Из жизни императрицы Цыси, 1835–1908

Жизнь императорского двора в Китае, окруженная особой тайной, оставалась за семью печатями вплоть до начала нашего столетия, пока не была свергнута монархия. На последнем этапе Цинской (маньчжурской) династии немалую роль в жизни страны играла жестокая, хитрая и сластолюбивая Цыси, бывшая наложница, ставшая всесильной императрицей. Ее полувековое царствование наполнено интригами, переворотами, убийствами, расправами над народными восстаниями. Все эти события отражены в исторической, мемуарной и художественной литературе, на которой основана настоящая книга.

Отрывок из произведения:

Период правления маньчжурской императрицы Цыси (половина XIX — первое десятилетие XX века) — это время, когда в судьбах Цинской империи, китайского общества, всего китайского народа происходили серьезные, кардинальные перемены, когда складывавшийся веками порядок, старые, традиционные отношения трещали и ломались под воздействием военного и политического давления империалистических держав, под влиянием новых веяний, новых идей.

Первая и вторая «опиумные» войны (1840–1842, 1856–1860), великое движение тайпинов (1850–1864) вскрыли слабость и порочность системы монархического правления, политическую и экономическую отсталость китайского государства. Маньчжурская знать не сумела извлечь надлежащих уроков из совершившихся событий. Заключив мир с Англией и подавив тайпинское восстание, цинский двор оказался неспособным понять и оценить сущность тех изменений, которые произошли в международном и внутриполитическом положении китайской империи. В то время как правящие круги соседней Японии стремились путем социальных и политических реформ войти в общее русло мирового развития, консервативные правители Китая продолжали отстаивать старые порядки, сохранение которых представлялось им основной гарантией поддержания своего господства над китайским народом. Понадобились новые удары внешних и внутренних сил, чтобы Китай постепенно стал переходить на путь социально-исторического развития, приведший в конечном счете к крушению династии Цин, к ликвидации монархического строя в Китае.

Популярные книги в жанре История

 Повседневная жизнь Владимира Шевченко уже почти двадцать лет непосредственно связана с Кремлем; ему известно очень многое из того, что для большинства наших граждан представляет жгучий интерес: как планируется и осуществляется работа российского президента, какие службы задействованы в организации его поездок, какие машины стоят в Гараже особого назначения, что из себя представляет яхта президента и где расположены его резиденции. В книге подробно рассказано об истории Кремля, о том, как здесь работали предшественники российских президентов -генеральные секретари коммунистической партии -и их аппарат, что представляет собой президентский протокол и как проводятся протокольные мероприятия в Кремле и за его пределами.

Книга о правителях России представляет коронованных повелителей Руси-России с древнейших времен от легендарных князей Славена, Кия, Рюрика до последнего императора Николая II. История наследников дома Романовых продолжена до 2009 года. Здесь представлены интересные гипотезы по спорным вопросам российской истории, о временах великих князей Киевских, о походах на Царьград, о тайнах рождения и смерти прави-телей, о загадочных убийствах ради короны, о "революциях сверху" времен Ивана Грозного и Петра Первого, о времени господства российской гвардии, о последних днях династии и конце российской монархии, о падении великой империи. В работе использованы как труды известных российских и советских историков, так и ма-лоизвестные, но интересные работы. Книга может представлять интерес для широкого круга читателей

Тайные статьи Парижского трактата. Навязав Франции 30 мая 1814 года мирный договор в Париже, союзные державы, входившие в состав коалиции 1813 года, достигли той цели, которую, начиная с 1792 года, преследовали все коалиции и которой Англия и Россия в 1804–1805 годах дали совершенно четкое определение: ввести Францию в ее старые границы, «сковать» ее в этих пределах, поставить ей преграды на тот случай, если она снова попытается ворваться в Бельгию или захватить левый берег Рейна, и, наконец, держать под своей опекой и изолировать монархию Бурбонов, ослабленную уже условиями, при которых она была восстановлена. Конституционная хартия, данная Людовиком XVIII, должна была ограничить власть французского короля в первую очередь в вопросах внешней политики. Восстановленная в интересах мира, монархия Бурбонов была непопулярна именно вследствие того, что ее восстановление было связано с этим миром. «Более чем столетний опыт, — писал Кауниц в 1791 году, — не раз дававший всей Европе почувствовать перевес, который в общей системе политического равновесия доставляли Франции, при господстве абсолютного монарха, географическое положение и неисчерпаемые ресурсы этого королевства, этот опыт убедил в особенности Австрию, что для полного и продолжительного спокойствия собственных владений последней наиболее благоприятными являются такое ослабление и усложнение внутренних пружин грозной французской монархии, которые были бы способны в будущем отвлечь ее силы от внешних авантюр». Так думала в 1791 году Австрия и так же смотрела на дело Англия: обе помнили об эпохе Людовика XIV. А в 1814 году, после Республики и Наполеона, это стало общим мнением Англии, Австрии, Пруссии и России. «Отныне, — сказал в 1815 году император Александр о конституционной монархии восстановленных Бурбонов, — эта нация, достигнув внутреннего мира, перестанет питать агрессивные замыслы против Европы».

Эта книга — ещё одна попытка ответить на вопрос: «Откуда пошла русская земля?» Рассказы о забытых подвигах наших славянских предков, возможно, заставит нас по-новому взглянуть на своё настоящее. Языческая Русь снова встаёт перед нами, взывая со страниц летописей, изученных и преподнесенных читателю автором этой книги.

Были ли наши пращуры варварами? Только ли после крещения образовалась Великая Русь? В чём истинное величие русских воинов и насколько они — нормандцы? На все эти и многие другие вопросы отвечает Озар Ворон в «Кавказском рубеже».

Эта книга — воспоминания одного из сотрудников штаба генерал-лейтенанта Власова полковника Константина Григорьевича Кромиади. За свою долгую жизнь автор последовательно был офицером Русской императорской армии, Русской армии генерала Врангеля, Русской народной национальной армии, Русской освободительной армии (РОА) и, наконец, офицером Вооруженных сил Комитета освобождения народов России (КОНР). При его непосредственном участии проходило организационное становление и оформление эфемерной Русской освободительной армии, а затем и ВС KOНP. Автор был одним из немногих белоэмигрантов, входивших в ближайшее окружение Власова.

В художественно-документальной повести ленинградского журналиста В. Михайлова рассказывается о героическом подвиге Ленинграда в годы Великой Отечественной войны, о беспримерном мужестве и стойкости его жителей и воинов, о помощи всей страны осажденному городу-фронту. Наряду с документальными материалами автором широко использованы воспоминания участников обороны, воссоздающие незабываемые картины тех дней.

Сегодня лживая мифология вокруг истории России приобретает небывалый размах. Она находит своё отражение в творчестве некоторых современных публицистов и исследователей, которых не интересует воссоздание объективной картины нашего прошлого. Настоящая работа кандидата исторических наук П. В. Мультатули — это попытка документально развеять и аргументированно показать научную несостоятельность исторических мифов об Отечественной войне 1812 г. и её ключевых героях, сделанная на материале публикаций одного из профессиональных историков нашего времени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тысячи людей приходят ежедневно к замечательному памятнику русского литейного искусства — огромному Царь-колоколу. Часть посетителей Кремля видит колокол впервые, другие приходят сюда во второй и третий раз, чтобы ещё и ещё полюбоваться замечательным изделием рук талантливых русских литейщиков, создавших самый большой в мире колокол.

Но в Московском Кремле хранится не один только Царь-колокол. Медные свидетели разных исторических эпох есть на колокольне Ивана Великого, на Филаретовской пристройке, пять колоколов установлены на постаменте возле Архангельского собора, один колокол занял почётное место в Оружейной палате Кремля, два колокола находятся в церкви Лазаря.

29 колоколов, 29 оригинальных произведений мастеров колокололитейного искусства, 29 свидетелей самых: разных событий многовековой русской истории.

Книга, которую читатель держит в руках, по-своему уникальна. Впервые на русском языке публикуется трилогия знаменитого американского писателя Роберта Блоха о Нормане Бейтсе, первый роман которой, написанный ровно полвека назад, лег в основу классического триллера Альфреда Хичкока «Психоз» (1960) и дал жизнь новому культовому «монстру» современной западной культуры. Прославленная картина Хичкока, вошедшая в число величайших фильмов всех времен и народов, вызвала к жизни несколько продолжений и огромное количество подражаний, став одной из наиболее часто цитируемых лент в мировом кино. Между тем и сам Роберт Блох — автор двух десятков романов и сотен рассказов, успешный кино- и телесценарист, обладатель ряда престижных литературных премий — в 1980-е годы вернулся к образу своего зловещего героя, посвятив ему еще две книги. Эти авторские продолжения, составляющие вместе с первым «Психозом» сюжетно завершенную трилогию, дополнены в настоящем издании интервью писателя (также впервые полностью переведенным на русский язык) и новым переводом фрагмента книги Франсуа Трюффо «Кинематограф по Хичкоку», посвященного съемкам знаменитого фильма. Все публикуемые тексты сопровождаются подробными примечаниями, призванными открыть в авторе, чье творчество принято считать исключительно явлением жанровой прозы, мастера виртуозных литературных и языковых игр, незаурядного эрудита, ироничного комментатора стереотипов и страхов современной массовой культуры.

В библиотеке трилогия представлена тремя отдельными книгами, каждая из которых содержит вышеупомянутые приложения.

Очень хотелось снова заглянуть в "Новый мир". А незачем, там всё понятно. Вот тогда возьму и представлю себе всё наоборот. И вот написалось. Да и навеяло кое-что с соседних страничек СИ. Итак, хорошо подготовленная команда в мире, где никогда не жили разумные существа. Тем не менее, это не Терра инкогнита, а гостеприимная и уютная планета - геологический двойник Земли.

Отправились ребята в лес погулять. А занесло их... Ладно, хоть в нашей галактике. Но устраиваться надо всерьез.