Испытание лабиринтом: беседы с Клодом–Анри Роке

Испытание лабиринтом: беседы с Клодом–Анри Роке
Автор:
Перевод: Аанстасия Старостина
Жанры: Публицистика , Религия
Год: 1999

— Вы носите красивое имя…

— Почему? Потому что Элиаде — helios, а Мирча — mir, славянский корень, то же, что paix по–французски?

— И мир — Вселенная?

— Да, весь мир, космос.

— Но я даже не о смысле, а о благозвучии…

— Имя Eliade греческого происхождения и, бесспорно, наводит на ассоциацию с Helios. Сначала оно писалось Heliade. Нечто среднее между Гелиосом и Элладой: Солнце и эллин… Вот только это не фамильное наше имя. Дедушку звали Иеремия. А в Румынии увальней и копуш дразнят: «Что ты застрял, как Иеремия со своей телегой!» И моего отца так дразнили в школе. Он решил, что, когда вырастет, поменяет имя. И остановился на Элиаде, потому что так звали очень известного писателя XIX века — Элиаде–Рэдулеску. Так он стал Элиаде, и я ему очень признателен. Элиаде мне больше по душе, чем Иеремия. Мне нравится мое имя.

Другие книги автора Мирча Элиаде

Эту книгу можно охарактеризовать словами автора из предисловия: "Шаманизм является одной из архаических техник экстаза и одновременно мистикой, магией и религией в широком понимании этого слова. Мы старались показать шаманизм в различных исторических и культурных аспектах и даже попытались набросать краткую историю его формирования в Центральной и Северной Азии. Большее, однако, значение мы придаем раскрытию самого феномена шаманизма, анализу его идеологии, обсуждению его техник, символизма, мифологии. Мы считаем, что такая работа может заинтересовать не только специалиста, но и культурного человека вообще, к которому прежде всего и обращена эта книга".

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. УЧЕНИЯ ЙОГИ

Исходный пункт – Равносильность страдания и существования – "Я" – Субстанция – Отношения между Духом и первоматерией – Как возможно освобождение? – Структура психического опыта – Бессознательное

II. ТЕХНИКИ САМООВЛАДЕНИЯ

Концентрация на "одной точке" – Йогические позы (асаны) и дыхательные упражнения (пранаяма) – Экскурс: пранаяма в неиндийском аскетизме – Йогическая концентрация и медитация – Значение Ишвары – Сосредоточение и гипноз – Самадхи "с опорой" – Сиддхи, или "сверхобычные способности" – Самадхи "без опоры" и окончательное освобождение – Реинтеграция и свобода

Во многом перекликаясь с проблематикой предыдущих книг, "Миф о вечном возвращении" говорит об архаическом восприятии времени как ряда повторяющихся больших и малых циклов, отмеченных сакральными событиями сотворения, гибели и возрождения Мира. С архетипом Времени связаны космогонические представления, включающие восприятие пространства как структурно размеченного целого с выделенным в нем Центром. Циклическому времени мифа противостоит время историческое и возникающие вместе с ним проблемы судьбы, личности, веры, названные автором "ужасом истории".

Роман «Майтрейи» — первый значительный опыт художественного преломления тех впечатлений, что обрушились на автора в Индии. Роман этот принято считать автобиографическим, реалистическим, поскольку в нем «священное», «инобытийное» не явлено так откровенно, как в более поздних произведениях Элиаде.

При поверхностном чтении, да еще с оглядкой на Джозефа Конрада и Сомерсета Моэма, можно воспринять его как очередной вариант сентиментально-трагической истории о любви белого человека к «прекрасной туземке» — истории, сдобренной к тому же сатирическими нотками, призванными обличить все духовное ничтожество пресловутых «пионеров», проводящих время в ночных попойках с веселыми девушками. В романе Элиаде полунамеками даются кое-какие понятия об эротической стороне тантра-йоги, но делается это крайне деликатно, ибо художественное произведение несет совсем иную нагрузку, нежели эзотерический трактат или научная монография.

«…Некто доктор Рудольф, приближенный Геббельса, выдвинул теорию, на первый взгляд безумную, но не лишенную элементов научного обоснования. Дескать, если через человека пропустить электрический заряд по меньшей мере в миллион вольт, это может вызвать в организме радикальную мутацию. Заряд такой силы якобы не только не убивает, но, напротив, оказывает тотальное регенерирующее воздействие… Как в вашем случае…»

http://fb2.traumlibrary.net

Книга известного этнографа и антрополога М. Элиаде «Мифы, сновидения и мистерии» содержит большой мифологический материал как первобытно-общинных народов, так и древнейших цивилизаций, рассматривается космогоническая идея о разделении неба и Земли — духовного и материального.

Мистические ощущения, магическое тепло, мистерия полета, работа сновидений, путь воина, сотворение и жертвоприношения, каннибализм, страдание и символизм смерти в инициациях, мужские и женские тайные общества — эти и широкий ряд других вопросов освещается в книге.

http://fb2.traumlibrary.net

Мирча Элиаде размышляет о связи человека и космоса, о причастности человека к космическим процессам. Миф в современном обществе не равнозначен мифу в обществе «традиционном». Что-то от прежнего мифологического восприятия утрачивается безвозвратно. Мирча Элиаде уверен — миф не подвластен течению календарного времени, он существует в ином временном измерении, измерении сакрального.

http://fb2.traumlibrary.net

Из споротых эполет, поддельных номеров румынской «Правды», странных обмолвок — по крупицам складывают компетентные лица картину зашифрованной пропаганды, распространяемой по миру…

http://fb2.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Публицистика

Александр Фролов

Мнение читателя

Информация "В совете фантастов", помещенная на последней странице книги Ю. Глазкова "Черное безмолвие", содержит перечень наиболее удачных за последние годы книг издательства. Значится в нем и книга А. П. Казанцева "Клокочущая пустота", а также сборник "Фантастика-86", свое мнение о которых хотелось бы высказать. А. П. Казанцев - признанный мастер фантастического жанра. В своих произведениях он исходит из того, что нельзя превращать вымысел в самоцель, отрывать его от действительности. "Призвание подлинно художественного фантастического произведения, по мнению писателя,- "помочь науке сделать правильный вывод из сегодняшней мечты",- пишет в послесловии к книге кандидат филологических наук И. В. Семибратова. "Клокочущая пустота", входящая в трилогию романов-гипотез "Гиганты", знакомит молодого читателя с Францией эпохи Ришелье - Мазарини, с удивительными людьми, чей невероятный талант ставит в тупик современных исследователей. В центре романа - образы выдающихся представителей человека мыслящего: поэта и философа Сирано де Бержерака, провозвестника утопического коммунизма Томмазо Кампанеллы, великого математика Пьера Ферма. А. П. Казанцев пишет не биографическое исследование - автор широко использует право на фантазию, на научно обоснованный допуск. Авантюрно-приключенческий сюжет органично соединен с историческими фактами, в живую ткань эпохи естественно вкраплены научно-фантастические гипотезы. Казанцев стремится придерживаться правды развития характеров героев романа, изображая их людьми -"страстными и бескорыстными, одаренными и искренними, одержимыми жаждой знаний и порывами любви, желанием служить добру и людям, переживающими яркие взлеты и горькие разочарования". Но несмотря на то, что автор неоднократно подчеркивает, что образ, скажем, Сирано недокументален, а скорее гипотетичен, на страницах произведения живет, страдает, борется живой человек. Можно с уверенностью сказать, что созданный А. Казанцевым образ Сирано - героя "без страха и упрека", человека, живущего в соответствии с прекрасным девизом: "Мне - ничего, а все, что есть,- другим!" - окажет немалое положительное влияние на юных читателей романа. Думаем, после прочтения этих страниц читатель еще и еще раз задумается об остроте экологической проблемы, об ответственности за судьбу родной планеты. Созвучен с произведением А. Гая и рассказ-предупреждение Ю. Леднева и Г. Окуневича "День радости на планете Олл". Д. Жуков - признанный мастер исторической литературы. Тем приятнее познакомиться с ним в новом качестве. Рассказ "Случай на вулкане", бесспорно, привлечет внимание юных читателей: благодаря таким произведениям и определяется жизненный путь, происходит выбор профессии. Необходимо отметить и мастерское описание Д. Жуковым природы Камчатки. Отрадно, что лучшие произведения более молодых писателей, еще только начинающих свой путь в фантастической литературе, по уровню литературного мастерства, по масштабности мысли оказываются не ниже произведений известных мастеров жанра. Необходимо отметить очень своеобразный рассказ А. Минеева "Автопортрет", написанный в форме рецензии на творчество художника. Хороша притча "Десять минут в подарок" В. Рубина, запоминается рассказ-предупреждение "Тот, кто оказался прав" А. Скрягина. В то же время нельзя не отметить, что в благородном стремлении оказать помощь молодым авторам, представить в сборнике все направления НФ, составитель "Фантастики-86" местами допустил неоправданное снижение уровня требовательности. Можно объяснить появление в сборнике рассказа В. Малова "Статуи Ленжевена" - написан он достаточно добротно, а то, что эту же идею более четверти века назад использовал И. Росоховатский, автор и составитель могли и не знать (хотя следовало бы). Можно спорить о правомерности включения в сборник рассказов "Великая и загадочная" Н. Дарьяловой и "Дар медузы" И. Дорбы (имеющих, на мой взгляд, весьма отдаленное отношение к НФ-литературе), но, повторяю, об этом можно спорить - границы жанра никем еще точно не определены. Но публикацию весьма слабых произведений "Завтрашняя погода" Т. Непомнящего и "Веланская история" И. Яковлева понять трудно. И дело не в том, что Т. Непомнящий пишет фантастику "ближнего прицела",- в конце концов, любой жанр имеет право на жизнь, кроме скучного. Непомнящий пишет именно скучно и серо. Повесть "Завтрашняя погода" - это заготовка для будущей повести. Невнятность, сумбурность идеи, а то и откровенная пошлость характерны и для "Веланской истории" Яковлева. Вроде эти вещи не определяют лицо, интересного в целом, сборника, но... Только положительных эпитетов заслуживают разделы "Зарубежная фантастика" и "Школа мастеров". Думаю, все любители НФ с интересом познакомятся с творчеством Альфонсо Альвереса Вильяра и В. Одоевского, так же, как и со статьями Г. Шахназарова и В. Грекова. Особое значение имеет и раздел "Неведомое: борьба и поиск". Традиционное помещение в нем статей об, исследованиях "на грани фантастики" будит мысль, служит своеобразным банком НФ-идей. В целом сборник "Фантастика-86", на мой взгляд, удачен. В заключение же две рекомендации. Сборник "Фантастика", насколько мне известно, не является результатом деятельности только составителя и редактора: у него имеется редколлегия. Неплохо бы публиковать состав редколлегии... И второе. Редакция фантастики издательства "Молодая гвардия" проявляет немалый интерес к проблемам клубов любителей фантастики, а их в стране около двухсот. Думается, что сборник "Фантастика" идеально подходит для этой цели - публикация на его страницах материалов, посвященных деятельности КЛФ, принесла бы реальную пользу всем поклонникам жанра и, несомненно, способствовала бы укреплению авторитета самого сборника.

Глущенко Сева

Статья, не принятая в газеты

Здравствуй, малыш!

Сегодня я расскажу тебе сказку о добром старом священнике и злом телеканале HТВ. Слушай. Жил был один священник и было ему много-много лет. Всю свою жизнь он постился и молился, поэтому совсем исхудал. Остались у него кожа да кости, да еще открытая душа и большие голубые глаза. Hикогда, никогда в своей жизни он не прикасался к женщинам, не пил вина, а про существование денег и вовсе не знал. Только, что о них в газетах писали. Зато он воспитывал нескольких мальчиков-сирот, таких как ты, малыш. Такой уж он был святой человек. И еще. Он никогда, ну почти никогда, не смотрел телевизор. Разве что самые благочестивые программы. Hо таких, дружок, в телевизоре показывают мало, поэтому он предпочитал его не смотреть вовсе. И вот однажды открывает он программу передач, чтобы узнать когда будет его любимая благочестивая программа и видит страшное слово "искушение". Сначала подумал священник, что ему почудилось. Hо нет, пригляделся, так и есть. И не просто "искушение", а "последнее", да кого бы то подумал? Hи за что не догадаешься! Самого Христа. Занервничал священник, даже ногти стал грызть от волнения - ты же тоже грызешь ногти, когда волнуешься, правда, малыш? Кто же это, думает священник, до такого греха дошел, чтобы про искушение в программу ставить. Успокоился немножко, стал дальше читать - HТВ. Это, малыш, телеканал так называется. Его захватили злые люди, масоны и евреи, которые издавна хотели нашу православную Русь погубить, и теперь малыш, делают на этом телеканале такое, что и сказать страшно. И додумались эти злые люди показать всем-всем, кто живет в нашей стране фильм про такое вот искушение. Священник старенький, он-то знал, что искушаться могут только такие простые людей как мы с тобой, малыш. Hо если речь идет о Христе, сам понимаешь, добра не жди. Особенно, если снял фильм враг рода человеческого дядя-католик. И начал священник думать, как же ему помочь всем-всем людям нашей страны. Ты же понимаешь, дружок, что могло бы произойти, если бы все они этот фильм увидели. Сначала он посылал телеграммы злым дядям на HТВ, но они были настолько злые, что все его телеграммы выбрасывали в туалет и даже воду не спускали. Чтобы все могли ходить и смотреть на эти телеграммы, которые там плавали. Вот такие они были злые. Правда, два раза они фильм отменили, думали, наверное, что старенький священник успокоится или, не дай Бог, умрет. Hо прошло время и старенький священник не умер, а опять открыл программу, чтобы посмотреть, когда будет его любимая благочестивая передача. И опять увидел то же знакомое слово. А потом он включил телевизор, чтобы посмотреть ту передачу, которую искал в программе, и случайно нажал не на ту кнопочку и попал на телеканал HТВ. Если бы ты знал, что он там увидел, малыш. Страшно сказать, но увидел он картинки из того самого фильма, который задумали показать враги русского народа из HТВ. Я не буду рассказывать тебе, малыш, что было на этих картинках, но поверь мне, это было очень нехорошо. Hастолько, насколько представь себе, если бы ты вышел из туалета с голой попкой, и все это увидели. А еще, если бы ты вышел не один, а с девочкой из соседней группы, с которой - я все знаю дружок - вы иногда подглядываете друг другу в штанишки. Этого уже старенький священник, который как ты помнишь никогда не смотрел на женщин и воспитывал мальчиков-сирот, не выдержал. Он взял в одну руку иконку, а в другую руку плакатик, на котором нарисовали его подопечные мальчики-сироты написали крупными буквами "Евреи с HТВ погубят Россию" и пошел к телецентру Останкино. Ты, наверное, знаешь малыш, такую большую телебашню. Вот туда он и пошел. Бедный старенький священник стоял там, стоял, пел молитвы и всем показывал свой плакатик, но никто ему не верил. А злой дядя Женя Киселев, который ведет программу для взрослых про то, как все друг друга обманывают, назвал в этой своей противной программе старенького священника фашистом. Священник замерз и ушел, а злые люди с HТВ фильм показали. Только ты не волнуйся, малыш, ничего плохого все же не произошло. Потому что наш добрый старенький священник успел поговорить со всеми-всеми, кто к нему приходил или звонил. И все эти люди дружно выключили телевизор, когда показывали этот гадкий фильм. Hо, конечно, знакомых у нашего священника было не очень много и поэтому другие люди этот фильм посмотрели и это было очень плохо для них. Старенький священник знал, что всем им теперь гореть в геенне огненной и очень переживал. Так переживал, что написал письмо нашему президенту и всем дядям-министрам и даже главному в Москве дяденьке - мэру и всем-всем, чтобы они покаялись. И тогда злые дяди и тети с HТВ испугались. Они-то знали, малыш, что президент сильно рассердится, когда узнает, что они натворили и как обидели русский народ. И рассердятся министры, и главный в Москве дяденька мэр. И тогда у них могут отнять их противный телеканал HТВ. Особенно испугался дядя Женя - ведь это он назвал старенького священника фашистом. А еще испугался дядя Леня Парфенов. Ты его уже, наверное, не помнишь, малыш, он теперь почти не появляется на экране телевизора, потому что он большой начальник. Hо твои родители, наверняка, его знают. А ведь именно этот дядя Леня придумал показать гадкий фильм по телеканалу и заработать на этом большую-пребольшую кучу денег. А теперь тоже испугался. И вот сидят дядя Женя и дядя Леня, и еще всякие другие дяди - их начальники и думают: что же нам теперь делать? Hаверное, нам нужно попросить прощения. Особенно об этом думали дядя Женя и дядя Леня, которые на самом деле были простые русские люди и очень переживали, что так получилось. Они позвонили старенькому доброму священнику и стали говорить: "Простите нас, простите, мы на самом деле хорошие, мы простые русские люди", а тот с ним и разговаривать не стал. Потому что, разве можно разговаривать со всякими гадкими дядями, которые ругаются плохими словами на священников и показывают нехорошие фильмы.. Пусть себе горят в геенне огненной. И вот так они сидят и просят прощения до сих пор, уже света белого не видят, только наш добрый старенький священник их не прощает. Только ты не волнуйся, малыш, в сказках всегда все кончается хорошо. Он обязательно простит их когда-нибудь в будущем, когда они искупят свой грех. А у этих злых дядь грехов много и искупать их придется долго. До тех пор, пока они совсем не покаются и не придумают на своем противном телеканале самую благочестивую программу на телевидении из всех, которые когда-либо существовали на земле. А старого доброго священника тогда будут показывать в начале каждой телепередачи, чтобы он рассказывал деткам и взрослым, как им правильно жить. А пока старенький добрый священник священник сидит и ждет, когда злые дяди из HТВ окончательно исправятся и рассказывает своим подопечным мальчикам-сиротам день за днем Библию. Страница за страницей. И конечно никогда-никогда не разрешает смотреть гадкий телеканал HТВ. Hадеюсь, ты понял, малыш, что и тебе никогда-никогда не надо смотреть этот канал. Вот такая сказка, малыш.

Владислав Гончаров

РЕЦЕНЗИИ 8-98

Марта УЭЛЛС

ГОРОД КОСТЕЙ

Москва: АСТ,

1998. - 608 с.

Пер. с англ. В. Ковалевского,

Н. Штуцер - (Серия "Век Дракона").

13 000 экз. (п)

Индустрия fantasy давно уже приучила нас к предельной снисходительности. Если поначалу казалось, что основным признаком жанра является гулкое эхо мифа или хотя бы эпоса, то в последние десятилетия все ожидания от новой книги свелись к любопытству по поводу нового мира, о котором поведает изобретательный автор.

Максим Горький

А. Н. ШМИТ

На Большой Покровке, парадной улице Нижнего-Новгорода, темным комом, мышиным бегом катится Анна Николаевна Шмит, репортерша "Нижегородского Листка". Извозчики говорят друг другу: - Шмитиха бежит скандалы искать. И ласково предлагают: - Мамаша, - подвезти за гривенничек? Она торгуется, почему-то дает семь копеек. Везут ее и за семь, - извозчики и вообще все "простые" люди считают Анну Шмит "полоумной", блаженной, называют "мамашей", хотя она, кажется, "дева", они любят услужить ей даже - иногда - в ущерб своим интересам. С утра, целый день Анна Шмит бегает по различным городским учреждениям, собирая "хронику", надоедает расспросами "деятелям" города, а они отмахиваются от нее, как от пчелы или осы. Это порою заставляет ее употреблять приемы, которые она именует "американскими": однажды она уговорила сторожа запереть ее в шкаф и, сидя там, записала беседу земцев-консерваторов, - подвиг бескорыстный, ибо сведения, добытые ею, не могли быть напечатаны по условиям цензуры. Глядя на нее, трудно было поверить, что этот кроткий, благовоспитанный человек способен на такие смешные подвиги соглядатайства. Она - маленькая, мягкая, тихая, на ее лице, сильно измятом старостью, светло и ласково улыбаются сапфировые глазки, забавно вздрагивает остренький птичий нос. Руки у нее темные, точно утиные лапы, в тонких пальцах всегда нервно шевелится небольшой карандаш, - шестой палец. Она - зябкая, зимою надевает три и четыре шерстяных юбки, кутается в две шали, это придает ее фигурке шарообразную форму кочана капусты. Прибежав в редакцию, она где-нибудь в уголке спускает две-три юбки, показывая до колен ноги в толстых чулках крестьянской шерсти, сбрасывает шали и, пригладив волосы, садится за длинный стол, среди большой комнаты, усеянной рваной бумагой и старыми газетами, пропитанной жирным запахом типографской краски. Долго и молча пишет четким, мелким почерком и вдруг, точно ее невидимо толкнули, вздрогнув, быстрым движением вскидывает голову, оглядывается, как будто впервые и случайно нашла себя в этой комнате. Ее глаза строго синеют, мятое лицо резко изменяется, на нем выступают скулы, видимо она крепко сжала зубы. Так, оглядывая всех и все потемневшим взглядом, она сидит недвижимо минуту, две. Казалось, что в эти минуты Анна Шмит преодолевает припадок острого презрения ко всему, что шумело и суетилось вокруг нее, а один из сотрудников А. А. Яровицкий шептал мне:

А.М.Горький

Дело Николая Шмита

В Москве начались слушанием "дела" о вооружённом восстании в декабре 1905 года,- мне хочется показать публике, как создавались эти "дела" полицией и судебною властью. Для примера возьму "дело" Николая Шмита, о котором имею точные, строго проверенные мною сведения.

Николай Шмит - студент университета, очень богатый человек, он владел лучшею в Москве фабрикой стильной мебели, предприятие его было поставлено во всех отношениях прекрасно, славилось изяществом своих работ, давало большие доходы.

Максим Горький

О евреях

I.

Время от времени - и все чаще! - обстоятельства понуждают русского писателя напоминать соотечественникам своим некоторые неоспоримые, азбучные истины.

Это очень трудная обязанность - мучительно неловко говорить взрослым и грамотным людям:

- Господа! Нужно быть человечными, человечность не только красива, но и полезна для вас. Нужно быть справедливыми, справедливость - основа культуры. Необходимо заботиться об усвоении идей права и гражданской свободы, полезность усвоения идей этих наглядно доказана высотою культуры западно-европейских стран, например, Англии.

Тех, кто полагает, будто в России XIX века женщины занимались сугубо домашним хозяйством и воспитанием детей, а в деловом мире безраздельно правили мужчины, эта книга убедит в обратном. Опираясь на свои многолетние исследования, историк Галина Ульянова показывает, что в вопросах финансов и заключения сделок хорошо разбирались как купеческие дочери, так и представительницы всех экономически активных сословий. Социальный статус предпринимательниц варьировался от мещанок и солдаток, управлявших небольшими ремесленными предприятиями и розничными магазинами, до магнаток и именитых купчих, как владелица сталепрокатных заводов дворянка Надежда Стенбок-Фермор и хозяйка крупнейших в России текстильных фабрик Мария Морозова. Каково было отношение этих женщин к богатству? Какие стратегии развития бизнеса они избирали? Удавалось ли предпринимательницам совмещать твердость в бизнесе с мягкостью и заботой в семье? Автор отвечает на эти вопросы, приводя десятки фантастических историй женского успеха, которые переворачивают наши представления о месте женщин в дореволюционном обществе. Галина Ульянова – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, автор семи книг по истории купечества и благотворительности.

Книга знаменитого журналиста, музыкального критика и радио-ведущего Михаила Марголиса посвящена Борису Зосимову, культовой фигуре российского музыкального мира. В увлекательном, почти приключенческом романе раскрывается удивительная история жизни невероятного медиа-менеджера и продюсера, для которого нет ничего невозможного: организовать концерт Metallica и AC/DC в Москве за три недели, создать музыкальный канал MTV, подружить Алсу с князем Монако.

Завораживающая панорама молодой музыкальной индустрии России 1990–2000-х годов переплетается в этой книге с забавными анекдотами из жизни Бориса Зосимова и его многочисленных друзей, с лирическими зарисовками и тонкими историческими наблюдениями. Эта книга предназначена для всех, кто интересуется российской музыкальной индустрией, и станет настоящим подарком для любителя необыкновенных историй о рок-н-ролле, который все еще жив.

В формате a4.pdf сохранен издательский макет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Фундаментальная монография Мирчи Элиаде по истории религий обобщает данные этнологии, сравнительного религиоведения и мифологии. От анализа конкретного материала, связанного с определенными нормами культа (неба, светил, земли, воды и т. п.), автор переходит к наиболее общим проблемам истории религий, функциям мифа и символическим структурам как универсальным способам ориентации человека в пространстве и времени.

В учебнике в соответствии с учебной программой раскрываются основные понятия общей, правовой, криминальной и судебной психологии. В отличие от других подобных изданий в нем подробно изложены общепсихологические основы юридической психологии, раскрываются психологические особенности преступников различных категорий, психология познавательно-поисковой деятельности следователя в информационно-дефицитных ситуациях; подробно рассматриваются проблемы установления психологического контакта с участниками уголовного судопроизводства. В учебник впервые введена глава о психологии гражданского судопроизводства.

Для студентов, преподавателей юридических вузов, работников правоохранительной системы, а также тех, кто интересуется проблемами общей и прикладной психологии.

125 лет назад в древней японской столице Киото появилась компания Nintendo. В конце семидесятых компания совершила головокружительный прорыв в область высоких технологий, и, создав классическую видеоигровую консоль Famicom, NES навсегда изменила досуг многих миллионов людей в мире. В знаменитой книге авторитетного американского публициста Дэвида Шеффа увлекательно и подробно рассказывается о длинной истории Nintendo, о создании консолей и игр для них, о бизнесе и о том, как происходило формирование видеоигровой индустрии.

Совсем маленькой девочкой Ани Чоинг Дролма — обитательница непальского монастыря, известная сегодня во всем мире под именем «ноющей монахини», которая прославилась своим завораживающим голосом и особой манерой исполнения традиционных тибетских мантр и песнопений, столкнулась с жестокостью и несправедливостью.

Человеком, который принес зло в жизнь маленькой Ани, был ее отец. Он, пьющий и недалекий, с самого раннего детства словно стремился уничтожить собственную нелюбимую дочь, почти ежедневно унижая и избивая ее. Девочке пришлось пройти через страшные испытания, через боль побоев, муку обид и потерь, прежде чем она поняла, что должна пойти по жизни но дорогой ненависти, а дорогой добра и любви.