История Бразилии

История. Страна, известная ныне под именем Б., была случайно открыта португальцем Педро Альваресом Кабралем, унесенным морским течением на запад во время его пути в Ост-Индию. 21 апреля 1500 г. Кабрал увидал берег и, высадившись спустя четыре дня в Порто-Сегуро, торжественно объявил вновь открытую землю собственностью португальского короля, дав ей название Терра-де-Вера Крус (земля Истинного Креста). В 1501-1502 и 1503-1504 гг. были две португальские экспедиции; во второй принял участие Америго Веспуччи. В первую же экспедицию португальское правительство отправило в новую страну преступников, а позднее, в 1548 году, инквизиция стала ссылать туда евреев. Настоящая колонизация Б. началась с 1531 года, стране было дано губернатором Васко де Суза административное устройство, основанное на ленной системе, по повелению короля Иоганна III, за которым папа окончательно утвердил владение вновь открытой страной. В 1549 г. Суза основал Бахию, которую назначил столицей Б.; он же вызвал из Португалии иезуитов для просвещения туземцев. Около этого времени появились французы, которые, в союзе с туземцами, старались устроить колонии на побережье. В 1557 г. французы были разбиты; но, с переходом Португалии под испанское владычество (в 1580 г.), Б. попеременно подвергалась вторжениям англичан, французов и голландцев. Последним, под предводительством Мориса Нассауского, удалось прочно утвердиться в стране, и в 1630 г. они овладели Бахией. Хотя вступивший вновь на португальский престол Браганцский дом и признал за голландцами в 1640 г. занятые ими места, однако, счастье им изменило и в 1648 г. они были изгнаны. Пернамбуко, последнее голландское владение, перешло к португальцам в 1654 г. С тех пор вплоть до 1822 г. Б. оставалась под властью португальцев. В 1807 г. Браганцский дом был лишен португальского престола по воле Наполеона. Король Жуан VI бежал с семьей в Б., где 1 мая 1888 г. в Рио-де-Жанейро (ставшей теперь столицей) был приветствован в качестве бразильского императора. Начавшееся около этого времени во всей Южной Америке революционное движение не миновало и Б., и вспыхнувшее в 1817 г. республиканское восстание являлось предвестником дальнейших событий. Вследствие восстания в Рио-де-Жанейро (26 февраля 1821 г.), Жуан должен был обещать бразильцам желаемую ими конституцию и, при своем отъезде в Португалию (26 апреля), оставить наследного принца Педро регентом. Когда же португальские кортесы, невзирая на обещание, данное их королем, не только не допустили бразильских депутатов в свое заседание, но требовали возвращения к старым порядкам, принц-регент примкнул к национальному движению и учредил первое бразильское министерство. Благодарная страна преподнесла принцу-регенту титул "постоянного защитника Бразилии" (defensor perpetuo do Brazil). Во время поездки по провинции Сан-Пауло, принц-регент 7 сент. 1822 г. провозгласил независимость Бразилии и, прибыв в Рио-де-Жанейро, был избран, 12 октября, конституционным императором Б. под именем Педро I. При содействии английского адмирала Кокрена с его эскадрой, новый император разбил посланные португальским правительством войска; последние, не имея возможности бороться с отпавшей колонией, признали 15 ноября 1825 г, независимость Бразильской империи под властью Педро I. В том же самом году вспыхнула война с штатами Ла-Платы (Буэнос-Айрес и Монтевидео), предъявлявшими притязания на так называемую «Банду-Ориенталь», широкую полосу, расположенную от устья реки Кнарейка, впадающего в Уругвай, вверх по реке, до южного озера Мини. Военные действия бразильцев не были удачны, и 18 августа 1828 г. пришлось признать слияние Монтевидео с Бандою в республику Уругвай. Новые затруднения возникли, когда после смерти португальского короля Жуана VI (10 марта 1826 г.), император дон Педро отрекся от предлагаемой португальской короны в пользу своей дочери Марии-Глории и объявил, что желает оружием защитить ее права против пытавшегося захватить престол дона Мигеля Браганцского (своего младшего брата), для чего, однако, требовалось согласие кортесов. Кортесы наотрез отказали Педро I в средствах для преследования его личных династических целей. Роспуск министерства и составление нового не привели ни к чему и только ухудшили положение дел, и когда вся армия, под начальством генерала Франсиско Лима перешла в ряды недовольных, император, совсем упавший духом, отрекся 1 апреля 1831 года от престола в пользу своего шестилетнего сына, принца Педро д'Алькантара; 13 апреля он покинул навсегда Бразилию с императрицей Амалией и малолетними дочерьми. До провозглашения пятнадцатилетнего принца Педро д'Алькантара в 1840 г. императором Педро II, страной управляло регентство, сначала в составе трех лиц (до 12 октября 1835), после чего власть была сосредоточена в руках одного регента (Диего Антонио Фейхо и за ним, с 19 ноября 1837 г., Педро де Араугэро Лима). Во все время регентства Бразилия страдала от междоусобных войн, восстаний, военных мятежей. Борьба партий была самая ожесточенная: монархисты, стоявшие за провинциальную автономию, федералисты, мечтавшие об устройстве государства наподобие Соединенных Штатов Северной Америки, и реакционеры, требовавшие возвращения императора Педро I – все спорили о власти; в провинции Рио-Гранде-до-Сул обнаружились сепаратистские стремления. Со смертью герцога Браганцского (Педро I), последовавшей в Лиссабоне, реакционеры слились с парламентской оппозицией, образовавшей среди монархистов, консервативную партию. Вся дальнейшая история Б., начиная с 1836 года, сводится к борьбе двух больших конституционных партий, консервативной и либеральной. Со вступлением на престол молодого императора (короновался 18 июля 1841 г.) в положении дел на первых порах не замечалось поворота к лучшему. Несколько раз еще вспыхивали восстания и мятежи, и только усмирением в 1848 г. бунта негров-рабов, в Пернамбуко, был положен конец внутренним междоусобиям. Возникшие непосредственно вслед за окончательным умиротворением страны разногласия с Англией из-за присвоенного этой державой права обыска бразильских кораблей для прекращения торговли невольниками были улажены договором 1850 г. В следующем году Б., в союзе с аргентинским генералом Урквисой, пришлось выступать против аргентинского диктатора Хуана Розаса. Союзники одержали при Монте-Казерос (3 февраля 1854 г.) победу над Розасом. Последствием победы было признание Педро II верховным правителем Уругвая. После почти двенадцати лет мирного периода, посвященного внутренним реформам, Педро II пришлось двинуть войска к Уругваю, где начались враждебные действия под предводительством генерала Венансио Делореса. Едва окончились распри с Делоресом, как для Б. явился новый враг в лице парагвайского диктатора Франсиско Солено Лoпeca, который захватил бразильское судно и вторгся в провинцию Матто Грассо. Бразилия в союзе с Аргентинской республикой и Уругваем вступила с ним (в 1865 г.) в продолжительную и разорительную войну, окончившуюся только со смертью Лoпeca (в 1870 г.). С прекращением военных действий императору опять представилась возможность вернуться к задуманным внутренним реформам, главным образом к вопросу об отмене рабства. За отсутствием императора, находившегося в то время в Европе, 28 сентября 1876 г. был санкционирован принцессой Изабеллой закон, которым все родившиеся в Б. дети рабов объявлялись свободными, облегчалось отпущение рабов на волю и учреждался особый фонд для ежегодного выкупа известного числа рабов. Но это был только первый шаг к эмансипации рабов, а император всеми силами стремился даровать своим подданным полную и неограниченную свободу, чему, однако, ввиду сильного противодействия защитников рабства, не суждено было осуществиться ранее 1888 г. (закон 13 мая). В начале семидесятых годов клерикализм значительно усилился, находя поддержку и сочувствие не только среди народных масс, но и среди членом императорской семьи. Фанатическое духовенство усердно занималось пропагандой своих идей и тормозило разрешение стоящих на очереди важных вопросов о народном образовании, предоставлении эмигрантам-иноверцам права гражданства и др. Больной Педро II проживал все Польше в Европе, а остававшаяся регентшей дочь его, принцесса Изабелла, явно покровительствовала клерикалам. С другой стороны, эмансипации рабов создала массу недовольных. Все это вместе образовало почву для антимонархической агитации, которая велась не только в народе, но и среди войска. Главным вождем республиканцев явился Бенжамен Кон- стан, директор Института слепых, но опасения внушал также и маршал Маноэль-Теодоро да Фонсека, энергичный и способный республиканец, считавший себя вправе занять пост военного министра, на который, однако, не был призван при сформировании министерства Уро-Прето. Удаление некоторых полков, заподозренных в революционных идеях, от столицы, показалось Бенжамену Констану удобным случаем для осуществления своих замыслов. Вместе с маршалом Фонсекой он вечером 14 ноября 1889 г. выработал план восстания, которое решено было начать на следующий день. Правительство знало, какого опасного врага оно имеет в лице да Фонсеки, и утром 15 ноября в здании военного министерства происходило тайное совещание о том, должно ли арестовать маршала. Пока происходило совещание, маршал, во главе части 10-го егерского полка, направился прямо в министерство, где находившиеся внутри здания сейчас перешли на его сторону. Все собравшиеся на совет министры были объявлены пленными, причем морской министр, прибывший несколько позже и оказавший сопротивление, был ранен. Император, находившийся в то время в Петрополисе, близ Рио-де-Жанейро, был извещен о случившемся и поспешно прибыл в столицу. Немедленно было приступлено к образованию нового министерства, но в военном клубе тем временем была уже провозглашена республика, с президентом маршалом да Фонсека. Утром 16 ноября двум офицерам было поручено объявить Педро II о его низложении, а также, что он должен покинуть Бразилию в 24 часа со всем семейством. Вскоре вся императорская семья была привезена во дворец, оцепленный войсками. Мирясь со совершившимся фактом, император, однако, отказывался ехать добровольно. В час ночи на 17 ноября император был отправлен под конвоем к морскому берегу, где стояла канонерка; вся императорская семья была доставлена на остров Илья- Гранде, где высадилась с тем, чтобы оттуда перейти на английский пароход «Alagoas», отправлявшийся в Европу. Предоставленных в его распоряжение 5000600 мильрейсов император не принял. Первыми мероприятиями нового правительства были увеличение состава армий в мирное время с 15 до 20000 человек и признание поселившихся в Бразилия до переворота иностранцев полными гражданами, при предоставлении этих же прав позднее поселившимся через два года. Европейским державам было объявлено, что новое правительство берет на себя внешний государственный долг. 8 янв. 1890 г. последовало отделение церкви от государства и провозглашение свободы совести. 22 июня 1890 г. временное правительство опубликовало проект конституции Соединенных Штатов Бразилии (каждая из прежних провинций будет составлять штат). Новая республика была признана Парагваем 15 декабря 1889 г., Соединенными Штатами Северной Америки – 28 янв. 1890 г., Францией – 18 июня 1890 г., Швейцарией – 26 ноября 1890 года.

Популярные книги в жанре История

Что будет с техникой и человеком в 2000 году?

Некоторым вопрос покажется праздным. Поклонники «здравого смысла» отбросят беспочвенные разговоры о будущем. Стоит ли фантазировать о 2000 годе? На колеснице истории можно незаметно проехать тысячелетия, не смущая мозги и сердца миллионов обитателей нашей планеты.

Но наука, подлинная наука, смело шагает вперед, пытается заглянуть в века, опрокидывает на каждом шагу «здравый смысл» практиков, прокладывает рельсы в будущее. Когда великий Коперник сделал знаменитое открытие, Лютер говорил: «Этот дурак хочет перевернуть все астрономическое искусство; но священное писание говорит нам, что Иисус Навин велел остановиться солнцу, а не земле». Немало найдется Лютеров во всем мире, которые так же отзываются о гениальных открытиях XX века, также убедительно аргументируют против новых открытий теоретической астрономии, физики и химии. Лютеры были и будут всегда, но побеждали в науке и жизни Коперники. Не прошлые и будущие апологеты священного писания, а великие научные завоевания движут человечество вперед.

Книга А. Н. Медушевского – первое системное осмысление коммунистического эксперимента в России с позиций его конституционно-правовых оснований – их возникновения в ходе революции 1917 г. и роспуска Учредительного собрания, стадий развития и упадка с крушением СССР. В центре внимания – логика советской политической системы – взаимосвязь ее правовых оснований, политических институтов, террора, форм массовой мобилизации. Опираясь на архивы всех советских конституционных комиссий, программные документы и анализ идеологических дискуссий, автор раскрывает природу номинального конституционализма, институциональные основы однопартийного режима, механизмы господства и принятия решений советской элитой. Автору удается радикально переосмыслить образ революции к ее столетнему юбилею, раскрыть преемственность российской политической системы дореволюционного, советского и постсоветского периодов и реконструировать эволюцию легитимирующей формулы власти.

Главной причиной гибели Российской Империи в 1917 году было катастрофическое падение престижа высшей власти. Слухи о «темных силах», обступивших трон, сплетни о царской семье, известия об измене при Дворе и тайной подготовке сепаратного мира стали спусковым механизмом Февральской революции. Но не все аспекты политической интриги, в центре которой оказалась трагическая фигура императора Николая, получили надлежащую историческую оценку. Антимонархические установки советской эпохи сделали невозможным их объективное изучение, и репутация последнего русского царя более ста лет оставалась «разменной монетой» в идеологических баталиях.

Новая книга Шамиля Куряева отвечает на ключевые вопросы «марта 17-го». Была ли у «антиромановских» слухов реальная подоплека? Какие политические силы явились в той ситуации подлинными «тёмными силами»? Кто, в условиях Мировой войны, в действительности изменил и Отечеству, и союзникам? Нельзя мириться с живучестью старых мифов, мешающих восстановлению исторической справедливости и выявлению реальных агентов Русской Смуты.

Вся область военных знаний подразделяется на ряд более или менее независимых друг от друга отраслей: стратегия, тактика, администрация, военная техника (артиллерия, фортификация и др.), военная история, военное право и т. п. Настоящая книга посвящена, главным образом, военной администрации и отчасти военному праву (военному законоведению) Красной армии.

Военная администрация изучает армию, как один из существенных элементов войны и военного дела: устройство войск, аппарат их управления, их комплектование, прохождение военной службы, военное хозяйство и мобилизацию, исследуя вопросы организации

Предлагаемая читателю книга есть плодъ трехлѣтней работы. Первые девять очерковъ уже появились въ печати. Они были напечатаны въ книжкахъ 6 — 8 нашего "Военнаго Сборника", издаваемаго въ Бѣлградѣ, а также вышли въ видѣ отдѣльныхъ брошюръ. Быстрая распродажа отдѣльныхъ брошюръ показываетъ, что предпринятый нами трудъ отвѣчаетъ потребностямъ нашей военной среды. Поэтому мы и предприняли это изданiе, въ которомъ къ первымъ девяти очеркамъ добавлены еще четыре новые.

Вследствие покушения на жизнь графа Берга, как известно, произведены были обыски в доме графа Андрея Замойского. При осмотре его кабинета обратила на себя внимание четвертушка прозрачной почтовой бумаги, на первый взгляд как будто только разграфленная синими чернилами. При пособии двух увеличительных стекол синие графы оживились и превратились в строчки мельчайшего почерка. Оказалось, что этот листок содержит в себе проект нынешнего польского восстания, подписанный Лудовиком Мерославским и помеченный 1 марта 1861 года. Достаточно прочесть этот документ, чтоб убедиться еще раз в полнейшей безнравственности этой так называемой "святой справы" и измерить колоссальность обмана, который служит главным или, лучше сказать, единственным орудием этого дела.

Сокращенный перевод главы «Великое Княжество с королями», посвященной истории Беларуси, из книги «Исчезнувшие королевства: история полузабытой Европы» английского историка Айвора Нормана Ричарда Дэвиса, опубликованной в 2011 году.

В годы Второй мировой войны нацисты запустили в оккупированной Европе хорошо отлаженную индустрию грабежа. Технологии отъема художественных ценностей, обкатанные на еврейских художниках и коллекционерах Германии и Австрии, были затем использованы в масштабах континента.

Однако опустошение европейских музеев и галерей, уничтожение памятников культуры не было заурядным грабежом и вандализмом: эти действия имели важнейший идейный и политический подтекст. Ради подтверждения идеи о мировом превосходстве германской культуры узурпировались сами имена художников: так голландец Рембрандт был объявлен величайшим проявлением подлинно германского духа. С другой стороны, «дегенеративное» искусство модернизма было призвано иллюстрировать творческую несостоятельность «низших рас» или вообще подлежало уничтожению.

В книге подробно рассказывается о неоднозначном и до сих пор не законченном процессе реституции, в подробностях описаны несколько судебных дел, в ходе которых наследники владельцев похищенных шедевров пытались отстоять свое право на них.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге швейцарского психолога Жана Пиаже представлено изложение сути теоретической концепции развития интеллекта, являющегося основой, стержнем психического развития, построение которой он осуществил в 30-40-х годах. Он считал принципы этой концепции ключевыми для понимания эволюции мышления в разные исторические эпохи и для различных областей знания; он разработал, исходя из этого положения, особое направление исследований, названное им в дальнейшем генетической эпистемологией.

Николай Степанченко.

Жизнь не может быть полноценной, если в ней нет любви. Эту истину хорошо знает каждый, кто по-настоящему любит. Но путь к ее осознанию бывает сложен и труден. Сандре и Майклу нравилось их привычное существование: интересная работа, развлечения, ни к чему не обязывающие интрижки… Зачем вступать в серьезные отношения, если это не обходится без мучительной тоски и сердечных переживаний? Недооценив свои чувства друг к другу и вместе с тем не в силах расстаться, они договариваются ограничить установившиеся между ними отношения небольшим сроком, а потом…

«По следам сна» – нечто, даже в сложном, многообразном творчестве Германа Гессе, стоящее несколько особняком. Философская ли это проза – или просто философия, облеченная в художественную форму? Собрание ли странноватых притч – или автобиография, немыслимо причудливо выстроенная?

Решайте это сами – как, впрочем, и то, к каким литературным «видам и подвидам» отнести реально произведения, условно называемые «поздней прозой Германа Гессе»…