

Венгерский поэт Шандор Каняди, лауреат престижных премий - Т. Дери [1988], Л. Кошута [1993], Гердера [1995], "Венгерское наследство" /1998/, уже гостил, даже дважды, на страницах "Иностранной литературы". Но и после второй его публикации минуло почти десять лет. Прекрасный цикл его стихотворений "Есть край такой...", переведенный Натэллой Горской и Татьяной Бек, запомнился необыкновенной емкостью мысли, чувства, сопричастностью поэта радостям и горестям сегодняшнего мира. Конечно, это стихи о родине, прежде всего своей, но как-то так получается, что не только своей. Он знает по собственному опыту, что любимая земля, где покоятся кости предков, бывает не только обожаемой матерью, но и злобной мачехой. Да и как ему этого не знать: ведь он румынский венгерский поэт и большая часть его жизни прошла в стране, где десятилетиями камарилья Чаушеску вела упорную борьбу с собственным многонациональным народом - венграми и сербами, евреями и немцами, цыганами и армянами, с инакомыслящими румынами. А нерумынам не требовалось даже инакомыслия, чтобы стать неугодными, достаточно было просто хранить любовь к своему национальному языку, помнить свою культуру, историю. Постепенно страну покинули - почти все - немцы, евреи. Люди разных национальностей (в том числе и румыны), те, кто мог, с риском для жизни уходили в другие края, пробираясь через плотно замкнутые границы.

Захваченные в плен лидеры киренииских националистов Хадид Шебир и полковник Моци были вывезены из объятой раздором Кирении и приговорены к пожизненному пребыванию на далеком островке Мора, затерявшемся в водах Атлантики. Решившиеся на побег из заключения с острова Мора фанатики не остановятся ни перед чем и способны уничтожить любого, кто встанет у них на пути.

Автобус на ухабах так трясло и подкидывало, что старику напротив сестры Луизы и кусок в горло не лез. На коленях у него поверх красного платка лежали рыбные лепешки и кусок овечьего сыра. Старым ножом с костяной рукояткой старик отрезал ломтик сочащейся брынзы, клал его на лезвие, подносил ко рту, держа под ним и лепешку, чтобы ни крошки не растерять. Сзади, из глубины автобуса кто-то окликнул старика и захохотал. Тот обернулся, ухмыльнулся, вдруг двинул ножом так, словно хотел пырнуть кого-то и, сморщив лицо от удовольствия, ответил кричавшему словами грубоватыми, не совсем пристойными. Сестру Луизу они не покоробили. По давней привычке она просто не обратила на них внимания. Где-то заиграл транзистор и женский голос – глубокий, хрипловатый, томный – разнес по автобусу жалобу об утраченной любви.

Частный детектив Рекс Карвер оказывается вовлеченным в работу германской и британской разведок, пытающихся сорвать зловещие планы неонацистской партии `Искупление`.