Испытание

Лукьяненко Сергей

ИСПЫТАHИЕ

(фантастический рассказ)

Солнце. Много солнца... Жена и дочь сидят на пледе и пьют лимонад. Солнце палит нещадно. Морисон выходит из воды и идет к ним... Звонок. Морисон оборачивается... Опять звонок. Он открывает глаза. Вокруг темнота, в окно осторожно стучится дождь. Теперь он вспомнил, что Алисия с дочерью у ее родителей в Принстоне. Звонок терпеливо и неотступно повторяется. Морисон снимает трубку.

Другие книги автора Сергей (2) Лукьяненко

Сеpгей Лукьяненко (Hевасильевич)

Рискну опубликовать свой, в каком-то смысле пеpвый pассказ. Пеpвый потому, что подошел к его написанию довольно сеpьезно, хотя пpизнаю, что получилось довольно комкано, но лучше на данный момент у меня не получилось. Писался pассказ с большими пеpеpывами, поэтому, мне кажется, что даже окончательная pедакция не смогла скpыть те вpеменные pазpывы, котоpые чувствуются в тексте. Очень бы хотелось, чтобы его пpочитали некотоpые люди. Кто? Hу они сами должны знать. ;) ЗЗЫ 2Mod: Вpяд-ли это пpедисловие стоило постить сюда, но очень захотелось. ;)

Сергей Лукьяненко

ДИАЛОГ С ДЬЯВОЛОМ

(авторский remix рассказа)

Приятный полумрак маленького ресторанчика дарил состояние безмерного покоя, а тихая приятная музыка, льющаяся со сцены, лишь усиливало это ощущение безмятежности. Я смотрел на Иришку, сидящую напротив меня за маленьким столиком. Черное бархатное платье придавало ей какую-то демоническую красоту и неведомым образом усиливало блеск этих карих глаз, в которых я утонул когда-то очень давно. До чего же она красива.

Сеpгей Лyкьяненко (Hевасильевич)

ПОСЛЕДHИЙ ТРАМВАЙ

- Hy все, Дим, - Ленка несильно оттолкнyла меня. - ты же домой не доедешь. Вpемени yже много.

Она yлыбнyлась.

- Завтpа еще yвидимся.

- Да не волнyйся, чеpез минyтy, честно, yхожy. - я вновь обхватил её за талию и потянyл к себе.

Ленка чyть выгнyлась назад, пытаясь yклониться от моего поцелyя, но я то знаю, что она лишь подыгpывает.

- Дим, дим... пpекpати. Мы yже пятнадцать минyт пpощаемся. Так и скажи, что yходить не хочешь.

Сеpгей Лyкьяненко (Hевасильевич)

АРОТКУДHОК ОТСЕМ

Сентябpь был в самом pазгаpе. Hа деpевьях ослепительно полыхала в лyчах yтpеннего солнца золотисто-желтая и кpасноватая листва, а под ногами шypшали остывшие пожyхлые листья.

Hенавижy осень.

Так гpyстно, когда yмиpает...

Гоpодок наш не маленький, но и не большой, - так, вполне обычная пpовинция. Театp, десяток школ, паpа библиотек и несколько центpальных yлиц, yтопающих летом в пышной зелени.

Сергей Лукьяненко (Hевасильевич)

ОСТАHОВКА ВО ВРЕМЕHИ

(фантастический рассказ)

Катрин сидела на коленках на стуле перед окном и, подперев ладонями щеки, смотрела в ночной сумрак. В стекло стучали крупные капли дождя и в такт им подпевали, разбиваясь о подоконник, слезы девушки. Она была красива, даже с этими следами на лице, одной ей известного горя. Ее губы неслышно нашептывали одно и то же слово, словно оно имело какой-то тайный магический смысл. Молния неслышно рассекла небо на кусочки и сразу же погасла. Следом за ней пробежал гром, но эти мгновения растянулись для Катрин в вечность. Она снова вспомнила его, целующего ту девушку... Hет, конечно, она для него никто, но все равно было обидно и больно. И вот она под тихие всхлипы сидела и жалела себя, и в этом было даже что-то смутно-приятное.

Сергей Лукьяненко

ЛОВУШКА

(фантастический рассказ)

Всем фанатам Master of Orion 2 посвящается.

14-й флот огромной эллерианской Конфедерации уже второй год находился на орбите звездной системы Маркус. Флот ждал подкрепление в виде двух из трех главных флагманов, громадных красавцев, кораблей класса "Титан". Без этих двух крейсеров коммандование флота не решалось на штурм прекрасно укрепленной колонии людей, являющейся одной из лучших в этом секторе галактики. Эллерианцы были внешне очень похожи на землян, главное отличие состояло во врожденных телепатических срособностях, а также в том, что у них существовал сильный матриархат. Люди, обманутые этим, относились с пренебрежением к этой, весьма воинственной расе. В добавок эллерианок безумно злила та наглость, с которой люди, еще молодая раса, вторгались в устои Галактического содружества. Во владении землян было всего несколько колоний, которые по своим возможностям были равны четырем-пяти эллерианским. Ко всему прочему они заручились поддержкой булратов, этих тупоумных медведей, что придало им некоторый дополнительный вес. Эллерианцы давно бы захватили людей, даже не взирая на их союзников, если бы не их оборонные средства, да четыре огромных корабля, размером с маленькую планету и по возможностям сравниваемый с большой флотилией. Еще одно неудобство заключалась в том, что их колонии находились в достаточной близости друг от друга, что позволяло им выдерживать осаду до прибытия подкрепления. Корабли землян были самыми медленными, поэтому ускользнуть от них не составляло труда, видимо это и явилось стимулом для создания таких крепостей, которые вселяли ужас в любого, кто сталкивался с ними. Хотя люди всегда страдали гигантоманией как следствием их неуемных амбиций. Такая чехарда может и продолжалась бы достаточно долго, но удобный случай предоставился как всегда неожиданно.

Популярные книги в жанре Современная проза

Мирча Кэртэреску (р. 1956 г.) — настоящая звезда современной европейской литературы. Многотомная сага «Ослепительный» (Orbitor, 1996–2007) принесла ему репутацию «румынского Маркеса», а его стиль многие критики стали называть «балканским барокко». Однако по-настоящему широкий читательский успех пришел к Кэртэреску вместе с выходом сборника его любовной прозы «За что мы любим женщин» — только в Румынии книга разошлась рекордным для страны тиражом в 150 000 экземпляров. Необыкновенное сочетание утонченного эротизма, по-набоковски изысканного чувства формы и яркого национального колорита сделали Кэртэреску самым читаемым румынским писателем последнего десятилетия.

Юлиус Герц, семидесяти трех лет, живет замкнуто и одиноко в маленькой лондонской квартире, заполняя дневные часы чтением газет и прогулками по городу. Всю жизнь он старался думать прежде всего о других, а теперь, оставшись один, чувствует, что стал «изгнанником из реальной жизни». Может, любовь поможет ему начать все сначала? Но с красавицей Фанни они не виделись тридцать лет…

Анита Брукнер (р. 1928) известна нашему читателю по роману «Отель „У озера“», который получил Букеровскую премию в 1984 году и стал бестселлером в Англии, а затем и в России. Роман «Очередное важное дело» был номинирован на премию Букера в 2002 году.

1. ПОРФИРЬЕВ

После окончания классов ученики окружили Порфирьева, чтобы отвести, вернее сказать, насильно затащить его, столь выказывающего нежелание и муку, и страдание болезни, в старый запущенный сад, расположенный на холмах, и там накормить горькой жирной травой. Ученики будут разжимать зубы Порфирьева специально припасенной для того палкой и заталкивать в маленькую пещеру, нору, сочащиеся ядом листья и стебли.

«Смотрите, у него между зубами можно вставлять спички, запаливать их и играть таким образом в «крепость» или в «соблюдение укрытия»!» — будут с изумлением кричать они.

Остров, где изменяется сознание.

Здесь стоит таинственный особняк, куда можно добраться только по воде или по воздуху…

Здесь обитают странные люди, самая нормальная из которых — женщина, скормившая крабам свое обручальное кольцо вместе с пальцем.

Здесь не существует ни мифа, ни реальности, а бред, ложь и истина переплелись настолько плотно, что разделить их невозможно.

Здесь юноша, заблудившийся в лабиринте собственных фантазий, и его друг и летописец обнаруживают пещерный ход в клинику, которой не существует, — и готовы идти по нему до конца.

Действие романа «Другое море» начинается в Триесте, где Клаудио Магрис живет с детства (он родился в 1939 году), и где, как в портовом городе, издавна пересекались разные народы и культуры, европейские и мировые пути. Отсюда 28 ноября 1909 года отправляется в свое долгое путешествие герой - Энрико Мреуле. Мы не знаем до конца, почему уезжает из Европы Энрико, и к чему стремится. Внешний мотив - нежелание служить в ненавистной ему армии, вообще жить в атмосфере милитаризованной, иерархичной Габсбургской империи. Приехав в Южную Америку, Энрико занимается выпасом скота, скитается по Патагонии, проживает одну - довольно дикую - жизнь там, возвращается в Европу, преподает латынь, женится и проживает еще одну жизнь - вполне культурную, но столь же внешнюю. В романе широко представлена весьма своеобразная культура Австро-Венгерской империи, закончившаяся вместе с Первой мировой войной, а также интересные латиноамериканские наблюдения героя. Но главное для Энрико Мреуле, европейского интеллектуала, укорененного в традиции своей культуры, но все время апеллирующего к культурам другим, столько же ему близким, происходит в области духа. И мысль его парит главным образом в области философии, истории и религии.

Это пальто, или, как выразился обрадованный неожиданным подарком Павел Петрович, «пальтецо» я нашел за насыпью. Кто-то выбросил.

Сперва я подумал, что это труп, лежащий ничком, носом в землю. Руки раскинуты в сторону, одна подвернулась немного, плечи сгорблены… «А ноги, мол, оттяпали и отдельно где-нибудь, в мусорный бак… В багажник-то с ногами трудно упаковать…» — таков был ход первой моей мысли, основанной на обстоятельствах нашего теперешнего бытия. Я хотел сразу уйти, не подходя близко. А потом все-таки любопытство верх взяло. Огляделся я — никого поблизости. Подошел, палкой сперва в горб-то потыкал — мягко, пусто… Помнится, усмехнулся про себя — мол, даже если это и труп, то не человечий. Труп пальто, так сказать… Но ладно, шутки в сторону.

Увлекательное, поэтичное повествование о кругосветном путешествии, совершенном молодой художницей на борту грузового судна. Этот роман — первое крупное произведение немецкой писательницы Фелицитас Хоппе (р. 1960), переведенное на русский язык.

«Ночной маршрут».

Книга, которую немецкая критика восхищенно назвала «развлекательной прозой для эстетов и интеллектуалов».

Сборник изящных, озорных рассказов-«ужастиков», в которых классическая схема «ночных кошмаров, обращающихся в явь» сплошь и рядом доводится до логического абсурда, выворачивается наизнанку и приправляется изрядной долей чисто польской иронии…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Лукьяненко

Ахауля Ляляпта

- Чего-чего? - спросил Павел подозрительно.

- Ахауля ляляпта! - повторил Андрей, демонстрируя клиенту что-то маленькое, волосатое, черное, сморщенное - похожее на высушенную обезьянью лапку. - Сувенир. Купил у старого индейца.

- Убери ты эту гадость от стола! - рявкнул Павел. - Она же обезьянья...

- Да кто этих индейцев поймет, - пряча лапку в карман, заявил Андрей. Может, человеческая?

Сергей Лукьяненко

ЧУЖИЕ И Я

Для тех, кто предпочитает оставаться в танке...

Я - не ксенофоб. :) Среди моих друзей даже есть отдельные Чужие. :)

Манифест, вызвавший весь долгий флейм, является литературным произведением, в котором доведена до абсурда одна из основных тем фантастики. Общаться на эту тему далее не считаю нужным. Врагов интересует не это, друзья все понимают сами, сторонние зрители могут составить свое, личное мнение.

Самое трудное для писателя-фантаста – делать рассказ для “широкой аудитории”. В каждом виде литературе существует свой набор аксиом. Читатель детектива знает, что сыщик не окажется убийцей (исключения возможны, когда они гениальны), читатель женского романа может быть уверен, что дело идет к свадьбе, читатель романа “ужасов” догадывается, чем закончится визит героев на кладбище в безлунную ночь.

Так и в фантастике. Есть слова-символы: “бластер”, “машина времени”, “гиперпространство”, “Чужой”. И не нужно длинных объяснений. Писатель говорит с читателем на понятном обоим языке.

А что делать, если читатель этого языка не знает? Если рассказ написан для толстого глянцевого журнала, чья аудитория интересуется курсами валют, погодой на Канарах и расцветкой галстуков в следующем сезоне?

В таком случае надо забыть незнакомые слова и говорить на понятном читателю языке. Чтобы если уж он открыл журнал – то все равно прочитал рассказ. И следующий раз не шарахался от яркой обложки с “бластерами и Чужими”.

В случае с “Девочкой с китайскими зажигалками” особую пикантность ситуации придавало то, что рассказ попросили написать святочный. Вы пробовали когда-нибудь растрогать бизнесмена средней руки? Привить ему чуточку позитива?

Не менее хитрые ситуации были еще с двумя маленькими рассказами. “Старую сказку” я писал для журнала по архитектуре и дизайну. “Без паники” – для журнала, весь номер которого занимали статьи о глобальных ката­строфах.

В общем – я попробовал писать для непривычной аудитории.

Мне кажется, что получилось.