История дзэн-буддизма

В книге профессора философии и истории религии Токийского университета анализируются условия возникновения и основные традиции дзэн-буддизма. Подробно рассказано о распространении и методологическом развитии дзэна в Японии, Америке и Европе, о религиозных и философских учениях, а также медитативных практиках буддийских и дзэнских наставников и патриархов.

Отрывок из произведения:

С момента первой публикации этой книги на Западе интерес к дзэн-буддизму значительно вырос. Несмотря на то что считалось необходимым предварить текст пояснениями, доступными пониманию западного читателя, в то время общее представление о дзэн уже сложилось. Впрочем, мнение представителей Западного полушария об этом учении зачастую неадекватно, поверхностно, а то и вовсе искажено до неузнаваемости. На волне популярности, которой дзэн-буддизм пользовался в Соединенных Штатах, возникли такие течения, как «битниковский дзэн» и «обывательский дзэн», являвшиеся жалкой карикатурой на аутентичное учение и не имевшие ничего общего с его истинным содержанием. Французский ученый, долгие годы проживавший в Азии, однажды заявил: «Следует различать буддизм в Азии и буддизм для европейцев». Эти слова наиболее точно отражают существующее положение дел, как для буддизма в целом, так и для дзэн-буддизма в частности. «Азиатский» дзэн может быть понят лишь в контексте его исторического развития: зарождения в Китае предположительно в VI столетии после Р. X.; тысячелетней традиции медитации, на которой он основан; и пути длиной в тринадцать столетий, в течение которых традиция распространилась в Японии, где достигла своего полного и окончательного развития. Таким образом, для получения достоверных и аутентичных знаний о дзэн-буддизме следует обратиться к его истории.

Другие книги автора Генрих Дюмулен

Едва ли не самым примечательным религиозным деятелем Японии является дзэнскии наставник Догэн (1200–1253), что подтверждается повышенным вниманием наших современников к этой исторической личности Его постоянно ставят в пример и почитают за бодхисаттву не только адепты школы Сото, но и представители других буддийских сект Философы черпают вдохновение из «несравненных глубин его мышления», которые служат своего рода «указующим перстом развитию современной фичософии» Многие гордятся «уникальной религиозной личностью, порожденной из самого сердца японской культуры» и сочетающей в себе лучшие элементы японского гения В самом деле, вполне может статься, что Догэн является самым великим и оригинальным мыслителем из числа тех, кого когда-либо порождала японская земля

Период Камакура стал величайшей религиозной эпохой в истории Японии и временем, когда буддизм оказал сильнейшее влияние на все слои населения. Пользуясь покровительством сегунов дома Хёдзё, дзэн пустил глубокие корни на японской почве. Влияние китайской культуры в ранний период носило в основном религиозный и интеллектуальный характер.

В последующую эпоху Асикага, включавшую периоды правления Йосино (1333–1393) и Муромачи (1393–1573), китайское влияние достигло наивысшего уровня. В это время, не без помощи буддийских монахов, стали завязываться торговые отношения со странами континентальной Азии. В отличие от других буддийских школ, испытывавших период упадка, учение дзэн доказало свою живучесть и стало распространяться по всей стране. Великие дзэнские храмы, построенные в период Камакура в Киото и Камакуре, стали центрами религиозной и культурной жизни. Повсеместно возводились и новые монастыри.

Популярные книги в жанре Религиоведение

История о сотворение мира духов и первого человека.

К Н И Г А Д А Н И И Л А

Кларенс Ларкин

Автор великой книги

“Диспенсационная истина”

и других библейских работ

Эта книга

ПОСВЯЩАЕТСЯ

ГОСПОДУ ИИСУСУ ХРИСТУ,

Который Духом Своим

вдохновил автора написать ее

для увещания и назидания

искупленных

СОДЕРЖАНИЕ

* * *

Введение

Это толкование книги Даниила является венцом трудов Кларенса Ларкина, Божьего слуги, чья жизнь была целиком посвящена исследованию, учению и проповеди Божьего драгоценного Слова. На протяжении своего тихого и скромного, но благословенного пасторского и учительского служения, длившегося более сорока лет, он старался не упускать ни времени, ни возможности тщательного исследования Божьего плана и учения, изложенного в Писаниях, не только для назидания своего сердца, но также для того, чтобы помочь другим как можно глубже познать своего Господа и Спасителя.

Что же произошло 4500 лет тому назад в Египте?

Древнееврейская литература // История всемирной литературы: В 9 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького. — М.: Наука, 1983– ... Т. 1. — 1983. — С. 271–302

А на смену цинизму не приходит больше уже ничего. Ибо в нем выражает себя последнее, окончатель­ное, безнадежное растление.

От него же да избавит Господь нас обоих: тебя, читающего, и меня, пишущего.

Я не только рад, но и польщен тем, что мне дана возможность в нескольких словах предварить русское издание этой небольшой книги. Она была написана в ответ на настоятельную просьбу британских студентов, почувствовавших, что изучение теологии в университетах и колледжах подрывает их веру. Впервые книга увидела свет в Англии в 1972 г., затем в 1979 г. — в Соединенных Штатах.

Ныне же я задаю себе два вопроса. Во-первых, будет ли книга, написанная для англоязычного читателя, интересной и актуальной для русских? Во-вторых, прошло двадцать лет, и я хочу знать, по-прежнему ли сохраняют свою непреложность проблемы и вопросы, связанные с Библией и христианской верой, и готов ли я сам дать на них те же самые ответы? Поясню подробнее.

Саббатианское учение об эрев рав

Ниже я публикую мой примерный перевод первой части введения из книги "The Mixed Multitude: Jacob Frank and the Frankist Movement, 1755-1816" ("Смешанное множество (эрев рав): Яков Франк и франкистское движение, 1755-1816"), автор - Павел Мачейко (Pawel Maciejko). Сноски опущены. Оригинал - http://www.upenn.edu/pennpress/book/toc/14870.html

--

Введение

Обращения в христианство были одними из наиболее травматичных событий в истории еврейских общин средневековья и нового времени. Евреи расценивали крещение как «предательство общих ценностей, отвержение еврейской судьбы, подчинение иллюзорному приговору истории». На добровольных отступников смотрели как на наихудших предателей и ренегатов, принудительные обращения расценивались как наивысшая форма гонений на Израиль со стороны неевреев, и, в соответствии с общим идеалом, лучше было выбрать мученическую смерть, нежели подчиниться власти Церкви. Каждую душу, которую Израиль терял, оплакивали. Доминирующий нарратив даже не принимал во внимание возможность того, что еврей может принять христианство без какой-либо угрозы или скрытого мотива. Сами христиане, официально чествуя отступников и высказывая надежду на будущее признание «слепой синагогой» «очевидной» истины христианства, частным образом высказывали сомнения относительно искренности новообращенных и самой способности евреев действительно принять Христа.

Православие – что это – только ли часть христианства? Или это огромный пласт культуры, искусства, наследие выдающихся людей, сохраненное в рамках православной церкви?

А как же просто прийти в Храм? В чем смысл причастия, крещения, молитвы? Почему когда-то было понятно, что они нужны, а сейчас не очень? Что мы на самом деле знаем о ней, о нашей религии? Прежде чем принять или отвергнуть, следует узнать.

В этой книге рассказывается о всех таинствах, существующих в православии, описывается их сущность, и смысл их исполнения, а также множество другой, интересной верующему человеку информации.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Копилка мудрости это повесть в цитатах и мыслях с продолжением. Поглядывайте, кому интересно.

Душа Пришлого находится в теле лорда вампира. Ночью берет верх вампирская сущность, днем человеческая. Ночью — он полноценный лорд вампир. А днем — человек.

Линия горизонта с трудом просматривалась в вечернем фиолетовом мареве. Берег был еще далеко, но первые чайки вились с заунывным криком над иссиня-черной водой.

Штурман лейтенант Щукин, приказав опустить перископ, подошел к столику в углу отсека. Вооружившись циркулем, он измерил расстояние до берега, прикинул его на масштабной линейке карты и удовлетворенно прищелкнул пальцами. Он шел в первый боевой поход и был доволен собой: все расчеты сошлись.

Куда идет Россия и что там происходит? Этот вопрос не дает покоя не только моим соотечественникам. Он держит в напряжении весь мир.

Эта книга о мучительных родах демократии и драме российского парламента.

Эта книга о власти персонифицированной, о Борисе Ельцине и его окружении.

И все-таки эта книга не о короле, а, скорее, о свите короля.

Эта книга писалась, сопутствуя событиям, случившимся в России за последние три года. Автор книги находился в эпицентре событий, он их участник.

Возможно, вскоре герои книги станут вершителями будущего России, но возможно и другое — их смоет волной следующей смуты.

Сталин — в прошлом; Хрущев — в прошлом; Брежнев — в прошлом; Горбачев — историческая данность; Ельцин — в настоящем.

Кто следующий?!