Истребители Лавочкина в Великой Отечественной войне

Вот уже 55 лет отделяет нас от тех далеких дней, когда Красная Армия после четырех лет невероятно тяжелых боев сломила хребет немецкой военной машине и одержала победу над фашистской Германией.

Так совпало, что 8 июня этого года мы отмечаем и 80-летие со дня рождения выдающегося летчика-истребителя, трижды героя Советского Союза Ивана Никитовича Кожедуба, сбившего в ста двадцати воздушных боях 62 самолета противника. Мало того, по результативности Иван Кожедуб считается одним из лучших летчиков-асов в мире. Всю войну он отлетал на истребителях Ла-5 и Ла-7, созданных в конструкторском бюро Семена Алексеевича Лавочкина.

Другие книги автора Михаил Владимирович Никольский

Президент отделения перспективных проектов («Сканк Уоркс») фирмы Локхид Бен Рич лично возил в больницу Келли Джонсону видеозаписи, по которым основатель «Сканк Уоркс» мог увидеть как обретает форму один из самых необычных самолетов XX века. Джонсон никогда не доверял электронике, поговаривая, что скорее поверит в «гидравлическое радио». Видеофильмы, показанные Ричем фильмы сильно удивили Джонсона. Еще больше Джонсон удивился, когда узнал, что самолет не только оснащен электродистанционной системой управления, но и проектируется с использованием компьютерной программы. Джонсон всегда оставался поклонником европроектирования: кульмана, ватмана и рейсфедера. Ветеран фирмы Локхид вяло спросил: «Надеюсь это безобразие вы не будете строить на моем «Сканкуорксе»?»

В 1943 году британский генеральный штаб разработал тактико-технические требования к крейсерскому танку, способному бороться с новейшими представителями немецкого бронированного «зверинца». Толщина лобовой брони перспективной машины задавалась не менее 5 дюймов (125 мм) и определялась пробивной способностью снаряда 88-мм немецкой пушки. Толщина бортов должна была составлять 60% от лобовой брони. Предполагалось, что форма днища корпуса уменьшит поражающее действие противотанковых мин. Ходовую часть планировалось прикрыть фальшбортами для защиты от фаустпатронов. Кроме того, конструкторам предписывалось установить бензиновый двигатель «Метеор» — танковый вариант знаменитого авиационного мотора «Мерлин», которым оснащались легендарные «спитфайры». Танковая пушка в обязательном порядке должна была поражать «тигры», а в боекомплект— входить бронебойные подкалиберные снаряды. Подвижности машины на пересеченной местности придавалось большее значение, чем достижению высокой скорости движения по шоссе.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

В соответствие с программой единого танка НАТО  ней предполагались постройка прототипов французской и западногерманской конструкции, проведение их сравнительных испытаний и принятие на вооружение лучшей машины. В конечном итоге и этот план потерпел фиаско: на вооружение армий двух стран поступили разные танки: в Западной Германии — «Леопард-1», во Франции — АМХ-30.

Характеристики обеих машин близки, они даже похожи внешне. Однако, если «Леопард-1» рассматривался как танк обороны, то АМХ-30 планировалось использовать прежде всего как танк наступления. К концу 1960-х годов сухопутные войска Франции должны были иметь в своем составе только механизированные подразделения, оснащенные исключительно бронетехникой — боевыми машинами пехоты, пушечными бронеавтомобилями и основными боевыми танками. Командование вооруженных сил исповедовало сугубо наступательную военную доктрину.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Во многих отношениях самолет Дуглас «Инвейдер» является поистине великим. Мощный, аэродинамически чистый аэроплан смотрится очень эстетично. Его боевая карьера даже только в ВВС США поистине уникальна. Началась она в конце Второй мировой войны, а завершилась во Вьетнаме. Самолет припиши участие в массе мелких вооруженных конфликтов. Самолеты «Инвейдер» состоят на вооружении многих стран мира, последние В-26 были сняты с вооружения в 80-е годы. «Инвейдеры» немало полетали и на «гражданке», чему в немалой степени способствовали многочисленные модификации данного самолета.

Очень немногие самолеты в истории авиации смогли переломить на протяжении срока своей службы репутацию неудачника, «Тандерчиф» из их числа. Самолет был спроектирован отделением Рипаблик Эвиэйшн Дивижн фирмы Фэйрчайлд Хиллер Корпорейшн. Поправил свою репутацию «Тандерчиф» в ходе первых четырех лет войны во Вьетнаме. Символом «грязной» войны по праву стал «Фантом», но в первые годы конфликта 70 % бомбардировок Северного Вьетнама выполняли бомбардировщики с маркой Рипаблик.

Подход к проектированию британского основного боевого танка резко отличался от такового в других странах Европы. Конец 1950-х гг. совпал по времени со всеобщим увлечением ракетным оружием. Считалось, что от ракеты не защитит никакая броня, а значит приоритет следует отдать скоростным качествам в ущерб защищенности. По такому пути пошли танкостроители с континента. Англичане, как и положено консерваторам, справедливо полагали, что появление ракет вовсе не отменяет обычную ствольную артиллерию и мины. На британцев большое впечатление произвел опыт, полученный при использовании танков «Центурион» в Корее, когда толстая броня не раз спасала танкистам жизнь. Опираясь на опыт войны в Корее, британцы сделали основной вывод: бронезащита перспективного танка ни в коем случае не должна приноситься в жертву подвижности и огневой мощи, а толщина брони — не уступать таковой у «Центуриона». При этом англичане хотели получить те же маневренные характеристики, что и их коллеги из Франции и ФРГ, а по огневой мощи превзойти их. Но сочетание толстой брони и мощной пушки вело к резкому росту массы танка, что, в свою очередь, заставило бы конструкторов искать такие технические решения, которые бы способствовали при данных требованиях к боевой машине повышению ее подвижности.

В середине 1950-х годов, несмотря на все свои недостатки и связанные с этим проблемы, М48 являлся основным танком американских вооруженных сил. «Паттоны III» состояли на вооружении армии и морской пехоты, они дислоцировались как на континентальной части США, так и в Европе. «Европейские» М48 принимали участие в известном противостоянии в августе 1961 года в Берлине. В «международном плане» М48, можно считать, не повезло — он так и остался «промежуточным» между М47 и М60. К примеру, даже в 1965 году в парке натовских машин М48 имелись на вооружении лишь в ФРГ и Норвегии, в то время как остальные страны предпочитали (или не хотели менять) М47 и «центурионы». В самих США уже в 1960-е годы М48 стали передаваться Национальной гвардии.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Основной боевой танк М60 стал очередным этапом в негласном соревновании американских и советских танкостроителей, причем заокеанская сторона в этом противоборстве постоянно выступала в роли догоняющей. Предшественник — М48 «Патон II» (см. «Бронеколлекцию» № 1 за 2004 г.) создавался как противовес Т-34-85, правда, опоздал он почти на десять лет, да и получился довольно сырым. К середине 1950-х годов конструкторам удалось «вылечить» М48 от большинства «детских болезней», после чего, по мнению военных, «Паттон II» вполне мог претендовать на роль танка, способного бороться с «тридцатьчетверками». Только ведь не даром существует понятие «гонка вооружений» — не успели янки вздохнуть с облегчением, получив на вооружение действительно современный и надежный танк, как разведка предоставила подробную информацию о советском Т-54.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Популярные книги в жанре Документальная литература: прочее

На исходе дня 20 сентября 1966 года в посольство Кубы в Москве поступила телеграмма:

«Из Темиртау Кемеровской. Дорогие товарищи, имею честь предупредить вас опасности появления очень сильного урагана Карибском море конце третьей декады сентября. Начальник метеостанции Горной Шории Дьяков».

Работники посольства были озадачены: что это — шутка или предвидение ученого?

На подробной карте Советского Союза, среди горных кряжей Кузбасса, едва видна крапинка, обозначающая поселок Темиртау. По самым скромным подсчетам, от крапинки до Кубы добрых пятнадцать тысяч километров. Может, этот Дьяков самостоятельно запускает метеорологические спутники Земли, которые докладывают ему о состоянии атмосферы на всем земном шаре?

Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

Тема о монолитном единстве фронта и тыла в годы минувшей войны раскрывается в документальной повести на примерах, относящихся к созданию советской штурмовой авиации, равной которой не было в мире. Будучи участником описываемых событий, автор рассказывает о многих героях, чей самоотверженный труд в тылу и ратные подвиги на полях сражений во многом способствовали достижению нашей победы в войне с фашизмом.

Послесловие к 1 тому собрания сочинений Жюля Верна издательства "Ладомир". Автор рассказывает об истории и обстоятельствах создания романов "Приключения троих русских и троих англичан", "Плавающий город", "Священник в 1839 году".

Статья профессора, инженера, капитана I ранга И.Ф. Цветкова — послесловие к роману "Плавающий город". Автор рассказывает о жизни и труде создателя "Грейт-Истерна" Изомбарда Брунеля и его творениях.

В настоящий сборник включена лишь незначительная часть очерковых и стихотворных публикаций автора за многие годы его штатной работы в журналистике, нештатного сотрудничества с фронтовой прессой в период Великой Отечественной войны и с редакциями газет и журналов в послевоенное время. В их основе — реальные события, люди, факты. На их полное представление понадобилось бы несколько томов.

Будучи в отпуске летом 1978, я приехал из Новокуйбышевска в Москву, куда нередко ездил по делам, не по делу. То есть оно было – и, пожалуй что поглавнее всех предыдущих, но такое, что им лишь в отпуске и заниматься. Меня не отпускала тяга взяться за книгу о том, как я в детстве лечился в Москве. Я оказался в научно-исследовательском институте без малого шестилетним и провёл более года в здании, где мне навсегда въелись в память цвета стен в коридоре, в палате, в столовой, в уборной. Что говорить об обитателях, которые, стоило закрыть глаза, появлялись передо мной в цепко впечатляющей ясности?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Путешествуя по измерениям, Танда оказывается в плену в одном из них. И чтоб спасти ее, Скиву, Аазу и остальным их друзьям предстоит встретиться с командами из этого измерения на поле популярнейшей спортивной игры, правила которой запрещают использовать режущее и колющее оружие, и… больше, собственно, ничего не запрещают.

Введите сюда краткую аннотацию

Был день соленых брызг и летящих клочьев пены, а с моря за горы, пророча дождь, уносились черные тучи, гонимые бешеным мартовским ветром.

Но чистый серебряный морской свет лился от горизонта, и само небо там было как сияющее серебро. А в неизмеримой дали, в Америке, оснеженный вулканический пик Маунт-Худ плавал в вышине, лишенный подножия, отсеченный от земли и все-таки слишком, слишком близкий, что было еще более верным предзнаменованием дождя, словно горы надвинулись на море или все продолжали надвигаться.

Главный герой романа, представитель поколения "П" с соответствующими юношескими идеалами, опускается до торговца в киоске, потом осваивает интеллектуальную халтуру на ниве рекламы, а в итоге становится... земным воплощением мужа богини Иштар, только вместо супружеской функции исполняет рекламную.

Вся прелесть пелевинского романа в том, что его каждый воспринимает по-своему: это и глубокая эзотерика и блестящее надругательство над рекламой, и политический памфлет и философская фантастика.