Из жЫзни индейцев (2)

Пётр Канин

из жЫзни индейцев (часть третья)

Алибек Шегебай:

- В моем ауле захолустном Суткеите живут люди разных национальностей: чеченцы, азербайджанцы, татары, гагаузы, карачаевцы, кабардинцы и балкарцы, русские, узбеки... Большинство уехало на историческую родину, эти остались. Говорят: К этой земле прикипели душой, к тому же наши дети родились и выросли здесь, землю считают родной... Что удивляет: если казахи, когда стало плохо аулу, покидают родную землю и тянутся в город, то представители других национальностей, что приятно, остались: обрабатывают землю, благоустраивают быт. Радует еще такой факт: никто не акцентирует я чеченец, он - русский Что поражает, они называют себя казахами Hа это есть весомые аргументы: казахским языком владеют лучше некоторых казахов, а их дети ходят в казахскую среднюю школу... Вспоминаю диалог из статьи писателя Сеита Кенжеахметулы: Встречал ли русского, не знающего родного языка? - Hет. - А немца, узбека? - Hет, нет. - Видел казаха? - Да навалом их!.. Я верю утверждавшему это. Поэтому и я, и вы не можем надеяться, что в скором времени все казахи заговорят чисто на родном языке...

Другие книги автора Пётр Канин

Пётр Канин

из жЫзни индейцев

Выдержки из еженедельника "Караван"

Куандык Алишев, доктор сельскохозяйственных наук:

- Какие бы реформы ни проводились в России, у нас их слепо копировали. При этом не учитывали ни особенности быта казахов, ни их обычаи. Слово Москвы было законом. Ведь разве можно было забыть жертвы тридцать седьмого? Разве не сгноили их по ложным доносам в тюрьмах и лагерях, не расстреливали без суда и следствия. Если бы ожили эти светлые личности, передали свою духовную силу потомкам, то, как я полагаю, мы бы давно преодолели нынешние трудности.

Популярные книги в жанре Публицистика

«Дорогой Андрей! Статья твоя в прошлом No нашего журнала („Апокалипсис в русской поэзии“), обличая, должно быть, по справедливости, мою „Музу“ в том, что она – „Великая Блудница на багряном звере“, в то же время оказывает мне такую честь, которую я, по совести, принять не могу и от которой должен отказаться…»

«В обстоятельном труде Ноэля Парфэ о генерале Марсо («Le Général Marceau. Sa vie civile et за vie militaire») особая глава посвящена интересному романтичному эпизоду, с которым неразрывно связывается имя этого героя революционной армии Франции решительно во всех его биографиях. Дело идет о девушке из Вандеи, Анжелике де-Мелье. Из тех тысяч, которые в Вандее пали жертвою Конвента, в истории сохранилось только имя этой Анжелики…»

Этот очерк — журналистская работа Юрия Александровича. В этом смысле он имеет не только историческое, но и библиографическое значение для любителей прославленного автора "ГЧ"!

ДМИТРИЙ ВОЛОДИХИН

ТРЕБУЕТСЯ ОСЕЧКА...

БЛИЖАЙШЕЕ БУДУЩЕЕ РОССИИ В ЛИТЕРАТУРНОЙ ФАНТАСТИКЕ

Эта статья представляет собой сводку кар­тин будущего в повестях и романах, вы­шедших за последние лет 8-10. Когда я стал писать ее, меня попросили обосновать: зачем социологическому журналу обращаться к фанта­стике? В ответе содержится подвох. С одной сторо­ны, художественный текст становится популяр­ным только тогда, когда в писательском голосе, го­лосе одиночки, начинают звучать тысячи иных го­лосов, иными словами, когда автор произведения выражает чаяния множества современников и со­отечественников. С другой стороны, некоторые писатели-фантасты включены в сообщество политтехнологов; не знаю, случалось ли кому-нибудь из них написать роман на заказ, проекты подобно­го рода мне известны; попытки откорректировать общественное сознание с помощью романа, со­держащего футурсценарий и подгруженного характерными технологиями воздействия на умы, встречается сплошь и рядом [1]. И порой невозмож­но сказать, какое начало в книге преобладает: со­циологическое или политтехнологическое. Впро­чем, если идеи некоего “корректора умов” полу­чили популярность, значит, они тоже стали факто­ром влияния, интересующим социолога...

Об одном интересном факте из жизни Л. Н. Толстого.

В наше время существует немало религиозных учений. Основными из них считаются индуизм, буддизм, конфуцианство, даосизм, синтоизм, зороастризм, мусульманство, иудаизм и христианство. Число последователей всех этих религий, вместе взятых, превышает 2 549 161 000 человек, что составляет подавляющую часть всего цивилизованного мира.

Многие из религиозных верований исчезли в процессе исторического развития. Среди них культы Древнего Египта, Вавилона, Ассирии, Греции, а также древних скандинавов и кельтов. Считается, что религии людей, обожествляющих «духи» животных, камней, рек и тому подобных, находятся на более примитивном и низком уровне развития.

Предисловие к сборнику «Ниточка к сердцу», издательство «Мир», 1973 г.

Опубликовано: Звезда. — 1981. — № 8. — С. 41-49. Показана панорама ленинградской фантастической прозы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шандор Каняди

Стихи из книги "По деревьям кто-то бредет неспешно"

Венгерский поэт Шандор Каняди, лауреат престижных премий - Т. Дери [1988], Л. Кошута [1993], Гердера [1995], "Венгерское наследство" /1998/, уже гостил, даже дважды, на страницах "Иностранной литературы". Но и после второй его публикации минуло почти десять лет. Прекрасный цикл его стихотворений "Есть край такой...", переведенный Натэллой Горской и Татьяной Бек, запомнился необыкновенной емкостью мысли, чувства, сопричастностью поэта радостям и горестям сегодняшнего мира. Конечно, это стихи о родине, прежде всего своей, но как-то так получается, что не только своей. Он знает по собственному опыту, что любимая земля, где покоятся кости предков, бывает не только обожаемой матерью, но и злобной мачехой. Да и как ему этого не знать: ведь он румынский венгерский поэт и большая часть его жизни прошла в стране, где десятилетиями камарилья Чаушеску вела упорную борьбу с собственным многонациональным народом - венграми и сербами, евреями и немцами, цыганами и армянами, с инакомыслящими румынами. А нерумынам не требовалось даже инакомыслия, чтобы стать неугодными, достаточно было просто хранить любовь к своему национальному языку, помнить свою культуру, историю. Постепенно страну покинули - почти все - немцы, евреи. Люди разных национальностей (в том числе и румыны), те, кто мог, с риском для жизни уходили в другие края, пробираясь через плотно замкнутые границы.

Захваченные в плен лидеры киренииских националистов Хадид Шебир и полковник Моци были вывезены из объятой раздором Кирении и приговорены к пожизненному пребыванию на далеком островке Мора, затерявшемся в водах Атлантики. Решившиеся на побег из заключения с острова Мора фанатики не остановятся ни перед чем и способны уничтожить любого, кто встанет у них на пути.

Автобус на ухабах так трясло и подкидывало, что старику напротив сестры Луизы и кусок в горло не лез. На коленях у него поверх красного платка лежали рыбные лепешки и кусок овечьего сыра. Старым ножом с костяной рукояткой старик отрезал ломтик сочащейся брынзы, клал его на лезвие, подносил ко рту, держа под ним и лепешку, чтобы ни крошки не растерять. Сзади, из глубины автобуса кто-то окликнул старика и захохотал. Тот обернулся, ухмыльнулся, вдруг двинул ножом так, словно хотел пырнуть кого-то и, сморщив лицо от удовольствия, ответил кричавшему словами грубоватыми, не совсем пристойными. Сестру Луизу они не покоробили. По давней привычке она просто не обратила на них внимания. Где-то заиграл транзистор и женский голос – глубокий, хрипловатый, томный – разнес по автобусу жалобу об утраченной любви.

Частный детектив Рекс Карвер оказывается вовлеченным в работу германской и британской разведок, пытающихся сорвать зловещие планы неонацистской партии `Искупление`.