Из записок Элесит, королевского этнографа

Довольно сумбурные заготовки для научной статьи, сделанные Элесит на основании знакомства со стражами.

Почти всё можно вычитать из текста Границы.

Отрывок из произведения:

Представляются очевидными следующие факты:

— Лесные стражи суть нечисть, то есть нечеловеческие существа, обладающие волшебными способностями и по своей сути противоположны человеку со всеми сторонами его жизни.

— Как нечисть, они обладают вредным, патогенным влиянием на человека, имеющему неосторожность пробыть в обществе стража продолжительное время, а также сами подвержены патогенному влиянию человека.

— Максимально вредоносное влияние стражей на людей достигается ночью, вредоносное влияние людей на стражей — днем.

Рекомендуем почитать

Что будет, если заставить только что поступивших в коллегию учеников заставить участвовать в субботнике?

А что будет, если отправить в город чудо природы — единственную дочь… кого? А вы ещё не догадываетесь?

Собственноручно написанный фанфик на «Границу».

У неё отобрали магию и бросили пропадать в чуждом ей мире городов. Лишённой своей злой Силы, Тиселе предстоит понять и доказать другим — она не зло и не враг людям. Это не просто, ведь единственное, что она умеет — разрушать чужое волшебство. Сумеет ли бывшая ведьма освободиться от оков прошлого?

Другие книги автора Наталья Владимировна Авербух

Авербух Наталья Владимировна

Ученик чародея-2

Часть 2

Глава 1. Лорд северного моста

После недельного пребывания у сильфов Реф объявил, что пришла пора вернуться в мир людей. Мы будем жить у его родителей, сказал он.

Я не спорила: пребывание среди сильфов утомило меня.

Как я ни любила родных, в мире людей сохранять человеческий облик намного легче.

Сказано - сделано, и вот мы стоим в обеденной зале замка северного моста и колдун представляет родным свою жену.

Эта книга о любви и дружбе, о зависти и предательстве, о людях и нелюдях. Здесь рассказывается о волшебстве, таинственной лесной магии, — и о городской науке, пытающейся изучать обычаи простых людей.

Когда сталкиваются столь разные характеры — кто может предугадать, что получится в итоге?

Тяжела жизнь практикующей ведьмы! Хорошо хоть, практикующий психолог помогает…

Или как выжить ведьме и вампирше в средневековой деревне.

Доподлинно известно, что демоны любят воровать молодых девушек и вечность держать их пленницами в своих замках. Одни считают, что держат их закованными в цепи в душных и мрачных казематах. Другие - что ведут они жизнь праздную и лёгкую, исполненную балов, карнавалов и дорогих вин. Но никто не видел вернувшихся дев, не слышал их рассказов и не может поручиться за то, что его версия правдива. Быть может нет для девушки большей радости, чем стать пленницей демона?

Как бы то ни было, сбегая из дома, Ристиль могла мечтать о чём угодно, но точно не об этом. Но у судьбы своя правда, а ночь демонов никто не отменял...

Услышать в ночи музыку и пойти на магический зов.

Призвать к себе своё счастье и проклятье всего своего рода.

Встретить свою судьбу — и не знать об этом.

Как будут строить свои отношения два совершенно разных человека, особенно если один из них — и не человек вовсе?…

Текст доведён до практически окончательного вида. Кроме глав, основные изменения: в первую часть внесено и утро после свадьбы.

Если есть какие-то замечания к названию глав — кидайте сюда или на мыло. Но будет лучше, если замечания будут аргументированны, а лучше всего — со своей альтернативой. Кстати, ещё мне придётся думать над названием, так как такое же название только недавно вышло в печать. Если захотите помочь — буду рада.

Ей пришлось стать человеком, чтобы найти его, а ему… На какие жертвы придётся пойти человеку ради своей баньши?

Настоятельно рекомендую сначала прочитать роман «Тиселе».

Автор

У демонов есть старинный обычай — похищать красивых девушек. Что будет, если девушка захочет сбежать из абсолютно закрытого замка?

Впрочем, это глупый вопрос. Вот что будет, когда она туда вернётся…

Популярные книги в жанре Фэнтези

В этой увлекательной книге, открывающей героико-фантастическую сагу "Хроники Чейсули" американской писательницы Дженнифер Роберсон, пишущей в жанре фэнтези, есть и принцесса, не ведающая о своем происхождении, и красавец-принц, которому предcтоит пройти путь от легкомысленного повесы до настоящего героя - живой легенды своего народа. Фанатичный деспот, развязавший войну, и коварные колдуны-айлини, служащие темному богу Преисподней. И загадочные Чейсули - люди-оборотни со своими спутниками-животными, идущие путем Древнего Пророчества.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

Его рассказы о сверхъестественном отвергают как аллегорические толкования, так и научные объяснения. Их нельзя свести ни к Эзопу, ни к Г. Дж. Уэллсу. Еще меньше они нуждаются в многозначительных толкованиях болтунов-психоаналитиков. Они просто волшебны.

— Это твой фейрин? Какой славный… А можно, я его поглажу?

Хорошенькая девочка, волосы светлые, отливают золотом. Почему такая хорошенькая прислугой на постоялом дворе?

— Нет, золотко, это не мой фейрин, это я — его человек.

— А разве так бывает?

— Как видишь, бывает.

Фейрин стрекотнул, на миг оскалил клыки и спрыгнул с моего плеча на колени, оттуда — на лавку и канул под стол. Мы с девочкой нагнулись одновременно. Малыш нашел монетку, застрявшую между половиц, и пытался ее вытащить. Увидев под столом мою физиономию, протянул лапку. Я вручил ему нож. Вскоре фейрин прыгнул мне на колени, довольно заурчал и, взобравшись на стол, вручил монетку девочке.

— Что, Буян, как по-твоему, — спросил сэр Хенрик, — уж не занесла ли нас нелегкая в такие края, где на кустах терновника растут пергаменты? Вопрос был адресован боевому коню. За годы странствий сэр Хенрик приобрел привычку разговаривать с собственным скакуном. Привычка эта, разумеется, могла бы вызывать насмешки, но высокий рост и могучее сложение надежно хранили благородного рыцаря от подобных неприятностей. Вряд ли сыскался бы смельчак, способный в глаза обозвать сэра Хенрика дурнем. Сам же дворянин себя таковым точно не считал, хотя и был не скор на решения. Вот и теперь он с рассеянным видом не менее пяти минут разглядывал клочок пергамента на ветке придорожного куста, прежде чем решился наконец его сорвать. Как и следовало ожидать, пергамент оказался запиской. Медленно шевеля губами, рыцарь принялся разбирать неровные строки. Послание гласило:

…Так вот, как раз об этом самом Забияке никто доброго слова не скажет, но помнят его все. Уже помер старый мудрый вепрь Хук, и Златеника сменила устье, в Хоббитоне произошло великое замирение между Коричниками и Гвоздичниками, а коты продали троллям дохлого дракона, не говоря уже о множестве более мелких, но не менее важных и поучительных историй, но доброму гостю непременно расскажут за кружкой пива в Барлиманове трактире о прытком сэре Забияке и его художествах. Обычно этой историей гостя потчуют между притчей о том, как один незамысловатый художник тягал картошку, и байкой о том, как сборщик налогов никак не мог добраться до столицы. И случится это никак не раньше тридцать третьей кружки. Потому что только после тридцать третьей кружки темного и душистого барлиманова пива[1]

Девочка, девушка, потом женщина. Живет обычной советской жизнью. Но иногда к ней в руки на время попадают страницы загадочных книг. Книг из другого Мира.

Второй роман об Истеричной Ведьме и Святом Оболтусе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В основу данного совместного труда положена книга В. Б. Авдеева «Расология». Она уже прошла, благодаря доносу А. С. Брода из Московского бюро по правам человека, всестороннюю и длительную проверку в Мосгорпрокуратуре. Доктор исторических наук В. Д. Соловей так охарактеризовал книгу Авдеева: «Невозможно объяснить ее успех лишь живостью изложения и легкостью пера не обделенного литературным дарованием автора. Когда речь идет о трудах научных — а книга Владимира Авдеева небезосновательно претендует на этот статус, — то успешным их способно сделать лишь „сцепление“ содержания с общественной потребностью: Впрочем, Авдеев в любом случае вписал бы свое имя в историю отечественной антропологии созданием подлинного компендиума расовой мысли: Авдеев не только написал обширный историографический очерк развития расовой теории, он собрал, систематизировал, классифицировал и обобщил колоссальную информацию о расовых различиях между людьми. Причем сделал это настолько компетентно и грамотно, что к нему не могут придраться даже самые яростные ревнители цеховой чистоты» («Политический класс» № 7 за 2006). Однако мало создать свод знаний: необходимо извлечь из него смысловую эссенцию, некую равнодействующую, помогающую лучше осознать нашу современность и наметить путь в будущее.

Следует актуализировать горы трудов, оставленных нам предшественниками. Этим и вызвана необходимость настоящей книги, к созданию которой подключился известный социолог, политолог и политик А. Н. Севастьянов. Вопросы происхождения человека, рас и этносов также издавна интересовали его. В новой книге им лично написаны разделы «Куда девались неандертальцы», «Отступление второе: расы и география», «Дарвинизм и расология», «Раса и этнос», «Банда Боаса, ее последователи и их „вклад“ в науку» и «Шесть ответов в лоб».

"Настоящим основателем расовой теории был француз Гобино, тонкий мыслитель и писатель аристократического типа, которому чужд был грубый антисемитизм, как и вообще всякая грубость. Он был настоящий творец мифа об избранной арийской расы и великой миссии германцев, которые, впрочем, и, по его мнению, перестали быть чистой расой. Для него теория неравенства рас была прежде всего обоснованием аристократической идеи, оправданием аристократической культуры. Гобино, в отличии от современных германских расистов, был пессимистом и учил о необратимом декадансе рас и культур."

(Н.А. Бердяев "Философия свободного духа")

Мой отец — программист. Я сейчас учусь на эту же специальность. Дело хорошее. Всегда имеешь свежий воздух и независимый паек, не говоря уже о лишних кубических метрах квартиры. Вам, счастливейшие созданья, Вам, о призрачное прошлое человечества, Вам, свободные жители Земли, адресую этот рассказ.

Кир-60 возвращался с учебы. После двенадцатичасового общения с компьютером болела голова, но Кир был доволен. Он посасывал из баллончика кислород, такую роскошь можно было позволить, мозг требовал сил.

Звездолеты приземлились неподалеку от Нью-Йорка. Один из них был треугольной формы с неким подобием башенки на макушке, второй походил на продолговатую сигару и своим видом смахивал на те мощные корабли, которые по бытовавшим у землян представлениям в один прекрасный день вознесут их в исследовательских целях в просторы Галактики.

Ясное дело, тут же смекнули земляне, что раз уж инопланетяне сами к ним заявились, то можно будет прилично съэкономить на расходах по освоению Космоса…