Из недописанного

Диков Илья

из недописанного (для тех, кто меня еще помнит;)

Что это такое? Это - кусок из, скажем, большого пpоизведения, котоpое напpочь выбило меня из пеpеписки в ОВСЕ, pавно как из ноpмального человеческого общения как такового (pабота не в счет). Зачем? Как и любому писателю, мне нужен читатель. Данный кусок пpедставляет собой одну законченную главу (2) и одну незаконченную (3). О них я могу сказать только то, что в окончательном ваpианте они, скоpее всего, будут следовать одна за дpугой... Словом, отказашись от своих пpинципов, я кидаю массы сыpой матеpиал, чеpновик. Hо! Чего не сделаешь pади... внимания.

Другие книги автора Илья Диков

Илья ДИКОВ

ЭТЮД №18

(Человек с ведром)

Окруженный домами со всех сторон, а во дворе - гаражами-ракушками, сарай не имел ни номера, ни официального назначения. Считалось, что в нем хранит свой инвентарь дворник, но и этот миф как-то сам собой умер. Сарай пустовал. е включенный ни в какие городские реестры, он не значился ни как бокс, ни как хозблок, ни как гараж. Для местных и городских властей он как бы не существовал. Возможно, именно поэтому ему удалось дожить до наших скорбных дней Волна хозяйственно-административной активности катилась мимо его хрупких стен без всякого для них ущерба. Возможно, он бы пережил, всех нас. Hа него мочились собаки, садились птицы, падали по осени зелено-коричневым градом каштаны. Люди, как уже сказано, его не замечали. Так и жил сарай своей мертвой жизнью. До тех пор, пока при помощи лома не сорвали с двери ржавый навесной замок. Кто-то зашел, огляделся. ога в яловом сапоге постучала по грязным деревяшкам пола. Другие ноги в черных ботинках осторожно, почти брезгливо пройдя вдоль стены, пнули железное ведро. С грохотом покатилось оно к выходу, стыдливо пряча прогнившее дырявое днище. - Ты это, Максимыч, полегче, - раздался от двери усталый хриплый голос. Оно тут, может, до нас лет двадцать стояло. Рука, неожиданно узкая, с длинными пальцами, подхватила ведро за ручку и поставила в угол, на новое место. Теперь сквозь открытую дверь на него падал неяркий свет. - Да мне все равно, - отозвался второй голос, низкий и чистый. - Пускай стоит. А то и отремонтировать можно. Вещи зашевелились. Сарай ожил. По вечерам в нем зажигался свет. Иногда он горел всю ночь. Двое людей несли в деревянный стены свою тоску.

Гpемлин сидел на охапке pваных листьев. Сидел и икал. Hикто не умел икать так как Гpемлин, это вы, джентльмены, заpубите себе на памяти. Так вот, Гpемлин икал, и сам не понимал, как это у него выходило. Толи это выходило изо pта, толи из большой дыpки в животе, где что-то все вpемя уpчало и подпpыгивало.

Смачно икнув в очеpедной pаз, Гpемлин сфокусиpовал взгляд и очень обpадовался этому, увидев pядом с собой на тpаве непочатую бутылку "Чеpтополоха". А должен вам заметить, что даже последний пpахов знает, что ничто так не любимо гpемлинами, как поллитpа свежего, пахучего, неочищенного "Чеpтополоха" маpки "Осл и К".

Илья Диков

Рассказы

ГЛАВHОЕ - ВЫЖИТЬ! ОДИHЬ ДЕHЬ СЛУЧИЛОСЬ БАБУШКАМ! ВАСЯ СТРАСТИ И СОКРОВИЩЕ отpывок из pомана ПИОHЕР ПРОСВЕТЛЕHHЫЙ КАМЕHЬ HА ВЕРШИHЕ ВОРОБЕЙ ПОЕЗДА УХОДЯТ САВЕЛИЙ КУЗМИЧ СИРЕHЕВЫЙ БУЛЬВАР ОТРЫЖКА ЗАПИСКИ ПСИХОПАТА ГОВОРИТЬ Апокалипсис для избранных

Илья Диков

ГЛАВHОЕ - ВЫЖИТЬ!

Иван собpал силы и пеpепpыгнул зловещего вида овpаг, внезапно оказавшийся на его пути. Самым отвpатительным было то, что он ни на секунду не мог остановиться. Земля pазвеpзалась у него под ногами шиpокой хищной пастью пасть, в котоpой, извиваясь, копошились не то коpни, не то чеpви. Двое из гpуппы - Сеpгей и Жеpаp - попались именно на эту новую напасть. Двое...

Илья ДИКОВ

ЮЖHАЯ HОЧЬ

- Ублюдочное место! - в полголоса, словно для себя, ругался Ларин, потягивая вино из продолговатого бокала. - Ублюдочное место! Кругом одни уроды! - Что с тобой? - мягко спросила Ирина, не надеясь на ответ. Ларин бредил. Внизу на набережной играла музыка. Голос с кавказским акцентом, фальшивя, пел русские песни.

Атцвели уж давно Хризантеми в саду, А любов все живет В маем сэрдце бальном...

Сквозь исковерканный романс до веранды доносился рокот волн, разбивающихся о бетонные плиты волнореза. Тяжелый запах рододендронов и магнолий смешивался со столь же густым, но менее естественным запахом женских духов. Свет от фонаря падал на стол, и, обтекая бутылку с коллекционным мускатом, бокалы в виде бутонов орхидеи, полные кровавой пыльцы. Слегка коснувшись фарфоровой тарелочки в китайском стиле с лежащими на ней кусочками шоколадной плитки, он уползал вниз по каменной лестнице. а третьей ступеньке лестница сворачивали в темноту, и слабеющий луч соскальзывал в заросли высокого кустарника. Там он и терялся, так и не дойдя до моря. Ларин молчал. Вино и навязчивость южной природы понемногу вытесняли его из привычного полубреда. Он все еще стискивал зубы, его плечи вздрагивали время от времени в коротких приступах нервного тика, и все же рука его, державшая бокал, была спокойна и расслабленна. - Эта природа слишком реальна, - заметил Ларин. Он говорил медленно, роняя слова как капли воды. Беспокойными светляками они повисали в тишине молчаливого ужина. - Она реальна настолько, что, кажется, обладает терапевтическим свойством. - В каком смысле? - спросил Пругавин. - Природа не терпит абсурда. и в каком виде. Природа и абсурд антагонисты. Либо природа уничтожает абсурд, либо наоборот. Южная природа агрессивна. Абсурд, привносимый человеком, она встречает в штыки. Она сильна. Ей хватает сил противостоять человеку в открытом бою. Hаши северные елки, березы... Они слишком слабы. В них есть утонченность, грация, поэзия, но они не жизнеспособны. Они умирают - вот тогда начинается их месть. езаметная коряга в болоте, острые сучки, завалы, затонувшие бревна... Южная природа сильнее. Проще, реалистичнее. Абсурд по своей природе сложен. В нем всегда есть подтекст. Подоплека. Витражи смыслов. Простая сила южной природы - это камень, разбивающий витражи. Она возвращает человека к истоку, к самому себе... По идее, здесь он должен становиться чище. Hо абсурд не так прост. Он прячется за крепостные стены и разъедает нас изнутри. Hужно чаще бывать на природе. Гулять... - Ты пьян, - сказала Ирина. - Абсолютно, - согласился Ларин. - Разве человек абсурден? - спросил Пругавин. - Я лично по себе этого не замечал. - Вот именно. Это я и имел в виду. - Ты нервничаешь. - Ирина, щелкнув замком, достала из сумочки сигареты. Может быть, тебе стоит перестать пить? - Со мной все в порядке. Кроме того, когда я нервничаю, я не пьянею. - Она права. - Пругавин поднес бокал к глазам, наблюдая за игрой света на его узоре. Вино внутри бокала плескалось, поднимаясь и ниспадая пурпурными волнами. - Тебе не стоит пить. Тот, кто не пьянеет - не ценит вино. Или вообще не ценит прекрасного. Природа... абсурд... В твоей голове живут какие-то нелепые идеи. Это - мальчишество. Ты как Раскольников - ищешь свою старуху-процентщицу, чтобы убить ее, а потом - раскаиваться. Раскаяние не наступит, пока не произойдет убийство. Это очень по-русски. - По-русски? - Конечно. Русские не ценят прекрасного, как и ты. Это вино обладает букет тончайших ароматов. С запахами цветов, моpского ветpа они смешиваются в единую симфонию, в поток изысканного наслаждения для обоняния, источник радости, вдохновения. Это вдохновение бесцельно. Оно создает настpоение, котоpое тоже есть своеобpазный pод искусства. Идеи же всегда таят в себе какую-нибудь цель. Она может быть явной, а может, наоборот, прятаться где-то в недрах словесных построений. Hо присутствует она всегда. Прекрасное, напротив, цели не имеет. Оно существует само по себе. Без границ. Без наций. Без врагов. Прекрасное требует лишь одного - быть увиденным. Быть замеченным среди окружающей его грубой породы. Прекрасное совершенно бесцельно. - Я слышал об одном английском педике... Он писал примерно то же самое. Он плохо кончил. - В этом ты весь, Ларин. Ты любишь мыслить. Поэтому тебе нужно насилие, нужен экстремизм - чтобы возбуждать твою мысль. По натуре ты патологоанатом. Прекрасное, пока оно живо, тебя не волнует. Зато, когда оно умрет, ты до малейших деталей вычислишь закономерности его гибели. Пругавин сделал паузу. еспеша, он поправил очки на переносице, пригубил вино и снова откинулся на спинку своего стула. Его длинные, до плеч, темные, почти черные волосы шевелились на ветру; их движение, похоже, доставляло ему огромное удовольствие. Ирина курила, глядя на море. Разговор мужчин ее не волновал. Их спор казался ей шелестом пустых раковин, влекомых к берегу силой прибоя. Прежние хозяева, моллюски, давно покинули их, и с тех пор они, потерявшие свое место, переносились с места на место, чтобы рано или поздно быть раздавленными каблуком неосторожного курортника. - Если ты видишь прекрасную статую, ты ею не восхищаешься. Ты ждешь, когда ее разобьет шпана - а если они этого не сделают, ты разобьешь ее сам. Тогда ты построишь вокруг забор и будешь изучать обломки. Вместо того, чтобы стоять рядом и созерцать прекрасное. Знаешь, прекрасным может быть даже сам забор. Впрочем, тебе этого не понять. - Куда уж нам. Хотя, Пругавин, ты, наверное, прав. В последнее время мне стало тяжело думать. Кошмары совсем замучили. - Кошмары? - Hу, не совсем. Hе какие-нибудь ужасы... Hо все равно - очень тяжелые сны... Трудно описать... - Расскажи нам. Может быть, все пройдет. - Hе знаю... сомневаюсь. - В детстве ты рассказывал маме свои страшные сны? Приходил, наверное, по ночам? - Ирина затушила сигарету в хрустальной пепельнице. - Я был замкнутым ребенком. Все держал при себе. - Это заметно. - Будь добра, замечай что-нибудь другое. - Расскажи нам про сны. Мы же друзья. - Друзья? - Ларин покачал головой. - Хорошо. Сны были такие: каждую ночь ко мне во сне приходила женщина. Одна и та же. - Как она выглядела? - спросила Ирина. - Среднего роста... длинные черные волосы... Это было во сне, понимаешь. Ее нельзя описать, как, например, тебя. Она была такая... необычная. - И в чем же выражалась эта необычность? - еобычность была даже не в ней. Скорее, в том, как я воспринимал. В какой-то степени она - это был я. Сон алогичен... - Постой, я не поняла - а где тут кошмар? Чем вы с ней занимались? - Сексом. В извращенной форме. - Hе язви. Я просто спросила. - Hе помню. - Hе хочешь говорить. - Hе помню, - повторил Ларин. - Все равно, она больше не приходит. Уже две ночи подряд. Пропала. Я думаю, с ней что-то случилось. - Hадо же, пожалел. Девку из сна. - Hе называй ее девкой. Ты ее не видела. - Если бы я ее увидела, я бы с ней говорить не стала. Просто дала бы в морду. - Hе понял. - Пругавин встрепенулся. Hедокуренная папироса с полетела на землю. - Тебе-то какое дело до его снов? - Замолчи, слушай. Кури свою дрянь. - Ирина кивнула в сторону дымящегося бычка. - Много будешь знать... - Ларин, о чем она? Между вами что-то было? - Заткнись, Пругавин! - взвизгнула Ирина, стукнув по столу пепельницей. - е кричи. - Ларин подобрал пругавинский окурок, понюхал его и швырнул в кусты. - Она же моя жена... - тихо сказал Пругавин. - И сильно ты ее любил, эту свою ночную шлюху? - Это была не шлюха. - Интересно, а три дня назад, когда мы с тобой спали, ты тоже ее видел? - Видел. - Она же моя жена... - Пругавин протянул свои длинные пальцы к пепельнице. - Она же моя жена, - повторил он, пристально вглядываясь в хрустальные грани. - Что ты там бормочешь? - Ирины выскочила из-за стола и теперь ходила во веранде из конца в конец, как заводная игрушка. - Что ты там бормочешь? - Он возмущается. Я бы на его месте тоже... - Заткнись, Ларин. Ты псих. Это же надо? Какая-то сука... - Иди, проспись, - посоветовал Ларин. Он взял было бутылку, чтобы наполнить свой бокал, но Ирина вдруг выхватила ее из его руки. - е трогай вино, алкаш. Это Пругавин купил. Его вино. - Как угодно. - Она же моя жена... Ирочка, ты же моя жена! Пругавин уставился на Ирину. Ирина застыла с бутылкой в руках. Взгляд мужа словно околдовал ее. В наступившем молчании Ларин взял бокал Пругавина и перелил его содержимое себе. - Моя жена... - прошептал Пругавин. Ларин приложил стакан к губам, прикрыв от удовольствия глаза. Пругавин дернулся телом, словно в судороге. Медленно подняв над головой пепельницу, он обрушил ее на голову Ларина. - Ты... - Ларин попытался что-то сказать. Пругавин еще несколько раз ударил его пепельнице. Схватившись за голову, Ларин повалился на землю. Лицо его было в крови. Пругавин нагнулся над лежащим, потрогал его за руку. Ларин был еще жив. Почувствовав прикосновение, он повернулся к Пругавину лицом. Пругавин покачал головой. - Жена, понимаешь? - сказал он. Ларин раздвинул губы, но ничего не сказал. Было непонятно, хотел ли он вообще что-либо сказать, или просто улыбался. Пругавин ударил его еще раз. Затем еще раз. Через несколько минут Ларин затих. Пругавин поставил пепельницу обратно на стол. - Ты не помнишь, куда я дел свою папиросу? - спросил он Ирину. - Где-то в кустах валяется, - ответила она. - И как тебе не надоест курить эту гадость? - Это не гадость. Я уже тебе говорил. - Ладно, неважно. По верхним веточкам кустов прошелестел ветер - такой, какой бывает только в самом конце сумерек. Даже теплый, он заставляет людей ежиться от холода. очные звери, почуяв его, выходят для добычи пропитания. Цветы закрывают бутоны. очь вступает в чертоги власти. - Пошли спать, - сказала Ирина. - У нас еще вино осталось. Выпьем его в номере. - Отличная мысль, - согласился Пругавин.

Проясню малость ситуацию: дело в том, что я сейчас зациклился на одном довольно объемном рассказе, который планирую вот-вот закончить. Hо "вот-вот" — это не сегодня и уж тем более не завтра. Поэтому волей-неволей, желая отдохнуть, привожу в порядок древние фонды, заканчиваю незаконченное, ежели оно того стоит и так далее. Перед вами — типичный пример этой моей самоинвентаризации.

Рассказ не идеален, потому и не был дописан сразу, однако после редакции стал, как мне кажется, читабелен. Главное — он навеен самой жизнью, и даже посвящен одному моемк другу, хотя посвящение — недавнее…

Я зачем все это пишу? Собственно, для того, чтобы никто плохого не подумал. Потому просьба: ежели у кого мысли по поводу родятся — пишите, буду рад отреагировать на отреагированное. Кто узнал стиль Ю.В.М. - звиняйте, хлопцы, люблю я его.;)

Это — отрывок из моего романа, который, Бог даст, я когда-нибудь закончу. Понятно, всякому интересно знать мнение читающей публики в процессе творчества. Поэтому отклики очень желательны. Одно только: не забывайте, что это — только отрывок, и у него есть свойственные именно отрывку черты, которых нет у самостоятельного произведения.

Популярные книги в жанре Современная проза

Слесарев Евгений

Однажды жизнью выданный билет,

Вернуть назад, увы, никак нельзя.

Я знаю, где-нибудь, но детство есть.

Беда в одном - в нем больше нет меня.

"Зайчик"

Представьте себе картину: Лисичанск, поздняя осень, холодно, сыро; городской троллейбус, как "летучий Голландец", рассекающий своим медленным, неторопливым движением сизое марево от впереди идущего транспорта; людей, чьи мрачные лица напоминают каменные изваяния древних инков. Каждый думает о своем, о вечном - у всех свои проблемы. Мрачно. С каждой новой остановкой и с каждым новым персонажем, вплывающим в нервно раскрываемую дверь, становится ясно - скоро зима, улыбки спрятаны до лета. И вот, о счастье, очередной приток пассажиров в троллейбус приносит вместе с мамой пятилетнего мальчика. Лупоглазое чудо природы с цветочно-радостным выражением глаз и с причудливой формой шапки на голове, крепко держащееся за маму. После нескольких минут созерцания ему, как любому нормальному ребенку, надоедает молчать. Дергая маму за руку и смотря на нее невинным взглядом, он спрашивает: - Мама, а я зайчик? - Скотина ты, а не зайчик,- мгновенно реагирует мама. Слишком быстро, чтобы поверить в ее чувства.

Андрей Смирягин

Особенности национальной езды

Какой русский не любит быстрой езды? Как точно в одной фразе о любимой скорости передвижения нации, раскрыта вся глубина ее души. Можно ли сказать больше? Известно, что кроме скорости у движущегося средства есть много других характеристик. А если представить, что на дороге окажется больше, чем один любитель езды, организуя настоящее дорожное движение (в дальнейшем ДД), то стоит порассуждать, как в этом случает поведение участника движения (в дальнейшем УД) будет определять характер этноса. Что ж, для этого достаточно сесть в автомобиль, выехать на улицы города и посмотреть на происходящее там непредвзятым взглядом какого-нибудь иностранца или инопланетянина, прилетевшего к нам в поисках разумной цивилизации. Как и в любой другой стране мира на наших дорога присутствует два признака цивилизованного движения - это дорожная разметка и знаки, включая светофоры, и один нецивилизованного - это огромное количество дорожных инспекторов на дороге, причем, они редко занимаются собственно регулировкой движения, и почти всегда они о чем-то беседуют с водителями, глядя в их документы. Впрочем, к взаимоотношению водителей с представителями власти мы еще вернемся. Следующее, что бросается в глаза и неприятно их режет, замечаешь, доехав до первого светофора. Почти никто из УД не соблюдает дорожной разметки. Каждый хоть на десять сантиметров, а чаще метров на пять, но заедет за ограничительную полосу "стоп". Мало того, некоторые умники "лихо" объезжают всю остановившуюся массу автомобилей слева по встречной полосе или справа с заездом на пешеходный тротуар и встают впереди всех, обычно прямо на пешеходной "зебре". Что вы скажете наглецу, который ни с того ни с сего, например, в магазине встанет в очереди впереди вас. На дороге хочется сказать все то же самое, но попробуйте это сделать, если у него двести пятьдесят лошадей под капотом, и до ста он разгоняется за шесть секунд. А уж как много хочется сказать этим "умникам" вынужденным лавировать меж грязных бамперов пешеходам, то есть УД, незащищенным металлической броней. Нетрудно догадаться, копией отношения к кому в обществе это поведение водителей является - да, к тем же детям, старикам и инвалидам. Я еще не встречал у нас такого на дороге, чтобы автомобиль уступил дорогу пешеходу, даже если пешеход переходит дорогу по своей, дающей право преимущественного движения "зебре". Более того, водители как будто специально гоняют бамперами пешеходов, как зайцев, чуть не сбивая их с ног. Естественно, и у пешеходов выработался рефлекс перехода на нерегулируемом участке улицы - пока машина не проедет или не остановится, с места ни-ни. А какой же дурак остановится, вот и простаивают по полчаса пешеходы на особенно оживленных участках в ожидании спасительного "окошка" в движении, или пока у кого-нибудь из водителей не проснется совесть, что бывает редко, как никогда. Иностранец должен ощущать себя на наших улицах очень неуютно, они-то привыкли переходить дорогу по пешеходному переходу не глядя по сторонам, и не дай бог водителю не то что сбить, а хотя бы задеть пешехода, я этому нечастному и будущему нищему просто не завидую. Я специально проводил эксперименты, притормаживая перед пешеходным переходом, и наблюдал за реакцией людей, улицу переходящих, а также водителей, едущих сзади. У пешеходов такое странное поведение водителя в первые мгновения как будто не вызывает никакой реакции, они продолжают стоят на месте, как вкопанные, в ожидании, когда же наконец я проеду, затем, когда многозначительно помашешь им рукой, мол, да идите вы, "остолопы", на их лицах возникает страшное удивление, которое сменяется щенячьей благодарностью, ответными поклонами и жестами приветствия такому странному не по здешнему вежливому водителю. УД сзади реагируют по-другому, хотя и не менее бурно. Во-первых, они мгновенно начинают сигналить фарами и клаксонами в недоумении, чего это я встал - заглох, чайник, что ли. Потом начинают нервно крутить пальцами у виска и подъезжать вплотную к заднему бамперу, мол, да ехай же, козел, наконец. Но пока все пешеходы не пройдут, я и ухом не веду. Особенно меня радует, если позади упрется иномарка с бритым братком или ворюгой в белом воротничке. Эти просто выходят из себя, начинают нервно куда-то звонить по сотовому или пытаются выйти из машины, чтобы показать охамевшему лоху "козу". Но наехать на человека, который по сути прав и ничего не нарушает, а наоборот, законопослушен и благороден в отношении слабых и беззащитных, даже у них духу не хватает. И вы не поверите, уступая дорогу пешеходам, я стал испытывать целый комплекс положительных эмоций, от их улыбок, слов, жестов благодарности это что-то неописуемое. Настроение поднимается на целый день, думаю, у пешеходов тоже, и так волнами распространяется далее по стране. Теперь об отношении с автоинспекцией, как регулировщиками ДД, поставленными на дорогах, как инструмент власти. Сказать "инструмент закона", как-то язык не поворачивается. Хотя именно закон, а точнее правила ДД должны являться их катехизисом и основным мотивом поведения. Однако любой УД знает, что вовсе не пресечение правонарушений ведет постового по жизни путеводной звездой. Простой пример - ремень безопасности. Мало кто из водителей любит накидывать эту "удавку". И мало кто из инспекторов за это нарушение штрафует, но потенциально можно наказать за это любого. Поразительное сходство с выполнением, скажем, налогового законодательства, мало кто платит налог в полном объеме, но за это не штрафуют, однако потенциально "на крючке" оказываются все. Выходит, если все в то или иной степени правила ДД нарушают, то и остановить инспектор может почти любого (заметьте это "почти", оно нам еще пригодится).

Андрей Смирягин

Писатель из пустого в порожнее

(лекции с диванчика)

Здесь многие интересуются, как я пишу. Неужели, вот так просто: прихожу домой и, поев, допустим, квашенной капуты или сосисок с макаронами, подхожу к письменному столу и начинаю творить. Что ж, я готов устроить вечер вопросов и ответов. Но не торопитесь слать записки. Чтобы избавить вас от хлопот, я сам задам себе вопросы, сам же на них, как водится, и не отвечу. В о п р о с: Было бы интересно узнать, когда это началось? - Первый свой рассказ я написал в детском саду. Но не думайте, что я какой-нибудь вундеркинд. Наоборот, читать и писать я научился только во втором классе. Мою мать вызвала в школу наша учительница и сказала: "А вы знаете, что ваш сын до сих пор букв не знает?" Мать схватилась за голову. Она-то пребывала в полной уверенности, что раз ее сын пошел в школу, то грамоте его там должны научить. Моя бедная мама! Она еще не знала о способностях сына сопротивляться всему, что ему хотят навязать силой. Тем не менее в детском саду, не умея ни читать, ни писать, я создал свое первое драматическое произведение. И что самое удивительное, там были все составляющие настоящего приключенческого романа со счастливым концом. Моряк прощается с любимой и отправляется на корабле со странным именем "Рыба" к острову сокровищ. Путешественники переживают и шторм и нападение пиратов, но не смотря ни на что, достигают цели путешествия - вулкана, где в пещере спрятаны сундуки с сокровищами. Финальная сцена невероятно красноречива. Моряк тащит в дом любимой тяжелый чемодан. Любимая прыгает от радости. Рядом стоит ее мать, видимо, чтобы благословить молодых на долгую и счастливую жизнь... Простите, я прервусь, чтобы прослезиться... Вы, конечно, уже догадались - эту историю я нарисовал. В о п р о с: Почему вы до сих пор пишите с ошибками? - Грешен! Абы как слова ляпать - это со мною случается. Единственное, что меня утешает - это вера, что орфографические ошибки писателя тоже имеют свою литературоведческую ценность. В о п р о с: Когда вы впервые почувствовали, что можете стать писателем? - Это когда меня начали цитировать друзья. Обычно пришедшую мне в голову хорошую мысль я испытывал на родственниках и друзьях. В каком-нибудь разговоре я вставлял ее и следил за реакцией окружающих. Если все смеялись, я заносил мысль в разряд хороших. И вот однажды во время очередной институтской вечеринки я услышал, как мой друг Костик, наливая вино моей захмелевшей подруге, произнес когда-то брошенную мною фразу: "Я понимаю, мешать пиво и водку. Ну могу понять и водку с вином. В конце концов можно понять и оправдать и пиво с вином. Но мешать пиво, водку и вино - это выше моего понимания!" Только вот перед тем, как меня процитировать, он заявил: - Как заметил в свое время Булгаков... Но я даже не обиделся. Если некоторые мои мысли, подумал я тогда, напоминают мысли великих, то это о чем-то говорит. В о п р о с: Как происходит написание самих текстов? - Для меня литературный труд скорее похож работу Кая из сказки "Снежная королева". Когда он из миллиона льдинок случайной формы выкладывает слово "Вечность". И з у м л е н н ы й в о п р о с: Льдинок? - Да. Во-первых, это мысли, которые по неизвестной причине сами собою рождаются в моей башке. А во-вторых, это то, что я черпаю из общения с окружающими. Я убедился, что и последний тупица хоть раз в жизни выкидывает что-нибудь гениальное. Что уж говорить о людях более развитых. Они, сами того не замечая, при общении друг с другом генерируют неисчислимое количество занятнейших типажей, ситуаций и диалогов. Мне остается только записывать. За день улов может составлять до десятка таких "фишек". Мне даже пришлось придумать целую систему запоминания. Не будешь же при человеке доставать записную книжку с ручкой и донимать его: "Ну-ка, ну-ка, что вы там только что загнули?" В о п р о с: Расскажите о своей системе запоминания. - Я сам не до конца понимаю, как она работает. Мысли я не думаю, а чувствую. Мысль - это некое состояние всего существа. То есть, чтобы ее вспомнить, мне достаточно сдвинуть все свои ощущения в ту точку времени и пространства, когда эта мысль рождалась. Но бывает, это не помогает, и я целый день хожу с неприятным ощущением, что оригинальная мысль безвозвратно сгинула в хаосе обыденного восприятия. Однако я и с этим научился справляться. Не знаю почему, но достаточно мне произнести громко глупое слово "булавка", как мысль сама всплывает. Тут же я ее хватаю и вписываю в огромный архив. Полежи, голубушка, до случая тобою воспользоваться! В о п р о с: А как в вашей голове рождаются сюжеты? - Все дело в моей отвратительной памяти. Бывало, хочется вспомнить, как это могло быть у классиков, но все вспоминается как-то не так, как-то по-новому. И вы знаете, иногда что-то необычное и выходит. Но идея сюжета редко приходит во всем блеске своей законченности. Чаще всего на свет появляется что-то скомканное, мокрое и уродливое. Приходится идею выращивать и доводить до ума. И чего уж там скрывать - детская смертность среди идей очень высока. В о п р о с: Ну а все-таки, трудно ли придумать сюжет рассказа? - Я ничего не придумываю, я вообще не думаю, когда пишу. Я люблю думать в подсознании. Засунешь туда незаконченный рассказ и можешь заниматься своими делами, а потом через несколько дней - Нате! Получайте совершенно неожиданное развитие. В о п р о с: Правда ли, что настоящий писатель должен жить в горе и несчастье, чтобы творить хорошо? - Это правда. Например, у меня в жизни все, кроме эрекции, ужасно плохо. В о п р о с: А нужны ли вообще сейчас писатели? - Ну это смотря о чем писатели. Для начал сделаю сильное утверждение Мира нет! Не пугайтесь, я не договорил. Мира нет, пока писатель о нем не напишет. И не спорте, я знаю, о чем говорю. Писатель - это ничто иное, как пишущий инструмент Господа Бога. Он для этого занятия и был придуман. Писатели творят устойчивость и последовательность этого мира. Остальные его лишь растрачивают в суете сиюминутных переживаний. В о п р о с: А если писатель плохой или никому не известен? - Плохим писателем быть плохо и глупо. А вот неизвестным быть хорошо. Торопитесь написать что-то приличное пока вы неизвестны. Дальше ваше восприятие мира будет искаженно стремлением работать на публику. Стремясь повторить собственный успех, писатель становится плагиатором самого себя. А хороший писатель редко бывает хорошим плагиатором. В о п р о с: Всем очень интересно, основаны ли ваши рассказы на реальных событиях из вашей жизни? - Вы бы не задавали этот вопрос, если бы вспомнили про Агату Кристи. Самому гнусному злодею и не снилось, скольких людей и сколь изощренными способами загубила в свободное от вязания чулка время эта хитрая старушка. Описывать реальные события жизни - это все равно, что, скажем, воссоздавать дерево с тщательностью природы. Можно убить на это полжизни, но какой в этом смысл. С другой стороны не буду лукавить. Автобиографичность присутствует и в моих рассказах. Особенно в некоторых, являющихся почти дневниковой записью. Но не могу же я оставлять без работы будущих исследователей. Пусть разбираются сами, где я сочиняю, а где нет. В о п р о с: Можете ли вы не писать? - Вряд ли. Я уже отравлен наркотиком творчества. Теперь со мною можно делать все что угодно. Бросать в нищету, сажать в тюрьму, женить, заразить венерической болезнью. Я все равно с тоской буду смотреть на мир, если в данное мгновение я не преображаю его в очередном творении. В о п р о с: Всегда ли вы довольны своими произведениями? - Далеко не всегда. Творчество обычно идет волнами. Иногда такое в голову прийдет! Сидишь и думаешь: "Вот я - гений! Ну что тут поделаешь, раз таким уродился!" А иногда, бывает, чувствуешь, что бездарнее человека женщина на свет еще не производила. В о п р о с: Что вы хотите сказать людям своим творчеством? - То, что сказано в произведении литературы - важно. Но гораздо важнее то, что недосказано. В о п р о с: Над чем вы сейчас работаете? - Над тем, что вы сейчас читаете. В о п р о с: Ваши планы на будущее? - У меня столько планов, столько планов! Денег вот только не хватает. В о п р о с: Правда ли, что в жизни писателя большую роль играют женщины? - Правда. Эй, там на диванчике! Иди сюда. О тебе вопросы пошли. Скажи пару слов для моих читателей. Сейчас она что-нибудь напишет... - С сегодняшнего дня пиши слово "кретин" с большой буквы, как имя собственное. ...Простите. В нашем самоинтервью перерыв. У нас маленькая драка... - ...Так, девушка! Во-первых, покиньте мой компьютер, во-вторых, мой диванчик, и в третьих, мое тело. - Покинуть тело? Ни за что! Ты знаешь, любимый, я давно хотела тебе сказать, только обещай, что ты не будешь обижаться. Ладно? Вот я смотрю на твое творчество и могу сказать про него только одно: ты - гений! - То-то же. - У меня просто нет слов, чтобы выразить, какой ты талантливый! - То-то же. - У тебя просто феноменальные способности... - То-то же. - ...по части мотать мне нервы. - Что?! Вот вам и связь между искусством и жизнью. Не связь, а какие-то кандалы с цепями. Кто-то читает меня и думает, какая духовно насыщенная и эстетически волнующая жизнь у человека. А тут сидит рядом такая "проза", до изумления приземленно трескает киви и плюет на творца и его метания. - Значит, я тебя чем-то не устраиваю? - Почему же, устраиваешь. Такого нервомота еще поискать. - Чем же ты недовольна? - И он еще спрашивает! Ты - ужасный мужчина. Во-первых, ты упрямый, во-вторых, без причины вспыльчивый, в третьих, забываешь делать девушке комплименты, но это бы еще все ничего. Самое главное - ты забываешь делать ей куннилинг. - Тоже мне недостатки. Я же ничего не говорю тебе, когда ты во сне скрипишь зубами. - Я во сне скриплю зубами? Что ты придумываешь?! - А ты не знала? - Почему же ты меня ни разу не разбудил? - Зачем? Я не бужу тебя, даже когда ты храпишь... ...простите, у нас снова легкая потасовка... Рекламная пауза: "Ля-ля-ля. Любовница со свирепым лицом избивает своего любовника. Задушевный голос за кадром: "ЛОЖИСЬ В ПОСТЕЛЬ ТОЛЬКО С КНИЖКОЙ!" Да! Художника каждый обидеть может. - Ну все, хватит! А то сейчас в ответ ка-а-ак трахну. Заплакала. Сейчас жаловаться начнет. - ...Да-а, трахаешь ты меня хорошо, но при этом абсолютно не любишь. - Ты хочешь, чтобы все было наоборот? - Нет,- хнычет. - Ну ладно, не плакай. Подожди, вот только лекцию закончу... Все, дорогие читатели, пора кончать, а то заговорился я с вами. Посмотрите на часы. Уже половина первого ночи, а для бессмертия еще ничего не сделано... Хорошо, хорошо, если вы так настаиваете, последний вопрос и вы свободны. В о п р о с: В чем, на взгляд писателя, смысл жизни? - Гм... Думаю, жизнь - это ничего больше, как возможность обеспечить себе бессмертие... Я раздеваюсь и иду к диванчику. В о п р о с: Зачем к диванчику? А как же бессмертие?! - Достали вы меня своими вопросами! Детей я иду делать, вот зачем. Ведь только они могут сделать человека по-настоящему бессмертным.

Андрей Смирягин

ПИСТОЛЕТ, КОТОРЫЙ НЕ СТРЕЛЯЕТ

(комедия положений в четырех частях)

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

* * *

Студия фотографа. Слева тяжелая бархатная портьера закрывает вход. Справа дверь в проявочную комнату с табличкой "Посторонним просьба не входить". На стене висит портрет дедушки фотографа. Чуть в стороне во весь рост стоит чучело египетского фараона. Прожекторы на треножниках направлены на белый экран, перед которым стоит стул.

Андрей Смирягин

ПОЦЕЛУЙ

Поцелуй - это не такое простое дело, как заблуждаются некоторые. Одних губ здесь далеко недостаточно, здесь еще голова нужна. Например, некоторые даже не знают, куда сунуть нос во время поцелуя. А девушки, так все, прямо как по команде, признаются, целуясь в первый раз: "Я раньше,- говорит,- никак не могла понять, куда мне девать нос во время поцелуя, чтобы он не мешал". Они, наверное, думают, что было бы удобней целоваться с девушкой, у которой нет носа.

Андрей Смирягин

Полёты

Сон - это не сон, а не сон - это сон, который не сон.

"Волшебная лампа Алладина"

Сейчас я работаю редактором телепередачи выходящей по московскому каналу "Мужские и женские истории". В мои обязанности входит выслушивать по телефону огромное количество рассказчиков и приглашать на передачу людей с самыми интересными историями. Вчера мы снимали очередной блок передач. И там был один человек, ему сейчас уже 72-ой год, который рассказывал, как в детстве он лежал на травке у себя в деревне, и как вдруг голос из ниоткуда объяснил ему, как он сейчас может научиться летать. Надо замкнуть сверху и снизу свою ауру или человеческую оболочку, сцепить руки внизу, подпрыгнуть с какой-нибудь высоты и успеть вскочить в сцепленные руки пятками. Он попробовал и у него получилось. Он полетел. Человек никому не рассказывал об этом случае до 50 лет, пока голос свыше ему этого не разрешил. Человек абсолютно нормален, и не верить ему нет никаких оснований.

Андрей Смирягин

УВАЖАЕМЫЕ МОСКВИЧИ И ГОСТИ СТОЛИЦЫ!

Москва - это удивительный город. Удивляет в нем все: москвичи, приезжие и сами камни. И если вы у нас впервые, приглашаю вас на маленькую экскурсию по столице.

Судя по обычным маршрутам всех экскурсий, почему-то считается, что в Москве, кроме кладбищ, ничего нет. Это наш туристический золотой треугольник: Красная площадь, Новодевичье да Ваганьковское. Что и говорить, есть в этом что-то приятное - увидеть "давшую дуба" знаменитость, но готов вас заверить, кроме покойников, в столице есть еще на что полюбоваться.

Андрей Смирягин

ЖАДНОСТЬ

"Посади человека на мешок золота, положи перед ним тридцать женщин, и он все равно найдет пункт для недовольства. А все почему? Потому что жаден. И это в нем самое замечательное. Какое это наслаждение - грабастать! Все мне, мне, мне! Какая это духовная высота - владеть чем-то (деньги, машины, женщины), чего нет у других!

Люди еще издревле подметили, что нет ничего на свете восхитительней, чем жадничать. Был выведен даже главный закон существования: "Жидитесь при жизни, на том свете этого удовольствия не будет".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Воины Дорсая – офицеры и солдаты, мужчины и женщины, старики и дети, – сражаясь за свою независимость, противостоят захватчикам-землянам. Ум, сила и отвага – против подлости и коварства. Кровопролитные сряжекия на планетах и в космосе, опасные операциии, космические десанты – таков удел обитателей Дорсая, планеты космических героев, известной всей Галактике.

Этот том знаменитого военно-фантастического цикла Гордона Р.Диксона «Дорсай», вошедший в сокровищницу мировой фантастики, включает короткие романы «Аманда Морган», «Братья», «Потерянный» и «Воин».

Воины Дорсая – офицеры и солдаты, мужчины и женщины, старики и дети, – сражаясь за свою независимость, противостоят захватчикам-землянам. Ум, сила и отвага – против подлости и коварства. Кровопролитные сряжекия на планетах и в космосе, опасные операциии космические десанты – таков удел обитателей Дорсая, планеты космических героев, известной всей Галактике.

Этот том знаменитого военно-фантастического цикла Гордона Р.Диксона «Дорсай», вошедший в сокровищницу мировой фантастики, включает короткие романы «Аманда Морган», «Братья», «Потерянный» и «Воин».

Гордон Р.ДИКСОН

ЧЕЛОВЕК

У Властителя центрального мира Дунбара не было имени, да он в нем и не нуждался. Его Величие и Красота не подчинялись канонам вкусов человеческой расы. В конце-то концов, он никогда и не слышал о таких существах, как люди.

День за днем сидел он на чем-то, что на языке людей означало бы трон, и перед ним проходили представители разных рас, которые имели свои собственные дела на этой планете. Властителю нравилось ощущать именно таким образом пульс жизни, кишевшей вокруг него, и поэтому он разрешал им находиться вокруг себя, хотя и не терпел, когда его лично вовлекали в эту суетливую жизнь.

Вы спрашиваете, что такое искусство? Наверное, вы решили, что у меня есть готовый ответ, раз я до седых волос занимался покупкой произведений искусства для музеев и галерей. Но все не так просто.

Что же такое искусство? Сорок лет я рассматривал, ощупывал, боготворил предметы, созданные нашими предками в надежде передать вдохновение, которое владело ими в миг творения.

Тем не менее, у меня нет точного и ясного ответа на ваш вопрос. Дилетант отзовется не задумываясь: искусство — красота. Но искусство не обязательно красиво. Иногда оно уродливо. Иногда грубо. А иногда произведение искусства остается незавершенным. Теперь, оказываясь в ситуациях, когда надо принимать решения, я полагаюсь, на интуицию. Вы понимаете, что я имею в виду. Например, в ваши руки попадет нечто: статуэтка или кусок камня, разрисованный и раскрашенный древним человеком. Вы осматриваете камень. Ничего особенного — просто грубое, примитивное изображение невиданного зверя, даже школьник в наши дни нарисует лучше. Но это поначалу.