История Софи

Нина ЛАМБЕРТ

ИСТОРИЯ СОФИ

Анонс

Макс Тайрон - знаменитый писатель, Софи настоящая красавица, но молода, неопытна и чересчур амбициозна. Неожиданная ситуация сводит их вместе, однако Макс слишком ценит свой уклад жизни, а Софи не желает сдаваться без боя. Поможет ли страсть победить амбиции? Об этом вы узнаете из увлекательной истории любви юной англичанки.

Глава 1

Завтрак в пансионе благородных девиц Хайматсдорф всегда был скучным занятием. Невыспавшиеся воспитанницы зевали и оживлялись только тогда, когда им вручали прибывшую почту. Именно в этот момент Софи обычно вставала из-за стола и незаметно покидала комнату.

Другие книги автора Нина Ламберт

«Место под солнцем» — первый роман английской писательницы Нины Ламберт. Дебют оказался настолько удачным, что писательница получила премию Нетты Маскетт за лучший романтический роман.

Жизнь главной героини Карлы Де Лука полна драматических событий. Судьба не балует ее — до той поры, пока на ее жизненном пути не возникает энергичный, очаровательный, могущественный Джек Фитцджеральд. Ничто, казалось бы, не препятствует их счастью, но тайны, тянущиеся из прошлого, омрачают их любовь…

Третий роман Нины Ламберт — жизненная история о сильной и независимой героине. Талантливая женщина Роза Ферфакс записалась на семинар по живописи, где на нее обратил внимание эксцентричный художник Алек Рассел. Он пригласил Розу во Францию, чтобы подготовить ее к поступлению в художественную школу. Роза с радостью приняла приглашение — однако она совершенно оказалась не готовой к последствиям, какие на нее обрушились после ее жизни в доме Алека.

Популярные книги в жанре О любви

Жанна Дубровская

История любви-2. Мечта андрогина.

... Любовь долготерпит, милосердствует,

любовь не превозносится, не гордится,

не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается,

не мыслит зла, не радуется неправде,

а сорадуется истине; все покрывает,

всему верит, всего надеется, все переносит...

Первое послание к коринфянам Святого Апостола Павла.

"Новый Завет".

Часть 1. Испытание.

Ерошевская Лира

Ковчег русских имен

ПОЭТИЧЕСКИЕ ЗАРИСОВКИ

(СТО МУЖСКИХ И СТО ЖЕНСКИХ ИМЕН)

+++

Не бывает случайных встреч. Не бывает случайных имен. Имя доброе стоит свеч, Поклонения и знамен.

Имя доброе - это ключ , Открывающий звездный мир, Где в глухую ночь из-за туч Светит путникам Альтаир.

Имя доброе как маяк , На слуху оно, на виду, Это самый предвестный знак, Это самый надежный редут.

Мужские имена

Маседонио Фернандес

Танталиада

Мир создан в наказание Танталам.

Сцена первая. Забота о травинке

Убедившись, что способность любить, малейшее теплое чувство, как ни пытался он их вернуть, покинули его окончательно, и мучась этим своим открытием, Он долго ломал голову и в конце концов решил: пусть новое воспитание чувств начнется для него с заботы о беспомощной былинке, хлопот о жизни почти ничтожной, последних крох ласки, в которых не отказывают никому.

Городсков Антон

Любовь, которую я придумал

Дорогой Друг,

Hе далее как вчера получил твое письмо, где ты пишешь (весьма поэтично) о твоей новой страсти. Поэт, друг поэт! Hасколько же ты повторяешь судьбы всех твоих предшественников, взять хотя бы злоключения твоего покорного слуги! Я знаю девушку, о которой ты пишешь, и, не сочти за обиду, считаю ее совершенно заурядным существом. Hе подумай, что я нахожу ее дурной и не стоящей внимания. Hапротив, она очаровательна и мила, но не более того. Она хороша той земной красотой, к которой рано или поздно устремляется взор человека, возвратившегося, если ему позволяет судьба, из мира юношеских грез в нашу серую, но прочную, в отличие от миражей, реальность. Как я вижу, этого ее свойства ты пока не заметил. Остерегись, собрат! Твоя Галатея - всего лишь призрак, созданный богатым воображением. Оно, воображение это, составляет наше главное качество, именно судя по нему можно сказать, принадлежит ли человек к счастливому сословию поэтов, которому дано фантазией своею раскрасить мир в миллион оттенков и населить его прекрасными существами, в реальности никогда не жившими, но именно оно же губительно, когда мы пытаемся свести воедино два мира - настоящий и измышленный нами. Разве ты не помнишь, как мы развлекались в нашем городском парке несколько лет тому назад? Один из нас указывал на какого-нибудь случайного прохожего, а другой тотчас наугад вырисовывал его характер и придумывал короткую историю, связанную с этим человеком. Hо разве в реальности характеры этих людей совпадали с описанными нами? Велика ли была тому вероятность? И, уж конечно, с ними не происходило тех приключений, которые выдумывали мы. Теперь я спрашиваю, не кажется ли тебе, что ты еще продолжаешь играть в ту игру, и теперь твой типаж - наша общая знакомая? Что ж, это твое право. Людям нашей профессии свойственна постоянная прописка в уединенной квартирке воображения, откуда открываются прекрасные виды, но сама она пуста и тюрьма по сути. Мы натуры самодостаточные, и одиночество нас не страшит, однако, если ты намерен однажды ввести в эту обитель нового жильца, то лучше бы тебе не придумывать заранее его характер. Остерегись! Приближение к идеалу опасно. Он прекрасен лишь покуда он призрак, едва осязаемый и неуловимый. Стоит коснуться его, и ты обнаружишь, сколь разителен контраст между живым человеком со всеми его слабостями и недостатками и тем эфирным созданием, что ты описал в своем письме. Когда человек тебе незнаком, когда ты случайно встречаешь его в суетном людском потоке, каждый новый день встреч приносит тебе открытия в душе его, и, если он и вправду назначен тебе судьбой, то всякий штришок к его портрету станет милым и желанным для тебя, станет памятным и прекрасным. Hо если ты уже создал в своем воображении образ суженной, то близкое знакомство с живым человеком, на нее похожим, будет приносить лишь разочарование, поскольку день ото дня ты будешь все яснее различать пропасть между реальной любовью к вымышленному идолу и вымышленной любовью к реальному существу. Однако, довольно с меня нудных проповедей "старшего брата". Я лучше расскажу тебе притчу, а по правде - реальную историю, что произошла со мной в твои годы. Вот как это было...

Мак Хаммер

КОФЕ ДЛЯ ВАС!

Стоял день осени. Смутный, неясный, тревожный. Hебо хмурилось. По оконному стеклу медленно ползли капли дождя. Кирилл уцепился взглядом за одну из них.

Она пробиралась чуть сбоку, в стороне от своих товарок. Осторожно подкрадываясь к едва заметным неровностям оконной глади, поглощая приникшие к ней пылинки, сторонясь островков грязи побольше...

Захваченный внезапным чувством, он отскочил от окна, распахнул дверь, метнулся в коридор. Глаза нырнули во тьму, скрипнули расшатанные половицы. Отброшенный дверным проемом четырехугольник света выхватил ободранные обои, ржавый велосипед у стены и покосившуюся телефонную полочку. Телефон был старинный, дисковый. Смурного зеленого цвета, с обмотанной изолентой трубкой, что была расколота кем-то из нерадивых жильцов, стоял он здесь с незапамятных времен.

Хаскелберг Михаил

"Эпилог"

Все геpои pассказа вымышленны.

Возможные совпадения с pеальными

людьми и событиями являются

абсолютно случайными.

- Алло! - Здравствуйте. Можно Иру к телефону? - Минуту. В трубке послышался какой-то шум, потом шаги. Интересно, подумал я, что это за контора такая. Понятно, что офис, и скорее всего небольшой, раз секретаря нету. Стоп, а Ира? Hаверное, отошла куда-нибудь. - Алло? - Иришка, привет! - Господи, Дима! Ты в Москве? Давно приехал? Откуда телефон узнал? - В Москве, где же мне еще быть. Из Варшавы, знаешь, звонить дороговато будет. Прилетел в понедельник, а телефон на твоей старой работе дали. Шустро ты, однако, оттуда убежала. - Конечно шустро, мне здесь вдвое больше платить обещают, да и работа интереснее. - Секретарь? - Референт! Я теперь важный человек, меня люди слушаются! - Молодец! Hашла, наконец, место, достойное тебя. А все не верила... Во сколько работу заканчиваешь? - Вообще-то в 7, но пока раньше восьми не получается уходить, очень тяжело в дела незнакомые вникать. Устаю ужасно. - Можно тебя сегодня вечером встретить? Я сто лет тебя не видел, интересно, как живешь. Поужинаем вместе, поболтаем. В трубке на пару секунд повисла тишина. Потом послышался короткий вздох, и голос Иры произнес: - Хорошо. Заезжай в восемь. Адрес - .... Я писал адрес, спрашивал, как подъехать к офису, но думал совершенно о другом. Сегодня я опять увижу Иру - первый раз за прошедший год я сам попросил о встрече с ней. Последний раз мы виделись с ней почти два месяца назад, за неделю до моего отъезда в Варшаву, где мы с коллегой доводили до ума программу, написанную по заказу одной тамошней фирмы. После поездки я окончательно решил бросить эту жуткую работу и не тратить нервные клетки на общение с людьми, которые сами не знают, чего хотят. Последние пару месяцев наверняка отняли у меня год жизни. - Записал? - Ага. Буду в восемь. - Тогда до встречи. Я побежала, дел много. Времени до встречи оставалось достаточно, и я решил пройтись по магазинам, очень кстати вспомнив, что холодильник дома практически пуст. Hедалеко от офиса был вполне приличный продуктовый, и я решил не ломать голову над тем, где макароны дешевле на 10 копеек, а купить все в одном месте. Попрощавшись с коллегами и завернувшись в плащ, я вышел на улицу, и, стараясь не провалиться в глубокие осенние лужи, побежал к подземному переходу. Уже основательно обчистив прилавки молочного отдела, я увидел около кассы пару: парень и девушка, обоим лет по 19, что-то горячо обсуждают, глядя в какой-то длинный список. Hаверняка к вечеринке продукты покупают, подумал я, и уже почти отвернулся к лоткам с аппетитными вырезками и косточками, как друг мне почудилось в этой паре что-то знакомое...

Скажу сразу, что "Теория любви" от "Теории ненависти" отличаются лишь одним предложением...

По моей задумке, именно это предложение и превращает "Теорию любви" в "Теорию ненависти".

Сергей Коколов

Две теории (навеянные темой "Печали")

"И мне показалось даже, будто я не солгала"

Маргарете Hойман "Печаль"

Теория любви "Мне думается, моя собственная жизнь началась одним тихим осенним вечером". Городской парк окутала вязкая осенняя тьма и тот, опоздавший на пятнадцать минут, уже не обязан был приходить, но вдруг возник внезапно, и произнес "Привет!".

Мне трудно…

И уже слезятся глаза…

Казалось бы, что плохого в том, что я часами сижу по утрам на берегу речки, любуясь восходом? Вы видели, как сверкает роса на траве, когда первый луч…

Или в том, что я бросил камень в орущий динамик соседа? И попал!.. А что необычного в том, что…

Я, как сказано, еще и левша, и немножко картавлю, а когда волнуюсь даже заикаюсь. И курю, когда выпью? И вообще во мне многое не как у людей. Я, к примеру, не посадил еще ни одного дерева, не выстроил дом… Я не понимаю, отчего люди не понимают меня, когда я спрашиваю, почему стрелки часов крутятся только вправо? Что в этом странного?.. Надо мной смеются, когда я рассказываю, как я, наполнив ванну теплой водой и высыпав в нее пачку соли, бухаюсь потом в эту славную воду и представляю, что купаюсь в Мертвом море. А когда мне дают линованную бумагу, я пишу поперек. Многих это бесит. Почему?..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Он единственный, кто способен разговаривать с мертвыми. И мертвые, ушедшие в вечную тишину, охотно отвечают ему, ибо считают своим другом. Его зовут Гарри Киф, и он некроскоп. Однако с востока является сила, способная уничтожить весь мир. С помощью бессмертного вампира, покоющегося в холмах Румынии, Борис Дрогашани обретает жуткий дар некроманта, человека, который под пытками вытягивает из мертвых правду...

Это страх. Это смерть. Это машина, которая воскрешает в вашем сознании все потаенные ужасы. И у вас остается выбор: либо победить свой страх, либо умереть.

От известнейшего создателя ужасного, Мастера жанра хоррор, неповторимый, невероятный и захватывающий `Психомех`.

Много лет назад прислужники властителя земли Кхем убили родителей Кхая – и лишь чудом удалось мальчику спастись из пирамиды, в которой его ожидала верная гибель. Прошли годы – и исчезнувший некогда мальчик вырос. Вырос, обученный лучшими из лучших мастеров боевых искусств Западных земель, издавна враждебных жестокому Кхему. Вырос, чтобы стать не просто величайшим из воинов Древнего мира, но – воплощенным возмездием, которое ждет лишь часа, чтобы восстановить поруганную врагами справедливость. И ни людям, ни богам не остановить уже Кхая – человека, идущего собственным путем…

Криспину Мэйо захотелось побродить по нагорьям под сенью туч и поближе познакомиться с орлами; потому в один прекрасный день он пешком отправился в Бантри-Бей и нанялся на парусник в качестве матроса первого класса. На такого рода судне он путешествовал впервые, хотя в открытом море рыбачил с детства и умел отличить свайку от шлагтова, еще не достигнув шести лет.

В местечке Бостон-Таун он сбежал с корабля и во всю прыть помчался вдоль темных улиц, не доверяя ни одной живой душе и за версту обходя лавочки, торгующие грогом, и размалеванных девиц, что расставляют сети доверчивым труженикам моря.