Из записок районного опера

Куземко Владимир Валерьянович

Записки районного опера

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ.

У «Записок районного опера» два автора - сотрудник угро и литератор. Один из нас знает все о работе современного уголовного розыска на своём, районном уровне опера – «территориала», второй – достаточно разбирается в литературном ремесле, чтобы всё услышанное занимательно изложить на бумаге.

Судьба свела нас вместе. Из совместных бесед и родились книги этого цикла. Опер рассказывал, объяснял, диктовал, уточнял, показывал и доказывал, а литератор слушал, сомневался, думал, изучал, спорил, убеждал, убеждался сам, вкладывал понятое и усвоенное в некие словесные формы, отливал из мыслей, чувств и фактов - фразы, образы и концепции.

Другие книги автора Владимир Валерьянович Куземко

Куземко Владимир Валерьянович

Смерть Колокольчика

Из записок районного опера

Часть первая. Б И З Н Е С М Е Н .

...Жила – была девочка…

Нет, слишком уж несерьёзное начало для этой истории, произошедшей в нашем провинциально-славном Энске на рубеже двух тысячелетий, на территории того самого района, штат уголовного розыска в котором был украшен моей скромной оперо-единицей…

Куземко Владимир Валерьянович

ЖЕСТОКОЕ ОБАЯНИЕ БРАТВЫ

Глава первая. ДО МАФИИ.

Ставшие на слуху в 90-е годы понятия: «брат», «братва», «бригада»…

Кто они, наши новоявленные мафиози?.. Каковы - «в деле» и в быту?.. Откуда взялись, и куда делись в итоге?..

Об одном из этих людей - эта документальная повесть.

Приведённые в ней факты и обстоятельства – реальны. Но все имена и клички- - вымышлены.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Валерий Митрохин

Йота

В углу зимнего сада, на пятиугольнике возвышения, обтянутого бордовым импортным войлоком, наигрывал провинциальный джаз-банд. За небольшим роялем импровизировал, стоя на полусогнутых, длинный, круглолицый парень. В кругу местных музыкантов считалось шиком лабать вот так, не присаживаясь. Законодателем шика был этот самый парень - Валек, волею судьбы занесенный в курортный городишко из каких-то столиц и больших оркестров и легко прижившийся на периферии. В ресторане "Чайная роза" птицы такого полета никогда не задерживались, потому лабуха Валька тут ценили и прощали некоторые его наклонности.

Сергей Лукницкий

Есть много способов убить поэта

"Дело" Гумилева. Социология преступления

отечественной истории и культуры.

100-летию со дня рождения

Павла Лукницкого посвящаю

Ежели древним еллинам и римлянам дозволено было слагать хвалу своим безбожным начальникам и предавать потомству мерзкие их деяния для назидания, ужели же мы, христиане, от Византии свет получившие, окажемся в сем случае менее достойными и благодарными? М.Е.Салтыков (Щедрин)

Уильям Миллер

Убийство зелеными чернилами

Себастьян Сэмпсон любил свое имя. Оно звучало солидно и твердо. Оно было значительным на слух и уж вовсе внушительным на письме, особенно когда он выводил крупные заглавные "С" и заканчивал подпись размашистым росчерком.

Себастьян Сэмпсон любил свое имя, потому что он любил себя. А почему бы и нет? В свои пятьдесят пять он мог считать себя образцом человека, добившегося в жизни всего своими силами. Небольшое брюшко? Но зато как одет! Сдержанно, элегантно, как и подобает президенту городского коммерческого банка.

Леонид Марягин

Экран наизнанку

Все началось с пирожков

Режиссер. Что за слово такое? Как оно появилось в моей лексике? Когда? Включаю память и переношусь в далекий сорок третий год на Урал, к чистому и прозрачному тогда озеру Тургояк. У озера жили бежавшие от войны женщины и дети. Летом озеро их кормило - сквозь толщу воды было ясно видно, как жирные окуни заглатывали червей. Рыбалкой занимались все - был бы крючок не для развлечения. Для жизни.

Олег МАЛАХОВ и Андрей ВАСИЛЕНКО

ТЕМНОТА

Из весьма разнообразного людского многоголосия больше всего выделялись два не очень трезвых голоса.

"Сережа, я тебе точно говорю, что здесь лучше!" - говорил один. "Отстань", - тянул другой. Зорина из чистого любопытства оглянулась и увидела двух мужиков, не очень твердо стоявших на ногах. Один из них уцепился за перила лестницы, ведущей к входу в магазин, и явно намеревался полезть наверх прямо по этим самым перилам, полностью игнорируя ступеньки. Другой держал его за рукав и все время повторял: "Сережа, здесь лучше!". Но Сережа, видимо, руководствовался какими-то своими соображениями. Он то и дело отдергивал руку и еще крепче хватался за перила. "Отстань!" - кричал он хриплым голосом. "Как знаешь!" - сдался, наконец, его приятель, отойдя в сторону. Очень умно, между прочим, сделал, потому что Сережа тут же оторвался от перил и поинтересовался: "Саня, ты куда?". "Никуда! - ответил Саня, - Я же тебе уже говорил, что здесь значительно лучше". "Где?" - спросил Сережа. "На ступеньках!" - пояснил Саня и снова взял приятеля за рукав. "На них значительно лучше", - повторил он. Зорина сначала усмехнулась, а потом помрачнела - вспомнила своего бывшего мужа, который имел обыкновение, как говорилось в монологе одного известного юмориста, "приняв традиционный воскресный пудинг", гоняться за ней с молотком. Они развелись в день ее тридцатилетия. С тех пор она ненавидела свои дни рождения. Прошло минуты две, прежде чем Зорина, наконец, осознала, что стоит на обочине шоссе с вытянутой рукой.

Олег МАЛАХОВ и Андрей ВАСИЛЕНКО

ЖАЖДА

(история одного несчастного случая)

"Тьма", - подумал Рудин и открыл глаза. Увидеть что-либо не представлялось возможным, поэтому в первую секунду мужчина решил, что ослеп. Однако уже через некоторое время до него начало доходить, что всему виной белая ткань, препятствующая нормальной работе зрительного аппарата. Рудин раздраженно откинул ее с лица. Глаза моментально ослепил очень яркий свет, исходивший от лампы, прикрепленной к потолку.

А. МЕЛЬБУР

УБИЙСТВЕННЫЙ ЧЕМПИОНАТ

1

Шоссе вихляет, как пьяная лошадь. За окном мелькает привычная до тошноты картина. Серые, обшарпанные многоэтажки, вросшие по пуп в землю дома индивидуального сектора вперемешку с неухоженными мусорными кучами, щербатые заборы... Чтобы меня и в самом деле не стошнило, пришлось закрыть глаза и выжать до предела педаль акселератора. Машина недовольно буркнула и выдала на дисплей: "Шеф, я не совсем согласна с тобой!", но все же увеличила скорость и стремительно понеслась по знакомому маршруту.

СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВ

НАРКОДРЯНЬ

(Серия "Спецназ")

Часть 1

СОР В ИЗБЕ

1

Сергей Надеждин лихо взлетел пролетами нового здания МВД на шестой этаж и здесь притормозил. Лифт в свои неполные тридцать два Сергей считал непростительным излишеством. В гулком длинном коридоре отдела по борьбе с наркотиками он снова набрал спринтерскую скорость и держал ее до двери с табличкой "Дежурный инспектор". Здесь Надеждин перевел дух и, тихонько потянув дверь на себя, сунул голову в образовавшуюся щель.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аннотация Вы устали работать на кого-то? Надоела ежедневная рутина? Уверены, что стоите большего, чем ваша зарплата? В таком случае, вы, вероятно, уже задумывались над созданием собственного бизнеса. Эта книга содержит около ста готовых проектов малого бизнеса, каждый из которых может быть начат с вполне доступными вложениями: от 800-1500 до 5000 у.е. Кроме того, эта книга научит вас генерировать идеи бизнеса, то есть заставит увидеть источник дохода там, где вы раньше и не подозревали.

Если ты — одинокая девушка, и к тебе в гости заявился заколдованный принц, готовый обещать все, что угодно, за твой поцелуй, это вовсе не значит, что тебе пора прыгать от счастья. Скорее, наоборот

Книга даёт общие сведения о вулканах, подводных извержениях, горячих ключах, гейзерах и минеральных источниках, приведены описания Везувия, Ключевской сопки, Стромболи, Гавайских островов, Мон Пеле, Катмаи, Кракатау.

«Красотка для подиума» – это первый роман Маши Царевой о подиумном закулисье. Четыре истории о жизни одной и той же красивой женщины – то она оказывается преданной, то вынуждена была предать сама, чтобы ближе подобраться к вожделенному статусу топ-модели. Это все она – растерянная участница конкурса красоты, которой в пудреницу подсыпали толченого стекла, роскошная топ-модель, работающая на лучших парижских шоу, жрица танталова культа, питающаяся сырыми огурцами и вареным шпинатом, участница шумных вечеринок, тайная пациентка клиники пластической хирургии. Рецепт модельного счастья алхимически точен и неосуществим для большинства искательниц счастья. Сила воли, железные нервы и щепотка удачи, без которой все может пойти прахом.

Ранее это произведение выходило под названием «Ранняя ягодка, или Смотрите, кто идет».