Итог романтизма

Итог романтизма

Прости, что жил я в том лесу,

Что все я пережил и выжил,

Что до могилы донесу

Большие сумерки Парижа.

Илья Эренбург

Отрывок из произведения:

«Ум ищет божества, а сердце не находит»

(Пушкин)

А. Кушнеру.

А была ли она – благодать?

Та, простая, которую только

Можно бунинским часом назвать?

Без сомнений, без смысла, без толка

Устоялась уездная мгла.

Как щедра ты, небесная милость –

На перине купчиха томилась,

Не иначе – студента ждала.

То ли "Нивы" измятый листок,

То ли скука апухтинской блажи,

Всё впечатано в память, и даже

Другие книги автора Василий Павлович Бетаки

«Мы целовались там, где негде сплюнуть,

Где нечем жить — мы жизнию клялись…»

Павел Антокольский.

Пояснение

Почему Казанова? Не только потому, что я повторяю за ним: «главным занятием моей жизни было…» (и есть…). Угадали? Так что женских имён, иногда даже подлинных, в этом тексте много больше, чем мужских…

Кроме того Казанова называл себя космополитом и, кажется, изобрёл даже само это выражение. Я не изобрёл, но тоже люблю себя так называть…

Введите сюда краткую аннотацию

Это — не путеводитель по Парижу, потому что в путеводителе должен быть весь город, а тут рассказано только о тех местах, которые автор любит больше других.

Это — не история Парижа, потому что история должна излагаться хронологически, а тут рассказаны только те эпизоды истории, которые автору интереснее других.

Это — не очерки о парижской архитектуре, потому что тут довольно мало искусствоведения, и много субъективно-лирического взгляда на те или иные памятники архитектуры.

Эта книга составлена Еленой Кассель и Александром Бирштейном к 80-летию её автора.

Василий Бетаки

ТОЛЬКО САД

книга стихов

      * * *

             Le Gaou

Там где нет суеты городской,

Там где лес, там где берег морской,

Где кустов и цветов кутерьма,

Где шумит, незнакомый с тоской,

Сад, взбегая по склону холма –

Нет помехи для глаз и ума!

Перечитывать книги, года...

Перечитывать лес и людей...

Но из многого – что навсегда

Тень времени: Четырнадцатая книга стихов (2009–2010 годы)

Введите сюда краткую аннотацию

«МЕА» – двенадцатая книга стихов (2004–2006 годы)

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Сергей Панцирев

Десятый месяц

"Настоящее время" - книга стихов С. Панцирева, изданная в 2004 г. в Санкт-Петербурге издательствами "Геликон-плюс" и "Амфора". Презентация книги состоится в Москве, в Центральном доме литераторов (Большая Никитская, 53), 23 февраля 2004 г, в 18:00. Приглашаются все желающие. Сайт книги - http://www.nvremya.ru

ДЕСЯТЫЙ МЕСЯЦ

Из теплых дней наш мир заброшен

В Десятый месяц. Осень за

Симеон Полоцкий

Первое стихотворение о Москве

Москва-заветная тема русской поэзии. Ломоносов и Карамзин, Пушкин и Лермонтов, Рылеев и Боратынский, Блок и Брюсов, Хлебников и Маяковский, Есенин и Твардовский-да просто нет такого русского поэта, и среди знаменитых и прославленных, и среди малоизвестных, который не обращался бы к этой теме. Поэтому альбом стихотворений, посвященных Москве, поистине необъятен, и его страницы продолжают заполняться все новыми и новыми произведениями. Сегодня мы представляем вниманию читателей нашего журнала одну страничку этого альбома. Записанному на ней стихотворению более трехсот лет, оно написано в 1671 г. Его автор - ученый монах, просветитель, поэт Симеон Полоцкий.

Юрий Ракита

Сумма Оснований. Искусство.

(фрагмент трактата в стихах)

1

...Поддавшись ностальгическому чувству,

Решил я посвятить главу Искусству.

Но стоит ли? Ведь, что скрывать, порой,

На фоне остальных вопросов важных

Искусство почитают ерундой

И с умным видом отрицают даже.

Что из того, что лично я с рожденья

К искусству преисполнен уваженья

(Иначе стал бы на свой риск и страх

Уильям Мейкпис Теккерей

Песня фиалки (1840)

Перевод Надежды Вольпин

Цветок смиренный, безотрадно Я возросла в глуши лесной, Где дождь меня стегал нещадно, Глумился ветер надо мной.

Но вот фиалку в день ненастный Приметил чей-то добрый глаз, И путник, сжалясь над несчастной, Еe сорвал и спас!

С тех пор, вдали родной долины, Мне бурь не страшен произвол, Я на груди у Каролины Нашла приют от горьких зол.

Цветы - увы! - недолговечны... Недолго же и мне цвести, Хотя мне дышится беспечно У девственной груди!

Альфред Теннисон

Мерлин и Луч

перевод Светлана Лихачева

I

О Странник Моря,

Ты, что с причала

В тени утеса,

Ты, что не сводишь

С седого Мага

Глаз изумленных,

Я есмь Мерлин,

И умираю,

Я есмь Мерлин,

Ведомый Лучом.

II

Могуч Волшебник,

Что на рассвете

Меня разбудил

И Чарам наставил!

Велик Магистр

И дивны - Чары;

Анастасия Толстова

От рассвета до веры

Осеннее солнце (песня) Как мне хочется солнце в руках подержать И обжечься до слез, чтобы стало понятно Мне значение осени этой опять, И проснуться от грез, и вернуться обратно. Я сижу на краю золотой полосы, Розовеет деревня в ладонях заката. И до радости больно от этой красы, Так же в детстве сквозь рай я глядела когда-то. Ничего не тревожит тревожный покой, Так сидела бы вечно, любуясь на сказку, Чтобы листья летели шумящей волной, Чтобы солнце светило, не близя развязку. И не крикнуть: "Постой", и не вспомнить потом Этот свет, угасающий в листьях опавших В час, когда эта осень покажется сном, И когда я опомнюсь, себя потерявши. Но пока золотая кружится листва, И сгорает дотла раскаленное солнце, И шуршит под чужими шагами трава, И надежда двоится в раскрытом оконце. Сентябрь 1995

Казимеж Вежиньский

Из стихотворений эмигрантских лет

Весной 1978 года был привезен в Варшаву и перезахоронен на варшавском кладбище Повонзки прах Казимежа Вежиньского. Вежиньский умер в 1969-м в Лондоне, последние тридцать лет жизни провел в эмиграции.

А первая его книга вышла в Варшаве в 1919-м, мгновенно была распродана, тут же вышло второе издание, третье. Книга называлась "Весна и вино" и была полна, как вспоминала много лет спустя Мария Домбровская, "одной только радостью существования".

Виккерс Р.

Четыре таракана и сверчок

Итальянская народная песня

Припев: У дедушки за печкою компания сидит И, распевая песенку, усами шевелит. Поужинают дружно и ложатся на бочок Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Как-то на всю ораву яду старик добыл, Всыпал за печь отраву, чтоб охладить их пыл. Hочью он спал спокойно, утром полез за печь, А там...

Припев: Веселая компания по-прежнему сидит И, распевая песенку, усами шевелит. Сожрали с аппетитом ядовитый порошок Четыре неразлучных таракана и сверчок.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Русский перевод книги «Белые повстанцы Скалистых гор» Дэвида Лэйна – о днях приближения Священной расовой войны, об обращении избранных Белых людей к истокам силы Арийской расы и жизни их по заветам предков.

Начальник отдела военно-исторической службы армии США Эрл Зимке в своей книге рассказывает о двух широкомасштабных кампаниях, проведенных фашистской Германией на северном театре военных действий.

Первая началась в апреле 1940 года против Дании и Норвегии, а вторая велась совместно с Финляндией против Советского Союза.

Территория военных действий охватывала пространство от Северного моря до Северного Ледовитого океана и от Бергена на западном побережье Норвегии до Петрозаводска, бывшей столицы Карело-Финской Советской Социалистической Республики.

Гитлер придавал большое значение этому району и считал его краеугольным камнем будущей империи. Здесь сосредоточились две армии общей численностью более полумиллиона штыков.

Исследование проводилось на основании материалов трофейных архивов германских сухопутных войск и военно-морских сил. Широко использованы мемуары и другие письменные свидетельства немецких офицеров, принимавших участие в боевых операциях этих кампаний.

   (Из ранних стихов)

   1.

   Качаясь на волнах лазурного моря

   Приходят бутылочные корабли,

   И каждый с особым посланьем, которое...

   "Разбей своё зеркало, бойся беды -

   Чирикает первый, - и выбери остров,

   Где тихо, где волны смывают следы".

   Второй мне пропел: "Не сходись слишком просто

   С портовым бродягою, и не забудь

   Гнать флиртоискателей, гнать их, прохвостов!"

Аннотация:

Началось все с рассказа о параллельном мире, написанного в 1995. У рассказа был открытый финал, некоторым читателям захотелось продолжения. Я и написал.