История Аполлония, царя Тирского

История Аполлония, царя Тирского

Роман неизвестного греческого автора «История Аполлония, царя Тирского» (иначе «Повесть об Аполлонии Тирском»), дошедший до нас в латинском переводе, — одно из немногих сохранившихся произведений античной художественной прозы, ориентированных на массового читателя: с занимательным сюжетом, невероятными приключениями, напряженной интригой.

В приложении представлены сделанные в IX веке константинопольским патриархом Фотием краткие пересказы двух других образцов этого жанра: романов Ямвлиха «Вавилонская повесть» («Вавилоника») и Антония Диогена «Удивительные приключения по ту сторону Фулы», утерянных в Средние Века.

Отрывок из произведения:

Переводчик: Феленковская И.

***

Анонимный роман «История Аполлония, царя Тирского» представляет собою позднейший латинский перевод и переработку (местами в христианском духе) несохранившегося греческого оригинала. Сюжетные противоречия латинского перевода обусловлены, очевидно, тем, что в работе над этим в высшей степени популярным текстом принимали участие несколько различных авторов.

***

1. Жил был некогда в государстве Антиохийском царь Антиох; от него и государство получило свое имя. У этого царя была единственная дочь, девушка необыкновенной красоты; природа создала ее совершенной во всем, кроме того, что сделала смертной. Когда она достигла брачного возраста, а красота и прелесть ее расцвели, многие стали домогаться брака с ней и съезжались, обещая богатые дары. Пока царь размышлял, кому же из женихов отдать предпочтение, он, под влиянием нечестивого вожделения, воспылал к собственной дочери страстью и полюбил ее иначе, чем надлежало отцу. Царь в неистовстве мается, с печалью сражается, любовью побеждается; благочестие его гибнет. Антиох забывает, что он отец девы и хочет стать ее супругом.

Другие книги автора Автор неизвестен -- Европейская старинная литература

Вы держите в руках главную и, пожалуй, единственную книгу по практической магии. «Большой и малый ключи Соломона» – это учебник по магии, в котором царь Соломон дает практические советы своим ученикам, рассказывает об искусстве заклинаний, учит вызывать духов и подчинять их своей воле.

В качестве приложения в книгу помещен перевод «Verus Jesuitarum Libellus», или «Истинной Магической Книги Иезуитов». Книга эта содержит «самые действенные заклинания злых духов всех рангов и всесильное и испытанное заклинание Духа Узиэля; а также Обращение Киприана к Ангелам и его заклинания и способы удаления Духов, охраняющих скрытые сокровища».

«Народные баллады рисуют Робин Гула неутомимым врагом угнетателей норманнов, любимцем поселян, защитником бедняков, человеком, близким всякому, кто нуждался в его помощи. И в благодарность за это поэтическое чувство народа сделало из простого, может быть, разбойника, героя, почти равного святому». (М. Горький).

Баллады опубликованы в переводах известных поэтов Серебряного века.

Старофранцузский стихотворный «Роман о Лисе» возник на рубеже XII—XIII веков. Яркое, остросюжетное произведение стало подлинным шедевром европейской средневековой литературы. В одном жанровом ряду с ним стоят многочисленные произведения о животных, с глубокой древности создававшиеся на Востоке; типологическим параллелям «Романа о Лисе» с «Панчатантрой», «Калилой и Димной» и др. уделяется значительное внимание в предисловии к переводу.

…«Песнь о Нибелунгах» принадлежит к числу наиболее известных эпических произведений человечества. Она находится в кругу таких творений, как поэмы Гомера и «Песнь о Роланде», «Слово о полку Игореве» и «Божественная комедия» Данте — если оставаться в пределе европейских литератур…

В. Г. Адмони

Произведения героической поэзии, представленные в этом томе, относятся к средневековью – раннему (англосаксонский «Беовульф») и классическому (исландские песни «Старшей Эдды» и немецкая «Песнь о нибелунгах»).

Вступительная статья А.Гуревича, перевод В.Тихомирова, А.Корсуна, Ю.Корнеева, примечания О.Смирницкой, М.Стеблин-Каменского и А.Гуревича.

«Цветочки Святого Франциска» (I Fioretti di San Francesco) — средневековый итальянский флорилегий, состоящий из 53 глав, повествующих о различных удивительных, чудесных, поучительных и благочестивых случаях из жизни Святого Франциска Ассизского (1181 — 4 октября 1226) и его первых последователей.

«Песнь о моём Сиде» (Cantar de mio Cid) — памятник испанской литературы, анонимный героический эпос (написан после 1195, но до 1207 года) неизвестным певцом-хугларом). Единственный сохранившийся оригинал поэмы о Сиде — рукопись 1307 года, впервые изданная не раньше XVIII века.

Главным героем эпоса выступает доблестный Сид, борец против мавров и защитник народных интересов. Основная цель его жизни — освобождение родной земли от арабов. Историческим прототипом Сида послужил кастильский военачальник, дворянин, герой Реконкисты Родриго (Руй) Диас де Бивар (1040–1099), прозванный за храбрость Кампеадором («бойцом»; «ратоборцем»). Побеждённые же им арабы прозвали его Сидом (от араб. «сеид» — господин). Вопреки исторической правде Сид изображён рыцарем, имеющим вассалов и не принадлежащим к высшей знати. Образ его идеализирован в народном духе. Он превращён в настоящего народного героя, который терпит обиды от несправедливого короля, вступает в конфликты с родовой знатью. По ложному обвинению Сид был изгнан из Кастилии королём Альфонсом VI. Но тем не менее, находясь в неблагоприятных условиях, он собирает отряд воинов, одерживает ряд побед над маврами, захватывает добычу, часть из которой отправляет в подарок изгнавшему его королю, честно выполняя свой вассальный долг. Тронутый дарами и доблестью Сида, король прощает изгнанника и даже сватает за его дочерей своих приближённых — знатных инфантов де Каррион. Но зятья Сида оказываются коварными и трусливыми, жестокими обидчиками дочерей Сида, вступаясь за честь которых, он требует наказать виновных. В судебном поединке Сид одерживает победу над инфантами. К его дочерям сватаются теперь достойные женихи — инфанты Наварры и Арагона. Звучит хвала Сиду, который не только защитил свою честь, но и породнился с испанскими королями.

«Песнь о моём Сиде» близка к исторической правде в большей степени, чем другие памятники героического эпоса, она даёт правдивую картину Испании и в дни мира, и в дни войны. Её отличает высокий патриотизм.

«Песнь о Роланде» и «Песнь о Сиде» — величайшие поэтические памятники французского и испанского народов. Они знаменуют собой блистательное начало двух во многом родственных литератур, давших так много всей мировой культуре.

Совмещение этих памятников в одном томе — с добавлением некоторых других текстов — не произвольно. И дело не только в лингвистической и культурно-исторической близости французов и испанцев. Дело еще и в том, что к параллелям и аналогиям побуждает прибегать сама общность проблематики французского и испанского эпоса.

Вопрос о происхождении средневековых героических сказаний, о времени их зарождения и путях развития — чрезвычайно сложный и запутанный. За двести лет, отделяющих нас от первой публикации «Песни о Сиде» (1779), и за сто пятьдесят лет — от первой публикации «Песни о Роланде» (1837), накопилось множество противоречивых мнений и трудно согласуемых между собой общих теорий.

Популярные книги в жанре Античная литература

Менандр

Женщины, готовые к смерти

Перевод А. Парина

А

Не сон ли это?

В

Если только спим с тобой.

. . . талантов пять и вместе с тем

. . . наряды.

А

Не проснусь никак.

Б

. . . к свадьбе все готовится.

. . . здоров.

А

Что говоришь?

Б

Здоров.

. . . явился за полночь.

А

И что теперь?

Б

. . . сидит, беседует

Teофpаст

Характеры

(Пер.В.Смирина)

I. ПРИТВОРЩИК

Притворство * в общих чертах можно определить так: это - старание прибедниться в поступках и речах, а притворщик - это такой человек, который, подходя к врагам, хочет скрыть свою ненависть. Он в глаза хвалит тех, на кого нападает тайно, и соболезнует им, когда они проигрывают дело. Он извиняет тех, кто дурно говорит о нем и не сердится на своих обвинителей. С обиженными и негодующими он разговаривает кротко. Тем, кто хочет немедленно встретиться с ним, он велит прийти в следующий раз. Ни в одном деле с ним ни о чем нельзя договориться - он всегда норовит сказать и сделать вид, что сейчас только пришел, что опоздал, что был болен. И тем, кто просит вернуть долг или собирает складчину...* Продавая, он говорит, что не продает, а не продавая, что продает. Услыхав что-нибудь, он не подает вида; заметив, говорит, что даже не смотрел в ту сторону, пообещав, - что не помнит. Об одном деле он, дескать, подумает, о другом знать не знает, третьему удивляется, о четвертом и сам-де когда-то был того же мнения. И он обычно говорит в таком роде: "Не верю, не понимаю, поражаюсь" или: "Ты говоришь, он уже не тот"; "А по его словам все было не так"; "Другим рассказывай"; "Не знаю, тебе ли не верить, его ли подозревать"; "Смотри, только не будь слишком легковерен".

Теренций

Евнух

Перевод с латинского А. В. Артюшкова

ДИДАСКАЛИЯ

Начинается "Евнух" Теренция. Представлен на Мегалесийских играх при курульных эдилах Луции Постумии Альбине и Лунди Корнелии Меруле. Играли Луций Амбивий Турпион и Луций Атилий Пренестинец. Мелодии сочинил Флакк, раб Клавдия, на двух правых флейтах. Комедия греческая, Менандра. Сочинена второй, при консулах Марке Валерии и Гае Фаннии.

ГАЯ СУЛЬПИЦИЯ АПОЛЛИНАРИЯ

Теренций

Отрывки из несохранившихся комедий Римской паллиаты

Перевод М. Гаспарова

Мы знаем: спорят многие, не ведая,

Какое место дать какому комику.

Я помогу, скажу тебе решение,

А кто иначе мыслит - заблуждается.

Цецилию-мимисту - пальму первенства;

За этим Плавту превзойти нетрудно всех;

На третьем месте - Невий лихорадочный;

Четвертое придется взять Лицинию,

А за Лицинием Атилий следует.

[В первой книге своих «Анналов» Энний передаёт рассказ о легендарных основателях Рима – Ромуле и Реме – так, как впоследствии он был передан историком Ливием. Вот один из отрывков: Дева Илия видит вещий сон, в котором ей свыше ниспосылается откровение об её судьбе, сначала горестной, а затем славной, о двух её сыновьях – Ромуле и Реме. Ужасен и загадочен этот пророческий сон. Илия просыпается и взволнованным голосом рассказывает о грозном видении:]

Действующие лица:

Метриха, любовница Мандриса.

Фракиянка, рабыня Метрихи.

Гиллис, старуха сводня.

Действие происходит на острове Косе, в доме Метрихи. В простой, скромно убранной комнате сидит Метриха со своей рабыней-фракиянкой. Обе заняты пряжей. Слышится стук во входную дверь.

Метриха:
Фракиянка, стучатся в дверь, поди глянь-ка,

Менандр

Ненавистный

Перевод А. Парина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Фрасонид, воин.

Гета, раб Фрасонида.

Демея, отец Кратии.

Старуха, служанка Клинии.

Кpатия, молодая девушка.

Кормилица Кратии.

Клиния, юноша.

Повар (без слов).

Действие происходит перед домами Фрасонида

и Клинии.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Фрасонид

О Ночь, - ты водишь дружбу с Афродитою

И ближе всех богов ей; ночью мы твердим

Менандр

Одержимая

Перевод А. Парина

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Парменон, раб.

Лисий, юноша

Клиния, юноша

Девушка

Кратон, старик.

Парменон

Из глаз лавиной слезы. . .

И к ней вопрос: "А где дары мои, скажи!"

Она в ответ: "Подарки все отобраны".

А он: "Ты шлюха! Кто же взял? Того, кто дал

Тебе их, ты откуда знаешь юношу?

Ты что в венке по улицам разбегалась?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Содержание:

1. Canzonet (Перевод: Михаил Кузмин)

2. Дом блудницы (Перевод: Федор Сологуб)

3. Fantaisies Dacoratives (Перевод: Михаил Кузмин)

4. Художник (Перевод: Федор Сологуб)

5. Мильтону (Перевод: Николай Гумилев)

6. Могила Шелли (Перевод: Николай Гумилев)

7. Phedre (Перевод: Николай Гумилев)

8. Поклонник (Перевод: Федор Сологуб)

9. Requiescat (Перевод: Михаил Кузмин)

10. Серенада (Перевод: Михаил Кузмин)

11. Theoretikos (Перевод: Николай Гумилев)

12. Учитель (Перевод: Федор Сологуб)

13. Учитель мудрости (Перевод: Федор Сологуб)

ОглавлениеИнтервью

Валерий Тельнов (ИЯФ СО РАН) о бозоне Хиггса Автор: Алла Аршинова

Терралаб

Новое поколение нетбуков Acer и Packard Bell Автор: Ника Парамонова

Колумнисты

Василий Щепетнёв: Освобождение Автор: Василий Щепетнев

Дмитрий Вибе: А вы уже закупили спички и соль? Автор: Дмитрий Вибе

Кафедра Ваннаха: Сланцевая передышка Автор: Михаил Ваннах

Дмитрий Шабанов: Вперёд, к эпигенетическому будущему! Автор: Дмитрий Шабанов

Голубятня-Онлайн

Голубятня: Хоть бы что-нибудь еще… всё не так, как надо! Автор: Сергей Голубицкий

Голубятня: Касталийский мираж истории Автор: Сергей Голубицкий

Пот струился по телу Брайна и стекал в набедренную повязку — другой одежды на нем не было. Легкая фехтовальная рапира будто налилась свинцом и оттягивала руку. Болели мышцы — сказывались перегрузки последнего месяца.

Впрочем, все это не имело значения. Порез на груди, из которого сочилась кровь, боль в глазах, даже огромный амфитеатр с тысячами зрителей — все было сейчас несущественно. От всей необъятной вселенной осталось лишь сверкающее стальное острие — тонкая полоска металла, рвущаяся к его груди и отводящая его оружие. Он чувствовал хищное дрожание этого острия, заранее догадывался, когда и куда оно двинется, и всякий раз парировал удар.

Он неторопливо вошел в комнату и молча опустился в предложенное кресло; недоуменное выражение, казалось, застыло на его лице. Здоровенный малый, доставивший его с самой Аляски, вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Он остался один на один с человеком, который, восседая за столом, бесцеремонно рассматривал его. «Уильям Вулф» — было написано на небольшой табличке, но фамилия не соответствовала внешности хозяина кабинета — он больше походил на порядочных размеров лося, нежели на волка.