Истории про кошек

Наталья ДМИТРИЕВА

Существа иного мира

Не знаю, почему до сих пор в Книге рекордов Гиннесса нет данных о том, сколько времени хозяева кошек могут, не останавливаясь, рассказывать о чудесах, связанных с их пушистыми друзьями. День, два, месяц... Впрочем, можно ли назвать людей, которых кошки выбрали себе в сотоварищи хозяевами? Здесь совершенно другой уровень взаимных отношений... И вот, когда начинаешь постепенно узнавать, с кем оказался рядом, кто это мурлычет у тебя под ухом или трется теплым боком о больную ногу, кто встречает у двери, но делает вид, что случайно там оказался, кто тычется лбом в ладонь и требует гладить, гладить упруго гнущуюся спину, когда тебе плохо и никого нет рядом, а ты выполняешь через силу это требование напористого кота... И вдруг чувствуешь, что полегчало, по крайней мере нет уже состояния безысходного одиночества,- вот тогда вместе с новыми, бог весть откуда взявшимися силами, возникает радость и удивление перед ласковым, неприхотливым пушистым чудом. На одном из папирусов древнего Египта исследователи недавно прочитали о кошке: "Когда ты думаешь,- она слышит тебя, даже если ты не произносишь ни слова. Взглядом Бога она читает в тебе твои мысли". Она-то читает, а как нам прочесть ее мысли и удастся ли нам когда-нибудь найти хоть какое-то объяснение уникальным способностям простой домашней кошки, постигнуть ее природу? Француз Жан Прийор в своей книге "Душа животных" рассказал об удивительных приключениях кошки по имени Амадо. Ее хозяйка была одинока, жила на ферме и в определенном возрасте решила, что пора ей умирать. Она попросила подругу, которая жила в 25 км от нее, приютить любимую кошку. Через две недели старая фермерша услышала знакомое мяуканье под дверью: Амадо вернулась страшно похудевшая, с лапами, изодранными до крови. Самое удивительное в этой истории то, что кошка была абсолютно слепа, а ферму ее старой хозяйки и новое жилище кошки разделяли не только 25 км, но и полноводная река Рона, и ближе, чем за 100 км, моста не было. Вот еще одна нашумевшая история - с американским котом Шугар. Вместе с ним семья перебралась из штата Калифорния на новое место жительства - в штат Оклахома. По дороге кот исчез. Через 14 месяцев семья сидит на кухне, завтракает, и вдруг в форточку прыгает кот, кидается к хозяйке на колени! В этом доме кот никогда раньше не был, но он нашел его, пройдя не менее 2500 км! К слову сказать, наши коты проходят и большие расстояния хотя бы потому, что страна наша огромная. Но дело не только в километрах. Какое-то удивительное крепкое чувство влечет котов через неведомые им раньше пространства, а ведь они, наши домашние капризные киски, совсем не расположены к путешествиям. И, казалось бы, не так уж и привязаны к нам все эти мурки и васьки, однако какой пример дружелюбия, человеколюбия дают они нам. Помню, в редакцию пришел старый писатель и рассказал, что у них в доме несчастье: сняли дачу в Перловке, под Москвой, взяли с собой любимого кота. Хозяева дома заподозрили его в том, что он крадет и душит цыплят. Тайком увезли его далеко в лес, в мешке, да там и бросили. Потом признались. Семья с дачи этой съехала. Кота искали, но не нашли. Прошло два года. Однажды в доме творчества "Переделкино" жена писателя гуляла после обеда, и вдруг ей под ноги бросился облезлый, худой, грязный кот. До того страшный, ободранный, больной, что совсем не был похож на того прежнего, обожаемого. Но что-то заставило женщину не только взять этого ободранца на руки, но и немедленно поехать с ним в Москву. Она внесла его в дом, открыла дверь. С того времени в квартире сделан ремонт, мебель переставили, но кот подбежал к своему любимому креслу, впрыгнул на него и громко замурлыкал. Кота отмыли, залечили раны, откормили. Это действительно был ОН! Никогда этот кот не был в Переделкине раньше. Какие сверхсилы, какие сверхчувства привели его туда, к любимой хозяйке? Как мало мы способны постичь, какие мы беспомощные по сравнению с ними. Достойны ли мы их любви и преданности?

Другие книги автора Екатерина Лисицына

Изготовление поделок из природных материалов – отличный повод провести время всей семьей. Для этого увлекательного занятия вам потребуется совсем немного – прогулка в лес или парк, чуть-чуть фантазии и время. О том, как воплотить задумки в жизнь, вам расскажет эта книга. Здесь вы найдете всю необходимую информацию о видах природных материалов, о том, как с ними работать, и множество идей по осуществлению поделок, которые, возможно, вдохновят вас и ваших детей на изготовление своих собственных игрушек.

Эта книга адресована всем женщинам, которые настроены всегда выглядеть молодо и привлекательно. Конечно, придется серьезно поработать над собой, но для начала предлагаем вам вооружиться девизом великой Коко Шанель: «В 20 лет ваше лицо дает вам природа, в 30 его лепит жизнь, но в 50 вы должны заслужить его сами».

Родиться красивой – получить подарок от судьбы, сделать себя красивой – взять свою судьбу в собственные руки. Учиться быть красивой никогда не поздно, но лучше начинать заботиться о себе как можно раньше. Читайте, дерзайте и будьте красивы – душой и телом, в любом возрасте.

Популярные книги в жанре Природа и животные

Дмитрий Дурасов

ШКИПЕРСКАЯ РЫБАЛКА

Зимняя Волга похожа на уснувшее под паром поле. По берегам лес чернеет, а на песочке торосится ледяной припой, как корчеванные пни на меже. "Жизнь прожить - не поле перейти!" И жизнь прожить трудно, и поле перейти нелегко. Из конца в конец, вдоль и поперек, ходит по своему полю-Волге шкипер Петр Останин.

Шкипер - это капитан несамоходной баржи. И барж таких уж - широких, срубленных из черного, пропитанного смолою дерева, тупоносых и приземистых, с двумя долгими, сшитыми из дубовых досок рублями-болерами, с крошечной каюткой и лодкой у борта - не увидишь теперь на Волге. И шкиперы задедо-вали, поседели и доживают свой век кто где. Дядя Петя Останин со своею женой, тетей Зиной, живут у берега Волги. На холме, как белая церковка, стоит, выделяясь своей белизной, их крошечная мазанка. Чуть ниже чернеют в ряд столетние русские избы и смотрят седыми наличниками на нарядную мазанку, как мужики на хмельного, красочного казака донца-гуляку. И действительно, какой-то иной жизнью веет от этой теплой, нагретой даже зимним солнцем мазанки. И кажется, будто над ней синее небо, а перед ее порогом не заснеженная, стылая Волга, а ленивый мутноводый Дон, по берегам степи, степи без конца, с горькой полынь-травою и желтое, как нарез дыни, солнце...

Игорь КЕЦЕЛЬМАН

Зоопарк

ИЗ ЗАПИСОК ПЕРЕВОЗЧИКА ЖИВОТНЫХ

В этом произведении представлен обобщенный образ зоопарка.

Автор просит читателей не искать сходства в описываемых событиях

с реальными фактами или же с каким-то конкретным зоопарком.

Поездка

-Медведь в аэропорту,- сказал директор зоопарка.- Мне позвонили, а я забыл. Ты поезжай, забери. Такое вот указание под конец рабочего дня. "Лучше бы ты не вспоминал!" подумал я. Да делать нечего, придется ехать. В рот щепотку чая - зажевать, сумку через плечо. Поехал. Идти нужно было через весь зоопарк. А зоопарк - это клетки, вольеры с животными. Между ними дорожки, по которым ходят посетители и смотрят на животных. То и дело останавливаются то у одной, то у другой клетки. Я шел по дорожкам мимо диких кошек, овцебыков, антилоп, фламинго, очковых медведей. Я столько раз видел их, что и головы поворачивать не хотелось. Настроение было паршивое. Уже собрался домой, а тут ехать. И еще - посетители навстречу. Они, словно вязкая масса, сквозь которую с трудом пробиваешься. Орущие, бегающие дети. Мамы с колясками, которые они все время теряют. Засмотрится на какое-нибудь животное, а коляску укатят... Очередь на пони, очередь за мороженым. Толчея, галдеж. Взрывы хохота у клеток с обезьянами. Столпились и смотрят. Посетители! Как же они надоели! Лето. Зимой будет полегче. Зимой зоопарк безлюден. Я хожу один по заснеженной территории. Пусто вокруг. Хорошо. А если залезть на крышу дирекции (зимой мы тянули туда телефонные провода), то вдали можно увидеть настоящий храм с белыми колоннами в ярких лучах солнца. Храм словно парит в воздухе, он приподнят над землей. - Что это? - спросил я своего напарника. - Ресторан "Шанхай",- ответил он. Наконец я вырвался из толпы посетителей, миновал туалеты и оказался на зоопарковской помойке. Бок о бок несколько баков из ржавого железа. Из них торчало гнилое сено и несло чем-то кислым. Рядом с баками, расстегнув ширинки, приткнулись двое посетителей. Туалет на ремонте. Я поспешно прошел мимо. Хорошо хоть не женщины, было и такое. За помойкой - гараж. Там меня ждал желтенький обшарпанный автобус. Радость-то какая! Целый автобус дают! Не придется, как в прошлый раз, когда я журавля на метро вез. Пассажиры тогда все спрашивали: "Кто у вас там в коробке шевелится?.. Журавль? Не тесно ему?" "Привезу, выпустим". Выпускать оказалось некому. Поздний вечер, и в зоопарке никого. Только в комендатуре - зеленом деревянном домике - дежурный с милиционерами. Белели халаты двух медсестер из соседнего вендиспансера. Пункт ночной профилактики. Дежурный в защитном камуфляже стоял посреди улицы и останавливал проезжавшие такси: водка есть? Неохота ему было тащиться к метро, где киоски. - Чего там у тебя? - спросил милиционер. - Журавль. - Подожди, сейчас дежурный подойдет. - А где молодой человек ночевать будет? - заинтересовалась одна из медсестер. Она говорила медленно, пьяно растягивая слова. - Домой поеду. - Ну-у, ночью ехать. Давай мы поближе тебе что-нибудь найдем. Но тут появился дежурный с водкой и ее внимание переключилось. - Врачей уже нет. Сам занесешь в карантин? Или здесь оставишь? - Занесу. Я шел по темным дорожкам зоопарка. Фонари не горели - их не было. Ночные прогулки в зоопарке не предусмотрены. Коробку я держал в руке и чувствовал, как внутри переступает журавль. Совсем рядом в темноте были вольеры, клетки. Там животные. Но их и не слышно. Только где-то над головой шумели листвой деревья. Вот и ветеринарный пункт, он же карантин,- над входом горит красная лампочка. Я с трудом, путаясь в ключах, открыл дверь, в темноте нашел круглые на ощупь выключатели и повернул все разом. Зажегся яркий свет. Большой зал с серым плиточным полом и белыми кафельными стенами был заполнен клетками с животными: попугаи, мартышки, белки. Свободных клеток не видно. Я опустил коробку на пол. Пусть постоит. Утром выпустят. На всякий случай прикинул в уме: так, завтра не суббота и не воскресенье. Рабочий день. Дольше ночи не простоит. "Чао, бамбино!" - И погасил свет. Запирая дверь, я слышал, как журавль возится в тесной коробке, толкается о стенки. В темноте возвращался обратно. Впереди, как маяк, светилось окно комендатуры... Это тогда было, с журавлем. А сейчас, за медведем, меня отвезут и привезут. Из желтого автобуса навстречу идет водитель, улыбается: - Что, в аэропорт? - Приветливо тянет руку. И качается. Ничего. Не в первый раз. Медведь был медвежонок. Камчатский. Сидел в картонной коробке, перевязанной шпагатом, и жалобно выл. Еще бы, постой несколько часов на солнцепеке... Рядом никого. Летчикам, через которых его передали, как с проводниками на поездах передают вещи, надоело ждать, и они уехали, оставив медвежонка на асфальтовом бордюрчике возле здания аэропорта. Верх коробки был мокрый, темный от воды. Попоить решили, сердобольные! Размокшие половинки картона разошлись, когда мы подняли коробку, и из нее показалась голова, поросшая бурой шерстью. Я в одиночку пытался удержать животное (водитель, увидев, как обстоят дела, быстренько перебрался к себе, за плексигласовую перегородку), придавливал размокший картон, поправлял сползший шпагат, но все было напрасно. Медвежонок вылез из коробки, когда автобус уже ехал. Вылез и бросился к задней дверце. Она была неплотно прикрыта, вместо замка примотана проволокой. Оставалась широкая щель, и сквозь нее был виден лес. Медвежонок прижался к щели и завыл. Я сидел на подпрыгивающем сиденье и оценивающе смотрел на животное. Уже не маленький медвежонок. Подросток. Вообще-то мне следовало бы сойти. Пусть водитель сам добирается. Но тогда жди рейсового автобуса, битком набитого, и целый час трясись в нем до метро. Неохота. А-а!.. Пронесет. Сначала я еще посматривал на медвежонка, сидевшего у двери и временами начинавшего тихо, жалобно выть. Словно ребенок хнычет. Жалобные интонации окончательно меня успокоили: куда ему, слишком напуган. И я спокойно повернулся к окну: там, за стеклом, по-прежнему был лес, до города оставалось далеко. Одинокие деревья на обочине - словно из леса выбежали и вдруг остановились, замерли от неожиданности, увидев машины. И провожают их удивленными взглядами. Постоят вот так немного и дальше побегут. А там, где лес редел, было видно красное закатное небо. Небо в густом румянце. "Красиво как!" - однажды вырвалось у водителя, молодого парнишки, с которым я возвращался из очередного аэропорта. "Что?" - оторвался я от своих мыслей. "Небо какое красивое,- повторил парень, качнув головой в сторону,вон же!" "Да, красивое",- согласился я. И подумал: "Надо же, закат еще видит. Небо красивое! Еще не разучился замечать. Ничего, подожди". Как же его звали, этого парнишку? Не вспомнить. Сколько их поменялось, водителей. Один я все езжу и езжу. Автобус быстро мчался, подпрыгивая на неровной дороге. Держась рукой за сиденье, я смотрел в окно на лес и закатное небо, мелькавшее в просветах деревьев. Сзади завозился медвежонок. Я быстро обернулся. Все спокойно, он там же, у задней двери. Просто повернулся с боку на бок. Ничего, медвежонок, сейчас приедем на ветпункт, выйдет человек с мешком и засунет тебя в него. (Так легче перенести в клетку, чтобы когти в ход не пустил.) Мешок через плечо и пошел. Так маленьких детей пугали: "Украдут тебя, посадят в мешок и унесут. И никогда больше мамы и папы не увидишь!" Все правильно, ведь медвежонка украли у мамы-медведицы - убили ее, а ребенка забрали. (Убили чтобы не искала.) Украли его, как же без мешка обойтись! Когда мы приехали в зоопарк, там уже никого не было. Ветврачей никто не предупредил. Я посмотрел на медвежонка: что ж, мешок откладывается до завтра. Наклонился к водителю: - Загоняй машину в гараж, никуда он из автобуса не денется. В гараже было темно и пахло бензином. Медвежонок беспокойно завозился в автобусе, когда остался внутри совсем один. Ничего, до утра продержится. Я помог водителю задвинуть тяжелую дверь гаража. Повесили замок и ушли, провожаемые отчаянным воем запертого медвежонка.

Я.Киселев

ВЕК ЛОВИ - ВЕК УЧИСЬ

Ошибка отшельника

Года три назад кто-то из нашей компании прозвал его Отшельником. Кличка пристала. Так его стали называть многие из тех, кто ездит на Каменку.

Почему Отшельник? На льду он ни с кем не общается и даже о клеве никогда не спрашивает. Наверно, потому-то к нему никто не подходит. Даже для того, чтобы посмотреть его отличные удочки с катушками, заграничный ледоруб и чемодан со складывающимися полозьями.

Я.Красносельский

КАКАЯ РУБАШКА ЛУЧШЕ

С Алешей я познакомился в деревне, где он после шестого класса отдыхал вместе с родителями. Встречались мы по утрам и вместе шагали до моста. Затем он сворачивал налево - к омуту, где можно ловить поплавочной удочкой. А я отправлялся направо - там, среди водных джунглей, разбойничали щуки: для них у меня имелся спиннинг.

Возвращались же мы в разное время и лишь однажды - вместе. Алеша, обычно разговорчивый и веселый, на этот раз шел молча.

Анатолий Онегов

РЫБАЦКИЕ МОТИВЫ

Где ты, речка?

Мне не хочется резко делить людей на рыболовов и нерыболовов кажется, что и те, и другие где-то вначале были очень похожи друг на друга. Я знаю одного хорошего человека. Он не рыболов, но в самом начале у него была своя речка...

...Речка была быстрая и разговорчивая. Она любила смеяться и озорничать, прыгая через камни и обдавая брызгами тоненькие деревца, спустившиеся к самой воде. Под этими деревцами за большим лобастым камнем жила зеленая и неторопливая щука. Сюда, к большому лобастому камню, часто приходил маленький мальчик. Он осторожно забирался на камень и подолгу сидел не шевелясь, рассматривая в воде большую рыбину...

Фермер лишился урожая, не находит работы, а ему надо кормить жену и троих малышей… Но «было бы желание, а способ найдется» — и герой рассказа обдумал особый способ раздобыть денег.

Натуралисты до сих пор еще не решили вопроса, является ли американский черный ягуар разновидностью «фелис онка» или особым видом. Самые серьезные ученые придерживаются первого взгляда. По моим же личным наблюдениям, между животными из семейства кошек и ягуаром нет существенной разницы как в величине и строении туловища, так и в привычках. Их можно различать только по цвету. Каждый знает окраску ягуара – глянцевато-желтый фон, постепенно становящийся бледнее, и почти белый на животе и шее, весь в агатово-черных пятнах, которые, если рассмотреть их поближе, оказываются неправильной формы кольцами, каждое с черным мазком посередине, делающим эти отметины похожими на розетки.

В очерке Н. Маркеловой рассказывается о морских животных, не обладающих огромными пастями с острыми зубами, совсем безобидных внешне, но представляющих для жизни человека опасность не меньшую, чем прожорливые акулы, мурены или барракуды.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Дмитрук

Аурентина

Цикл "Летящая" #1

Коралловый песок, блестящий, белый и тонкий, как алмазный порошок, песок, уходящий с края необозримых пляжей в изжелта-голубую, почти невидимую глубину воды; слоистые обрывы, прикрытые фестонами разноцветных мхов; буйный, пронизанный солнцем лес в ущельях, ледяные родники, играющие прозрачной галькой, - такой встречала гостей Аурентина.

Когда легкий алый "Эльф", спасательный катер П-7655, коснулся воды и встал на три опорные подошвы, на дне, подобном застывшему сахарному сиропу, заметались голубые многоножки, испуганно взвихряя пышную дыхательную бахрому. И каждый капилляр этой бахромы был отчетливо виден на глубине в десять человеческих ростов.

Андрей Дмитрук

Бегство Ромула

Цикл "Летящая" #7

...Любовь, что движет солнце и светила...

Данте Алигьери

Трехцветная кошка охотилась. Почти ползла в гуще трав, длиннолапая, тощая, мускулистая, сплошной каучук. От холеных пращуров осталась у кошки только неудобная для охоты, некогда престижная окраска.

На расстоянии прыжка хищница сжалась, готовая схватить ближайшую птицу, но белые ширококрылые птицы, давно косившиеся в сторону шороха, вдруг тяжело вспорхнули, паническим кудахтаньем воскрешая образ нелетающих домашних предков.

Андрей Дмитрук

Чудо

Гравиход опустился, подмяв одуванчики. Вся семья отставила недопитые стаканы и смотрела, как приближается незнакомый мужчина.

Он шел по колено в траве меж двумя рядами яблонь - старый и крепкий, одетый в черную кожу. Углы его рта были навсегда опущены, улыбка только приподнимала губы над передними зубами; седой "ежик" подползал к самым бровям и шевелился вместе с ними.

Мужчина остановился перед чайным столом.

Андрей Дмитрук

День рождения амазонки

Цикл "Летящая" #6

Виола первой освободилась от жестких объятий леса. До края осыпи был всего десяток шагов. Виола стремительно преодолела их и остановилась у края настолько неожиданно, что Хельга чуть не налетела сзади. Ни один человек не сумел бы приноровиться к движениям Виолы. Только что скользила пантерой, вроде бы не замечая густого колючего самшита, и вдруг - будто остановили видеопленку... Хельга взмахнула руками, чтобы удержаться. Куда там! Надо было успевать вслед.