Иван Алексеевич Бунин - об авторе

Иван Алексеевич Бунин: об авторе

БУНИН Иван Алексеевич (1870-1953), русский писатель, почетный академик Петербургской АН (1909). В 1920 эмигрировал. В лирике продолжал классические традиции (сборник "Листопад", 1901). В рассказах и повестях показал (подчас с ностальгическим настроением) оскудение дворянских усадеб ("Антоновские яблоки", 1900), жестокий лик деревни ("Деревня", 1910, "Суходол", 1911), гибельное забвение нравственных основ жизни ("Господин из Сан-Франциско", 1915). Резкое неприятие Октябрьской революции в дневниковой книге "Окаянные дни" (1918, опубликована в 1925). В автобиографическом романе "Жизнь Арсеньева" (1930) - воссоздание прошлого России, детства и юности писателя. Трагичность человеческого существования в новеллах о любви ("Митина любовь", 1925; книга "Темные аллеи", 1943). Мемуары. Перевел "Песнь о Гайавате" Г. Лонгфелло (1896). Нобелевская премия (1933).

Другие книги автора автор неизвестный

Эта книга станет великолепным подарком для всех семейных пар, молодоженов, влюбленных. Она откроет вам секреты древних восточных сексуальных практик, которые доселе оставались недоступными подавляющему большинству отечественных читателей. «Камасутра. Энциклопедия любви» – вдохновляющее, раскрепощающее руководство для тех, кто хочет научиться управлять своим телом, разумом и эмоциями, внести в интимную жизнь радость и творчество, стать неутомимым и изобретательным любовником, открыть неиссякаемый источник блаженства и наслаждения.

Невероятное многообразие сексуальных поз и техник; приемы обольщения и предварительная любовная игра; даосские секреты многократного оргазма; пикантные цитаты из фундаментальных древневосточных источников; реальные способы воплощения самых сокровенных фантазий – все это и многое другое вы найдете в нашей книге.

Дачник это не только хобби, но и призвание… Ведь в умелых руках и урожай будет богатый. Цель дачника — увеличивать урожай с каждым годом всё больше и больше. Но как известно любое дело начинается с подготовки и планирования. Вот и в «земельном» деле, всё начинается с подготовки участка.

В этой книге вы сможете прочесть о начальном этапе подготовки к дачному сезону, а именно о подготовке почвы к последующей обработке и посадке культур. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Если вы хотите что-то начать или изменить, мы с удовольствием предлагаем вам воспользоваться информацией, которая содержится в этой книге.

«Упала с небес книга. Звалась она „голубиной“ — от своей чистоты и небесной святости. Или „глубинной“ — от глубины заключенной в ней премудрости. Говорилось же в книге о том, как начался наш мир: откуда пошли белый свет, солнце, месяц, звезды, заря, гром, ветер, откуда взялись сословия — цари, князья-бояре, крестьяне. И о том, что есть в этом мире самого святого и главного: какой царь — над царями царь, какая земля — всем землям мать, какое самое главное море, озеро, река, церковь, гора, камень, дерево, трава, зверь, птица. А еще о том, как боролись Правда с Кривдою и куда она, Правда, подевалась в этом грешном мире». — Так издревле пели на Руси «калики перехожие», странники-слепцы, декламирующие духовные стихи.

О существовании этой загадочной книги мы узнаем из жития ученого-священника XIII века Авраамия Смоленского. В 1760-х годах «Стих о Голубиной книге» записал один из первых собирателей русского фольклора, легендарный Кирша Данилов. Но лишь современные ученые догадались, что «Голубиная книга» — это космогонический миф древних славян, созвучный индийской «Ригведе», скандинавской «Старшей Эдде», персидской «Авесте» и «Пополь-вух» американских индейцев.

№ 9018

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРАВИЛА ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ СТОЛКНОВЕНИЙ СУДОВ В МОРЕ,

1972 г.

INTERNATIONAL REGULATIONS FOR PREVENTING COLLISIONS AT SEA,

1972

Издание Главного управления навигации и океанографии Министерства обороны Союза ССР 1982

Page

Стр.

Международные правила предупреждения столкновений судов в море, 1972 г. 9

INTERNATIONAL REGULATIONS FOR PREVENTING COLLISIONS AT SEA,

Что лучше снимает напряжение после трудовой недели, чем вечерок с приятелями в бане: с вениками, пивом, квасом или крепким горячим чаем? Каких типов бывают бани, чем отличается финская баня от ирландской, а последняя, в свою очередь, от древнеримских терм? Как самому спроектировать и построить для себя этот оазис хорошего настроения, как правильно париться и даже как заготавливать и сушить веники — все это вы узнаете из нашей энциклопедии.

Рассчитана на широкий круг читателей.

Що краще знімає напруження після трудового тижня, ніж вечірка з приятелями у бані: з віниками, пивом, квасом або міцним гарячим чаєм? Яких типів бувають бані, чим відрізняється фінська баня від ірландської, а остання, в свою чергу, від давньоримських терм? Як самому спроектувати й побудувати для себе цей оазіс гарного настрою, як правильно паритись і навіть як заготовлювати і сушити віники — про все це ви довідаєтесь з нашої енциклопедії.

Розрахована на широкий загал читачів.

Многие огородники четко контролируют ассортимент семян возделываемых ими культур, но неоправданно игнорируют их качество и характеристики сорта. Результатом этого часто становятся огорчения и обиды: сил и средств затрачено немало, а убирать практически нечего. Кого винить?

Чтобы такого не произошло, рекомендуем Вам прочитать эту книгу. В ней Вы найдёте множество полезных советов о правилах выбора семян, об их хранении, и правильной посадке их в почву. Книга подробно расскажет о том, как правильно подготовить семена в посеву. Она будет полезна всем дачникам без исключения.

Богатый и качественный урожай — цель каждого дачника. Ведь овощи — источник здоровья и долголетия. Они содержат все необходимые для организма углеводы, жиры, белки, органические кислоты, минеральные соли, витамины и другие биологически активные элементы.

Помочь с выращиванием бахчевыми культурами, призвана эта книга. Вы сможете прочесть в ней об особенностях ухода за такими культурами, как арбуз, дыня, кабачки и др. Книга будет настоящей находкой как для начинающего любителя, так и для опытного дачника.

Современный дачник хочет получать урожай не только в летный период, но и ранней вечной и поздней осенью, а иногда и зимой. Но одним желание тут не обойтись, поэтому приходится придумывать различные приспособления для участка. Одним из наиболее распространённых является теплица.

В этой книге подробно описаны многие модели и виды теплиц, их характерные особенности и отличия друг от друга. Книга будет полезна всем дачникам, которые хотят получать урожай на протяжении долгого времени, ведь в ней каждый сможет узнать о правилах выбора комплектующих теплицы, правильного места расположения теплиц, и о культурах которые пригодны для выращивания в теплицах.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

И.Н.Осиновский

Жизнь и творчество Томаса Мора

Более четырех столетий прошло с того июльского утра, когда на большой площади против лондонского Тауэра поднялся на эшафот человек, вызывавший восхищение и удивление своих современников. Личность и судьба этого человека, по-видимому, никогда не перестанут волновать не только людей XX столетия, но и грядущие поколения. Это Томас Мор: писатель-гуманист, поэт, мечтатель и мыслитель, юрист, политик и богослов, друг Эразма Роттердамского и лорд-канцлер королевства.

Михаил Андреевич Осоргин: коротко об авторе

Михаил Андреевич Осоргин (Ильин) (1878-1942)

Среди больших русских писателей, чьи книги возвращаются к нам из небытия архивов и спецхранов, имя Михаила Осоргина - одно из самых громких.

Кто-то из живших в удалении от Родины придумал довольно емкую формулу: эмигрант - это капля крови нации, взятая на анализ. В этом смысле Михаил Андреевич Осоргин (1878-1942) - капля руссейшая (употребим его же прилагательное), плоть от плоти своего Отечества, своего народа.

Паджев Михаил Григорьевич

Через всю войну

Литературная запись Ж. В. Таратуты

Аннотация издательства: Это суровый и правдивый рассказ о боевом пути одного из пограничных отрядов, охранявшего государственную границу в Карпатах. Бойцы и командиры его выполняли в годы войны самые разнообразные задания командования и встретили победу далеко за пределами Родины. Автор книги бывший начальник заставы, затем командир пограничного батальона. Настоящее издание дополнено некоторыми сведениями о героях книги.

Пантелей Николай Николаевич

Записки штурмана

Андрианов П.М.: Публикуемые записки являются частью воспоминаний Николая Николаевича Пантелея. Воспоминания написаны им в 1981 году для детей и внуков и не предназначались для печати. Нами публикуется фрагмент записок, посвященный кануну войны и его первому самому тяжелому году - до июня 1942 года. Николай Николаевич Пантелей был в это время штурманом самолета-бомбардировщика СБ. Большую часть своих боевых вылетов он провел в составе "полбинского" 150-го бомбардировочного полка (впоследствии - 35-го гвардейского). Во время Битвы за Москву он совершил в составе экипажа 168 боевых вылетов. За первый год войны был трижды сбит и трижды выходил с занятой врагом территории. Представлялся к званию Героя Советского Союза. Николай Николаевич Пантелей здравствует и поныне. Пожелаем ему здоровья.

Константин Паустовский

Михаил Лоскутов

В тридцатых годах наши писатели вновь открывали давно, но плохо открытую Среднюю Азию. Открывали ее вновь потому, что приход советской власти в кишлаки, оазисы и пустыни представлял собой увлекательное явление.

Спекшийся от столетий -быт стран Средней Азии дал глубокие трещины. На руинах мечетей появляются по весне робкие розовые цветы. Они маленькие, но цепкие и живучие. Новая жизнь так же цепко, как эти цветы, расцветала в выжженных тысячелетних странах и приобретала невиданные формы.

Николай Пчелин

Вечный жид

Рассказ

Моя душа еще сопротивлялась, рвалась наружу из заклеенного липкой лентой рта, стучала в уши, отзывалась болью в спине и успокоилась лишь тогда, когда колени подломились и железный поручень лифта рассек мне лоб чуть повыше переносицы.

Постепенно все исчезло: шум подъемника, зуд последней мысли, окрики сопровождавших меня полицейских, сперва брезгливо-презрительные, потом ненавидящие и, наконец, испуганные. Наверное, их уволили после случая в аэропорту, ведь они должны были всего лишь доставить меня к самолету - в наручниках и с залепленным ртом, - обычная здесь практика депортации. Откуда им было знать, что я окажусь таким хилым.

Петен Анри Филипп

Оборона Вердена

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Автор книги в империалистическую войну был командующим французскими армиями, которые отражали в 1916 г. германское наступление на Верден - этот важнейший стратегический пункт на Западном фронте. Автор развертывает живую и яркую картину упорной борьбы и того необычайного материального, физического и морального напряжения, какое потребовалось не только от войск и командования, но и от всей Франции, чтобы довести эту борьбу до успешного конца. Книга интересна также и тем, что Петэн подвергает основательному пересмотру вопрос о долговременных укреплениях, разбивая появившиеся в начале мировой империалистической войны теории о ненужности долговременных укреплений в современной войне.

Эта книга – помощник взрослым детям по созданию гармоничных и счастливых отношений с их мамами. Мамы бывают сложными, обидчивыми, нетерпимыми, но от этого мы не перестаем любить их. Бизнес тренер Нина Зверева уверена: какая бы мама у вас ни была, наладить с ней диалог можно!

В основу книги легли истории из жизни и наиболее типичные проблемы, с которыми сталкиваются взрослые дети, общаясь с родителями. Подробно описаны более 20 типов сложных мам – среди них вы наверняка узнаете и свою маму.

Но главное, здесь есть практические рекомендации:

– Как наладить общение с мамой.

– Как отпустить детские обиды и чувство вины.

– Как выстроить личные границы в отношениях с мамой.

– Как не повторять материнских ошибок.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Иван Алексеевич Бунин

КАМЕНЬ

I

Открыв глаза, почему-то с особенной радостью увидал я нынче открытое окно своей холодной каменной комнаты. На аршин от окна - высокая желтоватая стена соседнего дома. Ранний солнечный свет золотит ее, заглядывает и ко мне. Где-то внизу по-деревенски блеет коза, где-то вверху раздаются звонкие голоса детей, собирающихся в школу. Вдали, на базарах, восторженно рыдает осел.

Холодно и на крыше, но ослепительное солнце, только что поднявшееся из-за Моавитских гор, над долинами, затопленными светлым паром, уже пригревает одежду, руки. Прян утренний запах тлеющего на очагах кизяка, его горячего дыма, выходящего из труб прозрачным, дрожащим. В тишине слышен плеск бурдюков, опускаемых из окон в зеленую воду водоема, еще полного густой тени; слышен зычный крик водоносов, бегущих по крытым уличкам базаров, говор и дробный стук копыт на площади возле цитадели.

И. А. Бунин

Казимир Станиславович

На пожелтевшей визитной карточке с дворянской короной молодой швейцар гостиницы "Версаль" кое-как прочел только имя-отчество: Казимир Станиславович; дальше следовало нечто еще более трудное для произношения. Повертев карточку в руках, он заглянул в паспорт, поданный приезжим вместе с нею, пожал плечом, - никто из приезжающих в "Версаль" не предъявлял визитных карточек, - бросил то и другое в столик и опять стал глядеться в серебристо-молочное зеркальце над столиком, взбивая гребешком свои густые волосы. Был он в поддевке и расчищенных сапогах, золотой позумент на его картузе был засален - гостиница была скверная.

Иван Бунин

Книга

Лежа на гумне в омете, долго читал - и вдруг возмутило. Опять с раннего утра читаю, опять с книгой в руках! И так изо дня в день, с самого детства! Полжизни прожил в каком-то несуществующем мире, среди людей, никогда не бывших, выдуманных, волнуясь их судьбами, их радостями и печалями, как своими собственными, до могилы связав себя с Авраамом и Исааком, с пелазгами и этрусками, с Сократом и Юлием Цезарем, Гамлетом и Данте, Гретхен и Чацким, Собакевичем и Офелией, Печориным и Наташей Ростовой! И как теперь разобраться среди действительных и вымышленных спутников моего земного существования? Как разделить их, как определить степени их влияния на меня?

И. А. Бунин

Князь во князьях

Лукьян Степанов приехал в светлый сентябрьский день к помещице Никулиной. До его хутора верст пятнадцать, лошадьми он дорожит как зеницей ока. Значит, приехал он по важному делу.

Гнедой жеребец, сверкая глазами, тяжело влетел во двор, к сараю, где еще до сих пор слезают те, что не решаются слезать у крыльца. Лукьян Степанов сидел на беговых дрожках, на голой доске.

- Что же это вы, Лукьян Степаныч, без подушки-то? смеясь, спросил его лицеист Сева, шедший от конюшни.