Из глубин памяти

Куайл проснулся — и сразу захотел на Марс. «Чудесные долины… побродить бы по ним…» — с завистливой тоской подумал он. Он почти что чувствовал обволакивающее присутствие того, другого мира, который видели только секретные агенты да высшие правительственные чины. Куда там клерку… Нет, это невозможно.

— Ты собираешься вставать? — сонно пробормотала Кирстен с обычной злобной раздражительностью. — Свари кофе.

— Хорошо, — сказал Дуглас Куайл и босиком прошлепал из спальни на кухню. Там он поставил кофе, уселся за столик, достал маленькую жестянку Диновского Нюхательного и резко втянул в себя воздух. Острая смесь защипала в носу, обожгла уголки рта, но Куайл продолжал вдыхать; это пробуждало его и приводило ночные фантазии и тайные мечты к некому подобию рациональности.

Рекомендуем почитать

Данное произведение входит в состав сборника «Обратная связь».

Это сборник научно-фантастических произведений писателей Великобритании, ГДР и США, посвященных компьютерной тематике.

Рассказ «В глубине памяти» необычно трактует традиционную в фантастике проблему взаимоотношений человечества с мутантами в постъядерный период.

Удивительно, как по такому коротенькому рассказику умудрились снять приличный фильм, да еще и обрезав половину сюжета!

Какова она, наша жизнь, глазами собаки? Это вы узнаете, прочитав данный рассказ, в котором пес Борис охраняет дом своего хозяина от загадочных Руугов, которые постоянно приходят к его дому за подношениями…

Сильвия, улыбаясь, скользила в ночном полумраке между розами, космеями и маргаритками по дорожкам, посыпанным гравием, туда, где разливался пьянящий аромат свежескошенной травы. Блестели звезды, отражаясь в лужах, которые она огибала, направляясь к откосу за кирпичной стеной. Кедры подпирали небо, равнодушные к изящной фигурке с развевающимися волосами и горящими глазами, промелькнувшей мимо.

— Подожди меня, — крикнул ей Рик, пробираясь по малознакомой дороге.

Сверкающий мощный «бьюик» модели пятьдесят седьмого года бесшумно скользил по щебню. По сторонам дороги до самого горизонта простиралось безжизненное мрачное пепелище. Из обожженных завалов то тут, то там торчали остовы зданий, ржавые стальные конструкции, оплавленные ядерным жаром камни. Солнечный свет и тепло едва пробивались сквозь толщу пыли, поднятой взрывами десятки лет назад. Изъеденная коррозией, истерзанная ветрами, опаленная планета стала величайшим в истории памятником человеческой глупости.

Ветеран войны, которая еще не началась, оказывается в настоящем. Войны, которую развязала Земля против своих мятежных колоний. Войны, в которой Земля не просто пала под натиском Венеры и Марса, но была уничтожена. Политики, военные и ученые метрополии в панике: они должны решить, быть миру или войне, а от от личности и воспоминаний одного человека зависят судьбы миллионов…

fantlab.ru © Uldemir

Погрузка подходила к концу. С унылым выражением лица, скрестив на груди руки, Оптус стоял внизу, у трапа. Капитан Франко не спеша и ухмыляясь сошел по трапу.

— Что не так? — поинтересовался он у Оптуса. — За все ведь уплачено.

Оптус не ответил: он отвернулся, подобрал полы балахона, но капитан носком ботинка прижал край полы.

— Минуточку, я не все сказал! Не спешите уходить.

— Гм! — Оптус, сохраняя достоинство, обернулся. — Я возвращаюсь в деревню. — Он взглянул в на трап, по которому гнали в корабль животных и птиц. — Нужно подготовить новую охоту.

Поправив на коленях одеяло и устало прикрыв глаза, доктор Лабиринт откинулся на спинку плетеного кресла.

— Итак? — изрек я, устроившись у камина и подставив руки теплу. День был прохладный, но небо над Лос-Анджелеса было безоблачным. За скромным домиком Лабиринта вплоть до видневшихся вдали гор простиралась нежная зелень небольшого леса, создающего иллюзию этакой девственной чащи в пределах городской черты.

— Итак? — повторил я. — Выходит, что Машина работает не так как вы ожидали?

Другие книги автора Филип Киндред Дик

Перед вами «Электрические сны Филипа К. Дика» – сборник самых лучших рассказов, отобранных для экранизации Брайаном Крэнстоном («Во все тяжкие», «Драйв») и воплотившихся в новейший одноименный сериал от Amazon и Channel 4. В них изобретают самовоспроизводящиеся машины, исследуется восприятие изменяющейся реальности, создается пугающая и темная политическая аллегория, актуальная как при холодной войне, так и в наше время. Странные и иногда забавные, эти поразительные истории подчеркивают талант, безграничное воображение и глубокое понимание человеческой природы, которыми обладал Филип К. Дик.

В книгу вошли рассказы признанного мастера. Несмотря на то что они были написаны почти полвека назад, истории, рассказанные «разрушителем Вселенных», не потеряли своей актуальности и в наше время. Многие произведения Филипа Дика неоднократно экранизировались, среди самых известных – фильм «Бегущий по лезвию бритвы» с Харрисоном Фордом в главной роли. А по рассказу «Воспоминания оптом и в розницу» в 2012 г. был выпущен фильм «Вспомнить все» с Колином Фаррелом в главной роли.

Белое или черное — европейская модель; белое станет черным — китайская модель; белое и есть черное — индийская модель. Эту книгу нужно обязательно прочитать, как «Основание» А. Азимова. В ней рассказывается о том, какая ситуация сложилась в мире после победы Германии и Японии во второй мировой войне. Шесть сюжетных линий пересекаются между собой, образуя увлекательный клубок событий. Хотя в основе «Человека в высоком замке» лежит символика «Книги перемен», хотя он насыщен духом, философией и терминологией Востока, это очень американский роман, где учение о Дао, образы «И-цзина» и «Бардо Тходол» вплетены в жизнь Америки шестидесятых, в ее прошлое и настоящее (пусть альтернативное).

Добро пожаловать в мир будущего!

Человечество успешно колонизировало Луну, а многие люди открыли в себе паранормальные способности. Корпорации телепатов и антителепатов ведут между собой бесконечную войну. Смерти нет — теперь умерших родственников погружают в специальные криокамеры, где они продолжают существовать в новой реальности группового подсознания. Но и в этом дивном мире происходит неожиданная катастрофа: время начинает обращаться вспять, поглощая не только предметы, но и людей…

Philip K. Dick Do Androids Dream Of Electric Sheep?  1963

Филип К. Дик «Снятся ли андроидам электроовцы?» // сб. «Гибельный тупик» / Перевод с английского. — Калининград.: РИФ «Российский Запад», 1993—435с., илл. / Перевод с английского В.Жураховского, иллюстрации В. Пасичника.

После ядерной войны Земля превратилась в выжженную, умирающую пустыню. Вымерли почти все животные. Большинство людей давно перебрались на другие колонизированные планеты солнечной системы. Те же, кто был вынужден остаться, влачат жалкое, унылое существование в городах, тоже приходящих в упадок. Один из таких людей — Рик Декард — профессиональный охотник на андроидов. Рик получает задание выследить и уничтожить нескольких беглых андроидов, нелегально прибывших на Землю. Но в ходе охоты у него невольно возникают сомнения. Рик задаётся вопросом — а гуманно ли это, уничтожать андроидов?

В недалёком будущем эксперименты с наркотиками становятся обыденным делом. Роберт Арктор крепко подсаживается на препарат «С» — «выжигатель мозгов», довольно опасная штука, которая стала слишком популярной. Правительство это понимает и принимает меры. За Бобом ведётся наблюдение агентом Фредом. Или это его паранойя, вызванная употреблением препарата? Всё чаще вокруг происходит необъяснимое, реальность стирается и замещается наркотическими видениями… Или же наркотик вызывает реальность, а не видения?.. Боб всё глубже погружается в безумие, пытаясь выяснить кто же он такой…

Пустяковая заминка... и Эд Флетчер вмешался в самую серьезную переделку своей жизни.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сергей СТУЛЬНИК

ЧТО ТАМ, ЗА РЕКОЙ?..

...день, который Димка ждал с радостным нетерпением, и к которому тщательно готовилась вся семья, наконец наступил. Сегодня Димка проснулся уже совсем взрослым, пятилетним мальчиком. И сегодня его ожидали подарки, поздравления и восторги гостей. Димка предвкушал все это, и ему было очень весело. Мама с бабушкой постарались - праздничный стол выглядел великолепно! Особенно - пирог в центре, с пятью свечечками по окружности. Папа тоже веселился вовсю, помогая маме и бабушке, и все время смешно подмигивал Димке. Еще бы ему было не веселиться, не он бегал по магазинам и рынкам, раздобывая всякие вкусности, украсившие именинный стол...

Владимир Сухих

Самый достойный среди...

...Война компроматов во время последних выборов еще раз показала, что во власть у нас стремятся пролезть люди, совершенно для этого не достойные...- бойко трещала по радио девчушка-корреспондент. Человек в белом халате выключил приемник и еще раз внимательно всмотрелся в экран компьютера, на котором высвечивались разноцветные кривые, разнообразные столбики, кружочки и таблицы, заполненные рядами чисел. Нервно засунув окурок в уже доверху наполненную пепельницу, он нерешительно взял телефонную трубку.

Ю.Сунцов

Фантастика? Это очень просто

Редактор почти незаметно посмотрел на часы.

- У вас все?

Иван поспешно полез в дипломат.

- Вот еще два рассказа, надеюсь, они вам понравятся.

- Нет, нет, что вы, - несколько торопливее, чем требовали приличия, вскрикнул редактор. - Вы только посмотрите, - он широким жестом обвел заваленные рукописями столы. - Столько работы. Я, безусловно, ценю ваш труд и хочу отметить высокий, почти профессиональный уровень, который присущ всем вашим произведениям. Но, увы... Увы, я лишен возможности говорить о публикации ваших рассказов. Кроме того...

ЕЖИ СУРДЫКОВСКИЙ

КОСМОДРОМ

Обширную, исчерченную ступеньками обрывистых террас долину, на дне которой раскинулся космодром, со всех сторон окружают горы. Их широкие куполы и скаты опалены солнцем, лишены деревьев. Кое-где склоны круто обрываются над пропастью каньона, обнажая потрескавшиеся слои старых известняков и песчаников. Дорога извивается по дну долины, взбираясь все выше и выше, сначала асфальтированная, гладкая, потом каменистая, с трудом ползущая по сыпучим склонам. По ней можно доехать до лба ледника, откуда берут начало горные реки, посмотреть вблизи на скалистые вершины, подышать чистым морозным воздухом.

А. Свистунов

Чудо по-русски

В славном городе Санкт-Петербурге вечерело. Белая ночь входила в город долгими, как последние проводы, хмурыми сумерками. На Невском, в семи комнатной квартире с евроремонтом, тихо зрел заговор.

После того как был сделан заказ, скучно стало слушать господина Мусинского. Заговорщики предвкушали выпивку и закуску. Григорий Алексеевич почувствовал нервозность ожидания и объявил перекур. Он улегся на любимый диван, выпятил живот и пускал вверх затейливые колечки табачного дыма. Вера, очаровательная зеленоглазая ведьма, в мечтах уже перенеслась на шабаш ведьм в Палермо, на Сицилию, куда была приглашена через три дня и где собиралась отрываться целую неделю. Она с удовольствием делилась своими творческими замыслами со Шмелевым, долговязым учеником чародея. А тот, активно болея за свою любимицу, смаковал подробности черного пиара русской королевы красоты. Петрович, солидный и уверенный в себе заслуженный маг, баловался затейливым пасьянсом с шестью живыми блуждающими джокерами.

А. Свистунов

(Ташкент)

Пограничная полоса

Крестик, нолик, крестик, нолик, крестик, нолик... Километры крестиков и ноликов, выписанных в одну линию. Символ безнадежно ничейной партии отразился в пограничной полосе, много лет разделяющей естественный и искусственный интеллект...

Вдоль пограничной полосы, по нашу сторону, фланировала золотая молодежь с пестрыми плакатиками в руках. Серые комбинезоны тащили лозунг: "Да здравствует мир без Исипов. Убирайтесь отсюда вон!" Люди, одетые строго и со вкусом, несли предостережение: "Каждое действие - суть необратимое". Юноши и девушки, понавешавшие на себя по паре бутафорских ног, рук и голов, выступали под лозунгом: "Мы хотим с вами!" При этом каждый выкрикивал что-то свое и в разноголосом шуме терялся смысл пламенных призывов.

Выиграно главное сражение с черным лесом, но окончена ли война? В многомерной вселенной Большого Леса прошлое и будущее настолько связаны, что не поняв первое, невозможно надеяться на второе. Майору Максиму Реброву и его товарищам снова предстоит сделать выбор: рискуя жизнью, искать каналы связи с Землей в надежде на возвращение или наконец начать обустраиваться в новом мире. Но все ли тайны Большого Леса уже раскрыты? Все ли «слои» реальности исследованы? И не придется ли «попаданцам» решать новые задачи, когда Лес раздвинет горизонты и доверит людям самое ценное?

Новый проект от Кристофера Паолини – автора легендарного цикла «Эрагон».

Кира Наварес всегда мечтала сделать какое-нибудь потрясающее открытие в новых мирах. Однажды во время обычной исследовательской миссии она находит инопланетную реликвию, однако ее восторг оборачивается настоящим ужасом.

В то время как Кира борется со своими собственными кошмарами, Земля и ее колонии оказываются на грани уничтожения. Теперь Кира может стать величайшей и последней надеждой человечества…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аннотация: Свет и Тьма. Добро и Зло. Говорят, существует граница между ними, но так ли это? А если и так, то что случится, если границу убрать, уничтожить грань меж миром Света, миром Тьмы и миром людей… Демонические орды, ангельские орды, человеческие орды. Они вынуждены выступить в новой войне, выступить на своей стороне. А цена той войне — свобода. Свобода души…

Обновленная, отредактированная версия. Минимум ссылок на события, предшествующие книге. Поэтому роман стал автономным, хотя некоторые нюансы все ж не до конца понятны, если не прочесть предыдущую книгу. В общем, кто не читал — надеюсь, вам понравится.

Речь пойдет об осторожном отношении к элегическому. О расслабляющем действии мазурок Шопена или, скажем, прекрасной осенней погоды. О цветных массах теплого тумана на Тверском бульваре, на этом прямом километре от Пушкина до Тимирязева, на этой стреле, летящей от вольной поэзии к точному знанию. Впрочем, памятники ставятся людям, которые уже выразили что-то вполне определенное. А речь пойдет еще только о становлении, еще только о попытках выразить что-то вполне определенное, о всяких мелких и не совсем мелких обстоятельствах, которые помогают этому «чему-то», мешают ему и даже… искушают. Речь, стало быть, не о началах и концах, а о том, как не забыть о них. И даже конкретнее: не о том, как, пробираясь болотами, выбраться на твердое место, а о том, как не прозевать счастливого, может быть, единственного мига, когда под ногами, несомненно, твердая почва и недвусмысленно прямое направление. О том, как в этот миг не забыть о началах и концах, как не размякнуть от одного лишь комфорта, что вот, мол, стоишь все-таки на тверди и не тонешь. А значит, о старом приключении Одиссея, о сиренах элегичности, о преждевременной усталости от самого себя, от собственной решимости снова и снова быть привязанным к мачте.

Размышления, представленные в этой книге, не являются ни новой философской доктриной, ни сборником медитаций христианской направленности. Это записки мистика, которому хватило мужества воспринимать реальность такой, какова она есть, а значит, исполниться состраданием и любовью ко всему сущему, наслаждаться всем и в то же время ничем в особенности.

Аннотация: Трагедия… Главный герой закладывает душу за возможность проникать в чужие мысли и найти виновного в смерти младшего брата.