Из жЫзни индейцев

Пётр Канин

из жЫзни индейцев

Выдержки из еженедельника "Караван"

Куандык Алишев, доктор сельскохозяйственных наук:

- Какие бы реформы ни проводились в России, у нас их слепо копировали. При этом не учитывали ни особенности быта казахов, ни их обычаи. Слово Москвы было законом. Ведь разве можно было забыть жертвы тридцать седьмого? Разве не сгноили их по ложным доносам в тюрьмах и лагерях, не расстреливали без суда и следствия. Если бы ожили эти светлые личности, передали свою духовную силу потомкам, то, как я полагаю, мы бы давно преодолели нынешние трудности.

Другие книги автора Пётр Канин

Пётр Канин

из жЫзни индейцев (часть третья)

Алибек Шегебай:

- В моем ауле захолустном Суткеите живут люди разных национальностей: чеченцы, азербайджанцы, татары, гагаузы, карачаевцы, кабардинцы и балкарцы, русские, узбеки... Большинство уехало на историческую родину, эти остались. Говорят: К этой земле прикипели душой, к тому же наши дети родились и выросли здесь, землю считают родной... Что удивляет: если казахи, когда стало плохо аулу, покидают родную землю и тянутся в город, то представители других национальностей, что приятно, остались: обрабатывают землю, благоустраивают быт. Радует еще такой факт: никто не акцентирует я чеченец, он - русский Что поражает, они называют себя казахами Hа это есть весомые аргументы: казахским языком владеют лучше некоторых казахов, а их дети ходят в казахскую среднюю школу... Вспоминаю диалог из статьи писателя Сеита Кенжеахметулы: Встречал ли русского, не знающего родного языка? - Hет. - А немца, узбека? - Hет, нет. - Видел казаха? - Да навалом их!.. Я верю утверждавшему это. Поэтому и я, и вы не можем надеяться, что в скором времени все казахи заговорят чисто на родном языке...

Популярные книги в жанре Публицистика

Москва, 23 августа 1863

Теперь, когда дипломатический поход на Россию окончился и шум, поднятый в Европе польским вопросом, начинает стихать, когда нам предстоит отбиваться не столько от чужих нападений, сколько от своих ошибок, теперь всего полезнее, кажется, будет вместо теоретических рассуждений о возможных решениях польского вопроса обратиться к истории. Как бы ни были беспристрастны мнения, вызываемые текущими событиями, в этих мнениях противники всегда хотят слышать голос страсти и увлечения. Вот почему в подобных случаях не худо прислушаться к голосу минувших событий; об этом голосе нельзя уже сказать, что он увлекается или что он пристрастен. Послушаем же, что говорит история.

Гамлет, принц датский, пал жертвой явления, которое в конце XVIII века получит название «термидор». Его дядя — узурпатор Клавдий, как это будет через века в Конвенте Французской республики с Фуше, Тальеном, Баррасом, Фрероном и прочей нечистью, почувствовал, что его шкуре грозит опасность. Как было не почувствовать! От смерти Полония до комментируемого Гамлетом спектакля актёрской труппы целая серия толчков должна была побудить братоубийцу к прямой атаке на явно выходившего на таранную прямую племянника. Клавдий и принял соответствующие меры, и если Гамлет был готов к схватке с откровенными подлецами Розенкранцем и Гильденстерном, то от честного, хотя и не очень умного Лаэрта он предательского удара не ждал, почему и погиб, хотя ему редкостно повезло и в смерти — он сумел прихватить с собой Клавдия. Лаэрт сыграл ту же роль, какую в настоящем Термидоре сыграли субъективно честные Билло-Варенн. Колло д'Эрбуа и им подобные, искренне убеждённые в необходимости уничтожить Робеспьера, Сен-Жюста и их единомышленников, использованные бандой Фуше как ударная сила и сами вскоре уничтоженные. В истории человечества «термидоров» в среднем столько же, сколько было революций и подобных им движений. Однообразность схемы при различии внешних обстоятельств и фона — налицо. Ян Жижка в XV веке уничтожил пикартов, как Робеспьер — «бешеных» и эбертистов, а в итоге были Липаны и позднейшая сдача Табора. Иранские сербедары в XIV веке более чем сходным образом расправились со своими «левыми» — с «дервишами» — и погибли под ударом Тимура. В великой Тайпинской войне в XIX веке в Китае началом конца стало уничтожение Ян Сюцина и его единомышленников, в Английской революции в XVII веке — разгром левеллеров и диггеров Кромвелем, в Польше в начале 186О-х годов — устранение «красных» «белыми»… Эльсинорский вариант отличается от прочих «термидоров» лишь тем, что его вдохновителю не удалось сплясать танец диких над трупом жертвы.

В представленной работе автор попытался разобраться как в причинах извечных страхов людей перед очередным апокалипсисом, так и в обоснованности многих общечеловеческих фобий. Насколько реальны подобные опасения? Какие факты лежат в их основе?

Календарь майя, планета Нибиру и аннунаки, астероиды-убийцы и кометы, солнечные протуберанцы и многое другое, способное потенциально нанести непоправимый вред земной цивилизации — подробный разбор всего этого вы найдете на страницах научно-популярной работы «Мрачные пророчества».

Никола́й Никола́евич Стра́хов(16 (28) октября 1828, Белгород, Курская губерния, Российская империя — 24 января (5 февраля)1896) —русский философ, публицист, литературный критик, член-корреспондент Петербургской АН (1889).

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог.

Предисловие и послесловие к книге Джека Майера "Храброе сердце Ирены Сендлер" (https://www.eksmo.ru/news/books/1583907/, http://lib.rus.ec/b/470235).

Два произведения — «Письма Колумбу» и «Дух Долины» знакомят советского читателя с творчеством известного шведского писателя и общественного деятеля Рольфа Эдберга. В «Письмах Колумбу» автор сопоставляет то, что видел Колумб, когда пятьсот лет назад вступил на Американский континент, с теми экологическими последствиями, которые были порождены западной экспансией за океан. «Дух Долины» — прежде всего книга о проблемах населения Африки, взятых в их широком историческом и географическом аспектах.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шандор Каняди

Стихи из книги "По деревьям кто-то бредет неспешно"

Венгерский поэт Шандор Каняди, лауреат престижных премий - Т. Дери [1988], Л. Кошута [1993], Гердера [1995], "Венгерское наследство" /1998/, уже гостил, даже дважды, на страницах "Иностранной литературы". Но и после второй его публикации минуло почти десять лет. Прекрасный цикл его стихотворений "Есть край такой...", переведенный Натэллой Горской и Татьяной Бек, запомнился необыкновенной емкостью мысли, чувства, сопричастностью поэта радостям и горестям сегодняшнего мира. Конечно, это стихи о родине, прежде всего своей, но как-то так получается, что не только своей. Он знает по собственному опыту, что любимая земля, где покоятся кости предков, бывает не только обожаемой матерью, но и злобной мачехой. Да и как ему этого не знать: ведь он румынский венгерский поэт и большая часть его жизни прошла в стране, где десятилетиями камарилья Чаушеску вела упорную борьбу с собственным многонациональным народом - венграми и сербами, евреями и немцами, цыганами и армянами, с инакомыслящими румынами. А нерумынам не требовалось даже инакомыслия, чтобы стать неугодными, достаточно было просто хранить любовь к своему национальному языку, помнить свою культуру, историю. Постепенно страну покинули - почти все - немцы, евреи. Люди разных национальностей (в том числе и румыны), те, кто мог, с риском для жизни уходили в другие края, пробираясь через плотно замкнутые границы.

Захваченные в плен лидеры киренииских националистов Хадид Шебир и полковник Моци были вывезены из объятой раздором Кирении и приговорены к пожизненному пребыванию на далеком островке Мора, затерявшемся в водах Атлантики. Решившиеся на побег из заключения с острова Мора фанатики не остановятся ни перед чем и способны уничтожить любого, кто встанет у них на пути.

Автобус на ухабах так трясло и подкидывало, что старику напротив сестры Луизы и кусок в горло не лез. На коленях у него поверх красного платка лежали рыбные лепешки и кусок овечьего сыра. Старым ножом с костяной рукояткой старик отрезал ломтик сочащейся брынзы, клал его на лезвие, подносил ко рту, держа под ним и лепешку, чтобы ни крошки не растерять. Сзади, из глубины автобуса кто-то окликнул старика и захохотал. Тот обернулся, ухмыльнулся, вдруг двинул ножом так, словно хотел пырнуть кого-то и, сморщив лицо от удовольствия, ответил кричавшему словами грубоватыми, не совсем пристойными. Сестру Луизу они не покоробили. По давней привычке она просто не обратила на них внимания. Где-то заиграл транзистор и женский голос – глубокий, хрипловатый, томный – разнес по автобусу жалобу об утраченной любви.

Частный детектив Рекс Карвер оказывается вовлеченным в работу германской и британской разведок, пытающихся сорвать зловещие планы неонацистской партии `Искупление`.