История льва

Това Гершкович

История льва

Это произошло поздней ночью. Я сидел в детской комнате девочки Тали, в углу, среди игрушек, и пытался сочинить рассказ.

Тали тихо спала в своей кроватке. Игрушки тоже дремали. Только мне не спалось. Я разговаривал сам с собой: "Гном Сказкин, ты должен сочинить новый интересный рассказ!"

Я раскрыл свою записную книжечку и написал на чистой странице заглавие: "Интересный рассказ".

Вдруг послышался тяжелый вздох. Это вздыхала кукла в коляске.

Другие книги автора Това Гершкович

Това Гершкович

История волчка

Приближался вечер. Стемнело. На небе зажглись звезды. Мне показалось, что в этот вечер звезд было очень много, больше чем обычно. Даже в окнах домов вроде бы блестели звездочки.

Я удивился: "Что это? Звезды в окнах? Странно". В такой вечер трудно усидеть дома. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел на прогулку полюбоваться звездным небом. Вот передо мной высокий дом. Сколько в нем этажей! Сколько окон! И в каждом окне горит маленькая звездочка. Удивительно. Я подлетел поближе и заглянул в окно. Так вот в чем дело! В окнах горели не звезды, а маленькие ханукальные свечи.

Това Гершкович

Мальчик Яир и дедушка Александр

Однажды после полудня я решил навестить моего старого друга дедушку Александра. Сказано - сделано. Я прикрепил разноцветные крылья и полетел в гости.

Дедушки не было дома. Как жалко! Я огляделся вокруг и вдруг увидел дедушку. Он шел по направлению к большому парку. Наверно, решил погулять. Я полетел вдогонку. Дедушка Александр не заметил меня, спокойно вошел в парк, сел на скамейку, развернул газету и погрузился в чтение.

Това Гершкович

История зайчика, который всему удивлялся

Однажды утром я вспомнил, что давно не видел моего друга зайчика Удивляйчика. Надо обязательно навестить его. Нехорошо забывать друзей. Я быстро-быстро заработал крылышками и полетел к девочке Тали. У нее жил мой друг зайчик Удивляйчик. А Удивляйчиком его прозвали потому, что он всегда и всему удивлялся.

Тали не было дома. Она ушла в школу. Я огляделся. Где же мой друг? Зайчика нигде не было.

Това Гершкович

Трусливая зайчиха

Звезды ярко светили в небе, круглолицая луна улыбалась доброй улыбкой. Я летал по городу и заглядывал в окна. Одна детская комната мне очень понравилась.

"Загляну-ка сюда", - и я влетел в приоткрытое окно.

В кроватке у окна спала милая светловолосая девочка. Ее щечки порозовели от сна. В колыбельке, что стояла напротив, сладко спал младенец. Мне тоже захотелось спать. Что ж! Найду себе тихое местечко и отдохну.

Това Гершкович

Приключения гнома Сказкина в магазине игрушек

Однажды вечером я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел на прогулку. Летел я, летел, пока не долетел до магазина игрушек господина Шломо. Тут я влетел в магазин, уселся на самой верхней полке, раскрыл маленькую записную книжку и записал название моего нового рассказа "Гном Сказкин в магазине игрушек".

Я огляделся и задумался: "Здесь так много игрушек! И все такие красивые! Может быть, написать рассказ о толстеньком медвежонке? Нет, лучше напишу о быстроходных машинках. А может, рассказать о разных занимательных играх в ярких цветных коробках?"

Това Гершкович

Мой друг гном Запискин

Однажды я, как обычно, полетел на прогулку. Летел я без всякой цели и глазел по сторонам, как вдруг увидел почтальона. Вы, конечно, его знаете. У почтальона на боку висела большая сумка, полная писем и почтовых открыток. Он шел и раскладывал почту в почтовые ящики.

"Может, написать рассказ о почтовой сумке?" - Я заработал разноцветными крылышками, догнал почтальона и заглянул в почтовую сумку.

Това Гершкович

Приключения гнома Сказкина в поле

Стояло теплое ласковое утро. Небо улыбалось мне ясной голубой улыбкой, как будто приглашая на прогулку. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел за город.

Я насвистывал веселую песенку, которую услышал по радио, играл в пятнашки с бабочками, как вдруг вспомнил, что давно не писал новых рассказов.

Я тут же приземлился в поле, присел на первый попавшийся камень, раскрыл записную книжку и задумался: "О чем написать рассказ?"

Това Гершкович

Приключения зеленой юбки

Однажды солнечным днем я полетел на прогулку. Летал, летал, немножко притомился и решил отдохнуть на балконе маленькой Мерав. Девочки не было дома. Она ушла в детский сад. Зато ее игрушки сидели на балконе и грелись в лучах весеннего солнышка.

- Доброе утро, друзья, - поздоровался я.

Удивительно! Никто мне не ответил. Все игрушки молчали. Только слоненок сердито огрызнулся:

- Улетай отсюда поскорей, противная птичка. Мы не хотим с тобой разговаривать!

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Борис Викторович Шергин

Художество

Маркел Ушаков насколько был именитый мореходец, настолько опытный судостроитель.

В молодые свои годы он обходил морские берега, занимаясь выстройкой судов. Знал столярное и кузнечное дело; превосходно умел чертить и переписывать книгу. Все свои знания Маркел объединял словом "художество".

Спутник и ученик Маркела, Анфим Иняхин, спросил Маркела:

- Когда же мы сядем на месте, дома заниматься художеством?

У Студеного моря, в богатой Двинской земле, жили два друга юных, два брата названых, Кирик да Олеша. И была у них дружба милая и любовь заединая.

Столь крепко братья крестовые друг друга любили – секли стрелою руку, кровь точили в землю и в море. Мать-сыру землю и синее море призывали во свидетели. Кирик да Олеша – они одной водою умывались, одним полотенцем утирались, с одного блюда хлебы кушали, одну думу думали, один совет советали – очи в очи, уста в уста.

Борис Викторович Шергин

Маркел Ушаков и Василии Кекин

Любомудрые годы неутомленной старости своей Маркел провожал в Койде.

В это время молодой судостроитель в городе, Василий Кекин, добивался на учительный разряд.

Городовые мастера сказали:

- Домогаешься высокой степени. Но похвалит ли Маркел Иванович на Койде? Спросишь его. Мы ему писали о тебе.

Кекин в Койду прибыл. Старый мастер его встретил с усмешкой.

Борис Викторович Шергин

Новая Земля

Веку мне - "сто лет в субботу". Песнями да баснями, гудками да волынками, присказками-сказками, радостью-весельем от старости отманиваюсь и людей от смерти-тоски отымаю.

Архангельская страна, Двинская земля богатеет от моря. Угрюмо Студеное море - седой океан. И поморы, идучи на Дальние промысла, брали с собой на корабль песню и сказку.

Таковым-то побытом в молодые, давние годы подрядился я в двинскую артель, идти на Новую Землю, бить зверя и сказывать сказку в мрачные дни.

Борис Викторович Шергин

Павлик Ряб

При Ивановой дружине Порядника был молодой робенок Павлик Ряб.

Он без слова кормщика воды не испивал. Если кормщик позабудет сказать с утра, что разговаривай с людьми, то Павлик и молчит весь день.

Однажды зимним делом посылает Рядник Павлика с Ширши в Кег-остров. В тороки к седлу положил хлебы житные.

Павлик воротился к ночи. Рядник стал расседлывать коня и видит: житники не тронуты. Он говорит:

Борис Викторович Шергин

По уставу

Лодья шла вдоль Новой Земли. Для осеннего времени торопилась в русскую сторону. От напрасного ветра зашли на отстой в пустую губицу. Любопытный детинка пошел в берег. Усмотрел, далеко или близко, избушку. Толкнул дверь - у порога нагое тело. Давно кого-то не стало. А уж слышно, что с лодьи трубят в рог. Значит, припала поветерь, детине надо спешить. Он сдернул с себя все, до последней рубахи, обрядил безвестного товарища, положил на лавку, накрыл лицо платочком, доброчестно простился и, сам нагой до последней нитки, в одних бахилах, побежал к лодье.

Борис Викторович Шергин

Понятие об учтивости

Деревня Лодьма славна была изготовлением изящных корабельных моделей. Здесь подолгу живал Маркел Ушаков.

...Царский чиновник едет мимо ряда лодемских крестьян, сидящих на бревнах.

- Эй, борода! - кричит чиновник.

Все с бородами,- усмехнулись крестьяне.

- Кто у вас тут мастер? - сердится чиновник.

-Все мастера, кто у чего, - отвечают крестьяне.

-Я желаю купить здешнюю игрушку - кораблик!

Чейз не помнит, зачем он полез на крышу, как и почему с нее упал. Просто в один прекрасный день он очнулся в больничной палате среди абсолютно незнакомых людей: мамы, брата, врача – и узнал от них, что его зовут Чейз Эмброз. Все, что произошло с ним за тринадцать лет жизни, словно корова языком слизала.

Теперь ему предстоит узнать, что он за человек. Что любит, с кем дружит, как к нему относятся окружающие… И тут его ждет не самое приятное открытие: для одних школьников он герой, капитан суперуспешной футбольной команды, а для других – исчадие ада, ненавистный мучитель, бессовестный и жестокий.

Но так ли важно, кем был Чейз Эмброз? Гораздо важнее понять, кто он сейчас и кем станет в будущем

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Това Гершкович

Медвежонок и кукла Шалунья

Однажды вечером я решил навестить друзей в магазине игрушек. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и отправился в путь. Мне хотелось узнать у игрушек последние новости. Кроме того, скажу по секрету, я очень соскучился по моей маленькой подружке, кукле Шалунье.

Шалунья появилась в магазине недавно. Она очень хорошенькая кукла: у нее кудрявые рыжие волосы и голубые глаза. И она самая большая шалунья на свете.

Това Гершкович

Новый дом

Однажды вечером я залетел в магазин игрушек. Я хотел написать новый рассказ, но так устал, что присел на полку и заснул. Спал я, наверно, час или два, как вдруг кто-то разбудил меня такими словами:

- Эй, гном Сказкин, просыпайся, вставай поскорей!

- Кто это? Где я? - со сна я плохо понимал, что происходит. Передо мной стояла маленькая кукла.

- Не пугайся, гном Сказкин, это я, кукла Ронит.

Това Гершкович

Приключения красной шляпки

Теплым весенним днем я отправился на прогулку. Мои разноцветные крылья рассекали голубой воздух. Вдали показался большой сад. В саду было много скамеек, а на скамейках - много детей. "Здесь, конечно, найдется что-нибудь интересное и подходящее для нового рассказа".

Я приземлился на ветке садового куста, сложил мои крылья и прилег отдохнуть на зеленом листе. Вдруг раздался громкий плач: "Ой-ой-ой! Мне так плохо, так плохо!" - причитал чей-то голос.

М. Герштейн

Письмена Розуэллского фильма

В выпуске журнала "Маgazin 2000" за октябрь/ноябрь 1996 г. г-н Хеземанн опубликовал статью "Иероглифы Сантилли". Но в фильме видно, что на обломках НЛО (?) начертаны совершенно нормальные буквы, а никакие ни иероглифы; можно только недоуменно пожать плечами относительно его "лингвистического" высказывания. Г-н Хеземанн превзошел все ожидания, неся самую несусветную чушь из всего известного до сих пор! Когда он говорит о "протофиникийских" или "финикоидных" письменах, это вызывает просто ужас (почему бы тогда прямо не "шизоидных" - это слово больше подошло бы к такому виду "языковедческого исследования"?).