История льва

Това Гершкович

История льва

Это произошло поздней ночью. Я сидел в детской комнате девочки Тали, в углу, среди игрушек, и пытался сочинить рассказ.

Тали тихо спала в своей кроватке. Игрушки тоже дремали. Только мне не спалось. Я разговаривал сам с собой: "Гном Сказкин, ты должен сочинить новый интересный рассказ!"

Я раскрыл свою записную книжечку и написал на чистой странице заглавие: "Интересный рассказ".

Вдруг послышался тяжелый вздох. Это вздыхала кукла в коляске.

Другие книги автора Това Гершкович

Това Гершкович

История волчка

Приближался вечер. Стемнело. На небе зажглись звезды. Мне показалось, что в этот вечер звезд было очень много, больше чем обычно. Даже в окнах домов вроде бы блестели звездочки.

Я удивился: "Что это? Звезды в окнах? Странно". В такой вечер трудно усидеть дома. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел на прогулку полюбоваться звездным небом. Вот передо мной высокий дом. Сколько в нем этажей! Сколько окон! И в каждом окне горит маленькая звездочка. Удивительно. Я подлетел поближе и заглянул в окно. Так вот в чем дело! В окнах горели не звезды, а маленькие ханукальные свечи.

Това Гершкович

Мальчик Яир и дедушка Александр

Однажды после полудня я решил навестить моего старого друга дедушку Александра. Сказано - сделано. Я прикрепил разноцветные крылья и полетел в гости.

Дедушки не было дома. Как жалко! Я огляделся вокруг и вдруг увидел дедушку. Он шел по направлению к большому парку. Наверно, решил погулять. Я полетел вдогонку. Дедушка Александр не заметил меня, спокойно вошел в парк, сел на скамейку, развернул газету и погрузился в чтение.

Това Гершкович

История зайчика, который всему удивлялся

Однажды утром я вспомнил, что давно не видел моего друга зайчика Удивляйчика. Надо обязательно навестить его. Нехорошо забывать друзей. Я быстро-быстро заработал крылышками и полетел к девочке Тали. У нее жил мой друг зайчик Удивляйчик. А Удивляйчиком его прозвали потому, что он всегда и всему удивлялся.

Тали не было дома. Она ушла в школу. Я огляделся. Где же мой друг? Зайчика нигде не было.

Това Гершкович

Трусливая зайчиха

Звезды ярко светили в небе, круглолицая луна улыбалась доброй улыбкой. Я летал по городу и заглядывал в окна. Одна детская комната мне очень понравилась.

"Загляну-ка сюда", - и я влетел в приоткрытое окно.

В кроватке у окна спала милая светловолосая девочка. Ее щечки порозовели от сна. В колыбельке, что стояла напротив, сладко спал младенец. Мне тоже захотелось спать. Что ж! Найду себе тихое местечко и отдохну.

Това Гершкович

Приключения гнома Сказкина в магазине игрушек

Однажды вечером я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел на прогулку. Летел я, летел, пока не долетел до магазина игрушек господина Шломо. Тут я влетел в магазин, уселся на самой верхней полке, раскрыл маленькую записную книжку и записал название моего нового рассказа "Гном Сказкин в магазине игрушек".

Я огляделся и задумался: "Здесь так много игрушек! И все такие красивые! Может быть, написать рассказ о толстеньком медвежонке? Нет, лучше напишу о быстроходных машинках. А может, рассказать о разных занимательных играх в ярких цветных коробках?"

Това Гершкович

Мой друг гном Запискин

Однажды я, как обычно, полетел на прогулку. Летел я без всякой цели и глазел по сторонам, как вдруг увидел почтальона. Вы, конечно, его знаете. У почтальона на боку висела большая сумка, полная писем и почтовых открыток. Он шел и раскладывал почту в почтовые ящики.

"Может, написать рассказ о почтовой сумке?" - Я заработал разноцветными крылышками, догнал почтальона и заглянул в почтовую сумку.

Това Гершкович

Приключения гнома Сказкина в поле

Стояло теплое ласковое утро. Небо улыбалось мне ясной голубой улыбкой, как будто приглашая на прогулку. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел за город.

Я насвистывал веселую песенку, которую услышал по радио, играл в пятнашки с бабочками, как вдруг вспомнил, что давно не писал новых рассказов.

Я тут же приземлился в поле, присел на первый попавшийся камень, раскрыл записную книжку и задумался: "О чем написать рассказ?"

Това Гершкович

Приключения красной шляпки

Теплым весенним днем я отправился на прогулку. Мои разноцветные крылья рассекали голубой воздух. Вдали показался большой сад. В саду было много скамеек, а на скамейках - много детей. "Здесь, конечно, найдется что-нибудь интересное и подходящее для нового рассказа".

Я приземлился на ветке садового куста, сложил мои крылья и прилег отдохнуть на зеленом листе. Вдруг раздался громкий плач: "Ой-ой-ой! Мне так плохо, так плохо!" - причитал чей-то голос.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Борис Викторович Шергин

Иван Рядник говаривал

Дела и уменья, которые тебе в обычай, не меняй на какое-нибудь другое, хотя бы то, - другое, казалось тебе более выгодным.

В какой дружине ты укаменился, в той и пребывай, хотя бы в другом месте казалось тебе легче и люди там лучше.

Пускай те люди, с которыми ты живешь, тебе не по нраву, но ты их знаешь и усвоил поведенье с каждым.

А с хорошими людьми не будет ли тебе в сто раз труднее?

Борис Викторович Шергин

Новая Земля

Веку мне - "сто лет в субботу". Песнями да баснями, гудками да волынками, присказками-сказками, радостью-весельем от старости отманиваюсь и людей от смерти-тоски отымаю.

Архангельская страна, Двинская земля богатеет от моря. Угрюмо Студеное море - седой океан. И поморы, идучи на Дальние промысла, брали с собой на корабль песню и сказку.

Таковым-то побытом в молодые, давние годы подрядился я в двинскую артель, идти на Новую Землю, бить зверя и сказывать сказку в мрачные дни.

Маленький тихий городок потрясает череда жестоких убийств.

Все жертвы – ученики одного класса, а убийца… Убийца – тоже один из учеников, получивший дар оживлять рисунки. Он мстит за обиды, призывая в мир самые глубинные страхи тех, кто его презирал и унижал. Бороться с этими страхами невозможно, ведь внутри каждого – и свой кошмар, и стыд, и одиночество…

А если вдруг догадаешься, кто убийца, то что будешь делать с этим знанием?

Герои «Вафельного сердца» Лена и Трилле из бухты Щепки-Матильды подросли – им уже по двенадцать лет, а в этом возрасте все непросто. Дед Трилле стареет, неподалеку поселяется девочка-иностранка, а новый тренер футбольной команды изводит Лену придирками и держит на скамейке запасных. Друзья по-прежнему пускаются в невероятные авантюры, ссорятся и мирятся, ведут разговоры о пустяках и о важном. Год им предстоит нелегкий, он принесет любовь и ревность, страх смерти и отчаяние, мужество в трудную минуту и стойкость на пути к цели. Остроумная и трогательная повесть, как и предыдущие книжки Марии Парр, читается на одном дыхании: вместе с героями мы смеемся и плачем – и верим каждому слову. Для младшего и среднего школьного возраста.

Шестнадцатилетний Димка с детства мучается странными приступами: при сильном волнении он слышит удары, подобные коду Морзе. Но он никому не рассказывает о своей особенности и старается жить обычной жизнью подростка.

Однажды Димка получает приглашение на квест, однако это приключение оказывается смертельно опасной ловушкой: кто-то выслеживает Морзистов и провоцирует их приступы, чтобы выйти на контакт с таинственной Морзянкой.

Димке удается вырваться из этого ада, но теперь он в долгу перед неведомым существом с изнанки мира, которое спасло ему жизнь. И Морзянка все еще хочет поговорить…

«Где-то во Вселенной, словно гигантские дирижабли, парят ковчеги…» С этих слов началась история Офелии. И эти слова долгие годы оставались загадкой. Почему мир ковчегов именно такой? Что означает уникальная способность скромной девушки с Анимы – читать вещи? А главное: возможен ли ещё хоть какой-то покой на Аниме, Полюсе, Вавилоне и других ковчегах?..

Заключительная часть тетралогии «Сквозь зеркала» заставит главную героиню пуститься в расследование столь опасное и сложное, что у Офелии из «Обручённых холодом» не было бы ни единого шанса выжить и узнать всю правду. Да и повзрослевшая Офелия столкнётся с беспринципным и страшным противником, намного превосходящим её по силам. Он известен под прозвищем Другой, а его подлинное имя неизвестно никому… Или почти никому?..

Двадцать один ковчег, зависший в пространстве. Потрясающая магия, уникальная для каждого ковчега. Интриги, скандалы, предательства и преступления. Любовь, которая сильнее смерти. Всё это заставляло нас с нетерпением ждать новых книг Кристель Дабо, и финал истории не разочарует. Даже больше: он раскроет нам ту тайну, о которой мы даже не подозревали.

Тетралогия «Сквозь зеркала» французской писательницы Кристeль Дабo (родилась в 1980 году) – это целая альтернативная реальность, замысловатая и непредсказуемая, но продуманная до мельчайших деталей. Мировой тираж этой серии исчисляется миллионами экземпляров, интернет по всему миру заполнен тысячами фан-артов и фанфиков, а трёхцветные шарфы стали обязательным аксессуаром для подлинных поклонников Дабо. Мир, придуманный ею, – такой же феномен, каким стали когда-то «Гарри Поттер» и «Игра престолов», и многочисленные премии это подтверждают.

Пятнадцатилетняя Эйверин потеряла все в один день – дом, родителей, спокойную жизнь. У нее не осталось ничего, кроме цели найти родителей. И она точно знает: разгадка находится в доме властительницы города, госпожи Полночь.

Тюльпинс, которому исполнилось шестнадцать, тоже потерял все в один миг. Его единственный способ остаться в живых – поступить в услужение к госпоже Полночь.

Что ждет Эйверин и Тюльпинса в этом таинственном доме? И почему они были так нужны госпоже Полуночи?

Над Санпеттерийским материком нависла угроза страшной войны: в мир рвутся Тени, сея ужас и смерть, предвещая приход Нечистого. Мало кто способен противостоять им – разве что монахи и ведуньи. Бран, послушник из храма в маленькой деревне, вынужден отправиться с ведуньей Лигией по следам таинственного черного монаха. Но так как между монахами и ведуньями множество разногласий, то у Нечистого и его Теней вполне есть шанс…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Това Гершкович

Медвежонок и кукла Шалунья

Однажды вечером я решил навестить друзей в магазине игрушек. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и отправился в путь. Мне хотелось узнать у игрушек последние новости. Кроме того, скажу по секрету, я очень соскучился по моей маленькой подружке, кукле Шалунье.

Шалунья появилась в магазине недавно. Она очень хорошенькая кукла: у нее кудрявые рыжие волосы и голубые глаза. И она самая большая шалунья на свете.

Това Гершкович

Новый дом

Однажды вечером я залетел в магазин игрушек. Я хотел написать новый рассказ, но так устал, что присел на полку и заснул. Спал я, наверно, час или два, как вдруг кто-то разбудил меня такими словами:

- Эй, гном Сказкин, просыпайся, вставай поскорей!

- Кто это? Где я? - со сна я плохо понимал, что происходит. Передо мной стояла маленькая кукла.

- Не пугайся, гном Сказкин, это я, кукла Ронит.

Това Гершкович

Приключения зеленой юбки

Однажды солнечным днем я полетел на прогулку. Летал, летал, немножко притомился и решил отдохнуть на балконе маленькой Мерав. Девочки не было дома. Она ушла в детский сад. Зато ее игрушки сидели на балконе и грелись в лучах весеннего солнышка.

- Доброе утро, друзья, - поздоровался я.

Удивительно! Никто мне не ответил. Все игрушки молчали. Только слоненок сердито огрызнулся:

- Улетай отсюда поскорей, противная птичка. Мы не хотим с тобой разговаривать!

М. Герштейн

Письмена Розуэллского фильма

В выпуске журнала "Маgazin 2000" за октябрь/ноябрь 1996 г. г-н Хеземанн опубликовал статью "Иероглифы Сантилли". Но в фильме видно, что на обломках НЛО (?) начертаны совершенно нормальные буквы, а никакие ни иероглифы; можно только недоуменно пожать плечами относительно его "лингвистического" высказывания. Г-н Хеземанн превзошел все ожидания, неся самую несусветную чушь из всего известного до сих пор! Когда он говорит о "протофиникийских" или "финикоидных" письменах, это вызывает просто ужас (почему бы тогда прямо не "шизоидных" - это слово больше подошло бы к такому виду "языковедческого исследования"?).