История новоевропейской философии

Мы предлагаем вашему вниманию цикл лекций "История новоевропейской философии", читавшегося Вадимом Валерьевичем Васильевым на спецотделении философского факультета МГУ в 1999 — 2000 годах. Все, что делает Вадим Валерьевич на наших глазах — предельно просто. Он, как Акопян, закатав рукава, дает нам пощупать каждый предмет. Наш Автор не допускает никакой двусмысленности, недоговоренности, неясности… Он охотно направляет наши руки, и уже и у нас что-то получается… Но как?! Этот вопрос, спустя несколько лет, заставил нас вернуться к распечаткам его лекций и снова окунуться в эпицентр европейского рационализма, ускользающая магия которого остается неодолимой и загадочной. К сожалению, не сохранились аудиозаписи нескольких первых лекций: утеряна Вводная лекция, лекция по Возрождению, большая часть Кузанца, весь Бэкон и начало Декарта. Жаль. Ведь на каждой лекции Васильева есть шанс именно Вам, может статься, прикоснуться к высшему проникновению в новоевропейскую метафизику. Но… "стакан" полон больше, чем наполовину. Запуская сайт, мы выкладываем первую часть лекций этого цикла (до Канта) с дословными распечатками. Если проект привлечет ваше внимание, то впереди нас ждут знаменитые Васильевские лекции по Канту. Мы приглашаем всех желающих принять участие в распечатке аудиозаписей интереснейших лекций университетских преподавателей, а также ищем хорошего специалиста по звукозаписи. Распечатку лекций производили в основном Татьяна Садкова, Ольга Лазарева, Диана Гаспарян и Александр Мацкевич. Редактировали: А. Мацкевич и Д. Гаспарян.

Отрывок из произведения:

… Он заранее задает возможность ответов и предопределяет эти ответы. Во всяком случае, объективно это не так. а субъективно не исключено все же. Потому, что Николай Кузанский обладал настолько мощным арсеналом, доказательными средствами, что в принципе, он наверное мог бы обосновать любой тезис, и то, что он обосновывает именно эти тезисы а не другие, то что он обосновывает а не четверичность Бога, конечно это результат определенной конфессиональной установки. Если бы Священное Писание говорило бы, что Бог четверичен, он бы смог доказать его четверичность. Отношение здесь непростое, безусловно. В общем ответ на Ваш вопрос — насколько личные убеждения Николая предопределяли ход его философских построений — имеет скорее положительный ответ: здесь была детерминация, но не в том смысле, что он считал (свои убеждения) безусловно истинными, а в том смысле, что они предопределяли направление поиска, хотя, конечно, и истинными он их считал.

Другие книги автора Вадим Валерьевич Васильев

Сознание остается одной из главных загадок для философии и эксприментальной науки. Эта книга — попытка по-новому взглянуть па старый вопрос. Признавая успехи экспериментальных исследований сознания, автор тем не менее проводит свои изыскания и концептуальном ключе, пытаясь прояснить структуру и соотношение наших базовых убеждений о мире и о самих себе.

Все мы верим в существование сознания у других людей, в то, что прошлый опыт можно использовать для прогнозов на будущее, в то, что в мире не бывает беспричинных событий и что физические объекты независимы от нашего сознания. Установив соотношение этих убеждений, мы, полагает автор, сможем уточнить онтологический статус сознания и понять отношение между ментальным и физическим.

Автор критикует физикализм и эпифеноменализм и выдвигает натуралистическую версию интеракционизма, используемую им для оправдания интуиций здравого смысла.

Автор благодарит Московский центр исследований сознания за помощь в подготовке книги к изданию.

Артур Шопенгауэр (Schopenhauer) родился в Данциге (ныне Гданьск) 22 февраля 1788 г. в семье крупного торговца Генриха Флориса Шопенгауэра. В 1793 г., когда Данциг утратил автономию, Шопенгауэры перебрались в вольный город Гамбург: отец будущего философа отстоял свои республиканские убеждения ценой больших финансовых потерь. В 1799 г. Артур поступил в частную школу Рунге, но в 1803 г. оставил ее и отправился с родителями в длительную поездку по Европе. Это путешествие, как писал Шопенгауэр, с самого детства приучило его «не удовлетворяться одними лишь именами вещей, но решительно предпочитать словесной оболочке наблюдение и исследование самих вещей» (6, 322)[1]

Книга посвящена обсуждению "трудной проблемы сознания" — вопроса о том, почему функционирование человеческого мозга сопровождается субъективным опытом. Рассматриваются истоки этой проблемы, впервые в четком виде сформулированной австралийским философом Д.Чалмерсом в начале 90-х гг. XX века. Анализируется ее отношение к проблеме сознание — тело и проблеме ментальной каузальности. На материале сочинений Дж. Серла, Д.Деннета, Д.Чалмерса и многих других аналитических философов критически оцениваются различные подходы к загадке сознания. В заключительной части книги автор предлагает собственное видение "трудной проблемы", позволяющее, с его точки зрения, избежать концептуальных тупиков и отдать должное интуициям здравого смысла

Популярные книги в жанре История

Тухачевский Михаил Николаевич

Военные планы Гитлера

Содержание

От редакции

Текст

Примечания

 

От редакции

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. вошла в нашу историю как небывалое по ожесточенности, трагизму и героизму сражение многонационального советского народа против гитлеровского фашизма. Путь к Победе. 45-летие которой будет отмечаться в нынешнем году, был долгим и трудным.

Но интерес к событиям тех далеких лет, к осмыслению последствий и уроков войны не ослабевает, он объясняется и той непреходящей ролью, какую сыграла война в жизни советского народа, и отчасти неудовлетворенностью ответами на многие вопросы, которые рождены уже нашим временем- временем перестройки и гласности.

Ж.ЛОНГЕ, Г.ЗИЛЬБЕР

ТЕРРОРИСТЫ И ОХРАНКА

ПРОВОКАТОРЫ И ПРАВЯЩИЕ

Правительства всех стран и всех времен в их борьбе против революции никогда не останавливались ни перед какими средствами. Самым бессовестным, самым преступным из этих средств является, несомненно, пользование агентами-провокаторами. Сплошь и рядом в прошлом столетии правители Франции, Германии, Италии прибегали к этому бесчестному средству, чтоб раздавить революционное движение или воспрепятствовать успехам грозных заговоров. Роль темных правительственных сообщников в тайных обществах в эпоху реставрации, во время царствования Луи Филиппа, во время Второй империи и в наши дни служит яркой иллюстрацией того, что политическая полиция, даже в благоустроенном буржуазном государстве, вся насквозь проникнута духом провокации.

С.Г.Смирнов

История: Годовые кольца Всемирной истории Сергея Смирнова

Год "минус 250" (запад)

Вот уже семьдесят лет, как вернулся к богам Александр Македонский. Сменилось два поколения его наследников; много раз перекраивались границы их царств, и все новые головы увенчивались диадемами либо летели с плеч. Но великий спор все еще не разрешен: каким быть новому миру? До появления Александра все казалось ясно: просвещенным эллинам подобает жить в полисах городских республиках, хранимых местными богами. Прочие же варвары обречены на дикость племенной жизни либо на тиранию царей.

Ступов А. Д., Кокунов В. Л.

62-я армия в боях за Сталинград

Аннотация издательства: Книга "62-я армия в боях за Сталинград" повествует о боевых действиях героической 62-й армии, принявшей на себя в битве за Сталинград главный удар немецко-фашистских войск и вместе с другими армиями Сталинградского и Донского фронтов грудью отстоявшей волжскую твердыню. Она написана еще в ходе Сталинградского сражения непосредственными его участниками - офицерами политотдела армии гвардии подполковниками Ступовым А. Д. и Кокуновым В. Л. Авторы не ставили своей целью дать полное и всестороннее освещение событий Сталинградской битвы. Задача их состояла в том, чтобы на примере 62-й армии показать рост боевого мастерства и героизм доблестных защитников Сталинграда, опыт борьбы которых служит и будет служить делу дальнейшего совершенствования боевой выучки солдат и офицеров Советской Армии. Главы первая - пятая написаны А. Д. Ступовым, глава шестая - В. Л. Кокуновым. В подготовке отдельных материалов принимали участие М.Н. Бурдуковский и С.А. Зайцев. Книга предназначена для солдат и офицеров Советской Армии.

Юрий Воронин

В ловушке

Вынырнув из воды и сделав глубокий, шумный вдох, Сергей зацепился руками за острый, скалистый выступ, торчащий в полуметре над водой. Рывок, и он уселся на скользкий, плоский камень, плавно уходящий под воду. Вода тонкими струйками стекала по его гидрокостюму.

Минут за двадцать, безуспешно пытаясь столкнуть каменную плиту, свалившеюся бог знает зачем и закрывшею узкий вход в пещеру, Сергей изрядно устал. Будь то на поверхности, он без особого труда, опрокинул бы её, но дело было под водой на глубине более метра. Не за что не зацепиться, не упереться. Обессиленный и раздосадованный, он просто сидел и отдыхал. Тусклый свет, проходящий через какую-то трещину и отражающийся от отвесной стены, слабо освещал небольшой, подземный зал. Слева и справа виднелись узкие проходы, уходящие не весть куда. Под водой есть еще один ход, но Сергей не хотел рисковать. Воздуха в акваланге оставалось минут на пять, а лабиринт мог быть достаточно длинным или вообще заканчиваться тупиком. Борясь с проклятой плитой, он израсходовал много воздуха. Оставался неприкосновенный запас. Сергей с грустью посмотрел на манометр и отодвинул аппарат от себя. Соблазн был велик. Но он прекрасно понимал, если застрянет в этом каменной "чулке", найдут его не скоро. А может и вообще не найдут. Он ещё раз огляделся по сторонам. Гладкие, отвесные стены кольцом окружали маленький зал. До ближайшего карниза метра четыре. Без специального снаряжения, забраться практически невозможно. Достав из кармана подводный фонарь, Сергей посветил в ближний проход. Два, три метра и крутой поворот влево. Это тоже вариант, но пока нужно еще раз попытаться сдвинуть плиту.

НАУМ КОРЖАВИН

Будни "тридцать седьмого года"

Очерк

Передо мной в ксерокопии документ, очень важный для понимания нашей истории. Я его не открыл и не добыл хитроумным способом. Просто нашел в книге, которая доступна всем. Он - один из фрагментов, составляющих приложение к этой книге. Называется она - "МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ (Политический портрет КГБ)" и выпущена московским издательством РУСАРТ еще в 1992 году. Автор книги и, следовательно, первый публикатор этого документа известная журналистка Евгения Альбац, написавшая много интересных и важных статей о "ЧК-ГБ". Некоторые из них в расширенном виде вошли в эту книгу. Но сейчас меня интересует только вышеназванная публикация.

Герберт Вотте

Давид Ливингстон

Жизнь исследователя Африки

Сокращенный перевод с немецкого М. К. Федоренко

Научные редакторы и авторы предисловия и примечаний

кандидаты географических наук М. Б. Горнунг и И. Н. Олейников

Более тридцати лет провел выдающийся шотландский географ Давид Ливингстон среди африканцев, изучил их обычаи и языки, жил их жизнью. Познав с детства тяжелый труд и нужду, он стал страстным поборником социальной справедливости и гуманизма, противником работорговли, расизма и жестокости колонизаторов.

Владимир Савельевич Войтинский

1917-й. Год побед и поражений

Под редакцией

доктора исторических наук

Ю. Г. Фельштинского

Вступительная статья

доктора исторических наук

Г. ЧЕРНЯВСКОГО

Послесловие

доктора исторических наук Г. ИОФФЕ

В этой книге публикуются воспоминания В. С. Войтинского (1885-1960), непосредственного участника революционных событий в России начала XX в. В 1917 г. он являлся членом Исполкома Петроградского совета и комиссаром Временного правительства на Северном фронте. После революции жил в эмиграции.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Популярный французский писатель Тонино Бенаквиста («Сага», «Охота на зайца» и «Три красных квадрата на черном фоне») знакомит нас в этой книге с закрытой для посторонних глаз ночной жизнью Парижа. Социальная сатира с любопытными зарисовками нравов «по ту сторону дня» лихо закручена в криминальную авантюру с динамичным и непредсказуемым развитием сюжета, полито культурологических реминисценций — от Дракулы и Фрейда до американской мафии.

Главные герои романа — Антуан и Бертран — молодые парижские безработные, избравшие путь «профессиональных тусовщиков-халявщиков». Впечатления, блеск, причастность к успеху — все это оказывается доступным при ночном образе жизни. Вот только ночь — это особое измерение, параллельный мир, в котором живут другие люди. И порой с наступлением утра ночные кошмары превращаются в дневную реальность…

Французская пресса назвала роман анти-яппи-манифестом 90-х годов.

Роман экранизирован в 2001 году, реж. Антуан де Кон, в гл. ролях: Гийом Кане, Жерар Ланвен, Азиа Ардженто.

«Несколько лет назад мне попался на глаза рассказ о старике, вырастившем единственного сына…

Ситуация рассказа не выдумана. Она взята из гущи сегодняшних будней… Под рас-сказом «Отец» стояло имя Саттора Турсуна. Бот с этого момента и слежу я за творчеством нашего прозаика.

…Саттор Турсун пользуется у читателей нашей республики устойчивой репутацией как писатель своеобразный, много работающий, активно вторгающийся в жизнь».

Фазлиддин МУХАММАДИЕВ

«Прозаик Орозбек Айтымбетов и его переводчик Баян Сарыгулов родились и выросли там, где их народ создавал бессмертный героический эпос «Манас», где великий Тянь-Шань хранит в своих шершавых ладонях теплый, синий Иссык-Куль, где лишь полвека назад появились первые печатные станки.

Рабочий из Фрунзе Орозбек Айтымбетов опубликовал несколько хороших рассказов и литературных статей, стал писателем. Баян Сарыгулов в отличие от товарища свои стихи и рассказы пишет по-русски, а также занимается художественным переводом».

НАТИГ РАСУЛ-ЗАДЕ

Натиг Расул-заде родился в 1949 году в г. Баку. Окончил Литературный институт имени М. Горькою. Пишет на русском языке. В Азербайджане вышло три книги его прозы. Рассказы и повести Н. Расул-заде посвящены бакинцам — людям разных профессий, разной судьбы, непохожих человеческих характеров, но объединенных одним чувством — любовью к родной земле, к Отчизне, стремлением приносить пользу своему народу. И. Расул-заде живет и работает в Баку.